Пожилая женщина

Сынок. Прости ты меня, дуру грешную. Молю, прости…

Екатерина Богатеева сняла очки и потерла переносицу. Она посмотрела на настенные часы, стрелки на которых словно прилипли к циферблату и тяжело вздохнула. Рабочий день сегодня тянулся медленно…

Причина была даже не в жаре, которая накрыла их город, заставляя плавиться асфальт на улицах и, по ощущениям, мозги людей в черепных коробках. Нет, от температуры за окном Катю спасал вентилятор. Однако он не справлялся с пожаром в душе женщины. Она посмотрела на свой ежедневник, понимая, что ее пациентка придет с минуты на минуту. Только вот она не знала, найдёт ли в себе силы слушать историю женщины, которая страдала от недостатка внимания, со стороны супруга. Правда, выбора у неё было негусто. Назвался психологом – полезай в кузовок с чужими личными травмами.

Катя снова вздохнула и посмотрела уже на рамку с фотографией. На ярком снимке была запечатлена счастливая семья. Красавица мама со счастливой улыбкой. Рядом – статный и широкоплечий муж в форме военно-морского флота, которая очень шла к его темно-синим глазам. А на руках у отца – сын, гордый и довольный, потому что надел папину фуражку. Снимок они сделали во время праздника флота, с того дня минуло уже пять лет.

Картинка, идеально вписывалась в интерьер кабинета семейного психолога. Она буквально кричала, словно неоновая рекламная вывеска: «Смотрите, какую семью я смогла построить! И вы тоже сможете! Записывайтесь на следующий сеанс!».

Только вот впервые, глядя на изображение своей семьи, Катя ощущала не приступ приятной ностальгии, а тревогу.

-Ты, Богатеева, оказалась сапожником без сапог… — Проворчала она себе под нос, постукивая ногтем по дужке очков.

Дело в том, что её очень сильно беспокоило поведение сына – Дениски. Мальчику было десять лет. Ребёнком он был замечательным. Крайне самостоятельным, умным и добрым. Однако недавно стали происходить странности. Мальчика словно подменили! Он становился замкнутым, скрытным, хотя раньше у него не было секретов от родителей. Катя подумала, что ребёнок мог соскучиться по отцу. Дениска очень любил Виталика, а в этот раз рейс мужа сильно задержали. Но Денис на её предположения лишь плечами пожимал. Тогда женщина решила искать причины дальше. К несчастью, опыт работы с проблемами между родителями и детьми, сыграл с Катей злую шутку. В её голову, словно мерзкие скользкие змеи, стали заползать страхи. Она вспоминала матерей и отцов, что сидели в кресле напротив…

Они были здесь, в её кабинете, наполненном тихим гулом вентилятора, и, порой, звуками бьющихся друг о друга железных шариков в «колыбели Ньютона», что стояла на рабочем столе. «Маятник Ньютона» Кате подарила подруга, когда у психолога появился свой личный кабинет.

-Я видела, что у крутых психологов в фильмах вечно на столе стоят такие штучки. – Заявила Светочка.

Вот и сейчас Екатерина взялась за один из шариков на леске и, оттянув его, отпустила. Он ударил собратьев, и противоположный шарик, получив заряд энергии, отлетел в сторону. Затем всё повторилась. Обычно это зрелище и монотонный стук успокаивали разум, но не теперь…

Мысли бились в черепной коробке, как пчёлы в улье. Даже жалили. В сознание психолога лезли истории пациентов.

Однажды она пыталась помочь мальчику, над которым в школе издевались одноклассники. Они тыкали его ручкой на уроке, да так, что оставались царапины. А уж что они творили вне занятий… Другая пациентка в детстве страдала от учительницы, которая решила сделать её козлом отпущения. Она высмеивала девочку и унижала перед классом, вызывая к доске.

Теперь женщине было тридцать. Она была красива, умна, закончила профессиональные курсы, но так и не получила высшее образование. Боялась сдавать экзамены, вспоминая свою учительницу. Были случаи, когда Катя отправляла своих юных пациентов к психотерапевтам, понимая, что им необходимо лечение.

Так случилось с мальчиком двенадцати лет. Сначала он скатился с «пятёрок» на «двойки». Он стал замкнутый и колючий, обрядился в черную хламиду, прячась от чужих глаз. На все замечания отвечал агрессией. Родители решили: переходный возраст, пройдёт. Однако спустя год ситуация усугубилась. Мальчик растерял друзей, прятался от мира за экраном компьютера, говорил странные вещи. Тогда семья прибежала к Кате, а от неё – к психиатру. Его поведение оказалось заболеванием. Конечно, Катя, как никто другой понимала, что подростки имеют право на некий бунтарский период. Пирсинг в носу не был поводом для сеанса у психолога. Однако в собственном сыне она все больше замечала тревожных звоночков. Денис редко ел дома, при этом голодным не выглядел. Еда, которую Катя оставляла сыну, почти всегда оставалась нетронутой. Богатеева много работала. Она часто оставляла сына одного, доверяя ребёнку. Только вот, пару раз освободившись пораньше, она заставала лишь пустую квартиру. Однажды поймала сына на лжи.

-Где ты был? – Спросила Катя, выходя из кухни.

Мальчик, который не ожидал, что мама придёт рано, испуганно дёрнулся:

-Я… С Андрюхой в кино. – Отвел он взгляд.

Екатерина свела брови:

-С Митрошиным? Так я его с мамой видела в магазине.

Мальчик стал пунцовым, вплоть до ушей, а затем выпалил:

-Не с ним! Мало Андреев, что ли?!

Подозрительных ситуаций становилось всё больше.

Ещё одним гвоздем в крышку гроба, в котором Екатерина планировала с честью похоронить свою нервную систему, оказалась история её подруги. Катя пожаловалась ей на изменения в сыне:

-Не могу найти причину этого. – Посетовала женщина. – Говорила с учительницей, спрашивала его про друзей… Всё хорошо. Однако он пропадает из дома, а где находится – не говорит. И я вижу, что он врёт. Начинает прятать взгляд, увиливать, а недавно даже разозлился, понимаешь? Он никогда не огрызался на меня. А тут, на вопрос, где и с кем он был, Денис прорычал, что это его личное дело и закрылся в комнате. Стыдно сказать, но я даже его сумку и карманы стала проверять… Вдруг найду там сигареты, или эти электронки, с которыми сладу нет.

Света переживала помидорку черри, а затем изрекла:

-Знаешь, я недавно читала статью о том, что сейчас детей в интернете вербуют в закладчики. – Рассказала Светлана, когда подруги выбрались на обед в кафе.

-Что? – Не поняла Катя, нахмурив лоб. – В кого вербуют?

-Ну, они предлагают им работы и лёгкие, но большие деньги. Рассылают предложения в социальных сетях, во всяких пабликах, где сидит молодежь. Конечно, дети верят в обещания. В итоге разносят всякие запрещённые вещества. Я читала даже, что некоторые думали, что это квест… Игра, за которую ещё и деньги платят. Просто бегаешь по городу и переносишь пакетики с места на место.

-И к чему ты это ведёшь?.. – Похолодела женщина, уже догадываясь, почему Света вспомнила такие страсти. – Думаешь, что мой Дениска стал…

Заметив, как перекосило подругу, Светлана ахнула и отложила вилку, прекращая жевать салат с тунцом:

-Нет-нет, Катюш! Ты не подумай! У твоего Дениски мозгов хватит не попасться на такую удочку! – Заверила побледневшую подругу Света. – Просто вспомнилось, что родители замечали, как дети где-то пропадают, а потом у них появляются дорогие вещи и деньги.

Светлана неловко замолчала, поглядывая то на Катюшу, то на недоеденный салат. Она уже жалела, что не смогла удержать свой длинный язык за зубами. В этом была вся Света – говорила то, что на ум приходило, не фильтруя.

-Да и потом, Дениске же всего десять лет! Это нелепо! – Покачала головой брюнетка с нарочитой бодростью в голосе. – Кто его на такую работу возьмёт? Клан Сопрано? Или якудза?

Женщина коротко рассмеялась, надеясь, что подруга расслабиться. Екатерина выдавила из себя ответную улыбку. Видя, какой виноватой себя чувствует Света, она встряхнула светлыми кудряшками и снова сделала глоток морковного фреша.

А теперь она сидела в кабинете, со своим высшим образованием и опытном многих лет за плечами, но не могла разобраться с родным сыном.

-Правильно говорят, что психологу нужен психолог. – Пробурчала женщина и встрепенулась, услышав стук в дверь.

-Войдите. – Пригласила она гостью, натягивая дежурную улыбку и настраиваясь на чужую проблему.

Кое-как дожив до конца рабочего дня, Катюша побежала домой. Только вот там — такая же картина. Котлеты в холодильнике, а сына нет.

Вернулся Денис через час, промямлил оправдания и скрылся в комнате. Катя лишь вздохнула.

На следующий день Богатеева взяла выходной. Она понимала, что мало времени сыну уделяет, решила исправиться, надеясь, что ребёнок откроется перед ней. Ожидая, когда Денис придёт со школы, мама затеяла уборку в его комнате. Тогда-то она и вспомнила слова подруги. В детской спальне женщина, с изумлением, нашла много странных вещей. Абсолютно новые наушники и даже пакет с чеком из магазина. Сумма за аксессуар была солидная, они с мужем столько денег сыну точно не давали. Дата на чеке – свежая. Катя напрягла память и поняла, что в тот день сын сказал, что задержится в школе, на репетиции спектакля. Помимо наушников она увидела в гардеробе ребёнка новые вещи. В коробке прятались брендовые кроссовки. Да и мышка у компьютера была новая, с подсветкой. В полке рабочего стола валялись купюры разного номинала, в том числе и пятитысячные. Слова подруги о легких деньгах забились в голове Кате, делая ее тяжелой. Сердце женщины пропустило удар. Она сразу позвонила мужу, но он, как часто происходило, был недоступен. Екатерина закусила губу. Она посмотрела на часы и поняла, что уроки в школе сына ещё не закончились.

Женщина, не долгая думая, выскочила из квартиры и быстро поспешила к учебному заведению. Богатеева решила проследить за своим ребёнком, раз уж правду он говорить не желал. Она понимала, что действует, с точки зрения психолога, неправильно. Только вот сейчас она была не врачом, а мамой, крайне встревоженной мамой. Стоя недалеко от школьных ворот, Екатерина чувствовала себя глупо:

-Тоже мне, героиня шпионского романа. – Пробурчала себя под нос женщина.

Разговорами вслух она привлекла испуганный взгляд проходящей мимо старушки.

-Я не псих. – Поспешила убедить её Катя. – Я психолог, вообще-то…

Бабуля перекрестилась и быстрее прошла прочь. Засмотревшись на бабушку, Катя чуть не пропустила появление сына у школьных ворот. Там он попрощался с товарищем и пошёл в сторону дома. Катя следила за ним, двигаясь позади. Она поняла, что шпионаж не удался. Сын шёл домой. Каково же было её изумление, когда, вернувшись в квартиру, она никого внутри не застала.

-Денис! – Позвала женщина, слушая тишину.

Комната мальчика и ванная тоже были пусты. Екатерина была в шоке. Сын ведь точно вошёл в подъезд. Ну, просто, загадка про Шерлока и закрытую изнутри комнату, не иначе! Она вспомнила, что в их подъезде нет детей его возраста. Дом был новым, некоторые квартиры ещё пустовали. Екатерина поняла, что не может всё это так оставить. Она схватила мобильный и позвонила сыну. Он сразу взял трубку:

-Мам, я задержусь в школе… — Начал Денис вместо «алло».

-Я знаю, что ты не в школе. Я была там. Мигом домой! – Гаркнула Катя в трубку, находясь в шаге от истерики.

Она бросила трубку, не намериваясь слушать ложь и дальше. Также женщина вышла из квартиры, чтобы понять, куда так загадочно исчез ее юный Копперфильд. Правда скорее изумила, чем шокировала Екатерину. Она услышала, как дверь соседки снизу открывается.

-Ой, рада, что тебе понравились наушники. Заходи ещё, Дениска. – Раздался голос их новой соседки. – Я тебе ватрушки испеку. А то совсем ты у меня худенький.

Она переехала в их дом недавно, месяца два-три назад. Имя женщины Катя ещё не выучила, да и видела её всего пару раз.

-Хорошо, бабуль. – Согласился Денис.

Екатерина фурией слетела с лестничного пролёта и оказалась перед побледневшей старушкой. Глаза соседки забегали:

-Ой, Катенька… — Охнула она. – А Денис, вот, забежал борща похлебать. Хороший у тебя сын растёт.

Екатерина сощурилась. Женщина обращалась к ней, словно они не были незнакомцами:

-Так это у вас мой ребёнок пропадает? – Выдохнула она. – Вы считаете, что это нормально? Дарить чужому ребёнку подарки? Тащить его к себе в дом?

-А чего такого? – Захлопала глазами старушка. — У меня внуков нет, хочу кого-то баловать… Дениску попросила не говорить, чтобы не волновались. Думала, что как будет время, познакомимся поближе, подружимся. Да вас всё дома нет. Ребёнок один прозябает. Вот и решила его приютить…

-Приютить?! – Ахнула Катя. – Он что, котёнок бродячий?!

-Не котёнок, но вы ему совсем времени не уделяете. Живёте на своей работе. Я же знаю, как это бывает! – Неожиданно пылко сказала бабушка. – Сначала ты ставишь карьеру превыше всего, превыше детей и семьи, а потом просто уходишь из дома, теряешь связь и…

-Да как вы смеете?.. – Катя не знала, он больше злится или растеряна, из-за такой наглости и упреков. – Это вы давали ему деньги? Это что, покупка любви?! Вы же ему мозги запудрили! Он изменился!

-Я… — Старушка заморгала. – Он просто помогал мне по дому, вот и платила.

-Мам, прекрати. – Заканючил Денис, хватая маму за локоть. – Бабушка Оля хорошая. Даже получше тебя! Она со мной уроки делает, пока тебя нет. Куртку мне новую заштопала, чтобы ты не ругалась, что я её порвал. Она меня кормит всегда, пирожки любимые готовит! Подарки дарит, которые от вас с папой не допросишься!

В груди Кати стало тесно от обиды. Услышать такие слова от сына было больнее, чем получить хлесткую пощечину.

-Иди домой и собери все новые вещи. Ты их вернёшь. – Сцедила женщина, сурово глядя на ребёнка, а затем повернулась к женщине, имя которой, наконец, вспомнила. — А вы, Ольга Леонидовна, держитесь подальше от моей семьи. То, что вы подкупили наивного ребёнка дорогими подарками, не делает вас хорошей.

Она хотела развернуться и поднять на свой этаж, но соседка вцепилась в рукав Кати:

-Катенька, погоди! Мы не так начали! – Засуетилась она.

Только вот Екатерина уже поддалась эмоциям:

-Вы сначала правильно сказали: этой мой сын! Мой! – Выдернула она руку их чужой хватки. — Если вам хотелось кого-то баловать, надо было своего рожать, а не чужому ребёнку мозги пудрить!

Катя бросила это в сердцах, совсем разозлившись на абсолютно незнакомую ей тётку, обидевшись на сына, что встал на сторону чужой женщины. Однако увидев, как вытянулось и лишилось красок лицо соседки, Богатеева даже испугалась.

-Своего сына… — Пробормотала старушка, хватаясь за сердце.

Дальше всё смазалось в сознании Кати. Старушка закатила глаза, охнула, да стала медленно оседать. Екатерина бросилась к соседке, не позволяя той упасть на пол. Дениска испуганно закричал. На шум сразу вышли соседи. Кажется, они уже давно караулили у дверных глазков, наблюдая за спектаклем. Кто-то вызвал скорую помощь и женщину увезли, водрузив на носилки. Денис, вытирая слёзы с лица, посмотрела на маму злобно:

-Это ты во всём виновата! Бабушка Оля меня очень любила! Она всегда рядом была, а ты только и делала, что работала! И папы нет вечно… И теперь я снова буду дома один!

Высказавшись, мальчик стремглав убежал домой. Там он, хлопнув дверью, закрылся в своей комнате.

Екатерина, измученная, села на холодные ступени. Она корила себя. Ведь была же психологом, а такую ужасную кашу заварила! Да, старушка была странная, но если бы она хотела что-то подсыпать её сыну в борщ, то давно бы это сделала. Может у неё были благие помыслы, а она её до больницы довела. Катя не поняла, что плачет. Не услышала она и того, что кто-то поднимается по лестнице и застывает рядом:

-Катюша… Катя, ты чего?! – Услышала женщина голос мужа.

Вскинув лицо, она увидела Виталика. Её любимого, в красивой форме. Разревевшись в голос, она бросилась к нему на шею. Невнятно и сбивчиво, постоянно всхлипывая, Катя принялась все рассказывать супругу:

-Я же за сына боялась! Разве так можно делать? А потом ей стало плохо… А она старенькая… Если что случится, я же не переживу! А что Денис теперь обо мне думать будет? – Катя снова горько зарыдала.

Уже дома, заново выслушав историю, Виталик нахмурился и почесал гладкий подбородок:

-Подожди, Катя… А как зовут соседку новую?

-Ольга Леонидовна. – Шмыгнула красным носом женщина.

Тут Виталик побледнел и резко сел на стул. Он уставился перед собой невидящим взором:

-И в какую больницу её повезли?

Катя рассказала, что знает. Не понимая, что случилось, она поехала в больницу вместе с мужем. Там врачи их заверили, что у женщины просто сильно поднялось давление. Посетителей пустили в палату. Тогда-то Катя и опешила, услышав, как Виталик, шумно выдохнув, произнёс:

-Здравствуй. Мама.

Ольга Леонидовна лежала в больничной койке. Увидев сына, она заплакала. Катя же посмотрела на супруга в шоке. Он всегда говорил, что матери у него нет, она умерла, когда он был еще ребенком. Мужчина избегал разговоров на эту тему. Однако жена знала, что Виталик рос в детском доме. А тут – мама…

-Сыночка… — Всхлипнула женщина. – Прости ты меня, дуру грешную. Молю, прости. Хотя бы внука не отбирай, если тебя мне уже не вернуть. Не вышло из меня матери, может, бабушка получится!

Позже Катя и узнала правду.

Ольга, в молодости, была красивой и эффектной женщиной. Она строила карьеру и мечтала уехать работать за границу. Пока на её горизонте не появился тот самый «он». Герой её романа. Только вот в этой истории Оле была отведена роль любовницы, а не главной героини. Их отношения длились три года, прежде чем она забеременела и родила сына от женатого мужчины. История была стара, как мир. Женщина наивно предполагала, что ребёнок решит её проблемы и перевесит чашу весов в сторону любовницы, а не законной супруги. Опыт иных девушек, что уже плавали в этом болоте, ее не волновал. Ведь она была не такая, особенная…

Только вот чуда не произошло. Уходить из семьи мужчина не стал, ребенка не принимал. В итоге младенец не решил проблемы, а лишь добавил их…

Карьеру и беззаботную жизнь Оле пришлось поменять на пелёнки и детские слёзы. Когда сыну исполнилось полтора года, жизнь подбросила ей очередной выбор. Оля могла уехать за границу, исполнить мечту. Немецкая компания, в которой она проходила практику в институте, неожиданно вспомнила про существование Ольги и пригласила в штат. Тогда Оля отказалась от сына в первый раз, решив жить свою жизнь. Ребёнка она сплавила своей матери. Там малыш жил пять лет, видя маму только на фотографиях. Когда бабушки не стало, Оля вернулась, но не для того, чтобы забрать сына. Она вернулась, чтобы определить его в детский дом.

-Я не могу его забрать. У меня только-только пошла карьера в гору! – Оправдывалась она, подписывая бумаги. – И что он будет делать в Европе? Даже языка не знает…

Из детского дома испуганного Виталика забрали в приёмную семью, но и там ребёнок не нашёл счастья. Приёмные родители не справились и вернули мальчика в приют, но уже в другом городе.

Мать вернулась в жизнь Виталика, когда он был уже взрослым. Она корила себя, молила сына о прощении, но он не читал ее письма, блокировал номера телефонов, с которых она звонила. Виталик вычеркнул бросившую его женщину из жизни. Тогда она появилась перед ним лично, падая на колени:

-Я совершила ужасную ошибку, сынок! Да, я добилась, чего хотела, но счастья мне это не принесло. И я вернулась тогда за тобой, искала тебя, клянусь! Но не могла найти, ведь тебя отдали другим людям. Я каждый день думала о тебе! Никого у меня нет больше!

Молодой мужчина, естественно, мать в чужой женщине не признавал.

-Мама для меня мертва. — Заявил он Ольге.

Он вычеркнул мать из жизни, как и она, когда-то, вычеркнула его.

Только женщина не сдалась. Она следила за сыном издалека, не вмешиваясь в его судьбу. Она даже видела свадьбу Кати и Виталика, то, как они, красивые и счастливые, выходили из подъезда…

Только вот подойти не решилась. Знала, что ей там не рады. Когда родился ее внук – груз на сердце Оли стал ещё тяжелее. Когда к женщине подкралась старость, и она уже стала Ольгой Леонидовной, жажда увидеть внука и стать ему бабушкой стала такой сильной, что женщина решилась не отчаянный шаг. Она продавала свою квартиру и купила однушку в новостройке, где жил сын. Она начала общаться с внуком, упиваясь этим счастьем. Надеялась загладить вину перед сыном, хотя бы немного. Женщина боялась признаться в том, кто она. Просила и Дениса не рассказывать маме про нее. И вот, к чему это привело…

Выслушав исповедь женщины, Виталик и Катя молчали. Мужчина выглядел хмурым и напряжённым. Он встал со своего места и бросил матери:

-Поправляйся.

С этими словами Виталик вышел из палаты. Дома он поговорил с сыном. На этот раз Денис был откровенен. Отец понял, что его сын, действительно, полюбил бабушку. Поэтому, когда Ольгу выписывали из больницы, он встретил ее в холле:

-Я не могу тебя простить. Пока что. – Честно сказал мужчина. – Однако сына я хочу воспитать сострадательным, добрым человеком. Поэтому не могу предать его и выкинуть из жизни ребёнка человека, к которому он привязался.

Ольга заплакала, понимая, что ей дали «зелёный свет» на общение с внуком.

Так шло время и ситуация, вскоре, наладилась. Денис бабушку обожал. Ольга старалась стать для него лучшей в мире бабушкой. Да и Катя подружилась со свекровью. Она верила, что любые ошибки можно простить и ее муж тоже это сделает. Ведь прощение – это удел сильных, а Виталик был самым сильным мужчиной из всех, кого она знала. Осталось только дать ему время…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Деловая красивая женщина в офисе
Тайна смерти мужа

Вероника Захарова, директор частной сыроварни, с трудом подавила зевок. Она еле-еле держала глаза открытыми, веки норовили слипнуться. Женщина уже минут...

Вероника Захарова, директор частной сыроварни, с трудом подавила зевок. Она...

Читать

Вы сейчас не в сети