Судьба

Грустная женщина

Рита готовилась к свадьбе. Рома сделал ей предложение очень красиво – пригласил на романтическое свидание, подарил фантастический букет орхидей, и кольцо с бриллиантом преподнес, стоя на одном колене. А рядом скрипачи выводили что-то душещипательное, от чего у Риты и у всех присутствующих в ресторане дам даже увлажнились глаза. Так мило…

И Рита, всплакнув от счастья, сказала ему «Да!», а все вокруг приветливо захлопали, поздравляя красивую пару…

Хоть она уже и сказала ему «да» до этого, накануне, прямо по телефону, чуть не обломала им обоим весь кайф. Рита тогда ездила в свой город к девчонкам, и навестила заодно того гадальщика, который нагадал ей когда-то скорую смерть…

Но то ли наврал ей, то ли ошибся, то ли перепутал…

В этот раз он нагадал ей скорый брак, детей, и счастье в личной жизни. Оказалось, что в тот поздний вечер, когда Рита спасла от смерти молодую мать и ее младенца, и сама чуть не погибла за них, она изменила свою судьбу, отменив смерть, предсказанную первым гаданием. Верить или не верить – Рита до сих пор терялась в догадках. Но так или иначе, она жива, и впереди её ждёт счастливое будущее… И – волнительная подготовка к свадьбе! И завертелось: хлопоты, организация торжества, покупки, и прочее…

Рита хотела бы вернуться поскорее в свой любимый город. Там её подруги, её Вика, которая ей чуть ли не сестра, родственная душа. И Маша с Лидой, Викины подруги детства, с которыми Рита очень сдружилась. А в этом городе она так и не привыкла, чувствовала себя до сих пор тут чужой…

Рома собирался перевестись вместе с Ритой. Жильё он тут снимал, и Рита – тоже. Осталось дело за малым – чтобы начальство одобрило перевод. Составляя список дел, Рита задумалась – нахлынули воспоминания. О том, как они познакомились с Романом, при весьма шокирующих обстоятельствах. Рита чуть не yмерла, угодив под колеса его машины. В тот поздний вечер она выхватила из-под колес и оттолкнула с проезжей части коляску с младенцем. А попал ребёнок тогда на дорогу, потому что бандит с ножом напал на его мамочку, и та, чуть не потеряв сознание, выпустила ручку коляски. После аварии Рома стал проведывать Риту в больнице. Помогал ей ездить на физиопроцедуры, когда Рита после операции сидела в инвалидном кресле и никак не могла наловчиться с ним управляться…

Помогал ей расхаживать сломанную в двух местах ногу, когда она в гипсе ходила на костылях. Поначалу Рита грубила ему, и прогоняла. Кричала, чтобы он оставил её в покое….

Пару раз запулила в него пакеты с фруктами, что он принёс ей, и апельсины весёлыми рыжими мячиками попрыгали по всей палате. Он сказал тогда:

– Может, завтра будет более удачный день… Я лучше приду завтра.

– Проваливай, и никаких завтра! – выкрикнула ему тогда вслед Рита.

А медсестричка Леночка собрала апельсины на тумбочку, вытерла лужу на полу, что натекла из лопнувшей коробки сока, укоризненно посмотрела на Риту и сказала:

– Не мое дело, конечно… Может, он Вас сильно обидел, или виноват перед Вами, а Вы его не можете простить… Но может, стоит постараться? Он очень хороший человек! Оплатил Ваше лечение, отдельную палату. Для Вас специально приезжает сюда реабилитолог, чтобы Вас на ноги поднять поскорее! Это тоже он договорился…

– Он оплатил? – растерялась Рита. Она почему-то была уверена, что это Вика…

– Угу. Я же говорю, очень хороший человек! Он сутками сидел в реанимации рядом с Вами, Рита. Такая любовь… А Вы поссорились, да? Изменил, да? – глаза Леночки загорелись любопытством.

Рита хмыкнула:

– Да при чём тут любовь? Это же он на меня наехал.

Леночка всплеснула руками:

– Ой, мама дорогая! То-то он тут апельсины, гад, носит… А я-то думаю! Так его надо засудить!

– Не надо. Вообще-то, я виновата, сама под машину угодила. Выпрыгнула перед ним, да ещё в неположенном месте.

Леночка захлопала глазами, а потом махнула рукой:

– Попробуй разберись с Вами. Сами разбирайтесь, а я пойду – пора инъекции делать.

У порога Леночка все же не удержалась, и оглянулась:

– А может все же подумаете насчёт… ну, как-то помириться, а? Он хороший. И красавчик такой – в отделении вслед ему оглядываются!

– Ну, я тоже, между прочим, ничего! – Рита хотела кокетливо поправить волосы, но наткнулась на бинты.

Хороша дама сердца для такого красавчика, на которого все отделение оглядывается… Вся в бинтах, ссадинах и кровоподтеках.

А потом он не пришел, и она проревела всю ночь до утра, а потом ещё и днём принималась плакать – думала, добилась своего и он больше не появится…

Леночка её утешала, а на лице было написано: «Допрыгалась. Такого парня отшила». Но вслух она спросила:

– А что же прогоняли его тогда, раз теперь ревёте?

Рита глухо сказала, уткнувшись в подушку:

– Я думаю, что я скоро yмру. Вот поэтому! Мне гадалка нагадала. Точнее, гадальщик. Сказал, что я украденная у судьбы, и пришло время платить по счетам… Как-то так. Я его, кстати, вспомнила! Видела его в передаче, он был финалистом одной из Битв экстрасенсов!

Теперь у Леночки на лице было написано крупными буквами «Вот балда!». Она пожала плечами и заметила:

– Выжить после такого, и продолжать ждать смерти из-за того, что какая-то там гадалка чего-то там нагадала? Или гадальщик… Да хоть вся толпа участников «Битвы экстрасенсов»!!! Судьба не настолько глупа, чтобы у неё чего-то украли! Выдумали тоже вместе с этим вашим финалистом… Так что выбросите-ка дурь из головы! И поворачивайтесь ко мне задом, а к лесу передом, и снимайте штаны! Избушке укол пора делать!

Весь день Рита обдумывала услышанное от Леночки, и удивлялась. Надо же, а ведь девушка права! Так просто: судьба не настолько глупа, чтобы у нее что-то украли! И надо действительно выбросить дурь из головы. Вечером следующего дня Рома появился. Рита попыталась неловко поблагодарить его за всё, и попросить прощения за грубость. А потом они стали встречаться – Рита тогда еще ковыляла на костылях по больничному коридору. И вот теперь Рита совсем поправилась, срослись переломы, сошли синяки, и хромота ушла. Они планируют сыграть свадьбу. Рита носится с раннего утра, стремясь переделать кучу дел. Должна была приехать Вика, платье Рите помочь выбирать, но приехала Маша.

– А Вика там как, с ней всё в порядке? – забеспокоилась Рита.

– А что ей сделается? Спокойно, без паники! На свадьбу прибудет, и Лида тоже. Они же у нас несушки. Уж на сносях. Это я их отговорила путешествовать и делами заниматься таких пузатеньких. Пусть вынашивают потомство, а платье мы и сами с тобой примерим! Айда? – тряхнула Маша кудряшками и открыла дверь, поторапливая невесту.

Объехав полгорода и несколько свадебных салонов, Рита с Машей все же нашли то, что хотели – идеальное платье принцессы. В меру блестевшее стразами, в меру струившееся шлейфом, и с в меру открытой спиной. Хоть сейчас на бал в сказочный замок! Маша захлопала в ладоши:

– Идеально!

Привезли покупки домой, и тут Маша стала уговаривать Риту ещё раз примерить платье.

– Покажись! Дай полюбоваться! Я бы выпросила у тебя его примерить, но, во-первых, я замужем, а во-вторых, ты моя лучшая подруга. Я не буду такого делать: носить твое платье до свадьбы, пусть даже и на минуточку…

Когда Рита в новом платье вертелась перед зеркалом и перед восторженной Машей, в квартиру вошел Рома. Рита уже переехала к нему: они решили, что жить на два дома неудобно и в смысле финансов, и в смысле затрат времени. Рома замер в восхищении. Рита побледнела. Маша стала выталкивать его из комнаты, приговаривая:

– Покиньте-ка помещение, молодой человек! Не положено видеть невесту в свадебном наряде до свадьбы!

Рома ушел на кухню, а Маша вернулась к Рите и увидела, что подруга чуть не плачет, огорченно заталкивая платье в коробку, а оно выползает, как белоснежная пена, обратно.

– Ты что! Прекрати! Ничего страшного! Тем более, ты была просто в платье, даже без фаты, и без туфель. Не полный наряд. Так что – не считается!

– Маш, мы не поженимся… – прошептала Рита, чуть не плача.

– Ну вот ещё! Из-за чего вдруг? Кто у нас всегда был из нас всех – самый стойкий оловянный солдатик? Всегда отрицала гадания, экстрасенсов, мракобесиями их называла… А теперь внезапно стала верить в дремучие приметы? – Маша тряхнула кудряшками и потащила Риту на кухню, к Роме.

Они вместе накрывали стол, потом втроем ужинали, но в Ритиной голове занозой засела мысль о плохой примете…

Когда уже почти всё было готово, и даже ресторан предоплачен, и осталось вручить пригласительные гостям, Рома… вдруг отменил свадьбу. Оказалось, его бывшая девушка, с которой они расстались почти год назад, беременна от Романа.

– Как это? Ты не знал об этом? Или у неё что, беременность наступила не сразу, а через некоторый инкубационный период?

– Рит, не издевайся. Мне и так больно…

– Тебе больно, Рома? ТЕБЕ? – Рита прижала ладони к глазам и простонала: – Черт, я ведь даже уйти не могу… Зачем я отказалась от аренды той моей квартиры!

Рома признался, что произошло. Незадолго до выписки Риты из больницы Ирина приехала к нему забрать свои оставшиеся вещи. Точнее, картину, настенные часы, и напольные весы, которые ей очень нужны. Она без них, как без рук…

На прощание они поговорили по душам под бутылочку вина, которую она прихватила с собой. Беседа затянулась далеко за полночь…

Утром он проснулся с дикой головной болью, но не придал этому значения. Ну, перебрал, с кем не бывает…

Он же всегда и пил мало, а тут малость перестарался…

Правда, события той ночи стерлись из его памяти напрочь, он же тогда перебрал…

И вот теперь Ира накануне свадьбы Романа и Риты заявила ему, что беременна, и не намерена избавляться от беременности.

– У неё двойня, понимаешь, Рита… Это тупик. – простонал Роман, глядя на Риту глазами побитой собаки. – Я не могу их бросить, я не могу так поступить со своими детьми…

Взгляд Риты натолкнулся на коробку со свадебным платьем. Она покачала головой:

– Вот и всё. Я же говорила, что мы не поженимся…

Роман стал говорить что-то о том, что Рита может оставаться в квартире, сколько ей нужно, пока не уедет, и что-то ещё, но Рита воскликнула:

– Господи, если ты можешь уйти, так уйди же наконец!!!

Он извинился и аккуратно прикрыл за собой дверь, а Рита села на пол посреди гостиной, вытянув ноги. На неё рухнула такая тишина, словно Рита оглохла…

Потом Рита придумала, что нужно делать. Сколько можно сносить удары судьбы? Такое впечатление, что все несчастья в жизни были отмерены только для одной Риты, хотя хватило бы разделить и на десятерых. Умеp папа совсем молодым. Ему жить бы да жить…

А он даже никогда не сходил с дочкой в цирк на клоунов посмотреть и гимнастов, и не катал ее на плечах, так высоко, что сердце от страха замирало…

Следом yмерла бабушка: слишком быстро слегла и умерла от рака. А следом ушла мама. Ее красивая мама, на которую оглядывались на улице, перед смертью превратилась в жуткий желтый скелет с серыми губами и с блеклыми глазами. Она плакала почти сухими глазами, и все просила прощения у дочери, что не смогла уберечь её от участи взрослеть в приюте: не хватило у неё сил ещё пожить…

Родственников со стороны Ритиного папы тоже не осталось – его мать не пережила cмеpти сына, а её муж не смог пережить cмеpти жены…

Бедная девочка осталась как былинка в поле, вокруг которой кто-то бессердечный недрогнувшей рукой выкосил всех родных.

Квартира после мамы принадлежала Рите, как единственной наследнице. Когда ей исполнилось восемнадцать и она покинула детский дом, она решила распоряжаться своим имуществом как взрослая. Вовремя подвернулся ушлый риелтор, который стал убеждать девушку, что жилье в центре нужно продать очень выгодно – зачем ей одной такая большая квартира?

– Хватит и на уютное жильё поменьше, и на учёбу… А с документами я помогу! Ни о чем не беспокойся.

Наивная Рита доверяла, пока не поплатилась – её облапошили. Денег она не получила, кроме смехотворной суммы задатка. Вернуть квартиру не удалось – пока риелтор водил Риту за нос, к тому времени жильё перепродали не один раз. А потом и риелтор слинял бесследно.

Потом Рита узнала, что она как круглая сирота имеет право на льготы, и денег за учёбу платить не нужно вовсе. Рита выбрала университет и поступила учиться. А потом познакомилась с Викой. А потом и с её подругами с Машкой и Лидой, которые стали для неё как семья, и дружат они уже который год. Только попыталась она строить свою собственную семью – опять провал…

Люди живут, любят, дружат, справляются с проблемами, жизни радуются, а Рита…

А Рита выпотрошила на ковёр Ромкину аптечку, и методично принимала все таблетки, что там нашлись, запивая коньяком, который достала в баре. Аптечка у Ромы собралась немалая, были там и несколько упаковок снотворного – как раз подходящих для Ритиного случая. Потом Рита почувствовала, что ее чёрное и вязкое сознание куда-то утекает, и даже обрадовалась. Наконец-то наступит всему этому… логичный конец! Рита свернулась на ковре клубочком и то ли заснула, то ли потеряла сознание, то ли вовсе умерла. Обнаружила её Маша, испытывая со вчерашнего вечера сильное внутреннее беспокойство. Она не смогла до Риты дозвониться, но постеснялась ехать в дом подруги и ее жениха среди ночи. Мало ли, какое у нее там внутреннее беспокойство, а люди спят по ночам, тем более те, кому на работу. Еле дождалась утра и примчалась из отеля на такси. Звонила, стучала – бесполезно. Недоумевая, куда запропастилась Ритка, Маша позвонила Роману, но тот сказал, что она возможно уехала, потому что они расстались. О, как! Не поссорились, а прям расстались!

Накануне свадьбы. Наконец Маша, в полном недоумении, перед тем как уйти додумалась напоследок подёргать ручку незапертой входной двери…

Маша нашла подругу лежащей на ковре. Безуспешно хлестала Риту по щекам, тёрла ей холодные руки и рыдала, пока к ним ехала скорая. Рита попала снова в ту же больницу, где чинили её переломы, но уже в другое отделение. Были все шансы загреметь в психиатрию, но Маша клялась и божилась, что это просто неосторожность при приёме снотворного. Голова у неё сильно болела, вот и перепутала. Врач внимательно посмотрел на Машу и серьёзно сказал:

– Я сделаю вид, что я Вам поверил, а Вы сделаете вид, что действительно уверены, что та бадья таблеток у неё в желудке, плескавшаяся в двух стаканах коньяка – исключительно по неосторожности. Из-за головной боли… У неё есть родные?

– Я. – сказала твердо Маша. – Ну, то есть… Я ей как родная. У неё больше никого нет. Жених был, но они расстались…

– Она потеряла ребёнка. Сейчас она спит. И спать будет до завтра, так что Вы тоже езжайте домой, отдохните.

Рита порхала под потолком и кувыркалась в воздухе, радуясь чувству полета и испытывая небывалое чувство лёгкости. Она училась управлять этими своими перемещениями. Стоило подумать о Маше, и Рита вот уже над ней. Машка была такая смешная с этими её кудряшками…

Только глаза грустные. Заплаканные. Почему? Рите же так хорошо! Рита, что-то вспомнив, подумала о себе самой. Иииии… Эта худая бледная… штука с трубками в вене – это она, что ли? Но Рите не было жалко эту неподвижную штуку – это же не она! Вдруг Рита увидела коридор, а за ним большой светлый зал…

А там мама, папа, бабуля, дедушка с бабушкой…

Рита ринулась к ним, но тут кто-то оттолкнул ее, не пуская туда… И Рита очнулась. Лучше бы не приходила в себя! Потому что то, что она узнала…

Рита потом долго орала, как раненый зверь, и ей пришлось срочно колоть седативные. Маша взяла на работе ещё две недели отпуска, сказала, что у неё родственница при смерти. Отпустили без возражений. И подруга старалась не отлучаться от Риты, поддерживала как могла. И врала Вике с Лидой, что у них тут все в порядке, платье купили, хлопот полон рот…

А Рита очень занята, позвонит непременно, но чуть позже…

И глотала слёзы, глядя на спящую под воздействием медикаментов Риту.

– Маш, зачем мне жить? У меня такое впечатление, что я уже несколько раз yмерла, а мой тpуп снова реанимировали и заставляют опять шевелиться и скрипеть… Не понимаю, для чего… – хрипло сказала Рита, когда пришла в себя.

Маша гладила её по руке и пыталась утешить, но потом к Рите прислали психотерапевта. Ну и хорошо – специалист лучше подберет нужные слова…

И не разревётся в неподходящий момент. Маша вышла из палаты и прислонилась к холодной стене. Бедная Ритка. Сколько на неё свалилось – хватило бы на десятерых…

Потеряла ребёнка из-за сильной интоксикации. Она ещё не знала о своей беременности, когда наглоталась всякой химии из аптечки…

Разбился Ромка. Он ехал в машине с бывшей… как её там… Ирина, кажется…

Теперь нет на свете любимого мужчины, и нет его ребёнка…

И как Рита повторяет всё время – смысла во всем этом барахтанье нет…

И чем ей помочь, Маша придумать не могла. Когда Рита стала подниматься, она сходила в другое крыло проведать Леночку из травматологии. И пристала к ней с просьбой выведать у патологоанатома, была ли беременна недавняя жертва аварии, которая поступила одновременно с Ромой. Леночка как-то обмолвилась, что того сотрудника хорошо знает.

– А зачем это Вам? – удивилась Леночка.

– Понимаешь, видится и грезится всякое. Потому мне очень важно точно знать… а то мне кажется, что у меня от всего этого крыша едет…

Какими правдами и неправдами Леночка разузнала, но поведала Рите тайну: женщина не была беременной. Обвела Рому вокруг пальца. Он умер в неведении…

Но Рита успокоилась – у нее не едет крыша. А то прямо в ушах голос его шептал настойчиво – «Я обманут, Ира не беременна»…

Это не шизофренические галлюцинации. Это Ритино новое состояние после клинической смерти. Потом Рита выписалась, и уволилась к недоумению начальства. И поехала в свой город, как собиралась раньше. Она собиралась поехать навестить одного человека…

В третий раз в жизни Рита вышла у нужного подъезда. Расплатилась с водителем такси и поднялась на нужный этаж. Приложила палец к кнопке звонка, но так и не могла нажать, чтобы позвонить, словно вдруг забыла как это делается…

Стала сомневаться, стоя перед дверью – а стоило ли вообще сюда приходить? Дверь распахнулась сама. На пороге стоял знакомый ей черноволосый мужчина в черных шелковых штанах, черном шелковом халате и в тапках Маленького Мука с загнутыми носами. Глаза его казались подведены сурьмой, как у восточных женщин – но это был не макияж. Просто у него были от природы такие густые черные ресницы. Он сам не изменился, и в его квартире ничего не изменилось. Те же кресла в проходной комнате, та же темно-бордовая штора над дверью в комнатку, где полумрак, мерцают свечи и пахнут благовония. И где всегда греется на песке ковшик с воском, а в секретере лежит старинная колода карт, завёрнутая в зелёный лоскут…

Но вот гостья его так сильно изменилась, что поначалу мужчина даже вздрогнул. Словно с момента их последней встречи прошел не год, а все десять. По крайней мере, для его посетительницы. Женщина выглядела похудевшей, и словно пылью припавшей. Волосы тусклые, глаза блеклые. Он ей нагадал любовь, свадьбу и семью… но люди, которые имеют все это, не выглядят такими надломленными…

– Меня зовут Всеволод. Ведь мы так и не познакомились…

– Рита.

– Маргарита?

Рита покачала головой:

– Нет. Просто Рита. Так и в паспорте указано…

– Проходите, Рита. Нам есть о чём поговорить. В том числе о диагностике. Кстати, карты и воск – это ещё не все инструменты. Руны, цыганские карты, индейские бобы, хрустальный шар, и даже тюленьи косточки от чукотского шамана… И ещё – у меня есть кофе. – тут он заговорщически улыбнулся.

Она кивнула:

– А знаете, Всеволод, кофе пожалуй подойдёт. Но не ради гадания на гуще. Я Вас наверное удивлю, но я всё могу сказать и без инструментов. Бобов и косточек. Это, оказывается, легко! Труднее промолчать, когда хочется сказать, а человек не хочет слышать…

– Если Вам не нужен мой совет по предсказанию – то что Вы здесь делаете?

– Мне нужен ответ на вопрос – как Вы с этим живёте?

– Точно нужен? Вы уже с этим живёте. И даже приспособились… – понимающе улыбнулся Всеволод.

Потом Всеволод смолол зерна и сварил для гостьи восхитительный кофе. Они пили его из турецких чашечек и говорили, говорили…

Ему пришлось отменить два следующих сеанса по записи и предложить вернуть деньги. И даже оплатить такси. Рита рассказала ему о себе все, с самого детства. О своих потерях, которых было больше чем побед. Она потеряла родных. Любимого. Ребёнка. Она не сломалась даже после такого, что пережила, хотя однажды попыталась…

А когда она увидела, что каждого человека теперь может читать как открытую книгу, поняла, что хочет поговорить с единственным человеком, который может ее понять. Потому что он и сам такой. Всеволод улыбнулся, не заметив, что перешел на «ты»:

– Мой дар у меня открылся, как и у тебя – после того, как я пережил клиническую смерть. Точнее, он был у меня, наверное, всегда. Просто тогда наступил контакт… меня со мной…

А потом он спросил:

– А как же твои подруги? Ты от них отказалась? Они очень хорошие!

– Нет, почему. Просто в моей жизни было столько потерь, что я лучше буду на расстоянии. Чтобы не быть… ну, вирусом, который может нести деструктивную программу, не дай Бог. Будем встречаться, но не так часто… Они, правда, очень хорошие. Замечательные!

Потом Рита поднялась:

– Извините меня. Мне пора.

– Спешишь?

– Нет. До пятницы я совершенно свободен. – пошутила Рита, произнеся крылатую фразу. – Просто уже так поздно… я с некоторых пор забываю о времени… Оно – то тянется, то мелькает… – Тебе есть, куда идти? Рита опять усмехнулась.

А Всеволод сказал:

– Оставайся?

И Рита осталась. А через некоторое время они уехали в деревню. Выбрали на краю села небольшой дом и Всеволод его купил. Дом словно их и дожидался. Топили дровами, которые колол Всеволод, а Рита помогала ему складывать их в поленницу. Выращивали большой сад из редких деревьев и цветов, которые Рита откуда только ни выписывала! Плавали в реке круглый год. Когда река замерзала, Всеволод вырубал полынью побольше, чтобы хватило окунуться и проплыть по чистейшей воде туда и обратно на два гребка. Сельчане часто видели следы босых ног в снегу у реки, и беззлобно крутили пальцем у виска: вот уж парочка странных к ним прибилась в село…

Но каждый сходит с ума по-своему, лишь бы не во вред окружающим…

А окружающим от пары была даже польза: советы полезные…

Еще они любили развести костёр под усыпанным звёздным небом, и прижавшись друг к другу наблюдать, как искры улетают вверх в черноту. Всеволод больше не гадал. Но время от времени заставал Риту, которая то там, то сям что-то подсказывала местным женщинам, а они кивали и благодарили, прижав руку к сердцу. А потом у них на крылечке время от времени появлялась корзинка яиц. Банка парного молока. Узелок с домашней колбасой… Головка домашнего сыра…

– Ты гадаешь людям без карт? Думаешь, я не замечаю?– как-то он спросил Риту, когда в очередной раз на столе во дворе материализовалась принесённая кем-то миска спелого черного винограда как благодарность за Ритины советы.

– Я не гадаю, а подсказываю… – усмехнулась Рита.

– Ведь людям очень важно знать правду, когда она им нужна. А карты, кстати, не всегда говорят правду… По себе знаю.

Правда, он тоже это знает. Вот например, он наблюдал Ритину судьбу – она менялась трижды кардинально… Пойми попробуй – так было запланировано изначально, или все перестраивалось потом, в процессе…

Может, судьбу свою она меняла сама, а по картам потом читалось то, что она переписала… Всеволод подошел и заботливо укутал ее плечи шалью:

– Свежо сегодня утром.

Она улыбнулась и погладила его по руке… Рита права – карты не всегда говорят правду. Впрочем, карты ничего не говорят. Просто человек умеет правильно читать мир вокруг, и часто даже без помощи карт. А вы как думаете?

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети