Двухэтажный дом

Дом с сюрпризом

Стрелка на круглом циферблате медленно приближалась к полудню – до конца рабочего дня оставалось ещё долгих шесть часов, и Макару Рябинину предстояло как-то их «пережить». На столе перед молодым человеком были разложены сразу несколько финансовых ведомостей, к каждой из которых аккуратно прикреплена полная материальная смета.

Макар работал старшим менеджером по закупкам тканей в одной частной текстильной компании: сейчас – он сидел в своём кресле, и честно пытался сосредоточиться на работе, но сам, то и дело, невольно поглядывал на стрелки офисных часов.

«Сложно сфокусироваться на сухих цифрах отчёта, когда твоя самая заветная мечта должна вот-вот исполниться», — думал Макар, а на его лице в это время блуждала мягкая, чуть отрешённая улыбка.

В своей душе, двадцативосьмилетний Макар Рябинин ощущал небывалый подъём и лёгкость – столь дивных чувств, он не испытывал уже очень давно. Парню казалось, что его, в скором времени, ожидает что-то невероятно хорошее – и до этого заветного момента, оставалось всего каких-то шесть часов. В конце концов, менеджер был вынужден провести несколько циклов «успокаивающего» дыхания, которые он, не так давно, освоил по видеороликам в интернете: сердце и разум, никак не желали подчиняться суровой рутине, поэтому Макару пришлось потратить на вынужденное «успокоение» почти полчаса – слава богу, в это время никто не зашёл к нему в кабинет, и не увидел – как он старательно задерживает до предела поглощённый лёгкими воздух, а затем, с шумным выдохом, возвращает его обратно Вселенной.

Справившись, таким образом, с захлёстывающими его эмоциями, Макар смог кое-как доработать остаток дня. Как только он закончил со всеми делами, парень тут же, со всех ног поспешил на столь долгожданную встречу. Другие сотрудники фирмы, заметившие непривычно возбуждённого менеджера, тихонько посмеивались: мол, у Рябинина точно «пропеллер» в одном месте заработал – никак, на свидание со своей ненаглядной подружкой торопится. Так торопится, что сейчас ещё немного – и ноги его сами по воздуху понесут.

Коллеги шутили совершенно беззлобно, ведь они знали Макара, прежде всего, как крайне усидчивого и дотошного менеджера, изучавшего каждую циферку и каждую закорючку в полученных документах, с поистине ледяным спокойствием. Исполнительность и непоколебимость в принятых решениях – являлись теми чертами в характере Рябинина, благодаря которым, он и смог добиться столь ответственной должности.

Сейчас же, перед Макаром стояла другая цель – не опоздать на встречу со своим стародавним знакомым, Виталием Корягиным, от которого и зависело исполнение «мечты всей жизни» молодого менеджера. Дело в том, что Корягин занял у Рябинина достаточно крупную сумму – около двенадцати миллионов рублей: с тех пор, прошло уже три месяца, и Макар позволил себе напомнить приятелю о непогашенном долге. Такая солидная сумма была нужна менеджеру не просто так: молодой мужчина уже долгое время откладывал деньги на покупку собственного дома, куда планировал в скором времени переехать, вместе со своей невестой. Корягин же – слыл отъявленным игроком: азартные игры, в своё время, полностью поглотили его жизнь. Макар боялся, что тот вообще никогда не «соберётся» отдавать взятые у него взаймы деньги, вот и решил напомнить о том, что срок, на который мужчины договаривались – почти подходил к концу. Услышав об этом, Корягин, естественно, забеспокоился: ни дня не проходило, чтобы Виталий не сел со своими «дружбанами» (как он сам их называл) – перекинуться партией в картишки, или не пропадал в подпольных клубах, часами «зависая» перед столом с «рулеткой» и игровыми автоматами.

Конечно же, пагубное увлечение привело Корягина к тому же, к чему, рано или поздно, приводит всех – у мужчины образовался внушительный долг. Причём деньги были им взяты у самых, что ни на есть, настоящих представителей криминала, которые и владели всеми этими «тайными» увеселительными заведениями. Понимая, что на кону стоит его жизнь – Корягин рискнул обратиться за помощью к Макару: тот иногда встречался с ним по основной работе (Виталий заведовал большим складом на одной из фирм, с которыми сотрудничала компания Рябинина). Как-то в разговоре, менеджер проговорился своему приятелю, что хочет купить дом, и у него для этого уже даже имеется необходимая сумма – мол, осталось-то собрать совсем чуть-чуть – и на следующий год, он со своей девушкой уже сможет, наконец-то, переехать из тесной «двушки» родителей – в собственное, «фамильное гнездо».

– Ну ты молодец, Рябинин, — с наигранной восторженностью произнёс Корягин, — Так приятно видеть, когда у других такие дела получается совершать… Масштабные.

Мужчина потушил носком ботинка недокуренную сигарету.

– А я, вот, знаешь – какой-то невезучий по жизни, — как бы невзначай обронил он, и задумчиво опустил глаза, делая вид, что изучает асфальт. – Тогда вот, хотел свой стартап открыть – не получилось, не выделили мне финансирования. Потом, вот, игры эти… Теперь, друг, и не знаю, если честно – может, в последний раз с тобой видимся…

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

– Ты это о чём? – Встревоженно спросил Макар. – Случилось что у тебя?

– Да-а-а…, — махнул рукой Корягин. – Это, в целом, не так уж и важно теперь…

Макар насторожился: что-то Виталий явно недоговаривал. Будучи по натуре своей добрым и отзывчивым человеком, молодой менеджер не преминул предложить старому знакомому помощь:

– Нет, ну если тебе какая-то конкретная сумма нужна – перекрутиться там, туда-сюда…

– Нужна, брат, ой как нужна! – Воскликнул в ответ Корягин, тут же ухватившись за спасительную для него ниточку. – Ты себе не представляешь, какие это люди! Я им говорю: я вам долг верну через полгода – они мне: нет, мол, гони бабки через неделю. Иначе… Сам понимаешь, что будет «иначе»: закатают они меня в бетон, и больше мы с тобой уж не увидимся, не покурим вот так – на лавочке…

Макар в ответ только вздохнул: он уже пожалел, что рассказал Виталию про свою будущую покупку. С другой стороны, как-то не по-человечески будет бросить товарища вот так, в беде – тем более, если там действительно замешан криминал (в чём Макар ни капли не сомневался).

– Сколько тебе нужно? – спросил он в итоге.

Виталий сразу же взбодрился, а в глазах у него блеснули облегчение напополам с азартом:

– Да там, на самом деле, не так уж много и нужно заплатить-то: всего-то миллионов десять.

– Десять миллионов?! – Макар округлил свои серые глаза. — Ничего себе, поиграл в рулетку! Ты как умудрился-то, на такие «бабки» попасть?

Конечно же, Рябинин не рассчитывал, что сумма окажется настолько большой – но на попятную идти было уже поздно.

– Макар, друг, я тебе всё верну в ближайшее время – обещаю! Ты не думай, мы всё сделаем грамотно – я расписку у нотариуса заверю, официально. Документы там, копию паспорта – всё, что захочешь сделаю – только выручи, брат!! Хочешь… хочешь – я прямо здесь, сейчас – перед тобой на колени встану, Макарчик, а?

Корягин умел виртуозно менять на своём лице «маски», когда ему, по-настоящему остро, требовались деньги. Макар знал об этой его особенности – но одно дело было, занять ему пару тысяч до зарплаты – и совсем другое, отдать практически все деньги, которые он с таким трудом заработал, и хотел потратить на новый дом. Глядя в покрасневшие от слёз глаза Корягина, Рябинин подумал, что на этот раз у него, похоже, действительно настала «крайняя нужда». Что ж, делать нечего – придётся ему выручать своего старого приятеля:

– Ну, ладно. Я могу тебе, в принципе, одолжить такую сумму – но только с одним условием…

– Всё, что угодно! – горячо заверил его Виталий, и для убедительности приложил правую руку к сердцу. – Чем хочешь поклянусь, что отдам тебе деньги. Всё, «до копеечки» верну!

– Деньги эти, ты отдашь исключительно в счёт своего долга – чтобы никаких игр на них не было, ясно?

– Да-да-да, — закивал как попугай Корягин.

Он уже готов был сказать всё, что угодно – лишь бы Макар ему помог, и не отступил от задуманного. Рябинин же поднял указательный палец:

– Это первое. Второе: ты возвращаешь мне всю сумму целиком, ровно через три месяца, и ни днём позже – договорились?

Корягин лишь широко раскинул свои длинные худые руки:

– Обижа-а-а-ешь, Макарчик! Конечно, всё уяснил: десять «лимонов» – три месяца. Друг, ну ты Человек вообще, с большой буквы. Ты же мне только что жизнь спас, понимаешь?..

Макар улыбнулся печально: он рад был помочь Виталию, но в то же время прекрасно понимал, что вложенных в своего знакомого денег, он может больше никогда и не увидеть…

И вот, спустя назначенный срок – мужчины должны были встретиться для окончательного расчёта. Когда неделю назад, Макар позвонил Виталию, последний сначала очень долго не брал трубку, а потом несколько раз вообще сбросил входящий звонок. Тогда Рябинин отправил знакомому сразу четыре смс-сообщения, в которых, уже не стесняясь, напоминал о приближающемся сроке погашения займа. Видимо, на Корягина официальный тон сообщений подействовал, так как старший менеджер, наконец-то, дождался ответного звонка: именно тогда и выяснилось то, чего больше всего опасался сам Рябинин – у Корягина, по-прежнему, не было никаких денег – тем более, чтобы отдать взятый им у Макара долг.

– Виталий, ну как же так, мы ведь обо всём заранее договорились! – негодовал менеджер. – Ты обещал, что сможешь отдать деньги чуть ли не «день в день», а сейчас что? Как мне теперь быть прикажешь?

На том конце провода повисла неловкая пауза. Потом, приятель всё же соизволил ответить, хоть в голосе его и не слышалось былого энтузиазма:

– Друг, ты погоди «воду баламутить» – тут такие обстоятельства у меня открылись, не самые приятные в общем…, — начал издалека Виталий. – Я всё могу тебе объяснить… Вот, если бы ты дал мне ещё хотя бы два месяца…

– Нет, Корягин! Ты слышал меня? И речи быть не может! Я что своей невесте скажу, родителям? Они-то надеются, что мы, вот-вот, поедем дома по области смотреть, а ты мне предлагаешь им сказать, чтоб подождали ещё два месяца?.. А потом ещё, и ещё – так ведь, «дружище»?

Макар понимал, что вспылил и, возможно, слишком грубо разговаривает со своим старым знакомым, но поделать с собой ничего не мог: слишком уж жаль ему было ушедших вот так, «в никуда» денег. Да и, зная характер Виталия, можно было ожидать, что эти десять миллионов, наверняка, «зависнут» в карманах приятеля на ещё более долгий срок.

– Ой, Рябинин, ладно – какой же ты мелочный, оказывается, ей-богу! – скривился на другом конце Корягин. – Сделаем тогда так: ты дай мне неделю, я тебе вместо денег – свой загородный дом отпишу, идёт? Дом отличный, в хорошем состоянии всё внутри – любо-дорого посмотреть. Я-то думал, буду в нём на старости лет внуков нянчить – да видно, не судьба уж теперь, что поделать…

Макар почувствовал слабый укол совести, но длилось это всего мгновение – между тем, что он «отбирает» у друга дачу, и тем – что тот отнял у него мечту всей его жизни, Рябинин предпочёл выбрать последнее. Тем более, если дом и вправду хоть наполовину так хорош, как расписывал Корягин – тогда можно считать, что Макар практически «убил двух зайцев»: и деньги сэкономил, и хорошим жильём обзавёлся. Оставшихся от сделки денег, как раз должно было хватить на мелкий ремонт, и переоборудование отдельных частей дома по вкусу самого Рябинина и его любимой невесты.

В итоге, мужчины договорились о встрече за городом – именно там, Корягину предстояло передать Макару все документы на дом. Предвкушая долгожданный возврат долга – пусть и в таком виде – Рябинин ехал на такси, не переставая при этом улыбаться молчаливому водителю. Когда машина подъехала к высоким воротам участка, за которыми располагалось всё «хозяйство» Корягина – Макар, поначалу, даже немного растерялся: «дача», о которой шла речь – на самом деле оказалась огромным, двухэтажным особняком. Дома подобного уровня, менеджер до этого видел, разве что, в иностранных телесериалах – огромное здание, с покатой крышей и собственным флигелем – вполне могло принадлежать какому-нибудь успешному бизнесмену или телезвезде, но, чтобы такому заядлому игроману, как Корягин?..

– Господи, Виталий, это что – действительно твой дом?.. – поражённо вымолвил Макар, попутно пытаясь вылезти из такси. – Надо было предупредить, что твоя «дача», на деле, целым имением окажется…

Корягин только недовольно хмыкнул:

– А какой мне смысл был тебя предупреждать? Ты же подождать не смог – всё тебе подавай «здесь и сейчас» … Но ладно уж, и дом теперь твой, и земля твоя – и вообще, я тебя здесь уже больше получаса с документами жду, давай уже закончим всё поскорее…

Мужчина открыл кожаную папку – и сунул в руки Макару два комплекта ключей, а также файл с необходимыми для завершения сделки бумагами.

– Вот тебе ключи от дома и все документы, — Корягин деловито взглянул на собственные наручные часы, словно сам куда-то ужасно спешил.

Часы были, как ни странно, самой дешёвой, китайской марки.

– Не ожидал я, конечно, что ты таким нетерпеливым окажешься… Подписи я свои везде поставил. Всё, что тебе осталось – это заверить бумаги у нотариуса – но это уж, извини, за свой счёт. И так тебе такую красоту, считай, что даром, отдать вынужден.

Виталий бросил на особняк нетерпеливый взгляд, в котором сквозило сожаление. Макар же продолжал ошарашенно глядеть на дом – молодой мужчина ещё не до конца верил в свалившееся на него счастье. Такой удачный «поворот» – он себе даже представить не мог.

– Виталий, ты пойми – я же не из вредности у тебя дом забираю, а потому, что ты мне деньгами отдать не можешь… Спасибо тебе огромное, конечно – мне бы на такую «махину», если честно, самому никогда бы не заработать было… Боже, вот Светка-то обрадуется!

Корягин усмехнулся, и вновь взглянул на время:

– Ну, знаешь, как говорят? Не было бы счастья – да несчастье помогло: вот, считай, что тебя Вселенная твоя и услышала… Ладно, старик, мне, правда, пора уже – так ты точно принимаешь «объект»? Чтоб не было потом такого, мол «ты мне что-то не то отдал – давай доплачивай».

Макар восторженно вздохнул, оборачиваясь к Виталию:

– Да ты что, всё принимаю, конечно! Даже если там и подремонтировать что-то придётся – это уже не твои заботы, справлюсь я. Ты, правда… Извини, что так получилось. Но всё ведь, по справедливости, вышло – верно?

Тем временем, к воротам подъехало ещё одно такси – на этот раз, уже за Корягиным. Тот поспешил открыть дверь и усесться на переднее сиденье, прежде чем ответить:

– По справедливости, Макар, по справедливости… Бывай, друг – сейчас уж не скоро свидимся…

Рябинин спохватился, забыв спросить – куда же теперь отправится его знакомый:

– Постой, Корягин – ты дальше-то, чем планируешь заняться? Я правильно понимаю, что на складе ты больше не работаешь?

Виталий захлопнул дверь машины, буквально, перед носом у Рябинина – ему хотелось, как можно скорее, убраться из этого места. Рябинин, со своим детским восторгом и неуместными вопросами – был сейчас совсем «не кстати», однако Корягин постарался, в последний раз, нацепить на лицо благодушную улыбку:

– Эх, Макар – попутный ветер, да принесёт меня куда-нибудь в итоге. Пока не могу сказать, где я буду завтра – главное, что уезжаю из города – начинаю, брат, новую жизнь.

С этими словами, знакомый Макара приказал водителю ехать: довольно ухмыляясь, он нацепил на глаза большие солнечные очки-«авиаторы». Больше его здесь никто не увидит. Глотая клубы дыма и пыли, Макар с трудом откашлялся, после чего посмотрел вслед удаляющейся машине Корягина с некоторым недоумением.

«И чего он так со мной?», — подумал менеджер, а вслух же лишь произнёс:

– Ну что ж… удачи тебе на новом месте, Виталий.

В дом молодой мужчина зайти пока не решался – хотел сделать это позже, когда полностью сможет успокоить свои чувства. Вместо этого, он по периметру обошёл огромное здание особняка, попутно делая фотографии на свой смартфон: будет теперь, что показать родителям и Светлане, которая, наверняка, ужасно обрадуется такому важному приобретению.

«Сделаю-ка, я ей сюрприз сегодня вечером, — думал Макар, — Она ведь так давно свой дом хотела, а тут такое…».

Менеджер продолжал с восторгом снимать на телефон виды, вокруг, теперь уже своего, особняка. Как оказалось, позади дома имелся даже небольшой парк с фонтаном, и «альпийская горка». Хотя двор выглядел несколько запущенным, словно его уже долгое время никто не прибирал – увиденное ничуть не смутило Макара. Он был уверен, что сможет устроить тут всё наилучшим образом – на зависть всем своим коллегам, и на радость престарелым родителям, чью жилплощадь, он, с лёгким сердцем – наконец, сможет освободить.

***

После того, как сделка состоялась, и Макар завершил обход участка – он отправился прямиком к своей невесте – Светлане, которая в тот вечер как раз была дома одна (её родители уехали к родственникам в соседний город). Перед тем, как явиться к девушке с приятной новостью, менеджер решил зайти в супермаркет, где приобрёл по случаю бутылку дорогого шампанского, коробку хороших шоколадных конфет, и кое-что из тех вкусностей – что так обожала Светлана. В частности, хоть до зарплаты Макару ещё оставалось несколько недель – он всё же прикупил к спиртному, в качестве закуски, несколько изысканных морских деликатесов и сыр Гауда-премиум.

«Всё-таки, можно и отпраздновать такое событие, — думал про себя Макар, — Не каждый же день, тебе достаётся практически «задаром» элитная недвижимость».

Светлана была рада видеть своего жениха, хоть и слегка удивилась, заметив в его руках бутылку шампанского.

– Сюрприз! – аоскликнул Макар сразу же, как только девушка открыла дверь.

– Ого, — присвистнула она, поближе разглядев этикетку, — А шампанское-то, не дешёвое… По какому поводу праздник?

Довольный Макар лукаво подмигнул девушке, улыбаясь при этом во всё лицо:

– А вот… Впустишь меня, красавица – тогда и расскажу!

Чуть позже, когда весёлый пузырящийся напиток уже был разлит по хрустальным бокалам, а закуски красиво разложены на тарелках – Макар зажёг пару свечей, и торжественно произнёс:

– Свет, мы так долго ждали с тобой того момента, когда у нас, наконец-то, появится собственное жильё, когда не нужно будет больше встречаться украдкой то у тебя, то у меня – и когда мы, наконец, сможем поселиться в нашем собственном, «фамильном гнезде», где будем только я и ты, а затем и наши дети… И вот… Света, этот день настал. Свершилось. Теперь у нас есть с тобой такое волшебное место, теперь у нас есть «гнездо».

Светлана, в тот момент аккуратно откусывающая от ломтика сыра – чуть не подавилась. Закашлявшись, девушка медленно спросила, глядя своему избраннику в глаза:

– Макарушка, милый мой. О чём ты говоришь сейчас… Это то, что я думаю?..

Рябинин в ответ радостно закивал, и достал из кармана телефон, намереваясь показать невесте свежие фотографии их нового жилища.

– То есть, это что же… У нас, что – свой дом будет, что ли?? – на всякий случай, ещё раз уточнила девушка.

– Да, Светик, да! Ты только посмотри, какая красотища нам досталась!..

Вместо ответа, Светлана громко завизжала от счастья – и бросилась на шею своему возлюбленному. Она покрывала его лицо поцелуями, в то время как Макар пытался показать ей снимки огромного дома:

– Ну подожди, подожди…, — успокаивал он нетерпеливую девушку. — Ты глянь только, какие колонны… Какой флигель… Там даже парк у нас свой будет, представляешь? С фонтаном! Конечно, кое-что потребует ещё некоторых вложений, но – тем не менее…

Глаза Светы горели страстью, которая только увеличивалась по мере того, как жених демонстрировал ей цветные картинки на экране своего смартфона.

– Макарушка, ты у меня просто молодец! Тигр-р-р…, — шутливо зарычала девушка, после чего игриво «царапнула» молодого человека по груди, заставляя его расстегнуть пару верхних пуговиц на рубашке. – Скажи мне только одно – как же так, ты умудрился купить такую красоту, и ничего мне про это не рассказать, а? Ты же долго копил на дом, очень долго – я помню, и всё равно сокрушался, что тебе денег не хватает…

Макар рассказал возлюбленной, при каких обстоятельствах получил особняк: Светлана на мгновение задумалась, а потом произнесла с видом человека, который не первый день крутится в строительном бизнесе (девушка как раз работала в одной из таких компаний – правда, пока только секретарём):

– Знаешь, что, Макар? Такие люди, как этот твой Корягин – не могут просто так взять, и отдать нам целиком «упакованный» дом. Нужно тебе будет завтра, прямо с утра, на место подъехать – и всё там осмотреть как следует, изнутри. Наверняка, он тебе какой-то подвох оставил…

– Какой же здесь может быть подвох, Свет? – удивлённо спросил тот. – Мы с ним, по-честному, всю сделку провели. Мне же только у нотариуса всё заверить осталось, а это – вопрос пары недель, не больше. И всё, дом полностью и целиком наш!

Светлана скептически приподняла брови:

– Ты погоди радоваться, милый. Ещё поглядеть нужно – что он там тебе «в счёт долга» отдал: а вдруг, внутри всё сгнило? Или, ещё хуже, мыши всю мебель погрызли? Тут ведь всего, чего угодно, можно ожидать. Эх, жаль, мне завтра не подмениться никак – а то, я бы с тобой поехала, вместе бы всё осмотрели…

Макар невольно задумался над словами подруги – в чём-то, девушка действительно была права, да ещё и поведение в тот день у Виталия было такое странное…

В итоге, молодые люди переключились на другие, более интересные темы для разговора – и прекрасно провели вечер. Как бы то ни было, теперь у них появился свой дом.

На следующее утро, как только взошло солнце, молодой человек принялся собираться в дорогу: менеджер понимал, что его невеста, возможно, права относительно внутреннего состояния особняка – да и сам Макар планировал осмотреть дом сразу же, как только для этого представится подходящая возможность. Сегодня у мужчины как раз был внеплановый выходной – так что же зря терять время? Приехав на место так же, как и в прошлый раз – на такси, Макар поспешил вытащить ключи от ворот – и медленно провернул их в замке. На его удивление, калитка открылась почти бесшумно, да и никаких следов ржавчины на ней не было. Подойдя к дверям дома, молодой человек ощутил приятный трепет: всё-таки, это теперь была его частная собственность – неплохо, к тридцати-то годам, правда? Входная дверь тоже открылась без малейших проблем: Рябинин оказался в просторном вестибюле, который, казалось, был полностью наполнен чистейшим утренним светом. Такой эффект достигался за счёт окружного остекления веранды, выходившей прямиком в сад.

«Ничего себе!», — только и смог прошептать Макар, поражённый красотой внутреннего убранства дома.

Пройдя дальше, молодой мужчина попал в аккуратную гостиную, обитую панелями из тёмного дуба, и обклеенную широкими, серебристо-серыми обоями, изображавшими на своей шелковистой поверхности полёт диких журавлей. Повсюду стояла изысканная деревянная мебель и дорогая бытовая техника: под кухню было отведено отдельное, достаточно большое помещение – в котором вся кухонная утварь оказалась гармонично встроенной в утопленные подвесные шкафы. Кроме этого, Макар насчитал на первом этаже ещё четыре свободных комнаты, одна из которых представляла собой рабочий кабинет в прованском стиле, а другая больше напоминала небольшой женский будуар.

«Вот это – Свете точно понравится», — не преминул про себя отметить Рябинин, после чего продолжил осмотр дома.

На цокольном этаже, он обнаружил самый настоящий бассейн и компактный домашний кинотеатр на пятнадцать мест – это для молодого менеджера было поистине шикарно! При этом, нигде не было даже единого намёка на ветхость, старость или тех же мышей, которых так сильно боялась его молодая невеста. Осмотрев комнату для игры в бильярд и помещение, в котором одновременно умещались прачечная и бойлерная – Макар сделал для себя вывод: в этом доме ему будет житься не просто «хорошо», а очень даже «прекрасно»! Чем дольше Рябинин находился в особняке и обследовал каждую его часть – тем больше ему нравилась эта двухэтажная громадина, на каждом шагу полная приятных сюрпризов. Наконец, Макар поднялся по широкой лестнице, ведущей прямиком на второй этаж. Здесь было несколько скромнее, чем внизу: видно, прежние хозяева не успели закончить чистовые работы, поэтому ремонт, выполненный на вполне добротном уровне – оставалось довершить лишь некоторыми, исключительно косметическими процедурами. Исследуя комнаты одну за другой, Макар неожиданно наткнулся на дверь, которая была закрыта заметно плотнее прочих. Мужчина сильнее надавил на дверную ручку, и та поддалась: взору менеджера открылась маленькая, очень светлая комната. Обои в мелкий синий цветочек ясно говорили о том, что хозяйкой здесь могла быть только женщина. Внезапно, Макар увидел её…

В первую минуту, Рябинин даже не понял, что конкретно находится перед ним: широкая низкая кровать полностью занимала одну из стен комнаты, загораживая тем самым половину её пространства. Рядом с кроватью – стояло инвалидное кресло-каталка, на вид вполне современное. Здесь же располагался стеклянный журнальный столик, на котором одиноко маячили несколько бутылочек (очевидно, с лекарствами), полупустой стакан с водой, и раскрытая на середине книга. Лишь после этого, взгляд Макара переместился обратно к кровати, на которой – нет, ему это действительно не привиделось – лежала молодая симпатичная женщина, на вид – чуть моложе его самого. Судя по тому, что она сидела на кровати в одной тёплой пижаме, и не спешила вставать, хотя за окном уже давно миновал полдень – ходить она совсем не могла.

«Скорее всего, парализована», — подумал про себя менеджер.

Бледная кожа незнакомки казалась почти прозрачной, под огромными, светло-зелёными глазами, залегли болезненные чёрные тени. Женщина в безмолвном ужасе смотрела на Рябинина.

– К-кто вы такой? – слабым голосом прошептала она. – П-почему… вы находитесь в моём доме? Где… Где Виталий?..

Макар понял, что говорить девушке было очень тяжело: видимо, её физические и эмоциональные силы были почти целиком истощены. Кто знает, сколько она пролежала здесь вот так, без еды и воды?..

– А-а-а…, — замялся Макар.

Он сам был удивлён не меньше болезненной незнакомки.

– Так я же… Я новый хозяин этого дома, Макар Рябинин. Вчера, я выкупил у Виталия Корягина этот особняк в качестве оплаты долга. Погодите, я сейчас вам все документы покажу, у нас с этим всё было «чисто»…

Молодой человек хотел было быстро спуститься вниз, бумаги лежали в кабинете, на первом этаже – когда до него вдруг дошло:

– Постойте-ка… А вы-то откуда Виталия знаете? Это же я должен вас спросить – как вы оказались здесь, да ещё и в таком затруднительном положении?

Узкая полоска бледных губ исказилась – и на лице женщины появилось печальное выражение, она готова была вот-вот заплакать:

– Нет… Нет, я не верю в это… Как он мог опуститься до такого? Неужели… Неужели, ему настолько наплевать на меня и на мои чувства?..

Ничего не понимая, Макар только махнул на женщину рукой – мол, оставайтесь здесь, но потом спохватился, осознав свою оплошность:

– Слушайте, простите меня за невежество – вы ведь ходить не можете, правильно?

Женщина начала всхлипывать, прижимая руку ко рту.

– Погодите. Не плачьте, прошу вас… Вы что-нибудь ели сегодня вообще? Пили? Может, вам воды заодно принести?

Несчастная только кивнула.

– Да, если можно, — всё тем же слабым шёпотом попросила она, прерываясь каждую секунду из-за подступающих к горлу рыданий.

Макар толком не помнил, как он кубарем скатился с лестницы – метнулся сначала в кабинет, за документами – а потом на кухню. В холодильнике стояло несколько бутылок чистой воды, но на этом его содержимое и заканчивалось. Продолжая поражаться увиденному и недоумевать от того, каким образом в его доме оказалась чужая, да ещё и парализованная, женщина – Рябинин так же стремительно взлетел по лестнице обратно наверх.

– Вот, держите, — произнёс он, кладя на колени незнакомки папку с документами, а другой рукой наливая свежую воду в стакан (остатки старой, Макар предусмотрительно вылил в стоявший на окне комнатный цветок).

Девушка с благодарностью приняла стакан, и сделала несколько больших глотков воды: на её бледном лице тут же появился слабый румянец, а в глазах заискрилась энергия жизни. Просмотрев документы, и удостоверившись в том, что стоявший перед ней человек действительно являлся хозяином этого дома – незнакомка медленно передала их обратно Макару, после чего вновь прижала ладони к своему лицу, и тихо расплакалась:

– Господи… Не думала я никогда, что доживу до такого… Муженёк мой – тот ещё подлец оказался: уже и дом наш за долги отдал… Причём, вместе со мной в придачу – видно решил, что новым хозяевам я больше счастья принесу, чем ему…

Макар нахмурился:

– О чём вы говорите? Так Виталий Корягин – ваш муж??

– Бывший, — кивнула женщина, — Мы уже год, как в разводе. Это он настоял, чтобы нас развели – сразу после аварии, когда… В общем, когда доктор сказал, что я больше ходить не смогу. Ему и раньше было на меня плевать, а теперь… Выбросил, как ненужную вещь. Боже, можно подумать, что я кошка какая-то, которую можно вместе с домом – другим хозяевам передать. Скажите, разве я всё это заслужила??..

В глазах женщины стояли слёзы. Она уже не скрывала своих чувств – казалось, выпитая вода лишь подстегнула её как следует выговориться. Боль и тоска хлынули из сердца девушки мощным потоком.

– Простите, как вас зовут? – спросил Макар.

– Ника… Николетта Корягина, — поправилась она. – Понимаете, мой муж, он… Всегда играть любил. Много играть, и обязательно на большие суммы… Мне тогда казалось, что он себя контролирует, знает меру и всегда сможет остановиться, в любой момент – он ведь всегда так уверенно об этом говорил… А потом оказалось, что всё это ложь. Да, поначалу он что-то выигрывал, но это длилось ровно до того момента, как он вновь садился за игорный стол. Я пыталась… пыталась остановить его, истребить в нём эту чудовищную страсть, но… Он называл меня своим талисманом – говорил, что я всегда приношу ему удачу в зале… Что ж, теперь я вижу, что наш брак не принёс удачи ни мне, ни ему.

Рябинин почувствовал, как мучительно сжалось его собственное сердце при взгляде на эту несчастную молодую женщину. От Виталия, он, конечно, мог ожидать разного – но, чтобы тот оказался таким негодяем…

Макар только сейчас сопоставил все факты, и те подозрительные детали в его поведении, которых не замечал ранее. Менеджер понял, что приятель только пользовался его добротой и деньгами, а настоящим другом ему никогда и не был – несмотря на свои пылкие в том заверения. Макар был абсолютно обескуражен, ведь получается, что Света его была права – домик-то, и впрямь «с подвохом» оказался.

– А, знаете, что, Ника? – вдруг спросил он женщину. – Давайте-ка, я вас покормлю, вы же, наверное, очень голодны? Сколько этот мерзавец вас «на сухом пайке» держал?

Ника смутилась от такого неожиданного предложения, но ответила честно:

– Вы знаете, Виталий как ушёл несколько дней назад, оставив мне воду и лекарства – так и пропал. Я даже дозвониться ему не могу – наверняка, он уже уехал из города…

Молодой человек кивнул в ответ, при этом со всей силы стиснув свои кулаки:

– Да. Уехал. Вы же почти четыре дня ничего не ели… Какой же он всё-таки…

Макар собрал все остатки своих сил, чтобы не выругаться при даме, и поспешил удалиться на кухню. Там он сделал заказ продуктов на дом, и уже через час – стоял у плиты, «колдуя» над куриным бульоном и овощным рагу.

Рябинину всегда нравилось готовить, именно поэтому, он не очень любил ходить со своей невестой по ресторанам: мужчина считал, что всё то же самое, он сможет вполне приготовить и дома, а в ресторане они лишь переплачивают за продукты, громкое «имя» заведения – и призрачную атмосферу кулинарной элегантности.

Когда молодой человек принёс бывшей хозяйке дома поесть, та лишь удивлённо взглянула на суп:

– Это вы сами приготовили?

– Конечно, — легко ответил ей тот, — А что вы удивляетесь: всем известно, что лучшие повара на свете – это мужчины. Попробуйте бульон – здесь всё натуральное, и никакой химии, уверяю вас! Я таким свою маму всегда кормлю, когда она недомогает.

Ника почувствовала, как кровь стремительно приливает к её бледным щекам. Макар тоже это заметил, и потому постарался смягчить свой «бравый напор»:

– Да вы не бойтесь, я вас не обижу, и уж тем более – не хочу отравить…

– Нет, что вы! Я совсем про другое подумала…, — пыталась собраться с мыслями женщина. – Знаете, вы первый – и при этом абсолютно чужой мне человек – кто так искренне хочет помочь, впервые за очень долгое время… Спасибо вам.

Ника с благодарностью приняла тарелку из рук Макара, а потом спохватилась, что так и не спросила, как же зовут её неожиданного спасителя. Когда же тот представился, и попросил больше его не благодарить, мол, так бы любой нормальный человек на его месте поступил – Ника немного расслабилась, и поведала новому хозяину её дома свою грустную историю.

***

Ника рассказала Макару, что они с Виталием были женаты всего пять лет. Познакомились случайно, в кафе – Ника тогда заказывала себе кофе с пирожными, а Виталий стоял как раз позади неё. Между молодыми людьми завязалась непринуждённая беседа, и как-то так получилось, что будущий муж смог обаять девушку своей лёгкостью в характере, и какой-то, удивительно непоколебимой верой в самого себя. Отношения у них завязались достаточно быстро, и, как теперь понимала Ника, также скоропалительно – они с Корягиным и поженились. Очень быстро девушка поняла, что Виталий женился не столько на ней – сколько на её деньгах: Ника, до всей этой истории с аварией, была успешной предпринимательницей – настоящей бизнес-леди. Она занималась продажей готовых домов в строительной фирме, перешедшей ей по наследству от отца. Судя по всему, Корягин не просто так познакомился тогда с Никой в кафетерии – скорее всего, заранее приглядел для себя «богатую невесту».

– Но это всё, я поняла гораздо – гораздо позже, — сетовала несчастная молодая женщина. – Тогда, из-за неопытности и глупости, я считала – что мой муж просто сам по себе такой эксцентричный, что риск – это его своеобразное хобби… Вы себе даже не представляете, Макар, какой дурой я тогда была. Он использовал меня как денежный мешок для собственного обогащения – а я, наивная девчонка, верила всему, что он мне говорил.

– Не вините себя, — попытался успокоить её менеджер, — Вы же не знали про его гнилую сущность. Если быть честным, я и сам его почти что другом считал. А он, вон какой оказался… Подлец.

Ника лишь отрицательно помотала головой, и продолжила рассказ:

– Всё равно, я должна была что-то почувствовать, хоть какой-нибудь укол, увидеть хоть одну нестыковку в его словах. А я, словно слепая была – ничего не хотела замечать от этой своей любви. Но влюблённость быстро прошла, когда я начала замечать, каким взглядом он смотрит на мои деньги, и на деньги наших с ним общих партнёров. Это была плохая идея – привлечь его тогда к моей сделке. Виталий на тот момент уже всерьёз увлёкся азартными играми, и я надеялась, что такое взаимодействие с «живыми деньгами» — поможет мне вернуть его в правильную колею, как-то образумить его… В общем, он тогда всех подставил: и меня, и моих партнёров. Именно после этого, я открыто сказала ему, что больше его не люблю. Помню, как он был спокоен в тот миг – точно и не удивился совсем. Сказал только, что я ещё пожалею об этом…

– А потом случилась авария? – Догадался Макар.

– Ну, да. Но никто не смог доказать причастность к этому Виталия. Следователи пришли к выводу, что это был классический «несчастный случай»: мокрая дорога, чуть превышенная скорость… И вот, я в коляске, а «любимый» муж уже подаёт на развод. «Что нам тянуть кота за хвост?», — так он мне тогда сказал. А я ведь, даже с постели тогда ещё подняться не могла… мой позвоночник сильно повреждён.

– И нет никакой возможности это исправить? – осторожно спросил Рябинин.

Ника тяжело вздохнула:

– Есть. Нужно сделать операцию, но хирургов такого уровня в нашей стране нет. Лечащий врач порекомендовал мне одну клинику, в Бостоне.

– Так в чём же дело? – удивился мужчина.

– А вы не догадываетесь? – печально улыбнулась Ника. – В деньгах, конечно же. Муж намеренно затянул процесс развода на год – якобы специально, чтобы иметь возможность за мной ухаживать. Он знал, что операция за рубежом может мне помочь, но сумма, в которую бы она обошлась – интересовала Виталия гораздо сильнее, чем здоровье парализованной супруги. Так что, он намеренно «разочаровался» в моём физическом состоянии, сказал всем нашим друзьям и близким – что «надежды нет», а потом, взял – и просто запер меня в этой комнате, абсолютно одну. Нет, поначалу за мной ухаживала сиделка – очень милая женщина, и первое время всё было не так уж плохо, но… Деньги имеют свойство рано или поздно заканчиваться. Особенно в руках такого человека, как Виталий. Он умудрился растратить всё моё состояние всего за полгода! Хотя делал вид, что каждый день ходит на свою обычную работу – заведующим склада. Я бы и не узнала об этом, наверное, если бы не сиделка – Юлия принесла мне кое-какие документы по моей компании, втайне от мужа, естественно. Тут-то всё и выяснилось… Когда Корягин обо всём узнал – он был очень зол. Юлию, конечно же, сразу уволили – а меня, меня он просто перестал замечать. Есть жена – и ладно, умрёт – и складно. Так, кажется, говорят…

Макар не знал, что ответить на столь откровенную исповедь этой удивительной женщины. Он легко мог себе представить, как рыдала по ночам Ника, мучаясь от боли и нанесённой мужем душевной обиды. Её сердечные раны были глубоки, и они, определённо – ещё не скоро затянутся…

В то же время, у Виталия Корягина всё складывалось наилучшим образом – он «обчистил» собственную жену, а затем, фактически, бросил её умирать одну в этом огромном особняке. Низость его души, поистине, не знала границ. Если бы Макар мог что-либо изменить – он бы никогда не взял у Виталия этот проклятый дом, а в день их встречи – обязательно попросил бы осмотреться изнутри, чтобы увидеть Нику и попытаться ей помочь…

– Почему же, вы ни разу не обратились в полицию? Хотя бы не попытались? – спросил в финале её рассказа Макар.

Ника сцепила руки в плотный замок. Она не сразу смогла ответить на этот вопрос:

– Я долго об этом думала. Возможно, причина покажется вам до боли банальной, но – мне просто была дорога моя жизнь, какой бы разрушенной она мне теперь ни казалась. Видите ли, если бы Виталий вдруг оказался причастен к той аварии – никто не дал бы мне гарантию собственной безопасности. А что, если бы он захотел закончить начатое?..

Рябинин молча кивнул. На миг, молодому мужчине показалось, что всё происходящее здесь с ним – это один большой дурной сон. Стоит лишь открыть глаза – как кошмар сразу развеется, и он окажется у себя дома, в уютной маленькой «двушке» своих родителей – или в прохладной спальне своей невесты, Светы. Макар решил, на всякий случай, пару раз крепко зажмуриться – однако, даже когда он как следует «проморгался» – парализованная девушка, так и лежала перед ним на кровати, решительно отказываясь куда-либо исчезать.

В конце концов, Макар решил, что, он, как-никак, несёт ответственность за бывшую хозяйку особняка, а потому, ни при каких обстоятельствах, не поступит с ней так, как это сделал её бывший муж.

– Ника, я вам обещаю, что больше вы одна в этом доме не останетесь никогда, — твёрдым голосом сообщил ей менеджер. – Я буду приходить к вам каждый день, и вы будете получать всю необходимую вам помощь и медикаменты.

– Да вы что, Макар! Моё присутствие в доме совершенно ни к чему вас не обязывает. В конце концов, вы можете спокойно сдать меня в какой-нибудь закрытый хоспис – и навсегда забыть об этом, – стала та отмахиваться от помощи парня.

Рябинин забрал у девушки тарелку, и лишь добродушно улыбнулся:

– Что-то вы, Николетта Павловна, себя раньше времени хороните? Не надо вам даже мыслей таких до себя допускать! Вы ещё молодая, красивая женщина – я уверен, со временем, вы обязательно пойдёте на «поправку»!

Макар чувствовал, что не может оставить эту прекрасную девушку вот так, на произвол судьбы, или отдать её в какую-нибудь «богадельню», на «дожитие», пускай даже там будут лучшие условия содержания. Молодой человек боялся признаться себе в том, что Ника ему очень понравилась – чисто по-человечески, конечно же. Парень невольно испытал к ней чувство уважения – не каждый, выдержав такие испытания, сможет остаться с подобной силой духа, какая присутствовала у бывшей жены Корягина.

С того дня, Макар начал приезжать к Николетте почти каждый день. Делал он это, как правило, или перед работой, или же после оной, так как родителям и уж тем более, Светлане – парень решил об этом не рассказывать. Света, по натуре своей, и так была ревнива – а уж если она узнает, что Макар помогает совершенно незнакомой женщине – тут шуму будет, хоть отбавляй. Рябинину даже пришлось выкатить из гаража свой старенький автомобиль – человек он был со склонностью к экологичности, и потому всячески старался минимизировать загрязнение окружающей среды в своём быту. Именно по этой причине, пару лет назад, Макар принял для себя решение на время отказаться от использования автомобиля – но теперь была совершенно другая ситуация, и ежедневные поездки на такси за город – также могли вызвать у коллег и знакомых, ненужные молодому мужчине подозрения.

Макар превратился для Ники в настоящего Ангела-Хранителя, так как помогал ей буквально во всём: готовил обеды и ужины, выкупал необходимые молодой женщине лекарства и обезболивающие (Ника постоянно мучилась от сильнейших болей в спине из-за повреждённого позвоночника). Даже вызвал для неё врача частной практики, чтобы тот мог ещё раз осмотреть девушку, и вынести свой собственный вердикт. К сожалению, диагноз частного врача был точно таким же, какой поставили Нике в государственной больнице – для полного восстановления, ей необходима была дорогостоящая операция в Бостоне. Поначалу, бывшая хозяйка особняка с опаской принимала помощь от Рябинина – она не хотела быть перед ним в долгу, и очень боялась того осуждения, что однажды могло последовать с его стороны. Однако, Макар вёл себя дружелюбно и был совершенно бескорыстен: это помогло вернуть девушке уверенность в собственной безопасности, она немного расслабилась, и начала потихоньку доверять своему новому знакомому. Помимо всего прочего, Ника также прекрасно понимала, что, сколько бы она ни строила из себя «горделивую лань», ей, как ни крути, всё же требовалась помощь другого человека. То, что делал для неё Макар – было равносильно в глазах девушки настоящему чуду. Ника это очень ценила. В конце концов, Рябинину даже удалось заставить девушку вновь пересесть с кровати в коляску, и начать понемногу осваивать дом – перемещаясь по разным комнатам. На лице девушки вновь заиграл свежий румянец, а глаза наполнились внутренним светом, который, как доподлинно знал Макар – означал то, что здоровье девушки (эмоциональное и физическое) явно улучшалось.

Сама Ника тоже «без дела не сидела»: она пыталась самостоятельно делать себе массаж, начала практиковать растирания жёсткой щёткой, и даже пыталась выполнять некоторые несложные упражнения для укрепления мышц позвоночника. Женщина действительно чувствовала, будто понемногу возвращается к привычной жизни, и это не могло не радовать её израненное сердце и начавшую уже было «затвердевать» душу. Так продолжалось ещё некоторое время: Макар приезжал к Нике и помогал ей в бытовых делах, а сама Ника – постепенно возвращалась к нормальной жизни, всё дальше отдаляясь от того образа мрачной болезненной затворницы, что создал для неё бывший супруг.

Всё это время, невеста Макара – Светлана, никак не могла понять, почему возлюбленный так ни разу и не свозил её посмотреть на их будущий совместный дом. Каждый раз, Макар делал всё возможное, и изыскивал всяческие предлоги, чтобы не брать любопытную девушку с собой: то машина у него вдруг забарахлит, то сложный отчёт впереди, или просто нет времени собраться, и куда-то ехать, и всё в таком роде. Наконец, терпение Светы не выдержало:

– Макар, ты меня извини, конечно, за возможные подозрения – но ты от меня явно что-то скрываешь.

Невеста менеджера сложила руки на груди, и с явным недовольством взглянула на своего жениха. Плечи Макара сразу же напряглись – не в его привычках было обманывать любимую женщину, но этот случай всё же являлся исключением.

– Светик, милая, я думаю – ты заблуждаешься, — постарался произнести максимально спокойным голосом парень. – Мне совершенно нечего от тебя скрывать, кроме того, что я иногда курю на заднем дворе нашего офиса.

Макар попытался в шутку обнять Светлану, однако та лишь ловко вывернулась из его рук:

– Да? Тогда почему я, так, до сих пор, и не увидела твой особняк? Ой, прости, наш особняк…, — промурлыкала девушка слегка иронично. – Может, у тебя уже просто есть кто-то другой, с кем ты решил провести остаток своей жизни в этом «фамильном гнезде»? А, Макарчик?

– Не говори ерунды, — улыбнулся в ответ жених, — Ты же знаешь, я только тебя люблю.

Светлана сделала вид, что поверила в слова молодого менеджера, хоть и неохотно:

– Ну хорошо… Если и правда любишь.

Обнимая невесту, Макар Рябинин, к своему изумлению, вдруг понял – что насчёт своих чувств к Свете – он, возможно, уже не уверен.

В тот вечер, молодой человек вернулся в квартиру родителей, и ещё очень долго не мог уснуть, размышляя над собственными эмоциями и чувствами, а также над тем, как резко изменилась его жизнь за последние пару месяцев.

Следующий день стал для Макара настоящим испытанием. После работы, он как обычно, приехал к Нике, помочь ей приготовить обед на день вперёд, и ужин (на завтрак девушка пила только кофе). Счищая непослушную кожуру с картофеля, он вдруг услышал позади себя удивлённый голос Николетты:

– Макар, а мы сегодня разве ещё кого-то ждём?

– Нет, конечно, с чего ты так решила? – не оборачиваясь, ответил менеджер.

Женщина знаком обратила его внимание сначала на себя, а потом показала в окно:

– Там кто-то на такси приехал, и ждёт у ворот…

Макар выглянул из окна кухни – Ника была права: жёлтая машина остановилась аккурат перед воротами его дома. Сердце менеджера за секунду застыло, а потом понеслось вскачь: подойдя ближе, он, к своему ужасу, увидел топтавшуюся перед калиткой Свету. Девушка решила не дожидаться больше удобного случая, а поймать своего жених, так сказать, «на горячем»:

– Ну что, Макар, «открывай ворота – принимай дорогого гостя» …

Девушка изобразила русский народный танец, какой в деревнях исполняют при чтении частушек.

Светлана была одета в скромные серые джинсы и футболку, на плечах наброшена невзрачная курточка – она явно хотела остаться незамеченной, возможно даже, специально проследила за женихом.

– Ты что здесь делаешь, Света? – серьёзно спросил Макар.

Такое поведение у девушки, парень считал неприемлемым.

– О-о-о, да ты, как я погляжу, не рад меня видеть, да? Значит, всё-таки с кем-то здесь развлекаешься, пока меня рядом нет…

Оттолкнув Рябинина, Светлана, с громкими язвительными криками, комментируя происходящее, направилась сразу в дом. Не стесняясь, невеста менеджера прошла на кухню, откуда доносился приятный аромат томившихся на плите овощей. Увидев молодую женщину в инвалидном кресле – Света сначала немного смутилась. Ника же не растерялась, и первой поздоровалась с девушкой – она сразу же всё поняла, и хотела избежать возможного недоразумения.

– Добрый день, меня зовут Ника, — начала бывшая хозяйка дома. – Что бы вы сейчас ни подумали – ваш жених не делал ничего из этого. Он просто помогает мне, как инвалиду, не более.

Невесты Макара хватило только на то, чтобы пробормотать в ответ Нике нечто невнятное, после чего она буквально выволокла своего жениха за рукав рубашки на улицу, где и устроила ему грандиозный скандал. Рябинин ещё никогда не испытывал такого позора: ему казалось, что земля под ним крошится, утаскивая его вслед за собой. Молодой человек стоял и слушал, как Света гневно кричит на него:

– Это же надо, а?! Стоило мне только на секундочку отвернуться – как ты уже нашёл мне замену! Хорошо же ты живёшь, Макарушка – вольготно! Ночью со мной отдыхаешь, а днём – с калекой, несчастной, борщи варишь?? Лихо же она тебя захомутала! Ещё сидит в своём кресле – и вежливую из себя строит… У-у-ух, ненавижу!!

– Прекрати немедленно! – закричал в ответ Макар.

Он сам не ожидал, что так «взорвётся»:

– Ника не калека, она просто пока не может встать на ноги… Ты себе даже представить не можешь, что она перенесла, и через что ей пришлось пройти! Как с ней судьба обошлась…, да ты и понимать-то ничего в этой жизни так и не научилась толком, в твои-то, двадцать три.

– Ах, вот так, значит! – задохнулась от возмущения Светлана. – Ну тогда и оставайся со своей «безногой», придурок! По мне, знаешь, сколько парней на фирме моей плачет? Не чета тебе, старший менеджер! Там-то люди посерьёзнее будут. Адьос!..

Язвительно оскорбив парня напоследок, Света взмахнула своими золотистыми волосами – и плавно покачивая бёдрами, с достоинством удалилась обратно к воротам дома, где её уже ждало заранее подъехавшее такси. Макар понимал, что это полный разрыв. Абсолютно глупый конец отношений, которые он, с такой тщательностью, выстраивал целый год. Света, конечно, где-то права – в её окружении было полно парней, которые, наверняка, только и ждут – когда вакантное место её парня станет свободным. И всё равно, Рябинину было больно: за этот год, он действительно успел привязаться к красивой, немного капризной и немого наивной – но всё равно, ставшей такой родной, Свете. Хотя, в какой-то момент, Макар и начал сомневаться в своих чувствах к Светлане – умом он всё же понимал, что они встречались уже достаточно долго для того, чтобы стать полноценной супружеской парой. Именно от этого, на душе у парня всю последующую неделю «скребли кошки»: перед ним будто бы оборвалась та дорога, которую он сам для себя выбрал – и по которой планировал идти всю дальнейшую жизнь.

***

Как ни странно, разрыв со Светланой лишь сблизил Макара и Нику. После случившегося на глазах у женщины скандала, Рябинин ещё несколько дней не мог оправиться от расставания с взбалмошной невестой. При Нике, Макар вёл себя неестественно тихо, словно боялся своим поведением потревожить и без того шаткое равновесие бывшей хозяйки особняка. Однако ситуацию изменил, как это часто бывает, случай.

В один из особенно дождливых дней, Макар возвращался с работы к себе домой – и увидел на обочине дороги крохотного щенка. Малыш жалобно скулил, оглядываясь по сторонам – может быть, он заблудился, а, может быть, его мать неудачно «забрали» с собой догхантеры. Щенок сидел у самого края дороги, мокрый – словно его облили из ведра с ледяной водой. Маленькие чёрные глазки искали спасения хоть у кого-нибудь из прохожих, однако все проходили мимо животного, равнодушно глядя вниз, на маленького замерзающего пса. Макару стало, до боли в сердце, жаль несчастное животное:

«Он ведь сейчас так и замёрзнет тут, простудится ещё, чего доброго».

Парень остановил машину, и быстро подхватил щенка на руки, после чего «нырнул» обратно в авто. Малыш был мокрым и холодным, но Рябинина это не оттолкнуло: вытащив из бардачка небольшое вафельное полотенце – менеджер вытер щенку морду и спинку, а потом завернул его в полу своей тёплой куртки. Так они и поехали домой. Когда он искупал пёсика в горячей воде с шампунем – выяснилось, что тот имеет очень красивый, золотисто-рыжий окрас. Щенок стал радостно бегать по комнате Макара, одновременно подгрызая его старый тапок.

– Вообще-то, так не делается, но ладно уж – всё равно, он уже давно «каши просил», – сказал парень, глядя на играющего пса.

Щенка решено было назвать «Джерри»: кличка питомцу очень понравилась, так что он сразу начал на неё отзываться.

Следующие несколько дней, Макар присматривал не только за Никой – но и за новообретённым четвероногим другом. Рябинин поставил щенку все необходимые прививки и приучил к поводку с ошейником, чтобы они могли гулять вместе каждое утро и вечер. Джерри оказался невероятно смышлёным псом: Макар не мог на него нарадоваться. Позже, когда собака окончательно привыкла к квартире Макара – он принёс щенка «погостить» в свой загородный дом, к Нике. Девушка невероятно обрадовалась, увидев пса:

– Боже, какой хорошенький! – хвалила его Ника, попутно заигрывая с щенком при помощи ветки.

– Кто тут у нас такой умный? Кто самый умный? Джерри, конечно, это Джерри, мой хороший…

Так, у Ники и Макара появилась ещё одна маленькая общая традиция – гулять по мини-парку во дворе их дома – и играть с ласковым маленьким псом. Ника, конечно же, была в своём кресле, но это не мешало ей бросать Джерри мячик, или просто обнимать его: щенок был без ума от своей новой, «человеческой» знакомой.

За несколько месяцев, душевные раны Макара более-менее затянулись: он всё больше времени проводил с Никой, и из разговоров с ней, с удивлением для себя понял – что у них достаточно много общего. Они слушали музыку одного направления, читали одинаковые книги и оба любили хорошие старые комедии. Макар начинал осознавать, что Николетта для него не просто друг и невольная «подопечная», а нечто гораздо большее.

В середине зимы, Макар неожиданно пропал из жизни Ники на несколько долгих недель. Девушка уже начала переживать, не случилось ли чего – ведь молодой человек перестал отвечать даже на телефонные звонки. В момент подступающего отчаяния, Ника подумала, что Макар, возможно, тоже бросил её. Но тут, Рябинин неожиданно появился на пороге её дома – с большой пушистой елью под мышкой, и ослепительно-радостной улыбкой на его, всегда таком добром, лице.

– Господи, ты откуда такую красавицу приволок? – восторженно спросила его Ника.

– А вот, где взял – там уже нету, — в тон ей, шутливо ответил менеджер. – Пора бы нам уже и к Новому году начинать готовиться – вот я и заехал по дороге на ёлочный базар.

Часом позже, девушка спросила осторожно, где Макар пропадал так долго, и почему не брал трубку, когда она звонила. Вместо ответа, парень лишь хитро улыбнулся:

– Понимаю, надо бы придержать такой подарок до самого праздника, но… Нет, я не могу ждать…

Макар вскочил, и начал отчасти весело, отчасти нервно – мерить гостиную большими шагами. Ника не понимала, что происходит, пока тот, наконец, не сдался:

– Ник, тебе готовы сделать операцию в Бостоне, уже в январе! Ты представляешь?! Ты снова будешь ходить!

– Что? – только и смогла вымолвить поражённая девушка. – Но, Макар, это же таких денег стоит – у меня столько нет, уже давно, ты же знаешь…

– Деньги здесь ни при чём, — отмахнулся в ответ менеджер. – Я давно включил тебя в квоту, только ждал, когда место освободится. И вот – Новогоднее Чудо, правда?..

Ника не могла поверить в услышанное – конечно же, для неё это было чудом, самым настоящим! В порыве благодарности, девушка обхватила Макара за шею – и легко коснулась своими губами его щеки. На секунду, молодые люди застыли друг напротив друга. Макар понял, он не готов выпустить эту девушку из своих объятий ни сегодня – ни, когда-либо вообще, в своей жизни…

Ника тоже ощутила, как внутри неё медленно поднимается большая тёплая волна – это просыпались к Макару уже давно забытые девушкой эмоции и чувства, ощущение счастья вдруг затопило Нику целиком…

Единственное, чего девушка не знала – так это того, что не было никакой квоты. Макар сам, полностью оплатил грядущую операцию, продав автомобиль, и взяв кредит под залог этого особняка, в котором они собирались праздновать свой самый счастливый Новый Год.

К Нике Корягиной, Макара влекла поистине непреодолимая сила. Такого он не испытывал ещё никогда – даже со Светланой. Любовь к девушке, словно «перековала» парня изнутри – из мягкотелого нерешительного паренька, каким всегда был Макар, даже в свои, почти тридцать, лет – он, вдруг, в одночасье превратился в ответственного взрослого мужчину, готового нести ответственность за своих близких, и за совершённые им поступки…

Впервые, это проявилось в его отношении к покалеченной Нике – когда он взял на себя ответственность за дальнейшую судьбу девушки, а второй раз – сейчас, когда он сидел в коридоре Бостонского медицинского центра, где его возлюбленной делали сложнейшую операцию по восстановлению позвоночника. Фактически, Макар сам отдал Нику «под нож» американских хирургов, поэтому, в какой-то степени, от его решения также зависела её жизнь. Однако это был единственный шанс, способный позволить его любимой вновь ощутить почву под ногами – и за этот шанс, Макар был готов пожертвовать всем, что у него было.

Через несколько часов, когда Ника пришла в себя в больничной палате – первым, кого она увидела – был Макар, сидевший на краешке её кровати.

– Привет, Спящая красавица, — ласково пошутил Рябинин.

– Здравствуй, мой Принц, — в тон ему, также ласково, ответила она.

Врачи сказали Рябинину и Нике, что операция прошла очень успешно, поэтому теперь – девушке предстояло пройти несколько месяцев реабилитации, после чего, она вполне сможет продолжить своё восстановление дома, на Родине. Ника снова чувствовала свои ноги – это чувство нельзя было сравнить ни с чем. Молодая женщина поклялась себе пройти через все трудности и боль физиотерапии – только чтобы вновь начать ходить самой.

Упорство и терпение – принесли Нике столь долгожданные для неё плоды: домой она возвращалась, хоть и на костылях, но с полным осознанием собственной победы над недугом. Вернувшись в свой особняк, Ника и Макар стали жить вместе. День за днём, они отстраивали свою жизнь заново, подобно тому самому «гнезду», о котором так мечтал когда-то скромный старший менеджер – а теперь, заместитель директора по развитию в компании, где он проработал долгие восемь лет.

Совместная жизнь молодых людей была наполнена любовью, нежностью, и взаимным уважением – Ника даже в своих самых светлых мечтах – не могла представить, что такое бывает. Макар, в прямом смысле, «носил её на руках», а счастливая невеста, от подобного проявления заботы, ни капли не уставала.

Через год, с начала их знакомства, пара Рябинин – Корягина, наконец, сыграла скромную свадьбу. Молодые люди решили подождать момента, когда Ника сможет окончательно «встать на ноги», и в силах будет обходиться без трости. Как только этот счастливый день настал – пара сразу же подала заявление в ЗАГС. Всё это время, пока развивались отношения Ники и Макара – о Виталии Корягине в их городе, по-прежнему, не было ничего слышно. Он словно пропал, растворившись в привокзальном тумане – ведь здесь его уже все, что называется, знали «в лицо», и никто не хотел иметь с ним никаких дел, а уж тем более – давать денег в долг. По слухам, мужчина уехал в другой город, где у него было бы больше денежной «добычи», и меньше старых знакомых. С этой целью, Виталий полностью уничтожил все свои старые сим-карты, и купил новый, самый простой телефон – чтобы его не смогли выследить старые криминальные «контакты».

Ника же и Макар, сразу после свадьбы, отправились на «медовый месяц» в один красивый приморский городок, где когда-то отдыхали родители девушки. Прогуливаясь по набережной, они с удивлением увидели, как в тени большого пляжного зонтика сидит, изнывая от жары, их старый знакомый – а, по совместительству, бывший муж Ники – Виталий Корягин. Ника судорожно сжала руку Макара – молодая женщина надеялась, что человек, принесший ей столько зла, не заметит её в пёстрой толпе туристов. Но не тут-то было: медленно подняв осоловелый взгляд, Виталий мгновенно узнал и Макара, и свою бывшую супругу.

– Успокойся, — шепнул Нике на ушко муж, когда она похолодевшими руками ухватилась за рукав его летней куртки. – Он нам больше ничего не сделает.

Ника лишь судорожно сглотнула. Виталий взглянул на неё, и слегка улыбнулся – от былого обаяния и лоска мужчины не осталось и следа: мятая несвежая одежда и расфокусированный взгляд – очень ясно говорили о том, что Виталий проводил время, по большей части, в дешёвых пивных, и денег у него, как всегда, не было. Корягин, хоть и пытался сдерживать свои эмоции, но у него, в отличие от Макара (готового прямо здесь побить подлеца за всё, что он сделал) – это получалось плохо. Мужчина был явно удивлён паре, во взгляде его читалась откровенная зависть. При этом, Виталий всё же нашёл в себе силы медленно подняться. Нетвёрдой походкой, он приблизился к молодым:

– Ох, ты ж… Макарчик, друг! Какими судьбами? А это, я так понимаю, жёнушка моя бывшая – с тобой? Надо же, поднялась-таки, малохольная, на ноги… Видно, рано я дом-то, вместе с тобой продал, да, Ник?

– Не вздумай даже приближаться к ней, — остановил Корягина Макар.

Его голос был острее стали, а рука, упёршаяся в грудь мерзавца, очень чётко обрисовала тому перспективы его встречи с асфальтом. Виталий лишь всплеснул руками:

– Да что ты! Что ты, в самом-то деле… Не нужна она мне, отболело уж всё, как говорится… — мужчина неприятно загоготал, обнажая испортившиеся от табака и спиртного зубы.

Корягин оглядел пару с ног до головы, а потом цокнул языком, и, набравшись наглости, обратился к своему бывшему приятелю:

– А что, Макарчик? Как там мой дом? Вы его хорошо содержите, да ведь?.. Выглядите-то вон как – неплохо… Слушай, друг – а, может, по старой памяти – займёшь мне пару тыщонок?.. Я всё ж верну, ты ж меня знаешь… Ну, да, виноват – было дело, не успел… Но ты ж-таки домик мой получил, верно? Тебе ли «жаться»?

На лице Макара промелькнуло откровенное презрение, после чего, он посмотрел на свою жену, и улыбнулся:

– Дом наш – в хорошем состоянии, слава богу, — спокойно ответил он Виталию. – А по поводу денег… Да без проблем, Витя, сейчас дам – погоди минутку.

Корягин, услышав, что ему сейчас выдадут денег – вмиг, как это бывало с ним и прежде, оживился. Облизнув пересохшие губы, мужчина непроизвольно, одной рукой прилизал свои сальные волосы. Ника, глядя на всё это, почувствовала, что ещё немного – и её стошнит.

«Боже, как я могла жить с этим человеком?», — спрашивала она себя.

Наконец, Макар вытащил из бумажника сто рублей – и демонстративно вложил их в руку Корягину:

– Вот, Витя – на бутылку тебе здесь точно хватит, — с сарказмом произнёс мужчина, – А большего, «друг», уж прости – не заслужил…

Пойдём, Ника. Супруги молча прошли мимо Корягина, оставив того в недоумении сжимать потрёпанную купюру.

Оставьте свой голос

52 голоса
Upvote Downvote

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.