Милая официантка

Мальчик из детдома изменил жизнь официантки

Анна Котова крепче затянула за спиной узел своего тёмно-бордового передника, и поспешила подхватить с раздачи начищенный до блеска серебристый поднос, которому предстояло стать её верным спутником на весь последующий день.

– Пятый столик, полная посадка! – крикнула ей вдогонку Ирина, администратор зала.

– Уже иду! — кивнула в ответ Анна, и, смахнув с симпатичного личика рыжеватую чёлку, смело толкнула рукой вращающиеся двери кухни.

Девушка работала официанткой в кафе «Голден Лайон» уже пару месяцев, и прекрасно научилась встраиваться в сумасшедший ритм заведения, когда того требовали обстоятельства. Конечно, эта работа была далеко не из лёгких, но в ней всё же присутствовали свои плюсы, вроде питания сотрудников за счёт заведения, и гибкого графика, позволяющего иногда работать всего по полдня, а зарабатывать при этом, как за целую смену. Однако главным преимуществом работы здесь, естественно, были щедрые чаевые, которые частенько помогали Анне продержаться от «зарплаты до зарплаты», не залезая в свой, так называемый, НЗ – неприкосновенный денежный запас, куда девушка откладывала заработанные честным трудом деньги, предназначенные для последующего её обучения в профессиональном колледже. Сама зарплата, к слову, была в этом кафе совсем небольшой, но девушке нравился процесс оформления заказов и постоянная динамика, присущая заведениям подобного типа.

«Голден Лайон» был не просто какой-нибудь придорожной кафешкой, в которую заходили по пути, чтобы проглотить пару чашек кофе, или заказать пюре с котлетой в качестве дешёвого обеда. Нет, здесь было своё, полноценное меню, включавшее несколько разделов из восточной и западноевропейской кухни, где можно было встретить как азиатскую лапшу «Пад-тай» – с курицей в кисло-сладком соусе, или рис, обжаренный по-корейски, с морскими гребешками и креветками – так и греческий салат «Цезарь», мясо, тушёное в горшочках по-французски, или итальянскую пиццу, приготовленную по старинным рецептам опытным шеф-поваром, проходившим практику в самом Риме. Чтобы подчеркнуть важность своего заведения, директор кафе «Голден Лайон», специально взял на отдельную позицию управляющую залом, или администратора – которая лично контролировала приход всех гостей и заботилась о том, чтобы самым обеспеченным из них – всегда доставались только самые лучшие столики.

Ирина могла бегло оценить уровень дохода входящих, и уже исходя из этого, распределить их по самым выгодным для заведения местам «посадки» — после чего дать знак официантам, в какой последовательности, и с какой скоростью лучше обслуживать тот, или иной заказ. Сейчас Анна верно подметила взгляд управляющей, указывавшей ей на группу молодых бизнесменов в правом углу кафе – те, очевидно, пришли из крупного бизнес-центра, что располагался через улицу. Судя по тому, что за их широким столом не было ни одного свободного места – они собирались либо что-то отмечать, либо заключать какую-то грандиозную сделку. Анна решила, что подойдёт к ним чуть позже, а вначале обслужит миловидного пожилого джентльмена за вторым столиком, который скромно «притулился» позади огромного экзотического напольного цветка в яркой глиняной кадке. Молодая официантка и сама уже научилась почти безошибочно определять категории гостей, а потому, бросив беглый взгляд на посетителей, которых в этот час собралось уже порядочное количество – бодрой походкой двинулась в сторону старика.

Строгий деловой костюм неброского цвета и аккуратно причёсанные седые волосы, вкупе с золотыми часами и изысканным пенсне – выдавали в этом джентльмене юриста, практикующего частным образом. Такие люди всегда стремятся как можно быстрее уладить все свои личные дела, ведь в офисе их уже, наверняка, ждёт парочка «жирных» клиентов, упустить которых – было бы для них непозволительной роскошью. Так что, и на скорости поглощения пищи, эти деловые качества юристов также сказывались – в чём неоднократно успела убедиться Анна: вот и сейчас, мужчина заказал лишь лёгкий сырный суп, да пирожок с грибами «вприкуску». Кофе он попросил упаковать ему с собой. Быстрота и чёткость – «золотые стандарты» юриспруденции, во всех смыслах.

Анна улыбнулась, принимая заказ: ей всегда нравились посетители, которые точно знали, чего они хотят. С такими гостями легко и приятно было работать, и они же, как правило, никогда не скупились на чаевые – пусть те и не блистали какими-то астрономическими суммами.

Девушка успела принять ещё пару заказов, когда обнаружила, что главный зал очень быстро наполнился посетителями, а Ирина всё ещё недовольно смотрит в сторону весело болтающих о чём-то бизнесменов, у которых Анна, до сих пор, так и не удосужилась принять заказ. Официантка сильнее втянула курносым носиком прохладный воздух кафе – сегодня ей предстояла крайне тяжёлая рабочая смена – во многом потому, что её напарница, в этот день, так некстати взяла выходной. Пятница – один из самых насыщенных рабочих дней для кафе и ресторанов, а Неля, бедняжка, совсем разболелась из-за простуды, поэтому теперь – Анне придётся работать весь день в одиночку, что было очень непросто, когда в заведении становилось буквально «негде яблоку упасть».

Наконец, Аня поймала на себе гневный взгляд Ирины, которая одними губами прошептала: «Пятый столик! Быстро!!». Девушка на мгновение почувствовала себя растерянной, ведь кругом оказалось так много народу, а она – одна! Но потом, официантке всё же удалось собраться: взяв себя в руки, она направилась к группе богачей, по-прежнему ожидавших появления девушки перед своим столом.

– Смотрите-ка, кто соизволил удостоить нас своим вниманием! – полушутливо-полуворчливо произнёс один из бизнесменов. – Девушка, вообще-то, мы вас уже час ждём!

Анна извинилась, представилась и приняла у компании столь вожделенный ими заказ. Как и думала девушка, эти молодые, респектабельные бизнесмены – отмечали какое-то радостное событие, о чём свидетельствовало множество заказанных ими закусок, а также несколько бутылок элитного алкоголя, которые мужчины попросили принести им сразу же, для «аперитива».

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Когда молодая официантка ждала блюда на кухне, к ней подскочила разъярённая Ирина:

– Где тебя носит, Котова?? Хочешь нам всю репутацию за один день уничтожить? Это же гости разряда «Премиум»! Ты к ним должна была бежать в первую очередь! А ты, что же – кинула их на четверть часа!? Это же просто неслыханная наглость!!

– У меня всё под контролем, — успокоила её официантка, — они всё равно были увлечены разговором, да и потом – нужно же им было определиться с выбором блюд из меню? Их же там семь человек, так сразу и не сообразишь, кто что будет…

Красивое лицо Ирины вмиг побагровело от злости:

– Ты ещё со мной препираться будешь?? А, ну – живо в зал! Не то немедленно расскажу всё директору, он тебя выкинет «по щелчку пальцев»!

На самом деле, Анна знала, что не в правилах Ирины было подставлять персонал – она сама каждый раз висела «на волоске», даже если допускала хотя бы малейшую оплошность, так что проблемы этой привлекательной длинноногой красавице были просто не нужны. Несмотря на то, что Ирина каждый раз откровенно «лебезила» перед начальством, ни Анна, ни кто бы то ни было ещё из персонала не мог сказать о том, чтобы девушка на их фоне обладала какими-то особыми привилегиями. Скорее – администратор зала хотела лишний раз выделиться среди всех остальных, за счёт своего формального статуса, а потому «стращала» других работников ради соответствия высоким стандартом их заведения.

Анна не стала ничего больше объяснять, но поспешила вынести первую партию спиртного и закусок на указанный столик. Как только еда и напитки оказались перед компанией – их настроение сразу же поднялось. По опыту предыдущих рабочих смен, официантка знала, что подобная публика уже через полчаса становится гораздо более мягкой и непритязательной к персоналу кафе, а, следовательно, может оставить ей очень щедрые чаевые. В подтверждение мыслей девушки, за спиной её – как только она направилась обслуживать других гостей – тут же послышались «выстрелы» пробок от шампанского, а вслед за тем – громкий смех. В следующую минуту, Анна услышала первый, из череды многих, длинный тост, которым бизнесмены-коллеги поздравляли друг друга. Немного расслабившись от того, что ситуация приняла спокойное «течение», Анна отправилась работать дальше, предоставив этим богачам развлекаться, пока не подоспеет её черёд сменить им закуски, или принести дополнительную порцию вина. Девушка решила обязательно держать эту «семёрку» в поле своего зрения, чтобы успеть подойти к ним вовремя, когда это понадобиться. В тот момент, когда Анна хотела всё своё внимание сосредоточить исключительно на этом, пятом столике, дверь кафе неожиданно скрипнула, впуская в своё пространство нового гостя. Официантка обернулась, повинуясь профессиональному инстинкту, и, к своему удивлению, увидела маленького мальчика, лет восьми, робко усаживающегося за самый крайний столик. Ребёнок словно хотел сделаться максимально незаметным, чтобы не отвлекать других посетителей от их ланчей и дневного кофе: старая потрёпанная курточка была «живописно» порвана на правом локте, джинсы также «просили каши», обнажая тощие костлявые коленки паренька. Мальчик сжимал в руках свою старую вязаную шапочку, испуганно оглядываясь по сторонам. Если не знать наверняка, то можно было подумать, что этот малыш – бездомный, случайно забредший на манящие огни яркой вывески.

Анне стало интересно, что он здесь делает, к тому же, девушка всегда обладала доброй душой – подумала, пусть погреется маленько, в любом случае, кафе от этого ничего не будет. На всякий случай, она решила подойти и спросить, не хочет ли паренёк чем-нибудь перекусить? Наверняка ведь, целый день голодным бегает…

– Желаете что-нибудь заказать? – добродушно спросила Анна, оказавшись у его столика.

– Здравствуйте, — немного стеснительно поздоровался мальчик, — тётенька, а можно мне одно пирожное, какое-нибудь? С кремом?..

Анна почувствовала, как на сердце у неё потеплело: ей очень понравилось то, как вежливо просит этот бедный малыш угощение. Чувствовалось, что у него есть природное воспитание и такт, несмотря на то что жизнь, по-видимому, обошлась с ним не слишком-то ласково.

– Конечно, можно, — тряхнула весело Анна своими рыжеватыми кудряшками. – Тебе с каким вкусом – клубничное, или банановое?

Маленький гость немного растерялся: видно было, что он не привык к хорошему обращению, и не ожидал, что с ним будут здесь говорить по-доброму. Немного подумав, малыш медленно произнёс:

– М-м-м… Думаю, всё-таки банановое…

– Подожди минутку, ладно? Повар сейчас приготовит.

Анна решила немного дольше задержаться у столика мальчонки: богатые клиенты, тем временем, продолжали веселиться и опорожнять бутылки с вином, так что в следующие полчаса – она им вряд ли понадобится. Да и не денутся они никуда, подумала мимоходом девушка, а маленький нищий, всё-таки, тоже являлся их гостем – хоть и очень выделяющимся, по сравнению со всеми остальными.

Через несколько минут, перед мальчиком стояло прекрасное банановое пирожное с воздушным лёгким кремом, и чашечка чая без сахара. При виде десерта, глаза мальчонки вспыхнули от восторга:

– Ух, ты! – восхищённо пролепетал он. – Вот это класс!!

– Нравится? – улыбаясь, спросила официантка.

Ей приятно было видеть, как радуется эта славная душа.

– Не то слово! Спасибо! – от всей души поблагодарил её тот.

– Наслаждайся, — пожелала ему девушка приятного аппетита, — на всякий случай, повар предупредил, что это один из его настоящих кулинарных шедевров.

Тут на лбу паренька появилась маленькая, но уже очень чёткая морщинка. Нищий малыш нахмурился, а потом нерешительно спросил:

– Простите, пожалуйста, — проговорил он, — а… Если это «шедевр», то сколько же стоит такое пирожное?..

Анна моментально сверилась с меню, и назвала сумму. Мальчик мгновенно побледнел, после чего в ужасе уставился на угощение.

– Что такое? – обеспокоенно спросила его девушка.

– Ничего, просто…, — малыш тяжело вздохнул, — у меня с собой только сто рублей. Боюсь, мне не хватит на этот шедевр…

Анна на секунду растерялась, а потом наклонилась к пареньку, и заговорщически ему шепнула:

– Ничего, я сама оплачу заказ. Просто ешь и наслаждайся моментом, ладно?

Малыш уставился на неё во все глаза: Анна лишний раз поразилась тому, сколько глубины и благодарности было в них. Казалось, этот мальчик, в свои восемь лет, уже давно и чётко понял – по каким правилам играет весь этот суровый мир вокруг него.

– Тётенька, спасибо вам большое, — одними губами прошептал мальчик, — вы самая добрая из всех, кого я видел…

Анна только легонько потормошила его светлые волосы, мол, не стоит благодарности. И тут, за спиной у неё раздался недовольный крик:

– Что за хамское отношение к клиентам?? Сколько мы ждать, вообще, должны?! Где эта рыжая мымра??

Официантка сразу поняла по тону и заплетающемуся языку говорившего, что речь идёт о ней. Оказалось, что это возмущались богатые гости за пятым столиком, которым Анна не успела вовремя поменять закуски.

– А, вон она! – заметил неожиданно девушку один из компании богачей, самый наглый из всей «семёрки». – А, ну-ка, быстро подошла сюда, ты!..

Девушка чувствовала себя невероятно оскорблённой, но ничего не поделаешь – всех официантов заранее учат принимать недовольство и претензии обеспеченных клиентов, потому что «кто платит – тот и заказывает музыку», а подводить репутацию заведения, такие, как Анна – попросту не имели права. Это грозило им моментальным увольнением.

К компании, в это время, пулей подскочила Ирина, и начала успокаивать разбушевавшихся не на шутку бизнесменов:

– Простите, пожалуйста, не беспокойтесь – девушка сейчас подойдёт. Она у нас сегодня одна в смене, а гостей, как вы видите, в зале довольно много – вот и мечется она, бедная, между столиками…

Однако главный «заводила» и не подумал успокоиться. Наоборот, он только всё больше нервничал, и уже откровенно кричал на весь зал:

– Да видел я, как ваша эта мымра «мечется»! Вон, встала у стола того беспризорника, и «воркует» с ним три часа! Если у вас тут благотворительная столовая, где вы всяких грязных бомжей кормите – то так бы сразу и сказали! Приличные бы люди тогда к вам не ходили! А то, ишь, развели тут антисанитарию!.. Я на вас быстро натравлю СанПин и пожарных – эдак, вы своим отношением, всех людей здесь угробите!..

Остальные гости невольно начали оглядываться в сторону подвыпившей компании.

Анна уже успела подоспеть к «бунтующим», и попыталась разрядить ситуацию, предложив взять оплату их счёта на себя (правда, девушка даже представить себе не могла, сколько месяцев ей придётся работать в таком случае только «в счёт долга»).

– Коне-е-ечно! Конечно же, ты всё отработаешь, милая! – издевался над Анной бизнесмен. – Только делать это будешь где-нибудь, в другом месте – уж я позабочусь, чтобы тебя выкинули отсюда прямиком на помойку! Кошка рыжая!

– Господа, прошу вас, успокойтесь – не надо так кричать, вы всё-таки пугаете других гостей… — Ирина, как могла, пыталась утихомирить бизнесменов – но всё было тщетно.

Администратор тогда подумала, что отправится «на помойку» вслед за несносной официанткой, когда в зале неожиданно появился директор кафе.

Игнат Валентинович Мельников слыл человеком прямолинейным и очень вспыльчивым. Увидев, какой скандал разгорается в его заведении посреди бела дня – он не мог оставаться на своём рабочем месте, а потому решил лично выяснить, что тут происходит.

– В чём дело? – «С места в карьер» начал мужчина. – Почему наши гости недовольны??

Бизнесмены «в красках» расписали ему, в чём перед ними провинилась Анна. Анна же лишь умоляюще посмотрела на Ирину, надеясь, что девушка хоть немного вступится за свою коллегу – однако красотка сама стояла «ни жива, ни мертва», и только молча, во все глаза, глядела на своего непосредственного начальника, надеясь, что её эта «грозовая туча» минует стороной. Когда бизнесмены закончили свою гневную речь, глаза Игната Валентиновича налились кровью, от злости на официантку:

– Котова, чёрт возьми, что вы здесь устроили?? Кто вам разрешил обслуживать беспризорников, да ещё и в дневное время? По правилам, вы вообще этого маленького бомжа должны были выставить на улицу! А вы, вместо этого, что делаете – подаёте ему десерт от шеф-повара?! Вы в своём уме?!!

– Но, Игнат Валентинович, это же ребёнок! – вступилась за мальчика девушка. – Кому он здесь мог помешать? Кроме того, я оплатила бы его заказ – ничего бы страшного не случилось…

– Дура!! – в сердцах воскликнул директор. – Дура! У нас заведение премиум-класса! Пре-ми-ум! Тебе это, хоть о чём-нибудь, говорит?! Не столовка, не «МакДональдс» какой-нибудь, прости господи, а кафе Премиум-класса! Как вообще можно было допустить что-то подобное??

Тут ему на глаза попался мальчик, который так и сидел за своим столиком – застыв от страха перед нетронутым пирожным.

– Ты всё ещё здесь!? – крикнул ему директор. – А, ну, брысь отсюда, чтоб глаза мои тебя не видели!! И не приходи сюда больше – хуже будет!!

Мальчик, всхлипнув, быстренько натянул на голову свою вязаную шапочку – и выбежал на улицу, с каждой секундой всё дальше убегая от злополучного кафе.

Игнат Валентинович поправил свой пиджак, и вновь обратился к Анне, еле сдерживая в дрожащем голосе собственный гнев:

– В общем, так, Котова: отрабатывай сегодня свою смену – и убирайся отсюда к чёртовой матери, поняла?! Про премию ежемесячную, тем более – можешь забыть!

После этого, мужчина обернулся к компании бизнесменов, главный и самый наглый из которых – довольно улыбался, не скрывая своего мелочного торжества.

– А нашим гостям, мы, разумеется, приносим свои глубочайшие извинения, — «растёкся» перед ними в любезностях директор. – Со своей стороны, наше заведение оплатит весь ваш заказ, а также дарит вам специальный комплимент от нашего шефа – «Мясо по-тевтонски, с луком и овощами на пару». Всего наилучшего, и приятного вам аппетита…

Компания дружно закивала, соглашаясь с позицией Игната Валентиновича, и тот, улыбаясь так, что у него, казалось, уже напрочь свело все мускулы на лице – поспешил ретироваться обратно в свой кабинет. Анна, бросив всё, устремилась за ним:

– Игнат Валентинович, Игнат Валентинович! Ну, как же так!? Я ведь хорошо работала все эти месяцы! За что вы так со мной?? Чем вам этот мальчик помешал?

Директор нехотя остановился, и медленно развернулся в сторону девушки:

– За свои поступки, сударыня, вам давно пора бы научиться отвечать – чай, не пять лет уже! Мальчишка не должен был вообще появляться в моём кафе – это же нонсенс! Позор! Так что, в следующий раз, когда захотите пойти кому-нибудь «в пику», со своей добродетелью, сначала крепко подумайте, а уж потом – решайтесь на всякие авантюры. И, да, раз уж об этом зашла речь – комплимент от шеф-повара, и весь заказ этих молодых людей – я непременно вычту из вашей заработной платы, дорогуша. Так что не удивляйтесь, когда получите окончательный расчёт… А теперь, в зал – работать, живо!!

Для убедительности, директор несколько раз похлопал в ладоши, как бы подгоняя Анну, и той – не оставалось ничего иного, как принять его условия.

Остаток вечера, девушка провела, обслуживая клиентов, и из последних сил сдерживая горькие слёзы обиды – она не понимала, почему, желая сделать как лучше – каждый раз натыкалась на глухую стену непонимания со стороны своего чудаковатого начальника. Вытирая за кем-то из гостей пролитый апельсиновый сок, молоденькая официантка с грустью вспоминала своё прошлое…

***

Анне Котовой было около двадцати лет, и она с самого детства усвоила одну простую истину: в этом сложном мире, во всех вещах, касающихся тебя или твоих близких – стоит полагаться только на себя. О чём бы ни шла речь – о деньгах, или безопасности собственной жизни – только ты сам решаешь, что с тобой будет завтра.

Такая философия появилась у девушки не на «пустом месте»: когда той было всего шесть лет – её родителей унёс из этой жизни страшный пожар, случившийся на даче их общих родственников. Отец с матерью тогда уехали за город – праздновать день рождения папиного брата – дяди Лёвы. Маленькая Аня осталась дома совсем одна, но, как обещали родители, это всего на одну ночь – мол, нечего ребёнку среди взрослой компании делать, а утром – они сразу поедут домой. Увы, в тот день они так и не вернулись с дядиной дачи: накануне вечером, подвыпившая компания решила устроить импровизированный салют, и искры от петард попали прямиком в деревянный дом, который вспыхнул жарким летним вечером точно спичка. Родители девочки оказались заблокированы в горящем доме, и не смогли вовремя оттуда выбраться. Единственным выжившим в этой жуткой истории оказался тот самый дядя Лёва, который и устроил этот несчастный фейерверк – он, в тот момент, как раз был на улице, и стал невольным свидетелем трагедии. Мужчина сразу же вызвал пожарных, однако, когда те приехали – было уже поздно…

Конечно, дядя Лёва никогда не хотел допускать ничего подобного, но его халатность при обращении со взрывоопасной техникой привела к тому, что теперь мужчина отбывал долгий тюремный срок. Убийство по неосторожности – всё равно оставалось убийством.

С того момента, Анна не могла выносить только две вещи в своей жизни – алкоголь и салюты. Она всегда старалась держаться подальше от массовых праздников, и с трудом терпела в своём присутствии подвыпивших людей – это, возможно, стало одной из причин того, что девушка, на подсознательном уровне, избегала в тот вечер подходить к компании бизнесменов: слишком много спиртного было у них на столе, и слишком быстро дошли они до того состояния, когда мозг уже не в силах был контролировать действия физического тела. А это вызывало у Анны инстинктивную неприязнь.

От сиротского приюта, её в то время спасла родная бабушка по материнской линии – Виктория Степановна Смолина, которая сразу же после случившегося – забрала девочку к себе домой.

Виктория Степановна была удивительной женщиной: в ней одновременно сочетались властность и строгость, но вместе с тем, она умела быть очень честной, и всегда радела за справедливость, порой, даже в ущерб собственным интересам. Аня очень хорошо помнила, как они с бабушкой впервые приехали в её большую квартиру на центральном проспекте – до этого, Виктория Степановна со своей внучкой практически не общалась, и маленькая девочка даже толком не представляла себе, как и где живёт её бабушка. Такое положение дел объяснялось тем, что Виктория Степановна очень плохо ладила со своей дочерью – матерью Ани. Бабушка считала, что Лариса (так звали мать девочки) – всегда была слишком легкомысленна: толком не окончила ни школу, ни ВУЗ (проучилась девять классов, а потом ещё два года на экономическом, но ей эта учёба быстро наскучила), затем вышла замуж за «этого олуха, Костю» – отца Ани, он занимался сборкой портативной техники на каком-то областном заводе, и вот – «закономерный итог» её жизни.

Маленькую Аню, конечно же, очень расстраивало такое нелестное отношение бабушки к её родителям, но девочке приходилось молчать, дабы не злить лишний раз старушку: лишь гораздо позже, она, будучи уже взрослой, с трудом, но приняла тот факт, что в некоторых моментах, её суровая бабушка всё же была права.

Сама Виктория Степановна – всю жизнь преподавала в музыкальной консерватории, она обучала детей игре на скрипке и фортепиано. Из-за этого, в доме женщины царила жесточайшая дисциплина, нарушить которую – значило, априори, навлечь на себя её гнев:

– Подъём – в пять тридцать. Завтрак – в шесть тридцать (готовить будешь себе сама, у меня на это нет времени). С семи до двенадцати – школа, или самостоятельное обучение, если проводишь лето дома. С двенадцати до трёх дня – чтение, либо игра на скрипке (выбирай сама), в три дня – обед. С четырёх до восьми – уроки, с восьми до девяти – твоё свободное время, но на твоём месте, я бы посвятила его опять же самообразованию. Наконец, в десять часов – строго «отбой». Будь добра следовать данным правилам – и тогда, мы с тобой вполне уживёмся в этом доме.

Примерно так напутствовала Виктория Степановна свою внучку, не забывая при этом каждый раз напомнить ей о том, что, если девочка будет такой же ленивой и инфантильной, как её мать – то в жизни не сможет добиться ничего большего, кроме как рано «выскочить замуж»:

– Запомни, Анна, — (она всегда называла девочку полным именем), — позволишь себе распуститься – хоть вот на столечко – и кончишь ровно, как твои безалаберные родители…

– Бабушка, ну зачем ты так про них! – молила каждый раз девушка. – Я ведь их любила всегда, и буду любить! Что ты так взъелась на них??

– Что взъелась? – повторила грозно Виктория Степановна. – А что ж, они жизнь-то свою, так бездумно под откос пустили?? Что ж, пили каждый раз, стоило их кому-нибудь, на эти дурацкие «хиппи-вечеринки» позвать? Они тебя, между прочим, сиротой оставили! Мать твоя – учиться не хотела никогда: она, хоть и добрая душа была, а только проку от этого? Так, всю жизнь и проскакала «стрекозой», пока огненный петух не ужалил… Отец твой, царство ему Небесное, совсем без амбиций был – ему бы, с его золотыми руками, поучиться годик-другой на курсах, каких, при инженерном – глядишь, и толк бы вышел. А он, вместо этого, всё пластинки свои английские слушал, да за город ездил – с братом пить. Вот и допился…

Бабушка осеклась, видя в глазах своей внучки слёзы.

– Ты, может быть, считаешь, Анна, что я жестокая, злая… Может, оно и так. Да только мне, за всю мою жизнь, никто и добрым словом не помог – не то, что… Я с тобой ещё, можно сказать, «вожусь», как курица с цыплёнком: мне-то всё выгрызать приходилось, вот так, зубами…

Женщина показала, как будто бы когтями выцарапывает что-то из лап самой Судьбы.

– В этой жизни за всё следует бороться, трудиться – чтобы стать первой, лучшей стать… А если будешь всю молодость на диване валяться – так и до греха недалеко дойти. Лень, внученька – первейший признак человеческой слабости. Если уж, человек не в состоянии самого себя заставить собственную жизнь изменить – кто ж, тогда, ему в том поможет?..

Несмотря на свой юный возраст, Анна тогда примерно поняла мысль, что так страстно пыталась донести до неё бабушка – а потому всячески старалась оправдать ожидания, и не подводить её по мелочам.

Очень скоро, прилежной учёбой и помощью в бытовых делах, девочка сумела добиться максимального доверия со стороны пожилой женщины. Виктория Степановна почти никогда не наказывала внучку – только, если дело касалось каких-то вопиющих случаев, как, например, тот единственный раз, когда какая-то незнакомая девчонка из школы – позволила себе колкое высказывание в адрес покойных родителей Анны. Девочка тогда задала этой негодяйке такого «перцу», что та ещё долго ходила и всем жаловалась, а бабушку Ани – вызвали тогда на особый разговор к директору школы. В тот вечер, Виктория Степановна была особенно молчалива по приходу домой. А на все расспросы внучки – отвечала коротко и односложно. Наконец, изрядно испытав терпение девочки, бабушка выдала ей «огненную» тираду, в ходе которой пыталась привить юному созданию основные понятия о чести, благородстве и милосердии:

– Но ведь она получила по заслугам, — пыталась оправдаться маленькая Аня, — Почему ей можно оскорблять моих маму и папу, и при этом оставаться безнаказанной? Я считаю, что поступила по справедливости!

Бабушка только театрально взмахнула сухой рукой:

– И в чём же здесь, помилуй мою душу господь, справедливость? А? В том, что ты первой начала эту несчастную девочку бить? Или в том, что не смогла сдержать гнев, который бывает, ой каким разрушительным чувством – если его вовремя не «сдержать в узде»?

– Ничего эта Лилька не «несчастная»! – крикнула в сердцах Аня. – Она, вон, на машине в школу приезжает, а я полкилометра иду сначала до остановки, а потом ещё до школы – два! Почему ей всё можно, и при этом у неё деньги есть, а мне ничего нельзя, и при этом – я же ещё и должна её пожалеть? Хоть убей, бабушка, не понимаю я этого!

Виктория Степановна печально улыбнулась:

– Да, она на машине ездит. Да, многое может себе позволить, в том числе, и обидеть более слабых. Но, задумайся-ка лишь на минуту, что с ней будет дальше? Человек, у которого есть деньги и наглость, но нет ума – не самая лучшая модель для подражания, верно? Куда лучше быть человеком благородным и милосердным, тем – кто может запросто пожалеть такую дурочку, как эта твоя Лилька, и просто сказать: да не стоишь ты моего внимания! Поверь, дорогая моя, умение «подниматься» морально над такими людьми – очень многого стоит, и пригодится тебе в жизни гораздо сильнее, чем ненависть и слепой гнев, пускай и обоснованный серьёзными доводами…

Анна тогда крепко задумалась над словами бабушки. Безусловно, в чём-то, она была права – но, как сдержать свои чувства, когда окружающие постоянно попрекают тебя за твоих же родных? Для девушки, этот случай стал поводом научиться лучше контролировать свои мысли и эмоции, и в этом плане – ей, во многом, помогли занятия на стареньком бабушкином фортепиано, на котором Анна, при любой удобной возможности, оттачивала свои музыкальные навыки.

Играла девушка, конечно, далеко не так профессионально, как её бабушка – но зато, это помогало ей обрести гармонию со своим внутренним миром, а заодно и поразмыслить о тех вещах, на которые в обыденной жизни – у девушки иногда совсем не оставалось времени.

Виктория Степановна в воспитании внучки всегда была строга, и не доверяла ей до той самой поры, пока девушка, превратившись в старшеклассницу, не смогла, наконец, доказать ей свою надёжность и благоразумность. Дело в том, что большую часть времени, свободного от школьных занятий, Анна проводила дома – помогая бабушке с уборкой, или готовя на кухне нехитрый обед и ужин. Чтобы сходить на свидание или дискотеку – Анне требовалось от бабушки особое разрешение, которое она, впрочем, могла получить далеко не всегда. Несмотря на то, что подросток внутри неё частенько бунтовал по этому поводу, Анна старалась относиться к таким моментам максимально спокойно, убеждая себя в том, что хорошую музыку можно было послушать, и не уходя далеко от дома – а качественная книга для неё будет куда полезнее, чем непонятно как потраченное время, проведённое с каким-то малознакомым парнем.

Подобные методы воспитания дали, в итоге, свои положительные плоды: Аня смогла почти безболезненно пережить сложный период «подросткового» становления, умудрившись не попасть при этом ни в одну сомнительную историю. Кроме того, к моменту окончания одиннадцатого класса, внучка Виктории Степановны превратилась в прекрасно образованную молодую девушку, которая имела все шансы продолжить обучение в хорошем институте.

Анна уверенно шла на «золотую медаль», когда судьба приготовила ей ещё одно нелёгкое испытание: Виктория Степановна, в силу своего почтенного возраста страдавшая несколькими тяжёлыми хроническими заболеваниями, попала сначала в больницу – с приступом острой почечной недостаточности, а потом и вовсе «слегла».

Мучимая невыносимыми болями, женщина до последнего крепилась, стараясь не тревожить внучку, у которой уже, вот-вот, должны были начаться выпускные экзамены в школе.

Аня, в свою очередь, всё свободное время между учёбой и библиотекой – проводила у кровати строгой, но любимой бабушки. Практически все деньги, что они смогли отложить за время совместного проживания – девушка потратила на лекарства, которые хоть немного, но облегчили страдания старой женщины.

Увы, всему приходит конец, вот и Виктория Степановна, в конце концов, отдала Богу свою душу. Скончалась женщина тихо, во сне – спокойная за то, что воспитала из Ани достойного, на её взгляд, человека.

Несколько месяцев упорной борьбы за жизнь бабушки – показались Анне долгими годами. Девушка и сама – будто повзрослела на несколько лет. Её последние юношеские мечты – разбились о суровую реальность, в которой она осталась совершенно одна, без копейки в кармане. Впереди были выпускные экзамены, и новая – абсолютно непредсказуемая, взрослая жизнь.

К счастью, Злой Рок не смог сломить боевой дух девушки, закалённый поистине «спартанским» воспитанием Виктории Степановны. Там, где другие опустили бы руки, и сдались на волю сложных жизненных обстоятельств – Анна Котова, напротив, стала неистово, с удвоенной энергией, бороться за своё место под солнцем в жестоком, и таком неприступном столичном социуме.

***

Пытаясь найти хоть какую-то работу, девушка, сразу же после школы – начала активно рассылать везде своё резюме и ходить на многочисленные собеседования. Однако, и здесь Анну поджидали трудности: имея золотую медаль и почётную грамоту за успехи в учёбе, молодая соискательница всё равно никак не могла найти работу. Работодатели не готовы были взять в штат сотрудницу, у которой не имелось совершенно никакого профессионального опыта, так что каждый раз – вчерашнюю выпускницу ожидал отказ, всегда с одной и той же формулировкой:

«Извините, но в данный момент – мы не готовы пригласить вас на работу в нашу компанию. Попробуйте обратиться в следующем году, когда у вас уже будет минимальный опыт в искомой должности» …

Постепенно, из претендентки на роль штатного сотрудника бизнес-компании, Анна перешла в разряд соискателей сначала на должность продавца-консультанта, а затем, и вовсе – кассира обыкновенного супермаркета. И всё равно, девушка раз за разом получала отказы – словно её преследовала какая-то незримая тень.

Анна очень расстроилась, всё больше ощущая внутри нарастающую панику – так, не ровен час, и она совсем безработной останется! Что тогда ей делать – девушка просто не представляла, ведь даже за квартиру бабушки ей нужно платить каждый месяц, да и расходы на питание и одежду никто не отменял. В тот момент, когда Анна совсем уже было отчаялась – Судьба, неожиданно, смилостивилась к несчастной девушке: помощь пришла оттуда, откуда она меньше всего могла её ожидать. В один из дней, Аня отправилась на собеседование, которое, как она надеялась, принесёт ей, наконец-то, заветную должность младшего помощника менеджера. По телефону ей сказали, что готовы рассмотреть кандидатуру девушки, но с условием испытательного срока.

Воодушевлённая, Анна буквально «полетела» в контору, предвкушая долгожданный успех. Однако, когда девушка прибыла на место, её ждало глубокое разочарование: оказалось, что буквально за пару часов до того, как должна была прийти Анна – директор фирмы принял на эту должность другую – более опытную сотрудницу, уже имевшую опыт работы с документооборотом в предыдущей компании. Сказать, что девушка была раздавлена этой неудачей – это значит, ничего не сказать.

Котова вышла из здания фирмы, прошла пару шагов – после чего, остановилась как вкопанная посреди тротуара, и, не стесняясь, громко разрыдалась у всех на глазах. Тогда ей было совершенно не важно, что подумают о ней окружающие, ведь её последняя надежда на улучшение своих материальных условий – потерпела полнейший крах.

Прохожие смотрели на девушку в полном недоумении, однако никто не останавливался, и уж тем более, не пытался предложить ей какую-либо помощь. Наконец, Анна услышала позади себя тихий спокойный голос, явно обращавшийся к ней:

– Ну, ты чего слёзы льёшь, девочка? – спросила она ласково. – Того и гляди, сейчас всю улицу затопишь…

Анна обернулась на голос, и увидела перед собой приятную пожилую женщину, в руках у которой была забавная сумка крупной вязки, имевшая крайне необычный, салатово-зелёный цвет. На голове у неё был такой же, в тон сумке, вязаный берет. Женщина смотрела на девушку с интересом и откровенным сочувствием.

– Ох, лучше не спрашивайте. — всхлипывая, откликнулась девушка, — У вас когда-нибудь было такое чувство, что весь мир вокруг вас – будто в бездну рушится. А вы стоите на краю – и не знаете, что вам делать: вроде бы, и назад бежать смысла нет, всё равно упадёте, но и вперёд прыгать, вроде как, совсем не хочется…

Женщина нахмурилась, и быстрыми коротенькими шажками подошла к Анне: взяв её под локоть, дама предложила девушке пройти в ближайший парк, и посидеть там на скамеечке. Так они и отдохнуть смогут, и поговорить как следует, по-человечески.

Анна была слишком измотана, чтобы отказываться, к тому же Степанида (так звали эту даму), смогла чем-то расположить её к себе. Вчерашняя выпускница ощутила, что ей можно довериться, а Анне сейчас, пожалуй, как никогда нужны были поддержка, и возможность поделиться с кем-то своими сомнениями.

Чуть позже, в парке, женщина и девушка разговорились. Анна рассказала Степаниде почти про все недавние события своей жизни, в том числе, и смерть любимой бабушки. Закончила она свой рассказ честным признанием в том, что боится навсегда остаться безработной.

– Ну и ну, ситуация, скажу я вам…, — покачала головой пожилая дама, от чего её смешной берет чуть съехал вбок. – А на биржу труда, ты вставать пробовала?

– Конечно, — сквозь наворачивающиеся вновь слёзы произнесла Аня, — они мне говорят: «Идите на самую низкую должность, хотя бы на секретаря». А как я попаду в секретари, если меня дальше приёмной не пускают?.. Везде им опыт нужен… А его у меня, кроме одиннадцати классов средней школы, и нет совсем.

Степанида задумалась. Ей очень хотелось помочь этой бедной девчонке, уж больно она ей хорошей показалась. Только вот, согласится ли она принять её предложение? Всё-таки, девочка с отличием школу закончила, а тут такое… Не по статусу ей, конечно, немножко будет – ну, да бог с ним. Наше дело, как говорится, предложить…

– Слушай, Аня, — решилась обратиться она к девушке. – Есть у меня к тебе одно предложение, правда, не знаю – устроит ли тебя? Видишь ли, я работаю помощником повара в одном респектабельном кафе, и у нас сейчас катастрофически не хватает официантов: в прошлом месяце, одна девочка ногу сломала – так, там какой-то сложный перелом, говорит, ещё три месяца, как минимум, в гипсе провести придётся. А другая, буквально неделю назад, в декрет ушла – они с мужем вместе работали, но он быстро другую работу нашёл, а она до последнего трудилась, всё денежки на новую квартиру копили, чтоб в ипотеку не влезать… Короче, хочешь пойти к нам в кафе официанткой?

Анна изумлённо посмотрела на Степаниду, ей не верилось, что эта милая женщина вот так запросто предлагает ей работу:

– Что? То есть, как официанткой… Вы не шутите сейчас?

Круглое лицо женщины расплылось в добродушной улыбке:

– Да какие ж тут шутки, милая? Я тебе работу предлагаю, у нас в кафе – настоящую. Директор наш, Игнат Валентинович, тот ещё «жук», конечно… Самодур и чудак, но – привыкнуть можно. Во всяком случае, зазря не съест.

Степанида рассмеялась, а Анна, в это время, внезапно почувствовала, как внутри у неё кто-то включает яркий белый свет. Это была надежда.

– Господи, конечно же, я согласна! – радостно воскликнула девушка. – Спасибо вам, Степанида Захаровна! Огромное! А когда можно будет начать работать?

Пожилая дама немного смутилась, но потом погладила Анну по руке, и быстро произнесла:

– Давай так сделаем: я сегодня вечером на работу пойду (у меня вечерняя смена), и директору за тебя словечко замолвлю. А ты приходи завтра, рано утром – только не опаздывай. Ну, как – договорились?

Анна согласно закивала, а Степанида довольно тряхнула своим ярко-зелёным беретом:

– Ну, вот и славно! И нечего слёзы лить – они, в нашем рабочем деле, проку никогда не приносят. Успокойся, и приходи завтра, ровно к девяти – к открытию кафе, – напомнила ей, на всякий случай, женщина.

Попрощавшись, женщины разошлись каждая по своим делам…

Остаток вечера и всю первую половину ночи, Анна провела в нервном нетерпении – она очень волновалась, надеясь, что хотя бы в этом месте – всё пройдёт гладко. На журнальном столике, рядом с ней, лежали непогашенные квитанции за коммунальные услуги. Наконец, девушке всё же удалось забыться неспокойным, тревожным сном.

На следующий день, Анна стояла перед широкими вращающимися дверями кафе «Голден Лайон» в районе восьми сорока утра. Девушка сильно нервничала, и всё время одёргивала свою, и без того, длинную юбку – ей хотелось произвести на директора хорошее впечатление, чтобы иметь, наконец, возможность получить столь вожделенную работу.

Внутри – кафе было довольно большим, с прекрасным, выполненным по европейским стандартам, ремонтом: повсюду сияли новенькие чистые панели, с потолка свисали хрустальные люстры, отражавшие свет до блеска начищенных паркетных полов. При определённых обстоятельствах, «Золотой лев» вполне мог соперничать с самым лучшим столичным рестораном, однако его директор – Игнат Валентинович, придерживался позиции, согласно которой, это заведение считалось особым кафе «Премиум-класса» – о чём девушке услужливо рассказали местные повара. Меню здесь также было превосходным – одних только горячих блюд насчитывалось не менее двадцати разных видов, а богатая винотека вполне могла составить конкуренцию какому-нибудь маленькому французскому ресторанчику.

Одним словом, Анна оказалась под большим впечатлением от места, в котором ей предстояло начать работу уже этим утром. Директор кафе нехотя, но всё же принял девушку на работу – свою роль сыграла здесь и личная просьба Степаниды. Ведь, как говорил сам Игнат Валентинович, она умела готовить такой соус Сезар, от которого сам Мишлен пришёл бы в полнейший восторг. Это, а ещё полное отсутствие перспективы нанять грамотного официанта в ближайшие пару недель – заставили директора кафе принять положительное решение относительно Анны.

Несмотря на данный факт, Игнат Валентинович всё же прекрасно осознавал, что новая официантка была явно не из тех, кто будет преданно заглядывать ему в глаза и ловить каждое его слово, если это потребуется – а своенравные барышни директору, ох, как не нравились.

«Что ж, время покажет», — рассудил он, и проводил Анну в подсобку, чтобы она смогла переодеться в униформу, а заодно познакомиться со своими новыми коллегами.

По пути в служебное помещение, Анна успела заметить Степаниду – та радостно подмигнула девушке и показала ей большой палец, поднятый вверх, мол, молодец – так держать! Попав в подсобку, и перекинувшись с другими девушками парой слов – Анна поняла, что все они работают здесь отнюдь «не от хорошей жизни». Так, Неля жила в одном из самых бедных районов города, и, не имея вообще никакого образования, смогла чудом попасть на работу в это кафе – старый управляющий оценил её хорошие физические реакции: за всё время работы, Неля ни разу не уронила поднос с едой, и ни разу не разбила ни одного хрустального бокала или стакана. Катя же, наоборот, имела высшее юридическое образование, однако рано забеременела – и теперь была вынуждена подрабатывать здесь по полдня, чтобы иметь возможность содержать своего маленького сыночка. Серьёзные фирмы, объяснила она Анне, никогда не согласятся взять к себе на работу молодую мамочку, да ещё и с годовалым ребёнком на руках. Единственным, кто пришёл работать сюда «по зову сердца» – была Алиса, молоденькая, пятнадцатилетняя девушка, которой очень сильно хотелось стать поваром. Она решила пойти в кафе, чтобы поднабраться опыта – после девятого класса, Алиса хотела поступать на учёбу в колледж пищевой и лёгкой промышленности, и уже там – полноценно обучаться поварскому делу.

В целом же, всех девушек объединяло одно, достаточно чёткое стремление – заработать в этом кафе как можно больше денег, чтобы позже иметь возможность устроиться на более престижную работу.

Тогда же, Анна впервые увидела и Ирину. Статная красавица выгодно выделялась на фоне других девушек своей эффектной внешностью, и очень гордилась тем, что её сюда устроили по протекции. Однако чуть позже, девушка сделала вывод, что прав администратор зала имеет в кафе не больше, чем все они-официантки, вместе взятые, а потому к её наигранному сарказму и пафосу – большинство сотрудников заведения относились более, чем равнодушно.

Сотрудницы кафе довольно быстро ввели Анну в курс дела – они объяснили «новенькой», как разделять вновь прибывших гостей на категории, и заверили её в том, что это ценное умение очень пригодится ей в будущем.

– Тебе следует научиться сразу же, по одному только внешнему виду определять – кто стоит перед тобой, — напутствовала девушку Неля, — Если костюм из дорогих тканей, а обувь выглядит явно дороже, чем то, что ты привыкла видеть на мужчинах – значит, это наш клиент. Такие красавчики, как правило, ходят сюда перекусить из элитного бизнес-центра, что на противоположной улице. Для них стандартный ланч – как для нас – зарплата за месяц, так что не тревожься о том, что они съели слишком много. Они всегда платят за заказ, но, что ещё важнее – всегда оставляют хорошие чаевые. И чем ты к ним любезнее, тем больше чаевых сможешь «урвать» в свою смену. Поняла?

Анна неуверенно кивнула.

– И не забывай самого главного, – продолжила за подругой Катя, – в конце дня, все деньги, полученные в качестве «чаевых», ты обязана будешь предъявить Игнату Валентиновичу.

– Но, разве эти деньги не полагается забирать себе? – засомневалась Анна. – Это же мы заработали, своей расторопностью и терпимостью по отношению к гостю…

– Заработать-то, заработали, — иронично возразила Алиса, — но только большую их часть всё равно всегда забирает себе директор. Такие уж тут «правила», подруга. Не соберёшь к концу смены положенные пять тысяч рублей – их быстренько вычтут из твоей зарплаты, и только попробуй ему что «пикни» — сразу на дверь укажет…

Так, Анна поняла, что работёнка ей досталась далеко не из лёгких. Проведя краткий инструктаж по технике безопасности и основным правилам поведения официанта в зале – Ирина «выбросила» девушку в свободное плавание.

Первые смены для Анны прошли просто чудовищно тяжело: сначала ей казалось, что она ничего не успевает, но потом – приноровившись, молодая официантка почувствовала, что у неё уже неплохо получается общаться с посетителями, да и поднос с едой она стала держать гораздо увереннее.

Однако, каждый день в конце первой недели своей новой работы – девушка буквально валилась с ног от усталости. На её ступнях мигом образовались громадные мозоли от неудобной обуви (всех девушек заставляли ходить в тесных балетках), и Анна была вынуждена купить в аптеке огромный тюбик специальной мази, что хоть как-то спасала её несчастные ноги от того, чтобы быть полностью стёртыми. Постепенно, Аня смогла «втянуться» в рабочий ритм, и каждая новая смена уже не приносила ей больше таких мучений: девушке даже удалось провернуть хитрый фокус с неудобными балетками, потихоньку заменив их на гораздо более практичные тёмные полукеды, с закрытым верхом без шнуровки. Такая обувь позволяла Анне двигаться по залу в несколько раз быстрее, при том, что по цвету и форме – полукеды были практически неотличимы от балеток.

Единственным минусом во всём этом стала, как и предупреждали другие девушки – посменная «повинность» относительно её чаевых. В первый раз, когда она принесла Игнату Валентиновичу семь тысяч рублей «дополнительных» доходов, он посмотрел на неё крайне подозрительно:

– Что, и это всё, что ты смогла заработать за вечер?

– Да, всё верно, — кивнула в ответ девушка, — Сегодня было не так много посетителей из бизнес-центра. В основном, приходили работники обычных магазинов и просто обыватели.

Директор окинул девушку недовольным взглядом, после чего отсчитал себе пять тысяч, а две оставшиеся купюры – пододвинул обратно к Анне.

– Вот, на сегодня тебе будет достаточно, — наглым тоном произнёс он. – В следующий раз, старайся лучше, не то быстро найду тебе замену. Деньги нужно уметь зарабатывать, а не клювом впустую щёлкать.

Анне было очень обидно слышать подобные изречения в свой адрес – тем более, что девушка весь вечер работала, обслуживая гостей, и не останавливалась при этом ни на секунду. Она даже не успела толком поесть в свой законный обеденный перерыв! И, по-хорошему, все эти деньги принадлежать должны были только ей одной – но никак не хитрому и ушлому директору кафе. К сожалению, в данном случае, именно Игнат Валентинович был полноправным «хозяином положения», и Анна не могла ему ничего возразить – иначе враз лишилась бы работы, которая только-только начала ей нравиться.

***

И вот теперь, всё было кончено. Мало того, что Анну уволили из кафе – так директор ещё и не выплатил ей в полной мере её зарплату! Швырнув в лицо тысячу рублей, этот мерзавец только рассмеялся:

– Всё остальное – ушло на погашение твоего долгового счёта перед «Голден Лайон»! А ты, что же, думала – мы тут шутки шутим? Пошла вон, дура!

Остальные официантки очень сочувствовали бедной девушке, но помочь ей, увы, ничем не могли: они слишком боялись повторить её судьбу, потерять работу, с которой в городе и так всегда была напряжённая ситуация. Особенно сильно, переживала за уволенную официантку Степанида:

– Ты посмотри на него, какой гад, а?! Индюк мороженный! Ладно-ладно, дождётся он завтра вечером свой «фирменный» устричный пудинг… Такого ему туда положу, специально, чтоб надолго, родимый, запомнил – как бедных сотрудниц унижать у всех на глазах! Кончится всё тем, что сам, как миленький, с подносом и стаканами по залу бегать будет – все девчонки так, или иначе, от него увольняются. Так что не переживай, Анечка – не ты первая, не ты последняя, как говорится…

Анна поблагодарила помощницу повара за столь добрые и ободряющие слова, однако в глубине души была не уверена в том, что в этом кафе когда-нибудь изменится столь крепко устоявшийся порядок. Собрав свои вещи, девушка попрощалась со всеми, кроме Ирины (та, от стыда, поспешила уйти на кухню) – после чего навсегда покинула стены кафе «премиум-класса».

Следующие несколько дней, Анна не могла даже подняться с постели: депрессия навалилась на неё тяжёлой бетонной плитой, не позволяя девушке выбраться из-под давящего груза всевозможных проблем. Счета за квартиру снова остались неоплаченными, а в холодильнике у неё не осталось совсем никаких продуктов.

На какую-то долю секунды, Анна поддалась тёмным мыслям, и, грешным делом, подумала о том – что неплохо бы было и ей отправиться вслед за бабушкой и своими родителями – на небо. Однако, бывшая официантка очень скоро заставила себя выкинуть всё это из головы: правда, что бы сказала бабушка – Виктория Степановна, если бы увидела, как её ненаглядная внучка – вот так, абсолютно бесполезно, прожигает своё свободное время?

Анна силой заставила себя подняться с постели, и заварила себе крепкий кофе – ей следовало решить, как быть дальше, хотя единственным логичным действием в данном случае – стали бы поиски новой работы. Достав из шкафа свой старый, запылившийся ноутбук – Анна принялась просматривать свежие вакансии. В этот момент, её привлекло какое-то движение во дворе за окном (девушка жила на втором этаже, поэтому прекрасно могла наблюдать за происходящим на улице). Каково же было её изумление, когда она увидела на детской площадке того самого нищего мальчика, который ещё совсем недавно так вежливо просил у неё пирожное!

– Малыш! – выкрикнула в окно девушка, а затем схватила пальто, и мигом выскочила на улицу.

Паренёк спокойно собирал по двору остатки картона и стеклянные бутылки, намереваясь, очевидно, сдать всё это «добро» в специальный приёмный пункт. При виде этого, Анна почувствовала, как на глазах у неё наворачиваются крупные слёзы.

– Мальчик, постой! – прокричала она ему вновь.

Паренёк выпрямился, и посмотрел туда, откуда его звал женский голос. К радости девушки, тот сразу её узнал, и быстрыми шагами пошёл в сторону Анны.

– Тётенька, милая, добрый день! – заговорил малыш. – Как я рад вас видеть! Я тогда так испугался того страшного усатого дядьки – так такого «дёру» дал, что и сам не помню, как до детского дома добрался.

– Ты в детдоме живёшь? – переспросила Анна. – А как тебя зовут?

Мальчик переложил пакет с «добычей» в другую руку, после чего улыбнулся:

– Меня Виктором звать. Витей, это если для друзей. Вы можете меня называть и так, и так – но Витей всё-таки лучше…

Мальчик с серьёзным видом поправил свою шерстяную шапочку – почему-то, это простое действие вызвало в душе бывшей официантки сильнейший приступ жалости, а ещё – какой-то тёплой приязни по отношению к этому малышу.

– Смотрю, ты картон собираешь. Что, всё так плохо? – осторожно задала новый вопрос девушка.

Она не хотела его спугнуть, но ей всё же нужно было узнать про парнишку кое-какие детали.

– Да-а-а…, — неохотно начал Витя, — сбегаю вот иногда из приюта, денег карманных подзаработать. А то, там такая скука иногда бывает, что аж на стенку лезь… А тут, хоть какие-никакие, но деньги. Правда, я тогда так за ваше пирожное и не заплатил… Сильно вам тогда досталось, да?..

Анна была тронута искренней заботой малыша, и потому приняла окончательное решение:

– Не очень. Слушай, а пойдём ко мне? Я тут живу, прямо в этом доме. Попьём с тобой чаю – у меня, вроде бы, даже баранки ещё остались. В приют-то, ты всегда вернуться успеешь, да и что тебе на таком холоде по улицам скитаться?..

Мальчик с радостью согласился, и с этого момента – так у них и повелось: сначала, Витя приходил к Анне каждые выходные, и оставался у неё «с ночёвкой». Анна, как порядочный человек, сама посетила приют, и объяснила руководству всю ситуацию. На её счастье, директор и воспитательница не стали препятствовать общению девушки и мальчика – и очень скоро, Витя начал называть Анну не иначе, как «мамой». Когда это произошло в первый раз, Анна поначалу долго не могла поверить собственному счастью – она была безумно рада не только приютить мальчонку, но и стать его полноценной родительницей. Однако, для начала, ей всё же следовало устроиться на работу – поэтому, недолгие поиски завершились для девушки трудоустройством в местную больницу: здесь, Анна начала работать уборщицей сначала на половину ставки, а затем, девушка вышла и на полный рабочий день.

Зарплата в больнице была очень скромной, но Анне хватало денег на то, чтобы оплатить коммунальные расходы, а заодно порадовать своего названого сыночка конфетами, и прочими детскими радостями. Анна даже смогла купить Вите несколько добротных игрушек, в числе которых был большой плюшевый кот, и набор маленьких гоночных машинок, которые можно было весело катать по столу, и вообще, любой плоской поверхности. Витя, увидев всё это, пришёл в абсолютный восторг, и не уставал каждую минуту благодарить свою новую «маму».

Так, Витя с Анной прожили около месяца, а потом – в один из коротких пасмурных дней, к дому девушки подъехал большой чёрный автомобиль. Из дорогой иномарки вышел высокий молодой мужчина – лет двадцати семи, и поднялся по старым ступеням подъезда, к дверям квартиры Анны. Девушка, заглянув в глазок, не сразу решилась ему открыть.

– Добрый день, — поздоровался с ней мужчина, когда Анна всё же отворила. – Меня зовут Геннадий Андреевич Тиховец. Полагаю, мой сын – Виктор, сейчас находится у вас?

Поражённая, Анна впустила Геннадия, после чего поспешила поставить на огонь чайник. Мальчик же, во все глаза уставился на красивого сильного мужчину, который вот так запросто – объявил себя его отцом.

– Понимаете, со мной в молодости произошла чудовищная история, — начал чуть позже Геннадий, когда они все втроём уселись за маленький кухонный стол. – Я встречался с замечательной девушкой по имени Вера, это было ровно восемь лет назад. Мы очень любили друг друга, и хотели пожениться. Вот только родители мои, были совсем иного мнения…

Мужчина нахмурился, прежде чем продолжить, словно ему было больно всё это вспоминать:

– В общем, отец с матерью сделали так, чтобы мы с Верой расстались. Там была очень неприятная история, смыслом которой – стал компромат на мою невесту. Наглый, совершенно ужасный компромат, в который я – молодой тогда дурак – с лёгкостью поверил… Вера меня бросила. Уехала в другой город, а вскоре узнала, что ждёт от меня ребёнка. Из-за моей глупости, она так сильно обиделась, что решила не говорить мне о беременности, и притворилась, будто и вовсе её прервала…

Геннадий перевёл дух, отпил глоток чая, после чего, дрогнувшим голосом, приблизился к финалу истории:

– Вера… Вера умерла во время родов. Простите, что я так просто об этом говорю, но на самом деле… Мне понадобилось очень много времени, чтобы пережить это, и смириться со своей юношеской дуростью… Витю, сразу после рождения, отдали в детский дом. Я бы так и не узнал ни о чём, если бы не так давно, моя мать перед смертью не призналась мне во всём…

– Сочувствую, — откликнулась Анна. – Мне очень жаль, что вам пришлось узнать про существование своего сына при столь трагических обстоятельствах. Я очень хорошо понимаю, что значит потерять самых родных для тебя людей…

Мужчина взглянул на девушку с благодарностью и симпатией.

– Понимаете, Анна, я – очень обеспеченный человек. Я нанял частного детектива, и он смог разыскать для меня Витю, а через него уже – я вышел на вас. Поймите, для меня этот мальчуган – единственный, из оставшихся на этой земле, самых близких мне людей. Если вы не будете против, я бы хотел забрать его в дом, который принадлежит ему по праву его рождения… Спасибо вам огромное за то, что приютили моего Виктора, пока я его разыскивал.

Анна не знала, что ответить. Она замолчала, не в силах подыскать нужные слова. За то короткое время, что они провели вместе – девушка успела очень сильно привязаться к малышу. Она не представляла, как будет теперь жить без него.

Витя, однако, задумал решить этот вопрос по-своему, с той очаровательной детской наивностью, на какую способны лишь самые добрые и чистые дети.

– Папа, я поеду с тобой к нам домой, если ты пообещаешь мне, что мы будем каждые выходные гулять с мамой… Я её очень люблю, и не хочу, чтобы она без меня грустила.

Бизнесмен посмотрел на сына с удивлением, но согласился выполнить его условие. Мальчик довольно кивнул:

– А ещё, маму с работы из-за меня уволили. Там такой большой и страшный дядька, он на маму так кричал, так кричал…

Витя во всех подробностях рассказал отцу про историю в кафе, после чего на лице Геннадия можно было легко прочесть чистейшее негодование:

– О, этот Мельников… Давно уже надо было ему показать, где «раки зимуют» — вконец охамел, негодяй!

Как выяснилось, бизнесмен и отец мальчика очень хорошо знал настоящего владельца кафе, в котором работала Анна – поэтому без труда уладил данный вопрос.

На самом деле, за Игнатом Валентиновичем давненько подозревали хищения в кассе, а также утаивание части прибыли от общей выручки. История с официантками и нелегальной «прибавкой» директора в виде чаевых сотрудниц – поставила жирную точку в решении о его увольнении.

Через пару недель после этого, Анне позвонили – и вновь пригласили на работу в кафе, но на этот раз – предложили ей должность старшей официантки. Девушка с радостью согласилась – она была очень благодарна Геннадию за всё, что тот для неё сделал.

Витя теперь жил с отцом, но всё равно продолжал скучать по своей новой «маме», поэтому, чтобы не расстраивать паренька – бизнесмен исполнил своё обещание, и стал частенько приглашать Анну на совместные, с Виктором, прогулки.

Поначалу, мужчина, таким образом, старался успокоить малыша – демонстрируя ему, что с Анной всё в порядке, и она по-прежнему его помнит. Бизнесмен полагал, что интерес парнишки к этой девушке вскоре угаснет, однако – незаметно для самого себя, начал всё больше общаться с чудесной и искренней официанткой, открывая её для себя, как очень интересную и глубокую личность.

Анне также весьма понравился Геннадий, но она боялась, что её простое происхождение оттолкнёт родовитого бизнесмена, поэтому сама никак не проявляла инициативу.

Геннадий быстро понял, в чём дело, и вскоре смог разрушить остававшиеся между ними, социальные барьеры – так, пара с головой окунулась в бурные романтические отношения, итогом которых стала пышная свадьба.

Витя был несказанно рад тому, что его мама теперь сможет жить вместе с ними, а Анна, в свою очередь, оказалась невероятна счастлива оттого, что смогла обрести вторую половину и любимого, замечательного сынишку!

Но это было лишь началом их долгой и счастливой семейной жизни, так как очень скоро – Анна узнала, что сама ждёт ребёнка от супруга. Пара очень надеется, что на этот раз – у них появится девочка: Витя очень просил подарить ему на Рождество сестрёнку.

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.