Истории из жизни — Ну, ничего… Скоро ты больше не проснёшься, — прошептал муж, взял в руки кружку жены и стал туда что-то наливать

— Ну, ничего… Скоро ты больше не проснёшься, — прошептал муж, взял в руки кружку жены и стал туда что-то наливать

Женщина лежит в больнице

Осмотрев Людмилу, врач сделал записи в карточке и произнёс:

— Людмила Алексеевна, пожалуйста, берегите себя, в следующий раз мы можем не успеть. Вот, на этом листочке список препаратов и как их принимать, плюс необходимые рецепты. И обязательно сегодня купите лекарства, приём нужно начать как можно раньше. Ну.. всего Вам доброго, поправляйтесь!

Косо глянув на её мужа, который стоял возле окна и криво ухмылялся, доктор вышел в прихожую:

— Меня провожать не надо, я сам прикрою дверь.

Замок щёлкнул и Николай, муж Людмилы, тут же проговорил:

— Опять с тобой проблемы. За этот месяц второй раз вызываем врача. Может, тебе уже совсем лечь в больницу? Я бы хоть немного отдохнул, а то сижу возле тебя, как на цепи.

Слова мужа больно обожгли самолюбие Людмилы, но она не стала ему отвечать в таком, же тоне. Наоборот, мило улыбнулась и тихо прошептала:

— Потерпи, Коля, скоро всё пройдет. Я просто немного переволновалась. Ты же знаешь, что у меня работа нервная.

Вздохнув, словно его к чему-то принуждали, муж сказал:

— Ладно, давай сюда рецепт, я сам в аптеку схожу. И больше не переживай, чтобы мне снова не пришлось звонить врачу.

Захлопнув за собой дверь, Николай почти бегом спустился по лестнице и направился в сторону аптечного пункта. А в это время Людмиле на телефон позвонила мама:

— Доченька, скажи честно, вы с Николаем опять поругались? Это из-за него у тебя давление?

Не зная, как лучше ей ответить, Люда сказала первое, что пришло на ум:

— Да нет, во всём виновата моя работа. Надо отпуск взять и немного отдохнуть, иначе точно сердце не выдержит.

Людмила работала начальником цеха на заводе по производству стеклянной посуды. Сложное производство и ответственность за сотни рабочих не обходилось без каждодневной нервотрёпки.

Старое, ещё советских времён оборудование, постоянно выходило из строя, но руководителям было всё равно. Для них было важно не сорвать заказы и получить прибыль любой ценой. Вообщем работала Люда, что называется на износ. Естественно, что в какой-то момент нервная система не выдержала, и произошел сбой в организме.

В последнее время скачки давления до опасных величин стали появляться всё чаще. Руководство это заметило и даже предложило вариант отгулов, но Людмила отказалась. Она помнила о том, что на ней висит кредит. Год назад она оформила его в банке, чтобы сделать в квартире ремонт. Муж даже не подсуетился в этом плане, сказав, что у него зарплата маленькая, да и связываться с кредитами не хочет. Вот и получилось, что вся ответственность за выплаты легла на её плечи. Помнится, что даже мама ей говорила:

— Зря ты, дочка, всё это затеяла. Ремонт никуда от тебя не убежит, а вот здоровье так пятками засверкает, что поминай, как звали.

Предостережения матери были неслучайны, но Людмила опять их не учла и, всё же, решилась на долговое бремя. Успокаивало лишь то, что до конца осталось платить чуть меньше года. Однако поведение мужа сильно настораживало: он как-то болезненно воспринимал необходимость жертвовать семейным бюджетом. Такое впечатление, будто Людмила прямо из его кармана отдавала деньги. И сейчас, когда он пошёл в аптеку за лекарствами, то всё выглядело так, словно у него забирают последние крохи. Людмила, было, хотела отказаться от его помощи, но потом решила, что пусть немного потратится. Спустя полчаса замок в двери снова щёлкнул и послышался голос Николая:

— Ты как ты там, живая?

Надо же, ещё и совести хватило, чтобы такое спросить у жены. Людмила в ответ откликнулась:

— Всё хорошо, дорогой, мне уже лучше. Я через пару дней, наверное, выйду на работу. Не хочу, чтобы начальство из-за меня страдало.

Услышав про то, что супруга опять будет ходить на завод, Николай даже как-то подобрел:

-Вот это правильно, деньги нам сейчас, ой как нужны.

Опять этот сарказм, который Людмила в очередной раз пропустила мимо ушей. Не хотелось ей разводить ссору на пустом месте. Встав с дивана, шаткой походкой она дошла до ванной:

— Душ приму и будем ужинать.

Николай положил лекарства на стол:

— Вот твои пилюли, сама потом разберёшься, как их принимать.

На кухне загремела посуда и Людмила догадалась, что муж, как и обычно, сел за стол и ждёт, когда его накормят. Выйдя из ванной, она чуть не упала, но, собрав в себе остатки сил, оперлась о стену и немного отдышалась…

После ужина Людмила вернулась в спальню и выпила таблетки, которые ей врач прописал. Но сильная головная боль так и не отступала, Люда хотела только одного — закрыть глаза и побыстрее заснуть. В этот момент сзади подошёл Николай и так ласково, словно лиса, обнял и проворковал:

— Ну, ты готова моя королева к любви?

Людмила резко оттолкнула Николая:

— Ты совсем совесть потерял? У меня давление сто восемьдесят на сто, а у тебя только одно на уме.

Такой поворот Николаю явно не понравился и Людмила, посмотрев ему в лицо, подумала, что вот, сейчас разразится крупный скандал и нового эмоционального сбоя точно не миновать. Но нет, муж спокойно отошёл в сторону и, склонив голову, произнёс:

— Хорошо, я человек с понятиями и третировать не буду. Ты ложись в постель, а мне надо ещё в гараж сходить. Вчера Васька просил помочь ему с двигателем, а я всё никак и не дойду. Если что, вернусь поздно, меня не жди.

Вот и всё, между ними, как это обычно бывает в таких случаях, образовалась пропасть. И было бы из-за чего: ну, не смогла жена сегодня пойти на уступки. Так ей нужен отдых, тем более и врач об этом сказал. Уж что, а любовь подождёт, главное ведь здоровье родного человека. Но Николая, похоже, такой расклад не устраивал. И можно было только догадываться, зачем вдруг он собрался в гараж. Людмила не стала его держать:

— Ладно, иди, только ключи взять не забудь, а то я могу и не услышать звонок.

Николай схватил куртку, обулся и, громко хлопнув дверью, покинул квартиру. В этот раз всё обошлось без ссоры по самому спокойному варианту: Людмила заглушила боль лекарствами, а муж в это время ушёл изливать душу своим закадычным дружкам. Он не в первый раз так делал: особенно негодовал, когда однажды ему пришлось сделать платеж по кредиту. У Людмилы тогда не хватило денег, и она попросила мужа добавить. Надо было видеть его лицо, когда прозвучала необходимая сумма. Возглас упрёка мужа мгновенно прилетел в адрес Людмилы:

— Могла бы и у родственников занять, а мне теперь снова надо копить на запчасти.

Вот так, машина для него оказалась важнее, чем семья и её благополучие. И дело ведь не в ремонте, который Людмила затеяла. Просто муж в последнее время ведёт себя, словно приходит домой, как в гостиницу.

…Посветив фонариком, Николай махнул рукой и весело присвистнул:

— Ну, вот и я мужики, надеюсь, тут всё готово.

Сидевшие в гараже собутыльники тут же налили ему штрафную порцию. Не морщась, он залпом опустошил полный стакан и, довольный, как гусь, уселся на старый диван:

— Вот это другое дело, а то никаких сил уже нет это терпеть, задолбала она меня уже совсем. Ремонт этот проклятый затеяла, а я с работы уставший прихожу и отдохнуть хочу, но ей то тут покрась, то там наклей, тьфу. Давно бы развелся, так квартира то её — где жить-то я буду? Так бы и показал свой характер, да только теща уж больно деловая.

В этот момент к нему подсел один из компаньонов:

— Слушай, Коля, я тебе, вот, что скажу, только тихо.

О чем они там шептались, можно было только догадываться. Но в конце тайной беседы, Николай здорово разошёлся и пока не опустошил ещё один стакан, не успокоился. Одному богу известно, какие он советы получил. Раззадорившись, тот принялся помогать с двигателем, ведь для того он сюда и пришёл.

Что же до Людмилы, то после принятых лекарств, она с горем пополам заснула. Но ей виделись такие сны, что лучше бы бодрствовала. Ворочаясь с боку на бок, Людмила пыталась утихомирить внутреннее волнение. С трудом, но у неё получалось не вздрагивать, хотя руки между тем слегка тряслись. В половине третьего ночи входная дверь квартиры открылась и Николай, придерживаясь за стенку, в развалку шёл в обуви прямо на кухню. Слышно было, как брякнула фарфоровая кружка, а затем из крана полилась вода. Сделав несколько глотков, муж бросил посуду на пол и ввалился в спальню, словно медведь шатун. Но, похоже, не рассчитал равновесия и грохнулся на пол, встать с которого у него уже не хватило сил. Так и пролежал до утра, а на следующий день позвонил своему начальнику и взял отгул.

В обед приехала мама Людмилы и, увидев помятое лицо зятя, сморщилась и произнесла:

— Ну, да, только на это Николай и способен. Лучше бы на работу отправился, глядишь, быстрее бы в норму пришёл.

В ответ прозвучала вполне стандартная фраза:

— Не надо отца учить, а дальше сами знаете, как продолжить.

На фоне такого потрясения у Людмилы снова подскочило давление. Но на этот раз всё оказалось серьёзно и её пришлось везти в больницу. С возмущением, что ему опять придётся шататься по кабинетам, Николай помог фельдшерам спустить каталку вниз и загрузить жену в машину. От него разило неприятным запахом, но медики старались не обращать на это внимания. В тоже время, им искренне было жаль Людмилу, что у неё такой бессердечный муж.

В больнице их встретил тот самый врач, что был до этого в квартире:

— Так, значит, мои предостережения не помогли. Везите её пока в палату, я туда скоро подойду.

Однако наперерез врачу выскочил Николай:

— Как вас понимать, зачем палата? Можно и уколами обойтись, а мы и дома отлично полечимся.

Не обращая внимания на его призывы, доктор продолжал раздавать медперсоналу указания. Все суетились, как муравьи, выполняя каждый свою работу. Фактически оплеванный, Николай вышел на улицу и громко выругался. На шум обратил внимание один из пациентов:

— Ты чего разошелся? Здесь тебе не дискотека!

Услышав знакомое слово, тот ехидно улыбнулся и ответил:

— А я вижу, ты любишь повеселиться? Слушай, тут рядом магазин, если хочешь, то можно по-быстрому поляну организовать.

Пациент, как это ни, странно, оказался любителем выпить и охотно согласился на его предложение. Спустя полчаса они тайком сидели под двумя берёзами и потихоньку опустошали бутылку. Николай бравировал тем, что искренни заботится о жене:

— Я даже сам с ней приехал, чтобы не оставлять в одиночестве.

Собеседник назвался Иваном:

— Ну, да, видел я, как ты за ней ухаживал. Молодец, что сказать, а вот ко мне почти никто не приходит.

Одурманенный горячительным напитком, Николай хотел, было, пойти в приёмный покой и выяснить, почему это вдруг его нового знакомого не навещают. Однако Иван, хоть и тоже изрядно выпил, но, всё же, отдавал себе отчёт, где находится. И поэтому, остановил Николая:

— Не надо туда ходить, врачи обозлятся, и потом совсем не будет поблажек.

Вскоре, после того, как вся жидкость была выпита, Николай направился к стоянке такси, что находилась рядом с больницей. В окно это видел врач и сокрушенно качал головой. Но он не стал об этом говорить Людмиле. Не хотел её расстраивать, тем более что в таком положении любые волнения только навредят.

Людмилу снова осмотрели и поставили соответствующий диагноз. Он, конечно, был предварительный, однако симптомы указывали на то, что в её организме прогрессирует сердечная недостаточность. Всю ночь врач буквально не отходил от её кровати: несколько раз мерил давление и следил за дыханием.

А вот Николай продолжал, как ему казалось, заливать горе, ведь это же душевная травма. Удивительно, но внутри у него ничего не ёкнуло, словно жена была чужим человеком, даже наоборот, закралась мысль — «Вот бы хорошо, что бы она оттуда не вернулась. И если бы не штамп в паспорте, то можно было бы подумать, что они просто живут вместе, как посторонние люди.

Сразу после обхода к Людмиле приехала её мама:

— Господи, дочка, да за что же нам такое наказание? Я так и знала, что ты снова сляжешь. Говори честно, где этот паразит?

Людмила поправила подушку и тихонько произнесла:

— Не знаю, он, как привёз меня сюда, так больше и не появлялся. Наверное, дома сидит, взял отгул и на работу не пошёл. Ты же знаешь, как он любит отдыхать посреди рабочей недели!?

Мать кивнула и с грустью в голосе ответила:

— И не говори, устала я от такого зятя. Не понимаю, чего ты возле него держишься.

Людмиле сейчас было не до того, чтобы обсуждать собственного мужа:

— Хватит, мам, давай лучше расскажи, как там Лена? Давно что-то сестра мне не звонила. У неё что, опять новый мужчина появился?

Заметив на её лице улыбку, Раиса Васильевна тоже подобрела:

— Эх, дочка, мне бы её заботы, так я бы, наверное, и не переживала.

В палату зашёл доктор, и матери пришлось выйти за дверь. Но она слышала, как он отчитывал Людмилу за то, что та не следит за своим здоровьем.

Николай в течение дня так и не появился и лишь к вечеру соизволил облагодетельствовать жену своей персоной. Но так получилось, что именно в этот момент Людмиле опять стало плохо. Медсестры выгнали его из палаты в коридор:

— Не заходите, пока мы будем проводить необходимые процедуры.

Криво ухмыльнувшись, Николай присел на скамейку и на несколько минут прикрыл глаза. Наконец, медики вышли из палаты:

— Она спит, так что идите домой.

Но Николай был непреклонен:

— Я не смогу нормально уснуть, пока хоть минутку не побуду с любимой женой.

Медсестра сжалилась и произнесла:

— Ну, ладно, только быстро, пока доктор не видит.

Прошмыгнув, словно мышь, тот плотно прикрыл за собой дверь. Однако так спешил, что не заметил, как следом к палате подошёл и врач. Усевшись на краешек кровати, Николай взял в руки кружку Людмилы и стал туда что-то наливать из стеклянной бутылочки.

Доктор тихонько приоткрыл дверь, и его словно окатили студёной водой: в кружку Людмилы стекала какая-то мутная жидкость. Подскочив к её кровати за доли секунды, он выхватил из рук Николая посуду и выплеснул содержимое на пол. Краска тут же зашипела и вздулась, а затем на этом месте образовалось чёрное пятно. Николай побледнел, когда увидел перед собой доктора:

— Вы что, я всего лишь хотел налить жене воды. Вдруг она захочет пить, а до вас не докричишься.

Показав пальцем на пол, врач еле сдержался:

— И это вы называете водой? Что было в той бутылочке?

Покраснев, как рак, Николай стал пятиться из палаты, но тут на счастье появился дежурный анестезиолог из хирургического отделения. Оценив ситуацию, он схватил Николая и вывел его в коридор.

Там он и ждал приезда полиции, а когда негодяя вывели в наручниках, выяснилось, что в кружку он налил сильнодействующий кислотный реагент. Название потом уточнили, и стало понятно, что Николай таким образом хотел отправить жену на тот свет.

Вскоре Людмила пришла в себя и когда ей рассказали, что муж хотел совершить, то горько заплакала. Она и представить себе не могла, на что пойдёт Николай ради того, чтобы от неё избавиться и завладеть квартирой…

Однако, ни на следствие, ни потом, на суде, он так внятно и не сказал, зачем собирался лишить супругу жизни.

Через две недели Людмила выписалась, и твердо решила развестись. Ей это помогли сделать, тем более что Николай находился под следствием. А в знак благодарности она навестила того самого доктора и выразила ему всю широту своей признательности. Здоровье Людмилы стало значительно лучше. Сейчас доктор чаще проведывает Людмилу, и, вроде как, между ними проскальзывает определенная симпатия. Всё возможно, что это станет началом новых, но уже искренних и крепких отношений.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети