Истории из жизни — Мне очень жаль, но… Женщина громко зарыдала от безысходности

— Мне очень жаль, но… Женщина громко зарыдала от безысходности

Грустная девушка

Жизнь в детском доме похожа на дурной сон. Воспитатели за глаза называют воспитанников маленькими монстрами, а само здание – филиалом ада. Так оно и есть на самом деле.

Одно осознание того, что тебе предстоит расти в окружении чужих людей, не прибавляет оптимизма. Иногда хочется просто раствориться в воздухе, перестать дышать, перестать слышать едкие замечания.

Повсюду сквозит равнодушие, подкрепляемое бесконечными упрёками и одергивающими комментариями:

— Потапова! Опять в столовой посуду забыла расставить! Бегом на кухню! Оля! Потапова! К тебе обращаюсь! Что за несносная девчонка! Кто из тебя вырастет? Ты безответственная.

Услышав свое имя, ребёнок оборачивается и начинает с беспокойством вслушиваться в произносимую речь.

Оля Потапова, худенькая девочка с синяками под глазами, необыкновенно рыжими волосами, с угловатыми внешними чертами, считала себя полным уродом.

Ей 12 лет, за плечами несколько лет детдомовской жизни. Она, как и многие в её возрасте, полагала, что недостаточно умна и красива, потому ей и приходится терпеть разные недовольства взрослых. Ребята никогда не называли её по имени, звали просто Рыжей. Воспитатели вечно стремились переложить на неё часть общественных поручений: то в столовой подежурить, то в прачечную бельё отнести. Девочка не отказывалась, хотя часто выслушивала нарекания.

Родителей своих малышка потеряла в семь лет. Отец и мать погибли в автокатастрофе. Это случилось в августе, незадолго до поступления в первый класс. Заявление было уже подано, и ребёнок вовсю готовился пойти в школу: были куплены канцелярские принадлежности, яркий портфель с лягушкой, нарядная одежда.

Но вместо этого в один момент всё рухнуло: пришли посторонние люди и, ничего не объясняя, увели в неизвестном направлении. Девочка плакала и сопротивлялась, звала родителей. Никто не сообщил ей, что случилось. Правду узнала случайно, от соседки Катюши. И тогда поняла, что она здесь надолго, до своих 18 лет.

Оля прекрасно запомнила родителей: они были доброжелательными и отзывчивыми. Мама любила печь пироги и читать сказки, папа по выходным водил дочку в зоопарк, старался порадовать разнообразным досугом. В одночасье все поменялось. Вместо родной уютной спаленки – жесткая казенная кровать. Вместо ласкового тёплого голоса – удручающие комментарии. Вот почему так непросто оказалось привыкнуть, что твоей жизнью отныне распоряжаются посторонние взрослые, не имеющие ни сочувствия, ни сострадания. И нужно жить в этом аду, выстраивать отношения с детским коллективом, потому что другого выбора у тебя нет.

По ночам в комнатах часто не спали: рассказывали друг другу страшилки, от которых леденеет кровь, перебрасывались мокрой тряпкой. В кого попала тряпка, должен немедленно перебросить её в любом направлении в течение десяти секунд, иначе ему присваивалась обидная кличка. От клички в детском доме избавиться трудно – она прилипает намертво, делается частью существования. Конечно, все это больше напоминало шутку, забавную игру. Особой дружбы с девочками по комнате не случилось, правда и вражды не наблюдалось.

— Рыжая! Рыжая! Ты спишь? – соседка Катюша потрясла её за плечо.

Оля потерла глаза, зевнула и присела на край кровати:

— Чего тебе?

— Хотела рассказать, что Николашу забирают!

— Правда? — побледнела Оля.

— Да. Сегодня всё решилось. Вот уже и бумаги подписали. Я сама видела, как директор с семейной парой разговаривала. Так что будут у него офигительные родители.

Коля – обаятельный мальчуган 13 лет. Его любили в детдоме за независимый характер и щедрое великодушие. Поделиться последней конфетой, спеть песню на празднике, сказать доброе слово – это про него. Все девчонки были тайно влюблены в него без памяти. Таких как он не забывают, сколько бы лет ни проходило. Парни, подобные Коле остаются в памяти подобно лучезарной вспышке, которая и согревает и обжигает одновременно.

Такое случалась время от времени – приходили люди, кого-то смотрели. Но Оле никто не уделял персонального внимания. Её не приглашали в «комнату для смотрин», не обсуждали её достоинств и недостатков. Её совсем не замечали. Потом не стало и Николаши. И тогда Оля поняла, что за ней никто никогда не придёт. Таких рыжих уродин как она не выбирают. Придётся ждать восемнадцатилетия, а дальше пытаться строить жизнь самостоятельно.

Иногда девочке казалось, что голоса воспитателей и дежурных нянечек отдают холодным металлом – настолько они звучали жестко и бескомпромиссно.

Лишь по ночам ей часто снился голос матери – нежный ласковый луч. Он окутывал Оленьку теплом, и та сладко спала до утра.

***

Так прошло несколько лет. После наступления совершеннолетия молодая девушка поступила в мединститут, а в остальное время подрабатывала санитаркой в приёмном покое городской больницы.

Работа её устраивала, даже приносила какое-то удовлетворение. Больных она жалела, старалась каждого подбодрить, сказать ласковое слово. Оттого все её любили и уважали.

По ночам часто приходилось засиживаться за конспектами. Зато девушка могла утешаться мыслью о том, что в будущем станет хорошим врачом, пойдёт работать по специальности и станет приносить пользу людям.

Это светлое намерение поддерживало её в самые тягостные минуты, когда хотелось рыдать от отчаяния и опустить руки.

Государство выделило сироте комнату в коммуналке. На удивление соседи попались сносные: не пили, драк и скандалов не устраивали. Казалось бы, живи и радуйся! Но чувство ненужности пронзало её изнутри и обычно охватывало после очередного успешно сданного экзамена. Хотелось быть кому-то нужной, мечталось о большой дружной семье.

Вскоре в её жизни появился Артём. Молодой человек красиво ухаживал: дарил цветы, водил в кафе, рестораны, и кино. Конечно, его внимание произвело на Олю большое впечатление. Она растворялась в комплиментах и ласковых словах.

С виду юноша производил благоприятное впечатление: благополучная семья, заботливые родители, студент престижного вуза. И на будущее у него имелись грандиозные планы. Оля и сама не заметила как влюбилась. Но потянулась к этому парню вовсе не из-за его устроенности и не наличие денег ее так воодушевляло. Просто в нем она разглядела своего единственного, того, с кем мечталось пройти по жизни рука об руку.

Девушка, так рано лишившаяся родительской любви, надеялась обрести понимание и принятие. Впервые за много лет в ней вновь ожила надежда. Она грезила, как они с Артёмом всегда будут вместе, станут во всем поддерживать друг друга. Она сделается ему прекрасной и верной женой: будет по воскресеньям печь пироги, родит четверых детей.

Впрочем, по поводу исполнения последнего желания долго сомневаться не приходилось. Оля обнаружила, что забеременела ещё до того, как её возлюбленный предложил ей отправиться в ЗАГС. Первая мысль была такой: «Он очень обрадуется и тотчас сделает предложение. Пусть мы немного поторопились, но ведь наше счастье столь огромно, вместе мы справимся со всеми трудностями».

Но этим планам не суждено было осуществиться. Каково же было удивление будущей матери, когда любимый человек вдруг стал сердиться, на лице его заиграла горькая усмешка.

— Ты что, с ума сошла? – вскричал он. — — Мы так не договаривались! Немедленно иди на аборт!

— О чём ты? Мы же любим друг друга! Планы совместные строили! Мы же хотели пожениться, — напомнила ему спутница.

— Прости… Надо было раньше тебе сказать, но я всё не решался. Мои родители такого выбора не одобряют. Я хотел вас познакомить, но…ничего не получится. Как только они услышали, что ты из детского дома, так сразу принялись меня стыдить. Говорят, ничего хорошего из нашей семьи не получится. У матери чуть инфаркт не случился. Отец тоже требует, чтобы я разорвал с тобой отношения.

— Я не ожидала от тебя такого…Ты убил меня без ножа…

— Говорю честно: отправляйся на аборт. Денег дам. Самой же так лучше будет.

Оля закусила губу и с горечью посмотрела на своего несостоявшегося жениха. Она больше не произнесла ни слова, а просто в ту же минуту пошла прочь.

Ей казалось, что сердце сейчас разорвется на части, а земля уйдёт из-под ног. Дойдя до остановки, она села в автобус.

Об аборте не могло идти и речи: Оля хотела этого малыша! Она уже чувствовала в себе присутствие маленькой жизни и знала, что окружит ребёнка заботой и теплом. И он будет расти счастливым, пусть и без отца. Брошенным никогда не будет.

В положенный срок Оля родила мальчика. Ещё в роддоме дала имя – Николаша. Коля. Поздравить её пришли соседи по коммуналке и подруга из детского дома. С того дня в её жизни появился особенный смысл. Что бы ни происходило, она знала, ради чего сегодня нужно вставать с кровати, делать над собой усилие, приниматься за работу.

Все ради него, единственного и прекрасного сына. Первые три месяца оказались самыми тяжёлыми: все приходилось делать одной – кормить, пеленать, ухаживать. Да и в финансовом плане рассчитывать было не на кого. С того дня Артём больше так и не появился, не поинтересовался её жизнью. А потом, спустя время, молодая женщина поняла, что ей хорошо и одной.

Главное, ей теперь было ради кого жить. Спустя пять лет женщина стала замечать за собой странные недомогания: то голова болит, причём до тошноты, то появляются неожиданные расстройства пищеварения, то обнаружится что-нибудь третье. Некоторое время Ольга предполагала, что, должно быть, нервы шалят. Все-таки ей много чего пришлось пережить, наверняка сформировался невроз, который теперь требует некоторого внимания. Невроза она не боялась и была готова проконсультироваться с психотерапевтом, веря в то, что ее проблемы легко разрешимы. Стала принимать слабые седативные средства, толку не было. И тогда она решилась обратиться к специалисту. После обследования доктор поставил неутешительный диагноз: онкология третьей степени.

Это известие прозвучало, как гром среди ясного неба. Она даже почти не слышала, что ей говорил врач. В голове вертелся один-единственный вопрос: «За что? Почему именно со мной?» Казалось бы, в таком молодом возрасте не может развиться столь агрессивное заболевание. В отчаянии Ольга посетила частную клинику, где ей подтвердили диагноз.

Рак стремительно развивался, нужно было срочно принимать меры. Но женщина не могла думать ни о чем, кроме как о собственном сыне: «Как же Коленька? Что с ним станет? Неужели и ему будет суждено жить в детском доме, пройти весь тот ад, через который прошла я» — рыдала женщина. Лечение требовало срочной госпитализации. Никто не гарантировал ей хорошего результата. Но медлить было нельзя. Надеяться было не на кого. Наконец, истязав себя тревожными раздумьями по поводу будущего ребёнка, Ольга приняла решение временно поместить сына в детский дом. Никто не знал, насколько тяжело ей далось это решение, сколько слез было пролито в подушку. Расставание было ужасным: пятилетний Коля не понимал, почему мама его внезапно оставляет и передает на попечение чужим людям. Он плакал и просил не бросать его. У Ольги сердце разрывалось от горя. Женщина обещала малышу вернуться во что бы то ни стало, говорила себе, что обязательно должна выжить и забрать ребёнка домой. Ей ли было не знать, как тоскливо и одиноко в казенном учреждении.

Дальше последовали многочисленные обследования. Женщина мужественно перенесла несколько операций, прошла интенсивный курс химиотерапии. Каждый день она просыпалась с мыслью о своем сыне, который ждал её и очень тосковал. Спустя многие месяцы женщина пошла на поправку. Врачи искренне радовались и говорили, что это настоящее чудо. С таким диагнозом, как у неё мало кто выживает. Но Ольга знала ответ: дело было в несокрушимом стремлении жить, затем, чтобы воссоединиться со своим ребёнком, избавить его от тоски и страданий.

И вот наступил день, когда она вышла из стен больницы практически здоровым человеком. Рак остался позади и больше не представлял для неё угрозы. Женщина купила подарки и поспешила к зданию детского дома. Но там её ждал неприятный сюрприз.

Кое-как отыскав заведующую, она поведала о сложившейся ситуации, объяснила, что оставляла сына на время.

— Я проходила лечение… Мой сын Коля Потапов находится у вас…

— Милая женщина, я сожалею, но ничем помочь не могу… Вы опоздали… Ребёнок передан в другую семью…

— Но я подписала соответствующее заявление. Я оставила сына временно, пока проходила лечение, — чуть не задохнулась от гнева и волнения Ольга.

— Тем самым дали свое согласие на усыновление, — металлическим тоном проговорила заведующая.

Голова пошла кругом, отказываясь понимать происходящее. Ноги стали ватными. Ещё немного, и Ольга упала бы в обморок, не в силах противостоять очевидному: её ребёнка отдали в чужие руки.

Заведующая объяснила ей, что, так как мать отсутствовала дольше шести месяцев, они с органами опеки вышли с иском в суд. Никто не знал, выживет Ольга или нет. По правде говоря, никто и не надеялся увидеть её живой. Неожиданно появились иностранные претенденты. Суд постановил, что они беспрепятственно могут усыновить мальчика. Его увезли в другую страну, и сделала это очень состоятельная пара, с которой Ольге тягаться бессмысленно. К тому же суд принял во внимание то обстоятельство, что Потапова сама в прошлом воспитанница детского дома, и к тому же мать одиночка.

Кто бы мог подумать, что такой фактор может сыграть против нее, родной матери малыша! Мир словно рухнул, разбился вдребезги. Ольга каждый день посещала детдом в надежде узнать что-то о судьбе своего мальчика. И однажды ей удалось подслушать один разговор. Заведующая объясняла няне, что на самом деле сын Потаповой находится вовсе не за границей. Его определили в дом семейного типа. Но это не совсем законно, поэтому рассказывать об этом никому не нужно. По всему выходило, что за этим действием стояли большие деньги, которые директор положила себе в карман. Очевидно, нянечка тоже получила свою долю, потому что принялась горячо уверять начальницу в том, что станет молчать как рыба.

Ольга совершенно растерялась. От такой правды у неё закружилась голова. Женщина вышла из здания и чтобы не упасть, присела на скамейку в парке. Нужно было подумать, как дальше действовать. Слезы хлестали по щекам. Она просидела на лавочке довольно долго. Всё старалась собраться с мыслями, но не могла. Слишком горькой была открывшаяся правда. Ольга понятия не имела, где искать сына, понимала и то, что заведующая никогда не признается, кому и куда отдала её Коленьку. Уже стало смеркаться, когда к ней подошел мужчина.

— Простите, у вас всё хорошо? Может нужна помощь? — участливо спросил он.

— Мне никто не в силах помощь. Всё против меня. За что мне такие испытания? — в отчаянии произнесла Ольга.

И тут женщину прорвало: она рассказала незнакомцу всё, поведала о своей жизни от начала и до конца. При этом, не сдерживала слёз и прорывающихся наружу рыданий.

— Меня зовут Коля, а друзья называют Николашей. Знаете, я тоже некоторое время провел в детском доме, — произнёс мужчина, с жалостью глядя на несчастную женщину.

В этот момент, Ольгу как током прошибло.

-Николаша? — тихо спросила женщина, глядя в до боли знакомые синие глаза друга детства, из-за которого она пролила сколько слёз в подушку.

— Мы знакомы? — улыбнулся вдруг Николай.

— Да. Но ты наверное не помнишь меня. Я Оля, а в детском доме меня называли «Рыжей».

— Ольга? — удивился Коля. — Да ты стала настоящей красавицей. Конечно же я помню тебя. Правда смутно, но помню. Эти воспоминания из нашего не лёгкого детства наверняка никогда не сотрутся из памяти.

— Оля, ты пожалуйста успокойся, не плачь по поводу сына. Я работаю следователем в уголовном розыске. Обещаю, что приложу все усилия, подключу все свои связи, и отыщу своего тёзку, твоего Коленьку, — произнёс мужчина, крепко обнимая подругу детства.

— Спасибо тебе большое, — сквозь слёзы проронила несчастная женщина. — Видимо мне тебя сам Бог послал.

Следствие началось буквально на следующий день. Николай взялся за это дело с таким рвением и самоотдачей, словно речь шла о его собственном сыне. Постепенно Ольга оттаивала. Коля постоянно находился рядом, непрестанно подбадривал добрым словом. С каждым днём надежда крепла. Неожиданно для себя самой Ольга снова стала улыбаться. Она поверила в искренность этого человека, ведь он каждый день доказывал ей своё доброе расположение. В результате правда выяснилась очень скоро.

Заведующая детского дома на первом же допросе сдалась, покаялась и поведала правду. Люди, которые якобы усыновили Коленьку на самом деле брали детей с целью физической эксплуатации. Это была семья успешных фермеров, которые использовали сирот в качестве бесплатной рабочей силы.

На их территории обнаружилось два десятка никому не нужных мальчишек, которые неустанно трудились от зари до заката. Заведующая детского дома немедленно отправилась под суд.

Сразу после завершения дела Ольга забирала сына из ненавистного детского дома, домой.

— Ну что тёзка, все в порядке? — подмигнул Николай, который встречал Ольгу с сыном у ворот.

— Спасибо, дядя Коля, — по взрослому проговорил Коленька, пожимая мужчине руку.

— Выше нос. Теперь у вас с мамой всё будет хорошо. Я никому не позволю вас ожидать. — улыбнулся Николай.

А уже спустя три месяца, Ольга и Николай поженились. Коленька ничего не знал о своем отце, и искренне считал, что добрый и сильный дядя Коля и есть его настоящий папа. Николай искренне полюбил мальчишку, как своего собственного сына. А через девять месяцев они вдвоем встречали маму у входа в роддом. Ольга подарила Коленьке замечательную сестричку, а Николаю — дочь. Женщина искренне верила, что чёрная полоса в её жизни закончилась. И впереди у молодой пары была долгая жизнь, полна радости и счастья.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети