Грустная одинокая бабушка

Одинокая старушка

— Илья, а ты уверен, что мы вообще отсюда выберемся?

Саша остановился, а потом вообще сел на землю.

— Всё, вы как хотите. Я больше не могу, хочется просто упасть и умереть.

Илья посмотрел на Сашу, на Вадима, и уже хотел было сказать, что они здесь будут оставаться ночевать, но вдруг почувствовал запах дыма.

— Подождите…

Саша тоже повел носом.

— Горит что-то.

— Может быть что-то, а может быть это дым из печки.

Илья хмыкнул:

— Какая нафиг печка? Мы уже третий день тут бродим, четыре деревни прошли, и все они пустые, а самое главное, и на карте их нет. Поэтому, чтобы понять, где мы теперь находимся, я не знаю что должно произойти.

Илья возбуждённо ответил:

— Да перестань ты ныть. Ну сбились немного, ничего страшного, не в первый раз, как говорится. Еда есть, огонь есть, патроны тоже. Чего с ума-то сходить? Пошли лучше на дым. Сейчас погода сырая, не думаю, что это какой-то лесной пожар.

Вадим и Саша понимали, что Илья, скорее всего, прав, впрочем, как и всегда. Илья был у них заводилой с самого первого класса. Именно столько они дружили. Потом в институте, а потом и в небольшом деле, которое они открыли. Илья на первый взгляд казался совсем безрассудным, а его идеи бредовыми, но почему-то постоянно оказывалось, что его решение единственно верное.

Саша был так устал, что сама мысль о том, что нужно вставать и потом ещё куда-то идти, была ему невыносима. Но он стал и пошёл вслед за друзьями. Правда, молчать не мог.

— Вот говорила мне мама, Саш, ну зачем тебе такое непонятное занятие? В нашей семье все водители, да токари. А ты куда? Может, одумаешься Саш? И почему я не одумался? Отрубил бы с 8 до 5, а потом спокойно лежал бы в тёплой квартире перед экраном телека и подтягивал пивко, а не месили бы грязь с двумя сумасшедшими.

Вадим и Илья переглянулись и рассмеялись. Ну, любит Сашка бубнить, они даже иногда называли его «баба Шура с рынка», но Саша не обижался, потому что и бубнил то не со зла.

Вообще то, чем они занимались, ни в какое сравнение не шло с работой на заводе. Тем более, что дело было не только интересным, но и очень прибыльным. Они реставрировали и продавали предметы старины. Вот такие вылазки были совершенно обычным делом. В глухих деревнях жило много старых людей, которые были не против избавиться от старой рухляди, особенно, если за неё платят.

В этот раз поход был не очень удачным. Они искали старые деревушки, которых, по идее, уже не существовало. Хотя в их практике часто бывало такое, что деревни нет ни на карте, ни в упоминаниях, то есть вообще нигде, а люди какие-то там ещё живут. Раньше везло, но в этот раз как-то не очень. Несколько деревень прошли, и всё пусто.

— Вон, смотрите, — Илья указал куда-то вперёд.

Там действительно стоял старый дом, а из трубы вился дымок. Это была деревушка, только похоже, дом жилой был один. Ну, может, есть ещё, но отсюда не видно. Вперёд отправили Сашку, потому что у него всегда лучше всех с беседами получалось. Через 10 минут он вернулся.

— Бабушка Феня очень обрадовалась, она с удовольствием нас приютит. Так что пошли быстрее, у меня от этой сырости и холода уже нос хлюпает.

Они гурьбой ввалились в небольшой домик. Их встретила бабуля, такой Божий одуванчик, по-другому её и назвать нельзя.

— Проходите. Ой, мокрые все. У меня как раз печка топится сейчас, я чайку соображу горяченького.

Мужчины расположились на старом диване и осмотрелись. Илья толкнул Сашку в бок и показал глазами на прялку. Это было настоящее произведение искусства, причём, явно не этого века.

Чуть позже за столом завязалась беседа.

— Я ж в этой деревушке одна осталась. Михалыч был ещё, через два дома, так помер в том году. Неделю не знала, а потом пошла навестить, думаю, пропал куда-то, а он всё уж… Пришлось идти в большую деревню, сообщать, чтобы похоронили.

Вадим удивлённо спросил:

— А как же так-то? А дети? Что ж они не знали, что отец пожилой уже?

Саша строго посмотрел на Вадима.

«Вот совершенно не думает, что говорит. Видит же, что о детях и речи быть не может. Какой нормальный ребёнок оставит своих родителей в такой глуши.»

Но бабушка Феня грустно улыбнулась и заговорила:

— Дети, разве мы нужны дети теперь? Это было раньше, когда они были маленькими, или когда мы в силах были, поддерживали хозяйство, тогда ещё наведывались, а теперь то зачем? У меня Колька, когда он был маленьким, такой ласкучий рос, как котёнок. Вечером сидим, придётся ко мне и говорит: Я мам, когда выросту всегда с тобой жить буду, чтобы у тебя всё было. А если мне придётся куда-то уехать, я всегда буду его брать с собой, даже в командировки. Зина не была такой, но тоже всегда говорила, что без меня никуда. Но они выросли, переженились. Свадьбы им хорошие справила… И не нужна мамка стала постепенно. Даже на свадьбу внуков не пригласили. Но ничего, я не в обиде, отжила своё, а обузой быть никому не хочется. Боязно только того, что помру, и некому будет меня похоронить. Ну, Клавка, что почту разносит, обещала заходить, когда будет проезжать мимо, чтобы я не лежала долго.

Мужчины переглянулись. Илья кашлянул.

— Вы хотите сказать, что дети совсем не приезжают к вам?

Бабушка Феня качнула головой.

— Нет, они уже 10 лет не были даже. И я даже не знаю, как они, что с ними. Ну, надеюсь, что у них всё хорошо.

Илья вскочил. Он представить не мог, чтобы дети могли так поступать с родителями. У него самого не было родителей, они погибли, когда он был ещё маленьким. Растила его бабушка, которая сейчас была где-то в возрасте бабы Фени. Он и представить не мог, что бросит бабулю или слово грубое же скажет. Это же его родная и любимая бабушка.

— Так давайте позвоним им. Поговорите с ними.

Хозяйка грустно вздохнула, даже не заплакала. Видно, все слёзы уже были пролиты.

— Так что же вы думаете не звонила я им? Звонила, звонила много раз. Ходила в большую деревню, оттуда и звонила. Но только как они слышат, что это я, так и трубку кладут. Не хожу больше.

Илья хоть и устал, но всю ночь почти не спал, всё думал о несправедливости судьбы. Утром, как только забрезжил рассвет, вышел на крыльцо и остолбенел. Вчера им не до красот было, а сейчас он наконец рассмотрел, где находится.

Рассвет был такой, что небо стало бело-розовым, и даже макушки деревьев были какого-то нереального цвета. А чуть в стороне парило озеро, которое они вчера даже не заметили, потому что над ним поднимался густой туман. Домики в большей части были полуразрушенные, и всё это создавало какую-то сказочную, нереальную атмосферу. Он не удержался, сбегал в дом, принёс фотоаппарат и сделал несколько снимков.

К вечеру бабушка проводила их до большой деревни, которая оказалась всего в трех километрах, если добираться по самодельному мостику через речку.

— Бабушка Феня, не расстраивайтесь, мы обязательно снова навестим вас. Буквально через несколько дней.

Она обнимала их и плакала.

— Приезжайте конечно. Всё мне старухе не так одиноко будет.

На следующий день Илья собрал друзей. Вадим сразу спросил:

— Я ещё вчера понял, что ты что-то задумал. Давай рассказывай.

Илья улыбнулся.

— Вот, посмотрите снимки.

Он положил перед ними несколько больших фотографий.

— Посмотрите внимательно, а потом вспомните, что видели у бабушки Фени в доме.

Саша кивнул.

— В доме сплошная старина.

— А что если нам…

***

Бабушка Феня прожила ещё пять лет, и все эти годы с удовольствием помогала принимать гостей в загородной базе отдыха. Со счастливой улыбкой рассказывала происхождение старых вещей, которые теперь украшали домики постояльцев. В постояльцах, кстати, отбоя не было, а бабушка Феня была как хозяйка медной горы.

— Коль, ты дома?

К калитке вышел полный мужчина, распахнул её.

— Какие люди, не как сестра меня навестить решила. Отправить наверное приехала?

Женщина с недовольным лицом зашла.

— Нужно очень, мне тебя травить. Забрался, к черту на куличке, еле нашла.

Николай вздохнул.

— Так, Борька женился, а ужиться с невесткой не получилось, вот и с бежали на дачу. Ты то чего припёрлась? Столько лет носа не показывала.

Зина присела скамеечку.

— Да тут такие дела… Ты у матери, когда был в последний раз?

Николай поморщился.

— Тогда же, когда и ты. А что? Померла наверное уж давно.

— В том то и дело, что недавно. А знаешь ли ты, что у неё в последнее время творилось?

— Откуда мне знать? Не понимаю, зачем ты вообще завела эту тему.

Зина протянула ему рекламные буклеты.

— Вот, полюбуйся. Пока мы тут с тобой чуть ли в нищите живём, мамочка наша в бизнес ударилась.

— На хуторе у бабы Фени…

Он пролистал книжки, где на каждой страничке была их мать, радушно показывающая красивые места.

— Ничего себе.

— Вот ничего себе. А мамка померла уже месяцев пять. Как думаешь, кому это всё достанется?

Николай вскочил.

— Так, нужно ехать, нанимать юриста, это же какие деньжища?

— Так, а я для чего думаешь приехала к тебе?

Впервые за много лет брат и сестра, что-то решали вместе, совместно, и даже не очень ругались между собой. Хотя обычно дело чуть ли не до драки доходило.

***

Вадим вошёл в кабинет к Илье.

— Ты уже знаешь, что наследники нарисовались?

Илья улыбнулся.

— A то, были у меня с самого утра, кричали, руками размахивали, требовали вернуть всё, что было у их матери, а именно базу отдыха.»

Вадим покачал головой.

— Как у такой хорошей женщины могли вырасти такие дети. Жалко бабу Феню, если бы мы её раньше нашли, то возможно пожила бы ещё.

— Ну, не знаю. Ей всё-таки уже 92 было. Знаешь, я рад, что мы с ней встретились. Она мне говорила, что хоть немного пожила, так как и не мечтала.

Вадим вздохнул.

— Сдержаться бы, не наговорить бы гадости, этим недодетям. Даже ни разу… Эй, что говорить.

В 4 часа машина Ильи остановилась у нотариальной конторы. В принципе, им туда и не нужно было. Бабушка Феня сразу категорически отказалась от каких-либо изменений в документах.

— Зачем мне это? Вы хорошие, мне живётся, как у Христа за пазухой. А вам потом после моей смерти одна морока, я и свой дом на вас отпишу, чтобы никаких сложностей не было.

Так она и сделала. И трое друзей являлись владельцами не только дома бабушки и базы, но и большого участка земли вокруг. Странно, что детишки об этом не знали. Хотя, может быть, у них юрист плохой был, а может, по незнанию законов на что-то надеялись.

Зина и Николай бросали на друзей свирепые взгляды. Их юрист, лысый, потеющий мужчина, чувствовал себя не в своей тарелке. Он, когда пообещал, что всё будет на мази, и знать не знал, с кем ему здесь придётся встретиться, а нужно было бы пошевелиться. Привык, что наследство обычно делят не очень умные родственники, а сейчас понимал, что никаких шансов нет, потому что и наследство, как такового, тоже нет, только счёт у бабушки в банке, в котором лежит её последняя пенсия.

Заседание прошло весело. Илья с улыбкой наблюдал, как дети бабушки Фени сначала пытались кричать на них, потом давить на нотариуса. В конце, когда стало понятно, что им ничего не светит, кинулись в драку к своему юристу. Правда Вадим вмешался, не дал прибить дрожащего мужичка. Тогда Николай за спину своей сестры начал кричать:

— Обвели старуху вокруг пальца! Да по вам тюрьма плачет! Я это так не оставлю!

Саша, всё это надоело, он подошёл вплотную к Николаю и сказал:

— Я вообще человек спокойный, но сейчас мне очень хочется сломать тебе нос. Ты когда в последний раз мать навещал, лекарства ей возил, дрова помогал заготавливать? Вообще, на тебя-то нужно в суд подать, высчитать с вас деньги на похороны. Да и вообще…

Николай бешено завращал глазами.

— Какие деньги? У меня никаких денег.

Через минуту его и след простыл. Следом за ним кинулась его сестра.

— Колька, ты куда? Ты что, просто так сдашься? Стой! Никогда не умел ничего добиваться!

Друзья наблюдали с крыльца, как сестра всё-таки настигла Николая. Тот остановился, и они начали ругаться прямо посреди улицы. Разговор у них становился всё громче.

Вадим вздохнул:

— Как бы до драки не дошло.

Илья пожал плечами:

— У них такое общение похоже в порядке вещей. Хорошо, что бабушка Фени этого не видела. Поехали, дел много.

Они уехали, и уже не видели, что разговор всё-таки перешёл в новую стадию. Зина лупила брата сумкой куда ни попадя, а он прикрыв лицо рукой второй пытался эту сумку отобрать. Вокруг уже собиралась толпа зевак, и они начинали делать ставки на то, кто же выйдет победителем.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Маленькая девочка с котёнком в руках на улице
Потеряшка

Этот удивительный случай произошел со мной в самом конце восьмидесятых годов. Время было очень непростое. Перестройка довела народ до того,...

Этот удивительный случай произошел со мной в самом конце восьмидесятых...

Читать

Вы сейчас не в сети