Истории из жизни Через тернии к счастью

Через тернии к счастью

Грустная женщина у окна бабушка

Женщина в спешке засунула окорочка в духовку, выдохнула облегченно и побежала переодеваться.

В комнате аккуратно на стуле висело платье. Ещё вечером его выгладила. Она посмотрела на себя в зеркало. Растрепанная, челка мокрая — вспотела, спешила с приготовлениями, и жарко на кухне. Через плечо полотенце перекинуто, фартук ещё советский, но как новый – она-то его и не надевает почти никогда. Только когда гости, вроде так солиднее хозяйка смотрится. Засмотрелась на себя, а время же идёт. Гости придут, а она не готова. Быстро принялась переодеваться, немного подкрасила ресницы, губы. Волосы уложила в аккуратный пучок. Вроде не стыдно теперь встречать гостей. Людмила посмотрела на часы. Уже начало седьмого, договаривались на полшестого. Опаздывают.

Женщина ещё раз проверила накрытый стол. Все ли поставила, ничего не забыла? Привычный «Оливье», куда же без него? Классика жанра, для Людмилы это почти суеверие – без салата русский человек не может быть хорошим человеком. Столько всего пережили, а «Оливье» всегда старались на праздничный стол поставить – символ веры в лучшее будущее. А сейчас это очень актуально. Дочку сватать придут. Маргарита ее уже полгода встречается с парнем, а она его еще ни разу не видела. А тут и молодой человек сразу и родители его придут. Хотелось их принять хорошо, все-таки теперь члены семьи будут. Поправила скатерть, вроде все прилично, но нервничала. Водку подороже купила.

Из напитков, кроме компота домашнего, дюшес взяла – Маргарита его любит. Котлеты потом выставит, чтоб горяченькими подать, картошка готова, укутала ее в одеяло, чтоб не остыла. Окорочка тоже уже выключила. Бутерброды, сырная нарезка, вроде ничего не забыла. Но переживала, не останутся ли гости голодные. Волнение было еще от того, что что-то пойдет не так. Сердце не на месте. Может от того, что единственную дочь, в которой души не чаяла, замуж отдавать нужно.

Людмила присела. Вспомнила, какая долгожданная малышка была. В 40 лет родила ее. Как радовалась ее появлению. Личная жизнь у женщины не сложилась. Замуж по молодости вышла, муж на десять лет старше, выпивал, ушла она от него. И как-то по жизни больше никого серьезного не встретила. В 39 решила родить для себя. С мужчиной тогда встречалась, он детей не хотел. Людмила сказала, что пьет таблетки, они и не предохранялись. Когда забеременела, серьезно с ним поговорила, какие у него планы на будущее. Мужчина сказал, что был уже женат, сын есть, больше не хочет семью заводить, предложил периодически встречаться без обязательств. Людмила отказалась. О беременности ничего не сказала. Это ее решение было, зачем человеку лишние волнения, сама справится.

На заводе бытовой химии всю жизнь работала, сначала аппаратчиком, потом технологом. Горячий стаж имела, но продолжала работать. Сначала на трехкомнатную квартиру заработала, потом дочку в институт. Отдыхать некогда было. Сама уже в жизни все повидала, теперь дочку на ноги поставить, замуж отдать, потом отдохнуть можно, внуков ждать. В дверь позвонили. Людмила подскочила, засуетилась, побежала на кухню, окорочка из духовки вытащила, быстро на стол поставила и гостям двери открывать поспешила.

Отогнала все переживания, ведь у ее дочки новая жизнь начинается. Но знакомство не задалось с самого начала. Людмила поприветствовала вошедших. Те как-то сухо в ответ поздоровались. Маргарита представила матери Олега, Наталью Васильевну, Александра Игоревича.

Родители парня сразу прошли в квартиру, начали осматриваться. Людмила поспешила на кухню, чтоб горячее на стол подать. Пригласила за стол. Гости уселись и без воодушевления посмотрели на заставленный едой стол.

— Проголодались, наверное? – скрывая волнение, бодро начала Людмила. – Угощайтесь, не стесняйтесь, — она привстала, набрала в ложку картошки и поднесла её к тарелке мамы будущего зятя.

Та прикрыла тарелку рукой. Людмила растерянно поднесла ложку к тарелке мужчины. Тот прикрыл тарелку салфеткой и недовольно покосился на сына. Людмила неуверенно посмотрела на парня, тот отрицательно покачал головой. Маргарита виновато опустила глаза. Женщина положила себе картошки и села. Она растерянно мяла салфетку, и пыталась подобрать уместные слова.

Наконец, нарушив неловкое молчание, заговорила Наталья Васильевна.

— Людмила… — она критически осмотрела хозяйку. – Не знаю, как Вас по отчеству, — Людмила открыла было рот, чтоб уточнить, но женщина продолжила. – Спасибо, конечно, что вот так… — Наталья Васильевна окинула стол взглядом. – Нас приняли. Уже и забыли то коммунистическое время, когда кроме «Оливье» ничего на столе не было.

Людмиле как будто пощечину дали. Весь день готовила, лучшие продукты купила. Стол, как считала, совсем не бедный. Конечно, может, устаревшее меню.

— Лучше бы она роллы заказала, или пиццу, на крайняк, — прошептал Олег на ухо своей невесте.

Людмила, конечно услышала, может специально так сказал, чтоб задеть.

— А, давайте, по 5 капель за знакомство, — воодушевленно предложила Людмила, собравшись с духом.

Сразу же схватилась за бутылку и разлила водку по стопкам.

— И водку уже давно не пьют, — критически полугромким шепотом отметил жених.

Снова гости недовольно переглянулись, рюмки не взяли. Женщина с надеждой посмотрела на дочь. Может она как-то поддержит её, обстановку разрядит. Всё-таки она с ними не в первый раз общается. Но Маргарита намеренно смотрела в сторону, чтоб не встретиться глазами с матерью.

— Давайте не будем терять время, а перейдем сразу к делу, — заговорил Александр Игоревич и отодвинулся от стола.

Дальше снова мама жениха заговорила. Вокруг да около не ходила. Сразу сообщила, что молодым нужно квартиру купить.

— В связи с этим, собственно, и собрались тут – квартирный вопрос обсудить. Чтобы ни у кого никаких претензий не было, а жизнь сейчас сложная – всё может быть, на квартиру будем скидываться пополам. С нашей стороны половина уже готова, если у вас нет нужной суммы, то можем помочь продать вашу трешку.

— Людмила, — Наталья Васильевна почти улыбнулась впервые за весь вечер. – Не знаю, как Вас по отчеству, — Людмила даже не пыталась влезть с уточнениями, гостья тут же продолжила. – Вы же одна, дочь уже пристроена. Зачем Вам трехкомнатная квартира?

Людмила только слушала, она никак не могла от шока отойти. Как провинившаяся школьница чувствовала себя. Она женщина старой советской закалки, делала, как знала, как всю жизнь привыкла. А здесь, оказывается, не в тренде, как молодежь говорит. В общем, сватья убедили Людмилу продать ее жилье, доложить молодым на квартиру, а ей однушку купить. Чего не сделаешь для счастья дочери. И коммунальных меньше платить и прибраться быстрее. Аргументов гости кучу привели, недаром где-то в юридической сфере оба работают.

Как ушли будущие родственники, дочка успокоила маму, говорит, просто люди интеллигентные, порядки у них в семье другие, а так хорошие, чтоб не обижалась она на них.

Погоревала Людмила, привыкла она здесь жить. Сама своими силами заработала на жильё, никто не помогал. Все обставила, каждый угол здесь знала, где-какой ремонтик – всё сама. Её это гнездо было, вила его всю жизнь… Но, погоревала, и ладно. Главное – дочка ни в чём нуждаться не будет.

Маргарите скоро 23, педагог по образованию, скромная девушка, только начала преподавать в начальной школе, при теперешних условиях и с такой зарплатой на квартиру не заработает. А молодые же ещё, не хотела женщина, чтоб и дочь её убивала свою молодость, зарабатывая на жильё. Если есть возможность помочь, то мать всё сделает, чтоб легче жилось им. Сватья по-быстрому все порешали. Говорят, к свадьбе чтоб уже своё жилье было у семьи.

Продали квартиру Людмилы. Пока ей не подобрали вариант, на дачу она поехала жить. Весна как раз началась, огородом занялась, отпуск на работе взяла. Потом вызвали будущую тёщу, показали апартаменты, что купили – шикарные, в центре города. Намекнули, что без мебели никак. Молодые пока не в состоянии купить, нужно помочь. Что поделаешь, согласилась. Сами все выбрали, ей только цену озвучили. Свекровь говорит, конечно пополам. Оно-то хоть и пополам, но мебель не дешевую подобрали.

В итоге денег для Людмилы совсем мало осталось. Как будет себе однокомнатную квартиру покупать женщина, сватья не интересовались. Людмила же посмотрела, что сейчас купить на эти деньги можно – только комнатку на 10 метров в общежитии на окраине города нашла.

Поразмыслила, решила дачный домик обустроить и там жить. Домик находился в садовом товариществе, там многие пенсионеры жили круглогодично. Есть и свет, и вода, и газ. Только утеплить, ремонт небольшой сделать. Лучше, чем квартира даже выйдет. Решила в этот домик деньги вложить. Пользы и удовольствия больше будет. Дача далековато от города, на работу добираться нереально. И чтоб к зиме домик подготовить времени много нужно.

Решила Людмила, что наработалась уже, дочь взрослая, самостоятельная, теперь можно и на пенсию выходить. Уволилась с работы, собаку завела. У соседей щенок подросший остался один, приглянулся он Людмиле – и ей друг, чтоб не скучно было, и для дома охрана.

Недалеко от поселения небольшой магазинчик был. Если что-то ещё нужно, то в соседнюю деревню нужно идти. Пешком минут сорок, через лес, или два раза в день автобус ходит. Жить можно. Людмила наловчилась в воскресенье в деревню ходить за продуктами, дешевле там и больше выбор. Ещё церковь в деревне маленькая – на утреннюю службу перед магазином заходила.

В конце лета молодые свадьбу сыграли. Людмила, конечно, была там, но как чужая, посидела в сторонке никому не нужная.

Переживала за дочь. Видит, что и Олег ее грубоватый, и родители – высокомерные люди. Не хотела думать об этом, но чувствовала, что плохо дело закончится.

Как свадьбу сыграли, зажили дети своей жизнью. Дочка особо не наведывалась, звонила редко. Мать все на занятость списывала, оправдывала её. Вскоре Маргарита сообщила, что прибавления в семействе они ожидают. Мать обрадовалась. Каждое воскресенье, в церковь, когда ходила, просила Бога помочь дочери, чтоб все хорошо у нее в семье было. Решила как-то женщина проведать молодых. Созвонилась с дочерью, договорились, что заедет, и заночует у них. Потому что автобусы ходят редко и последний в семь вечера уходит, боится, что не успеет. А утром можно спокойно ехать обратно. Шурика – собаку свою, на соседа, Василия, оставила. Мужчина козочек держал, она у него творога домашнего купила, угостить молодых. Домашних помидорчиков еще зяла.

К обеду приехала в гости. Рада была повидаться с дочерью, посмотреть, как они живут с мужем. Встретили ее не очень тепло. Чай только предложили, зять пару слов сказал, пошёл к себе в комнату, за компьютер. Маргарита говорит, что работа у него. Правда, что за работа, не сказала, замяла эту тему, говорит, что не найдет ничего стоящего, в интернете подрабатывает. Дочь же продолжала учителем трудиться. Пока что, говорит, она кормилица, деньги её только на еду идут, и за коммунальные, больше ни на что не остаётся, но скоро Олег устроится на нормальную работу, все наладится. В любом случае, когда родит, муж будет работать. Так до вечера сидели, зять забегал несколько раз, перешептывались с женой о чем-то, Людмила чувствовала себя неуютно, мешает молодым, видать. Ещё и ночевать…

Но ночевать, как она поняла, не придётся здесь. Дочь говорит, гости к ним сейчас придут. А ещё не поздно, мама успеет на последний автобус, может. А что маме сказать? Конечно успеет.

Людмила на автобус опоздала, ещё когда уходила от дочери, понимала, что вряд ли успеет. Но молодая пара так настойчиво ее выпроваживала, что женщина сопротивляться не стала. Пришлось заночевать на вокзале. С тех пор связь с дочерью пропала.

Людмила пыталась дозвониться, но не получалось, сама Маргарита тоже не отзывалась. Грустно женщине было и переживала она за дочь, но только молиться могла. Если она стала не нужна, то не будет навязываться. На даче уже обустроилась, как тепло, дел много было: огород, консервация. Как похолодало, особо дел нет.

К Василию иногда наведывалась, мужчина тоже в возрасте, как и она, проверить всё ли хорошо у него, угощала его домашними солениями. Ещё радость – в церковь на выходных сходить. Конечно, холодно, автобусы в не сезон не ходят, пешком добиралась, но морально успокаивалась, как помолится за дочь.

Так до весны дожила. С января снова занятие на даче нашлось – рассадой занялась. Заморозки уже прошли, скоро высаживать на улицу можно.

Однажды утром проснулась Людмила от лая собаки. Вышла, на пороге дочь стоит. Вся в слезах. С собой только сумка небольшая, и живот большой. На восьмом месяце уже. Мать быстро чай поставила. Выслушала историю Маргариты своей.

Рассказала та, что родители мужа житья ей не давали. Квартира рядом с ними находятся. Почти каждый день заходят сына проведать, а на невестку наговаривают постоянно. Муж не защищает, а ещё больше злится. Маргарита хозяйство по-своему ведёт, а свекровь придет, все по-своему переделает, неумехой и нищенкой называет ее. Зарплата, конечно, у нее совсем маленькая, мама не помогает. А муж вообще не работает, по друзьям ходит или дома за компьютером. Но родители богатые, денег для него не жалеют. Но смотрят, чтоб на жену много не тратил. Позавчера как к друзьям ушел, только под утро подвыпивший вернулся, поссорились, он побил ее. Девушка ушла из дому, чтоб успокоился муж, может пожалеет, вспомнит, что ребенка она носит, раскается. Пол дня скиталась по городу, никто ее не искал. Поздно вечером обратно пришла, а муж уже с какой-то девицей развлекается. Маргарита из дому хотела обоих выгнать, а муж только рассмеялся, говорит, что квартира его, если хочет, сама пусть уходит. Девушка начала выяснять, не поверила мужу. Оказалось, что родители его постарались, оформили недвижимость только на мужа. Они-то в этой области специалисты, законы хорошо знают, настояли на покупке специально до свадьбы, чтоб никак нельзя было претендовать на нее. Муж даже ребенка будущего не пожалел, говорит, что рано ему еще детей иметь. Не готов он к такой ответственности. Предлагал ей много раз аборт сделать, она отказывалась, теперь сама пусть решает, что с ним делать. Так и осталась дочь без ничего, теперь уж точно нищенка.

Но для мамы это значения не имеет. Не держала она зла на дочь, родная всё-таки, да и раскаялась она. Стали жить на даче вдвоём. Малыш родился здоровеньким. Со стороны папы никто не интересовался его судьбой. Растили Ярослава женщины вдвоем. Денег, конечно, не хватало, но огород сажали, у соседа молоко и творожок покупали. С питанием было не то, что все, что хочешь, но зато по большей части домашнее, без разных гмо.

Когда Ярославке год исполнился, решили женщины, что Маргарита на работу пойдет, а мама будет с малышом сидеть. В церкви Людмиле подсказали, что в школе учителя как раз ищут. Маргарита сразу туда пошла и её взяли. Учителем начальных классов, прямо по специальности устроилась. И потихоньку жизнь устаканилась, каждый своим делом занимался. Хорошо, что Ярослав рос спокойным и крепким мальчиком. Для бабушки хлопот немного, больше радости. На свежем воздухе каждый день ведь, раздолье для внука на даче, с Шуриком играли, обожал он собаку. За молоком ходили вместе, с козочками общался. Василий еще и мастер на все руки, делал для малыша игрушки из дерева. Эко жизнью жили. Маргарите в школу, конечно, неудобно добираться – далеко через лес каждый день идти. Но не жаловалась, работа нравилась. Иногда Василий ее подвозил, машина старая у него была. И он, если едет свои, так сказать, фермерские продукты в деревню отвозить на реализацию, и девушку по пути захватит. Рада Людмила, что на даче обустроилась. Спокойствие в ее жизни настало. О прошлом не сожалела, отпустила все. На людей зла держать не привыкла. Жизнь все по своим местам расставит. Бог видит все, каждому по заслугам достанется. А женщина не считала себя обиженной, благодарила за то, что есть, а большего и не нужно.

Людмила заваривала чай, когда пёс залаял. Женщина выглянула в окно. У калитки пацаненок стоял. Только на секунду отвлеклась, а уже за спиной грохот. Внук опять обследует кухню. Стащил со стола полотенце, на нем лежали ложки с вилками. Она кинулась отбирать у него приборы. Хорошо, что не поранился. Ножи уже давно прячет подальше. Дочка тоже прибежала на шум. Но все обошлось.

Шурик опять залаял. Маргарита заспешила на выход. Это Ванечка — первоклашка из ее класса, ждёт, чтоб вместе в школу идти. Тоже живет на даче, если родители не могут отвести школу, то Маргарита его с собой берет, вместе идут через лес. Ей не трудно, веселее. По дороге любуются природой, она мальчику рассказывает о растениях и животных, что по пути встречаются. Третий месяц работает в школе. Первый класс ее здесь. Совсем другая обстановка, чем в городе. Как-то душевнее, родители чаще заходят, интересуются детьми, помогают учительнице со своей стороны с уроками. А то в городе ничего не скажи им. Сразу возмущаться, дескать, это ваша обязанность учить, вот и учите. А то, что дома тоже что-то нужно делать – не их проблемы, они после работы, им отдохнуть, а тут дети мешаются. Конечно, не все такие, есть адекватные. Но здесь школа совсем другая. Может потому, что все на одном уровне, хвастаться особо нечем. Нет богаче, или беднее – здесь ровно все. А кто хотел лучшей жизни – тот уехал в город. Маргарита всегда спокойная, кричать на детей не будет, если что не понятно, объяснит несколько раз. Все дети разные, у всех наклонности к разным предметам, чего на них налегать, если не идет? Девушка объясняет, пока не поймут, рисует картинки на доске, на примерах объясняет. Дети ее обожали поэтому. Так интересно любую тему может рассказать, что сидят тихонько, раскрыв рты. Из садового товарищества, где жила учительница, еще трое деток в школу ходили. Двое из ее класса, один на два года постарше. Остальные деревенские. Как привыкли к ней все, стали они вчетвером в школу ходить. Если сосед Василий на машине едет, то всю эту компанию грузит и с музыкой и песнями едут до школы. У мужчины старая магнитола и кассеты. Детям смешно, что дядька слушает. Как садятся, просят «Атамана», что коня бросил, включить. Подпевают дружно. У директора Маргарита на хорошем счету была. Ведь девушка с программой справляется, дети ее обожают, класс дружный, родители хвалят. Директор внеклассные занятия попросила еще организовать. А то никаких кружков нет, детям бы интересно что-то мастерить. Маргарита хоть девушка умная, но как-то творчеством никогда не занималась. Что для детей придумать, не знала. С мамой посоветовалась. Та говорит, что у них в школе игрушки шили. Девушка шить особо не умеет, но загорелась этой идеей. Посмотрела в интернете, сейчас же можно найти все, что хочешь. Думает, чем детей заинтересовать, чтоб и полезно было и не скучно им. Ведь еще и материал нужно для творчества, а откуда у родителей лишние деньги? Что-то бы бюджетное и чтоб пригодилось в жизни. Решила сумки с детками шить. Нашла интересную технику из лоскутков собирать узоры. И можно из старых ненужных вещей это делать. Сначала на девочек рассчитывала, но Ванечка попросился к ней, говорит, что у мамы день рождения скоро, хочет подарок какой-нибудь сделать. И пошло дело у них. С Ванечкой пошили сумочку для телефона. Маму порадовал. А к Новому году уже все желающие в группу к ней приходили, шили и для телефонов чехлы и для переобувки сумочки. Маргарита и сама училась, и деток учила. Получались простенькие поделки, но детям сколько радости. Для своего Ярославки девушка тоже сшила забавную игрушку на руку. Планировала котика, но получился Шурик, сын показывал, что на собаку их похож. Маме сумку из старой рубашки пошила. К Новому году в школе концерт готовили. Маргарита со своими первоклашками танец придумала. С нетерпением ждала праздника. Переживала и она и ее ученики.

Мама с Ярославкой пришла смотреть выступление. Так вот время пролетит, скоро сын тоже будет вот так неуклюже вытанцоывать под елкой, думала Маргарита. На концерт пришли и родители, и бабушки, и просто знакомые. Тоже как развлечение для всей деревни. Они не избалованы знаменитостями, для них любой праздник в радость. И сын директора, Максим, пришел. Парень весь вечер Маргарите внимание оказывал. Думала, просто настроение приподнятое, ведь все веселились, и по возрасту – почти одногодки. Но после того концерта в школу стал часто заглядывать. То конфетку ей подсунет, то по какому-нибудь глупому вопросу настойчиво совета спрашивает.

Девушка понимает, что она ему симпатична, но Максим ее совсем не интересовал. Парень продолжал настойчиво ее добиваться. Уже не знала, куда и деться от ухажора. И, если раньше просто конфетный период у него был, то теперь перешел в стадию приставания. То ущипнет ее сзади, то за талию схватит. Руки начал распускать. Маргарита пыталась с ним спокойно объясниться, но он упертый, как баран. Говорит, если девушка говорит «нет», то имеет в виду «да». Перед коллегами стыдно. Хорошо, хоть при детях так себя не вел. Но сотрудники уже не раз видели, как она с Максимом общается с неприязнью, намекали, чтоб поосторожней, а то директор сына своего в обиду не даст, как бы у тебя проблем с ней не было. Как накаркали.

Однажды парень подстерег Маргариту за школой, и хлопнул по мягкому месту ее. Девушка такой наглости не выдержала и с размаху его ударила по лицу так, что синяк поставила. Решила это дело так не оставлять, а пожаловаться директору на приставания, наивно полагая, что женщина образумит своего сына. Но та не поверила девушке. Говорит, что мой сын не будет кидаться на первую попавшуюся юбку. Мать одиночка, неизвестно с кем ты водилась, и кто ты вообще такая. Лучше прекрати эти наговоры, иначе испортишь репутацию школы. Маргарита проглотила обиду, больше не заикалась об этом. А с сыном, видимо, директор поговорила. Видит он, что на его стороне мама, а девушка может потерять работу, если будет плохо себя вести. Стал еще наглее.

Как-то весной возвращалась с работы домой поздно. Устала – к 8 марта готовятся, кружок провела, потом пока журнал заполнила, девочкам подарки готовила, чтоб сюрприз сделать. Шла девушка через лес, в голове мысли, какой с мальчишками подготовить номер для девочек. На лес засмотрелась, березки белые стоят, скоро листья появятся, зацветет все. За своими размышлениями не заметила, что кто-то следит за ней. Вдруг ветка хрустнула совсем рядом с ней. Девушка испуганно обернулась. А это Максим. Не успела ничего сказать, он к ней подошел, за руку схватил. У Маргариты паника началась. А парень ей про любовь принялся рассказывать, за синяк припомнил, говорит, он к ней со всем сердцем, а она не понимает, что теряет.

Не долго в своих чувствах признавался, в ход руки пошли. Девушка отбиваться попыталась, а он тяжело прерывисто дышит, одну руку ей крепко сжимает, второй под юбку полез. Маргарита со всей силы ногой его, он руку отпустил, она его оттолкнула и отбежала. Но парень упал и отключился. Девушка испугалась, что поранила его. Подошла, а он на сук острый упал, лежит без движения. Побежала она в деревню за помощью. Спасти Максима не смогли.

Умер еще до того, как помощь подоспела. Полиция сразу приехала. Маргарита все описала, как было, что защищалась, что приставал, она его только оттолкнула. Но никто ей не поверил, сразу же забрали в СИЗО. Директор свидетельствовала, что наговаривала учительница на ее сына и преднамеренно свела с ним счеты. Коллеги тоже подтвердили, что были у девушки с парнем неприязненные отношения.

Следствие было не долгим. Приговор вынесли – 10 лет колонии. Не посмотрели даже на то, что ребёнок у нее маленький. Ярославку опека забрала, в интернат определили. У бабушки не получилось его отстоять. Жилье посчитали непригодным для жилья. И прописаться там нельзя было, по документам — это садовое товарищество. Хоть многие и жили здесь круглогодично, но официально нужно было постройку дома согласовывать с местной администрацией. Подобных разрешений у Людмилы, как у собственницы, не было. Покупала дачу, не задумываясь об этом. Так все и обернулось – дочь в тюрьму, внука в интернат.

И потянулись годы ожидания. Людмила дачу потихоньку вела, дочь и внука проведовала. Здоровье уже оставляло желать лучшего. Давление часто повышалось, нога болела. Может от того, что на вредном производстве всю жизнь работала, может что стресс большой. И забот много на пенсии стало – дача, проведать внука — в одно место ехать, дочь – совсем в другую сторону, все на своих ногах. Экономила на всем, чтоб родным передать что-то, хоть дочь и говорила, что ничего не нужно. Со временем реже стала проведывать, с ногой ухудшилось, сильно не наездишься. Нужно было операцию на суставе делать, а денег не было.

После долгих 6 лет колонии Маргариту условно досрочно освободили. Она на швейном производстве трудилась, режим не нарушала, заслужила. Матери уже 70 лет исполнилось, дочь свою дождалась. Хоть и думала, что за это время все слезы выплакала, но как увидела дочку, слезы выступили.

Долго обнявшись стояли на улице. Шурик сначала не узнал девушку, в стороне стоял, насторожившись. Потом подошел, обнюхал гостью, признал, радостно завилял хвостом, начал ластиться. Помнят собаки людей, даже спустя столько времени.

Как освободилась девушка, в приют к сыну поехала. Сын ее сразу не узнал, мальчик тихий, запуганный, боялся подходить к незнакомой. Маргарита расплакалась, обняла сына, обещала, что заберет. Начала выяснять, как вернуть сына. Но, как и раньше, объяснили, что у мамы нет условий для его содержания, материально не обеспечена. О профессии педагога можно было забыть, теперь эта работа для нее запрещена. Свое жилье не купить.

Что она могла дать сыну? Сразу руки опустила. Много испытаний выпало на голову молодой женщины. От безделья и безденежья начала выпивать. На даче жила пожилая пара, злоупотребляющая спиртным, они с радостью угощали за компанию и девушку. Спасибо матери, немолодая уже, а не отчаивалась, не бросала дочь на произвол судьбы, боролась за нее, все пыталась образумить дочь.

Как-то поехала Людмила в больницу в город, на ногу ступать уже сложно, снова к врачу на консультацию решила обратиться. Василий, сосед, все это время поддерживал ее, помогал чем мог, и в этот раз на машине своей повез. После больницы вместе проведали старых знакомых Людмилы. Разговорились, женщина расплакалась от беспомощности, говорит, не знает, как дочь вытащить из этой ямы. А у знакомой маленькое ателье было, говорит, как раз швея нужна. Работа там не сложная, по мелочам что-то подшить, отремонтировать, шторы, постельное пошить – такие заказы у них в основном. Говорит, Маргариту она с детства знает, девушка хорошая, просто жизнь неудачно сложилась, готова взять ее к себе в ателье.

Маргарита с воодушевлением это предложение приняла. Переехала в город, стала усердно работать, быстро вспомнив и как с учениками мастерили, и свой тюремный навык. Со спиртным завязала – увидела свет в конце туннеля, появилась надежда, что забрать сына сможет. Жила в общежитии. В комнате еще с четырьмя девушками. Все работают, серьезные. Сдружилась с одной из них – с Лизой. Она бухгалтером на заводе работала, и тоже шитьем увлекалась. Много разговаривали с ней, обе хотели купить жилье, всю жизнь ведь в общежитии жить не будешь. Маргарита в ателье быстро в суть работы вникла, что к чему, как организовать, где материал лучше закупать. Решила свое ателье попробовать открыть. Лиза ее поддержала, согласилась работать с ней, тем более, что разбиралась в финансовых вопросах. Взяла на себя все оформление и бухгалтерию.

Открылись они. Сначала сложно было. Маргарита пол дня у маминой подруги работает, полдня у себя в ателье. Лиза отпуск на время взяла, накопилось у нее два месяца на заводе. Решили, что пока не понятно, как дело пойдет, лучше подстраховаться, не бросать работу. Вечерами вместе много в интернете смотрели, что можно шить, чтоб продавалось хорошо. Остановились на эко сумках — сейчас как раз популярны, и из остатков материала можно делать разный эксклюзив. Ателье уже через месяц работы начало приносить доход. Подруги решили уволиться и сосредоточиться только на своем деле.

Хозяйка Маргариты не обиделась, что девушка свое дело открыла, наоборот была рада за девушку, что жизнь у нее налаживается. Работы много было, хорошо заказы пошли, место для ателье они выбрали удачное, удобно людям, вещь в магазине купят, к ним зайдут подшить. Сумки начали предлагать в магазины, заключили договор с несколькими точками, заказов увеличилось. Открыли еще одно ателье, через некоторое время еще одно. Копилось постепенно на квартиру, приближалась Маргарита к своей цели – забрать сына из интерната.

Прошел почти год, как вышла из тюрьмы, доход достаточный был, чтоб в опеку идти. Сняла квартиру небольшую. Начала документы собирать. Маму привезла, чтоб сустав ей подлечить. В итоге благополучно все решилось. Сына забрала из интерната, операция у мамы успешно прошла.

Весной уже Людмила почти бегала по даче, огородом занималась, теперь-то у нее есть кого свежими домашними овощами-фруктами кормить. Какая радость была у женщины, когда спустя столько лет к ней гости на дачу приехали. Ярославка Шурика вспомнил, к Василию вместе пошли козочек его смотреть. Словно новую жизнь в дачу вдохнули. Расцвела она, зашумела. Теперь почти каждые выходные дочка с внуком старалась приезжать. Работы у нее много, ведь решила побыстрее на свое жилье накопить, но маму не хотела одну оставлять.

Еще через год купила Маргарита квартиру. Предложила маме к ней переехать, ведь там все рядом, и удобства и если что случится, у больницу не нужно в соседний город ехать. Но женщина отказалась. Она уже на даче привыкла и хорошо ей здесь, и уже всех знает, и в церковь привыкла ходить, как она без нее? Мама счастлива, что у дочери все хорошо, это для нее главное. Теперь у нее слезы не от печали, а от счастья. И пес у нее верный есть. А Шурика куда с дачи? Он в квартире не будет, заскучает.

А дочка с внуком часто теперь приезжают, что еще пожилой женщине нужно? Маргарита уже стала девушкой самостоятельной, с хорошим достатком. С Лизой управляли тремя ателье, поставками занимались, бумажные вопросы решали – это времени много занимает. Девушки работали на них, а если кто-то в отпуске или заболеет, то хозяйки заменяют. И в радость им тоже пошивом заниматься, что-то новое придумывают. Ведь для женщины важно заниматься творчеством, тогда и ум успокаивается и настроение поднимается. Как-то на рынке Маргарита встретила своего мужа бывшего. Думала, что обозналась. Шаурму делал в ларьке. Осунувшийся, выглядит старше своих лет. Олег ее тоже узнал. Спеси, как и не было у него. Оказалось, что у родителей начались проблемы с деньгами. На работе очередную взятку взяли, чтоб решить вопрос клиента в обход закона. На них донесли. Пришлось самим теперь взятки давать, чтоб дело закрыть, и в тюрьму не попасть. А дело серьезное, договариваться нужно не с какими-то мелкими чиновниками, а по-крупному.

Квартиру, что они тогда молодым купили, и обманом только на сына оформили, продали. От тюрьмы откупились, но, после того, как репутацию себе испортили, работать больше не смогли. Осталось только на пенсию рассчитывать. Сыну помогать перестали. К себе жить не взяли, говорят, для себя хотим теперь пожить. А Олег нигде так и не работал сам, только если какие-то мелкие аферы в интернете. Оказавшись без денег и жилья, стал искать любые подработки. На шаурме денег не много платят. Спросил у Маргариты, где она работает. Как она с ребенком выживала, и как дела у сына его, даже не поинтересовался. Как узнал, что бизнесом бывшая жена занимается, спросил, не нужен ли ей грузчик, готов работать. Девушка сказала, что подумает и ушла. Поняла одно. Счастье на чужом несчастье не получится. Самому нужно свою жизнь строить, самому добиваться всего. Родители дают детям что могут, любовь главное. А когда повзрослел, будь добр, иди и сам трудись. Скажи спасибо своим родным, что на ноги тебя поставили, и теперь твоя очередь о них заботиться. Привыкли мы, что всегда можно на родителей рассчитывать, соки с них пить. А ведь они заслужили отдыха и ответной заботы.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети