Истории из жизни — Мам! Там твоя оборванка уходит! Иди присмотри, чтобы ничего не своровала!

— Мам! Там твоя оборванка уходит! Иди присмотри, чтобы ничего не своровала!

Девушка грустная

Так получилось, что родители Иры погибли, когда она была ещё совсем маленькой. Дальняя родственница не захотела брать ещё одного ребёнка в свой дом, она понимала, что не справиться с двумя – а у самой только что родился сын. Поэтому Ира попала в детский дом.

Она почти ничего не помнила о своих родителях, поэтому пыталась просто наслаждаться жизнью. Девочка не стремилась попасть в новую семью, в приюте у неё со всеми сложились хорошие отношения, поэтому она думала, что останется там до совершеннолетия. Да и к тому же была у неё какая-то тётя Вероника, а по правде Вера, которая сменила имя, когда вышла замуж за американца. Как раз эта самая Вероника и отказалась брать к себе маленькую девочку из-за своего сына. Но в общем и целом, они были знакомы. Вероника иногда приходила в детский дом и приносила Ире разные подарки: от пирожных до игрушек и новой одежды. Сын Вероники, Майкл, родители назвали его на американский манер, не любил Иру и приходить к ней в детский дом отказывался. Вообще, Майкл был довольно избалованным и капризным ребенком.

Однажды Веронике не с кем было его оставить, а на день рождения Иры в детский дом нужно было попасть, и женщина взяла ребёнка с собой. Майкл ныл всю дорогу, жалуясь на то, что сейчас должен был играть на импортной приставке со своим другом, ведь надо же похвастаться, что у Майкла есть такая приставка!

— Милый, мы скоро вернёмся, и можешь играть, сколько захочешь, — терпеливо повторяла Вероника.

— Я хочу играть сейчас! – вопил, надрываясь, мальчишка.

— Ну, мы уже приехали, — Вероника пыталась не обращать внимания на крики сына и парковала машину. – Пойдёшь со мной?

— Никуда я не пойду! – надулся Майкл.

— Ты не хочешь поздравить Иришку? Она ведь наша родственница.

— Там дождь на улице! Я хочу домой и играть в приставку! Раз тебе так дорога эта девчонка, дороже родного сына, то и иди к ней!

— Ладно, — вздохнула Вероника. – Я скоро.

Женщина взяла пакет с одеждой, небольшого игрушечного пони, перевязанного розовой ленточкой, и направилась к зданию. В это время дети были в игровой комнате, довольствовались немногими, общими игрушками. Поэтому женщина попросила воспитательницу привести к ней Иру.

— Ирочка, привет! – улыбнулась Вероника.

— Привет, тетя Вероника, — Ира застенчиво подошла к дальней родственнице.

— У тебя ведь сегодня день рождения, правильно?

— Да…

— Это тебе! – Вероника дала Ире игрушечного пони.

В глазах девочки появился восторг.

— Спасибо!.. – Ира взяла протянутого пони и крепко обняла тетю.

Ведь девочка не понимала, что эта самая тётя могла бы забрать её в тёплый и богатый дом, вместо того, чтобы приносить пару раз в год, игрушки и одежду.

— С днём рождения, — повторила Вероника. – А вот тут кое-какая одёжка. Тоже возьми. Другим детям не давай, выбирали тебе.

— Хорошо, спасибо! – но, конечно, восьмилетние красавицы уже вовсю обменивались, блестящими майками и лакированными туфельками.

Однако тёте Веронике это знать совсем не обязательно. Девочка с надеждой взглянула на свою дальнюю родственницу. Ира была одной из немногих, кого навещали хоть какие-то родственники.

– Тётя Вероника, ты пройдёшь в комнаты? Почитаешь нам что-нибудь?

— Иришка, я сегодня не смогу, — вздохнула женщина. – Мне нужно везти Майки домой.

— Майкл с тобой? – округлила глаза девочка.

Она пару раз видела мальчика издалека и очень хотела с ним познакомиться.

– А почему он не зашёл?

— Так дождь на улице, — недоуменно ответила Вероника, а Ира выглянула в окно.

Несколько капель лениво стекали по стеклу. Девочка перевела взгляд на женщину.

— Да разве это дождь?..

— Ну, для кого-то и это страшно, — хмыкнула Вероника. – Ладно, Ириш, мне пора. До следующей встречи!..

— До нового года… — тихо вздохнула Ира.

…Когда Ирине было 16 лет, её впервые пригласили на ужин. Девушка не знала, откуда столько чести, поэтому немного нервничала. Казалось бы, тетя Вероника вполне хорошо к ней относится, но из всей семьи Ира только её и знала. А ведь там будут ещё её муж, сын, да и какие-то их американские снобы-друзья, которые в Москве проездом. В общем, лучше бы не идти. Но такую редкость как семейный ужин пропускать тоже не хотелось. Вообще, это было впервые, ещё никто и никогда не приглашал Ирину никуда перекусить. А она так хотела вырваться из приюта не только на несколько часов. Она была в том самом возрасте, когда ей хотелось первых, романтических отношений. Девушка мечтала о сказке: встретить свою любовь, найти новых друзей, устроиться на престижную работу…

Но пока это были только мечты. В общем, Ира собралась посетить этот званый ужин. Она выбрала свою лучшую одежду, её подруги помогли ей накраситься, а заодно и одолжили немного косметики. Жили в детдоме, разумеется, совсем не богато. Одна помада на 10 девчонок, тюбик туши для ресниц и пара флаконов духов на весь приют. В основном весь бюджет детского дома тратился на еду и книги, конечно, никаких украшений или косметических средств не было, кроме мыла да шампуня. Да и воспитатели не слишком-то одобряли, когда их юные воспитанницы начинали краситься. Но как-то Ира принарядилась и предупредила, что отправляется к дальним родственникам домой. Воспитатели пожелали ей удачи, но наказали вернуться не позже 10.30, если Ира хочет спать в своей кровати, иначе охранник закроет двери.

— Вернусь, думаю. Вряд ли меня оставят там и переночевать, — пожала плечами девушка.

— Счастливого пути, — вздохнула воспитательница.

Только по дороге к квартире тёти Вероники Ирина вдруг задумалась: а почему её не взяли домой?

В приюте её никто не обижал, но все же это был приют. Там была плохая еда, неважное образование, одежда, которая не совсем подходит по размеру. Тетя Вероника как раз этим и пыталась обеспечить Иру, так если она все равно тратила деньги, неужели не могла забрать её? Что, боялась, что Ира будет слишком много есть? Что на неё слишком много денег уйдёт?.. Девушке стало очень обидно. Но пока что портить отношения с тётей она не хотела, всё-таки Ирина была уже достаточно взрослой, чтобы подумать о том, что она будет делать после детского дома. Материальная поддержка уж точно не была бы лишней.

Квартира у тёти Вероники была в самом центре, в доме с охраной. Ирину распорядились пропустить, и охранник не слишком охотно отошёл в сторону. Видимо, по внешнему виду догадался, что Ира вовсе не «сливки общества». Девушка поднялась на нужный этаж и позвонила в нужную дверь. Открыла ей сама Вероника.

— Здравствуйте, — улыбнулась Ирина. – Я не слишком рано?

— О, добрый вечер! – расплылась в улыбке Вероника. – Нет, нет, что ты. Проходи, раздевайся… Вот, гардероб здесь. Надень тапочки и проходи в гостиную.

Ирина раздевалась и оглядывала квартиру. Всё было в светлых тонах, везде стояла дорогая техника. Из зала доносились обрывки речи; говорили по-английски и по-русски. Ирина смутилась: английский она знала очень плохо, если муж Вероники и его друзья не говорят по-русски, то придётся всё время ощущать неловкость.

— Минуточку внимания! – произнесла Вероника, вводя в просторный зал Ирину. – Хочу вас всех познакомить с моей племянницей, это Иришка.

Гости по-разному отреагировали: кто-то приветливо улыбнулся на скромную улыбку Иры, а кто-то придирчиво оглядел ее с ног до головы и вернулся к беседе со своим соседом за столом.

— Пойдём, сядешь вот здесь, — Вероника указала на место рядом со своим.

По другую руку от неё сидел брюнет с лёгкой проседью, эдакий британский лорд из рассказов. А рядом с «лордом» играл в мобильную приставку юноша, в котором Ира узнала Майкла.

— Привет, Ира, — заговорил «лорд». – Меня зовут Джон, я муж Ники.

— Здравствуйте, Джон. Очень приятно, — улыбнулась Ирина.

— Откуда Вы родом? – спросил Джон.

Голос, кстати, у него был обычный, совсем не аристократичный.

— Отсюда, из Москвы, — ответила Ирина.

— Прекрасно. А я из Нью-Йорка. Приехал в Россию, чтобы заключить контракт с партнёром, и мне так понравился этот чудесный город с этим чудесным метро, что я решил остаться здесь, — усмехнулся Джон. – А потом встретил Ники. И уже точно знал, что никуда не уеду.

— Как это мило, — вздохнула Ирина. – Хотелось бы, чтобы обо мне тоже когда-нибудь, кто-то так говорил.

— О, всё впереди! – рассмеялся Джон. – Итак, рекомендую начать с салата, а потом попробовать стейк.

Ужин проходил прекрасно. Вопреки опасениям Ирины, разумеется. Девушка мило общалась с тётей Вероникой и её мужем Джоном, практически ни с кем больше не разговаривая. Время пролетало довольно быстро, и уходить не особо хотелось. В какой-то момент Джон решил выйти на балкон, чтобы выкурить со своими друзьями сигарету, и Ирина осталась без собеседника – тётя Вероника отправилась звонить в клининг компанию и договариваться об уборке квартиры. Конечно, это не дело для богатых, тарелки мыть.

— Ира, а скажите, правда, что Вы из приюта? – обратилась какая-то женщина к Ире, как только хозяева квартиры покинули зал.

— Правда, — кивнула девушка.

— Хм. Интересно, почему же Вас не взяли жить сюда? У Вас было что-то плохое с родителями?

— Я не помню своих родителей, — Ира немного напряглась. – Но я уверена, что они были прекрасными людьми.

— В России о мёртвых либо хорошо, либо ничего, — вторила Ирине другая женщина.

— Да, да, очень интересно. Но мне кажется, что здорового ребёнка взяли бы к себе домой, — возразила первая.

Ирина попыталась мысленно отстраниться от этой неприятной темы. Почему они обсуждают девушку, словно её здесь нет?

— Ира, как тебе ужин? – нарочито громко спросил Майкл, и Ирина ухватилась за него, как за спасательную соломинку.

— Прекрасно, — улыбнулась девушка. – Всё было очень вкусно.

— Конечно. Это же не ваши приютские отбросы, — хмыкнул Майкл.

Ирина вытаращила глаза на мальчишку. А Майкл тем временем подошёл к столу у стены и поискал что-то в сваленных в горку пирожных.

– А вот, как раз то, что тебе по карману. Мы ведь не благотворительная организация.

С этими словами парень положил в тарелку Иры надкусанное, медовое пирожное. Девушка полными слёз глазами смотрела на это действо. Послышались смешки со всех сторон, Майкл стоял рядом и нагло улыбался. Ирина густо покраснела и поднялась из-за стола.

— Кажется, мне пора уходить, спасибо за ужин ещё раз. До свидания, — девушка быстрым шагом прошла в коридор.

— Мам! Там твоя оборванка уходит! Иди присмотри, чтобы ничего не своровала! – крикнула Майкл.

— Ах ты, маленький… — Ира ругнулась сквозь зубы.

Как бы ей хотелось сейчас оказаться далеко-далеко от этого места. Все над ней посмеялись. Все с самого начала смеялись над ней, глядя, как она неловко обращается с приборами, не знает, каким должно быть на вкус то или иное блюдо, отказывается от дорогого кофе, выбирая более дешёвый чай и так далее.

— А в чём дело? Тебе уже пора? – вышла к ней Вероника.

— Не переживайте, я ничего красть не собираюсь, — всхлипнула Ирина.

— Да мальчик просто так пошутил, что ты так обиделась… — недоуменно развела руками Вероника.

— А он пошутил и когда дал мне чье-то недоеденное пирожное? Извините, но я таких шуток не понимаю. Если Вы пригласили меня только для того, чтобы развлечь своих богатых друзей, то, пожалуйста, не надо больше так делать. Не надо вообще в таком случае со мной связываться!.. Никогда!..

— Девочка, да ты в истерике. Иди и успокойся. Если не можешь понять безобидную шутку моего сына, то, пожалуй, действительно лучше прекратить наше общение, — строго сказала Вероника.

Ирина ничего не стала отвечать и отправилась к дверям. В приют она вернулась задолго до 22.30. Воспитательница заметила грустное лицо Иры и поспешила выяснить, что же произошло.

— Ирочка, что… — начала было она, но Ира перебила.

— Елизавета Семёновна, всё хорошо. Просто пока не хочу об этом говорить.

— Понятно. Точно ты в порядке?

— Да, — Ирина закрыла дверь в комнату.

Часто подростки возвращались от родственников в расстроенных чувствах. Потому что родственники принимались поливать грязью, родителей этих детей или указывали детям на их несовершенство. Вот и Ира не стала исключением. Один поход к родственникам, которые отказались приютить девочку, оказался для неё сокрушительным ударом. С тех пор тетя Вероника больше не приходила и даже не звонила Ирине. Сначала Ира болезненно на это реагировала, но через год как-то забыла о грубости Майкла, да и вообще о всей его семье. Люди – злые, вот что девушка уяснила из того ужина.

Ира готовилась стать адвокатом, старательно занималась перед экзаменами. Хотя у неё была льгота на поступление в институт, Ирина все равно трудилась над учебниками. В результате она прекрасно сдала экзамены и смогла поступить в институт. Училась девушка очень усердно. Не пропускала ни одной лекции. К 22 годам она получила квартиру от государства, а ещё через год окончила институт и получила юридическую специальность.

На выпускном вечере к Ирине подошел её однокурсник, Роман. Он уже оказывал Ире знаки внимания, но девушка была занята учебой.

— Привет, — улыбнулся он. – Сегодня ты не занята учёбой?

— Ха-ха, сегодня – нет, — усмехнулась Ирина.

— Тогда что ты скажешь о прогулке под луной, после вечеринки?

— Хм. Не вижу никаких препятствий, — согласилась девушка.

Роман и Ирина начали встречаться. Ира пока не думала о свадьбе, ей хотелось бы решить вопрос со своим местом работы. Конечно, частным адвокатом её вряд ли возьмут прямо сейчас, но вот в государственные организации вполне можно попробовать пробиться. А уж потом и в частники дорога будет открыта.

Словом, у Ирины был чёткий план на собственную карьеру. Её парень, Рома, начал с практики в фирме отца. Там старшие наставники его обучили, показали некоторые интересные случаи, и уже потом Роман почувствовал, что готов попробовать себя в роли бизнесмена. Парень поговорил обо всём со своей девушкой, она идею поддержала, и тогда Роман с небольшой помощью отца, открыл свою небольшую, юридическую фирму, которая расширяла свой штат с каждым годом.

Через несколько лет работы Роман пригласил Ирину в ресторан, чтобы отметить годовщину их отношений. К тому времени Ирина прекрасно знала, каким на вкус должен быть хороший тирамису. Вспомнив о том кошмарном ужине, девушка лишь усмехнулась. Всё это было в далёком прошлом…

Сейчас она уже вполне успешная и состоявшаяся личность, которая знает, как точно себя вести не стоит.

— Как тебе ужин? – слово в слово повторил вопрос Майкла, Роман.

Ирина не смогла удержать короткий смешок.

— Прекрасно. Всё очень вкусно, — ответила она.

— А почему ты сейчас посмеялась? – не понял парень.

— Да так, история давно минувших дней, — отмахнулась Ирина.

— Что ж… — Роман, кажется, немного обиделся. – Тебе пора бы перестать скрывать что-то от меня. Знаешь почему?

— Почему?

— Потому что я прошу тебя стать моей женой, — улыбнулся Роман и достал коробочку с кольцом. Ирина ахнула. – Ты согласна?

— Да!.. Конечно, да!.. – девушка смеялась, а на глазах поблескивали слёзы счастья.

…Роман и Ирина поженились. Они решили немного подождать с детьми, поэтому оба погрузились в работу после медового месяца. Ирина смогла перейти в частники, так как сделала себе довольно известное имя. Разумеется, цена на её услуги была весомой.

Однажды Ирина просматривала заявки на своём сайте, как вдруг зазвонил её телефон. Девушка привыкла, что многие вещи ей не сообщают через интернет и звонят на мобильный, чтобы договориться о встрече и побеседовать лично. Это было обычным делом практики. Поэтому она ничуть не смутилась, когда увидела незнакомый номер.

— Алло? – девушка приняла звонок.

— Ирина Витальевна?

— Да, добрый вечер, с кем я разговариваю? – голос собеседника показался Ирине смутно знакомым.

— Меня зовут Майкл, — произнёс собеседник, и у Ирины картинки перед глазами замелькали.

Майкл! Тот самый Майкл!

– Простите за поздний звонок, но я по важному делу. Эм… Могу я с Вами встретиться?

— Да, конечно, — Ирина ничего не понимала.

Он что, не помнит её? Хотя она сильно изменилась со времени своих 16-ти лет.

— Отлично. Только такое дело… Я уже в СИЗО, — Майкл шмыгнул носом.

— Ничего, меня уже везде знают, — чуть более уверенно произнесла Ирина.

Кажется, он её и правда не помнит.

– Расскажите, в чем Вас обвиняют?

— В краже. В крупной. Но я не делал этого!

— Да, да, я Вам верю, — елейным голосом произнесла Ирина. – Разберёмся во всем. Завтра подъеду, чтобы поговорить.

— Спасибо!

— Как Вы нашли меня? – задала Ирина стандартный вопрос, чтобы предпринимать различные улучшения, в рекламе своих услуг. Майкл некоторое время молчал.

— Мне… мама сказала, что ты стала адвокатом лет 5 назад, — тихо сказал он. – Вот я и подумал, что человек знакомый…

— Ах, так Вы всё-таки меня помните, — вспыхнула Ирина.

— Ну, конечно, помню. Хотя не узнал. Ведь это не помешает моей защите?

— Ну что Вы. Никак не помешает, — сухо сказала Ирина. Хоть бы извинился столько лет спустя! – До завтра.

— Спасибо…

Ирина сбросила вызов и чуть не швырнула телефон в стену. Остановило её только то, что аппарат был подарком мужа. Девушка тяжело вздохнула и отправилась к домашнему бару пригубить вина.

— Ух, ещё только среда, а ты уже хороша! – присвистнул вернувшийся через пару часов Роман.

К тому времени Ирина успела немного успокоиться с помощью целой бутылки вина.

— Да представляешь, что тут произошло! – она вновь вспыхнула эмоциями. – Мне позвонил клиент и представился Майклом!

— Ну и что? – пожал плечами Роман.

— А то, что это тот гадёныш! – Ирина хлопнула ладонью по столу. – Помнишь, когда ты мне делал предложение, то спросил, понравился ли мне ужин? Я тогда ещё усмехнулась.

— Помню.

— Так вот. Как-то раз меня позвали дальние родственники на ужин. Тётка тогда приносила мне игрушки и какие-то вещи, так что я не почувствовала подвоха. Хотя они почему-то не забрали меня из детского дома, но это я слишком поздно сообразила. Так вот, их сынок, по странному совпадению тоже Майкл, дал мне надкусанное пирожное и сказал, что это как раз мне по карману. Мол, они не благотворительная организация. Это была наша последняя встреча. И вот, сегодня этот клиент, Майкл, сказал, что помнит меня, что ему мама про меня рассказывала! Это он! Тот самый паразит!..

— Тише, тише… — Роман обнял разбушевавшуюся жену. – Вау. Ты не рассказывала раньше про них. Хотя, причина ясна. Слушай, а ведь это сама судьба послала тебе Майкла.

— Если ты сейчас заведёшь речь о прощении, то я с ума сойду, — фыркнула Ирина. — Я, конечно, верующий человек, но есть вещи, которые прощать нельзя. Ну, я максимум могу отказаться защищать его, — пожала плечами Ира.

— Да неужели? – прищурился Роман.

На следующее утро Ирина ехала к указанному Майклом, следственному изолятору. Она ухмылялась, представляя себе лицо узника. А ещё её воровкой обозвал…

Как в детском саду говорилось: кто обзывается, тот так и называется. Настроение у Ирины было просто прекрасным. Она прошла мимо охранника, показав своё удостоверение, и направилась к Майклу. Узнать его было сложно. Холёный паренёк превратился в худощавого, уставшего мужичка. С явной тягой к барам. Увидев Ирину, Майкл радостно подскочил.

— Я так рад, что Вы приехали!.. – сказал он.

— Да уж, теперь мы как будто местами поменялись, — хмыкнула Ирина.

— Я как раз хотел извиниться, за своё поведение, тогда… — Майкл опустил голову. – Ну, ты же понимаешь. Мои родители были богаты, я был избалован. А ты кто тогда была? Детдомовская девчонка, бедная, дальняя родственница. Конечно, мне хотелось и перед гостями порисоваться и показать, кто хозяин в доме. Вот так глупо и пошутил.

— Казалось, что ты долго эту безобидную шутку, придумывал, — кивнула Ира.

— Ну… Так ты не злишься?

— Что ты, — как хорошо, что она умела врать.

Природный талант дошёл до уровня отполированного алмаза, ещё в институте.

– Так что там с твоими обвинениями?

— Ну, на самом-то деле… — начал Майкл, но Ирина вдруг его перебила.

— Слушай, а что с твоими родителями-то стало? Почему мне мама твоя не позвонила? Право на звонок адвокату, да ещё и с поиском оного в интернете, не во всех изоляторах дают.

— Да с мамой такая ситуация вышла… Короче, она в Майями, — Майкл отвел глаза.

— А ты почему не с родителями? – спросила Ирина.

— Ну… Папа нашёл любовницу, мама любовника. Когда все это выяснилось, мне было уже двадцать. Они поговорили и решили мирно развестись. А я в то время учился, так что на совете бывшей семьи было решено, что я взрослый мальчик. И я стал отвечать за себя сам. А разве я к такому привык? Когда источник денег из папиного счёта закрылся, я ощутил весь ужас жизни. Мама тоже была собой занята. Вот я денег у всех подряд и просил, влез в кредиты, лишь бы не жить в бедности. Когда мама узнала, сколько я должен, то сказала, чтобы я вообще номер её забыл. Мол, она меня до 18 лет холила и лелеяла, а вот дальше я сам должен свои проблемы решать. Хитрая, конечно… — Майкл выругался, Ирине стоило большого труда не залепить ему пощечину или хотя бы не поморщиться. – Папаша вообще исчез с горизонта. Ну вот мне и пришлось… занять денег у друга одного… Он квартиру как раз продал, и пошел со мной обмывать продажу. А мне как раз бы этого хватило на мой кредит. Понимаешь? А там уже коллекторы стали поджидать, я запаниковал! Я спросил его, одолжит ли он мне денег? Он сказал: да хоть все. Ну, я и взял! Откуда мне было знать, что этот урод ничего не вспомнит и с утра побежит заявление писать?

— Да… Спросила про родителей, а получила состав преступления, — буркнула Ирина.

— Да там как-то всё само сложилось… — смущенно сказал Майкл. – Так что? Ты поможешь мне?

— Ну, дело не слишком простое. Никаких расписок ведь нет, договоренность на словах, — девушка сделала вид, что задумалась. – А оплачивать как будешь?

— Я займу денег у матери или попробую дозвониться до отца.

— Я работаю по предоплате, — холодно сказал Ирина.

— Но… Я ведь только что рассказал тебе, что денег у меня нет! Ни гроша! – воскликнул Майкл.

— Что ж… — Ирина достала из сумочки свёрток и положила его перед Майклом. – Тогда это всё, что тебе по карману. Я не государственный адвокат и не благотворительная организация.

Майкл в шоке взирал на надкусанное, медовое пирожное. Точь-в-точь такое же, какое он положил в тарелку Иры, когда та была подростком. Он, конечно, не признался, что хотел унизить девушку, но она и так все прекрасно понимала.

— Ир… Я же был подростком… А сейчас у меня огромные неприятности! Неужели ты разницы не видишь?!

— Конечно, я вижу разницу. Но при этом я ничего не могу поделать, я в долг не работаю. Особенно для тех, кто подозревается в краже. Ох, гляди-ка! И не оборванка, оказывается, может что-то стащить!

Ирина буквально ликовала. Она вышла из изолятора с лёгкой душой, не чувствуя, что не смогла помочь хорошему человеку. Для неё этот человек не сделал ничего хорошего. Да и кроме того, он только что признался, что украл деньги своего приятеля. Устный договор, да ещё и без свидетелей при условии, что этот договор вообще был, никакого веса в судебном заседании не имеет. Наверняка Майкл попытался бы подделать улики, а тогда могли судить уже саму Ирину. Девушка ни секунды не жалела о сделанном, она считала, что поступила правильно.

Через полгода судебных разбирательств Майкла признали виновным. Папа так и не пришёл ему на помощь, как и мама. Видимо, они тоже разочаровались в этом человеке или были заняты более важными делами, для Ирины это не имело значения. Она помогала людям выходить из сложных ситуаций, когда невиновного ловко подставляли или пытались подкупить судей… но вот помогать настоящим, злостным преступникам Ирина не хотела.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Нахлебница

Вы сейчас не в сети