Мажор

Мажор

Максим сделал глоток виски, откинулся на кресло и оценивающе посмотрел на танцующих неподалёку девчонок.

— Эта, брюнеточка очень даже ничего. Хотя и рыжая. Прямо огонь!

— Рыжая моя! — подмигнул ему развалившийся в соседнем кресле Виталик.

— Без проблем, друг! — хохотнул Максим.

В этом ночном клубе они были частенько, и всё чаще уходили с новыми подругами. Этот раз не стал исключением…

Проснувшись утром с тяжёлой головой, Максим вначале не мог понять, где его угораздило уснуть. С трудом приоткрыл глаза и увидел прямо над собой морду огромной собаки. Он зажмурился и вновь приоткрыл один глаз. Собака никуда не исчезла. Склонив голову набок, она с интересом рассматривала лежащего парня, потом зевнула и лениво слезла с кровати. Кто-то рядом зашевелился. Максим покосился в сторону. Из-под одеяла высунулась лохматая голова вчерашней подруги. При утреннем свете и после бурной ночи она не показалась Максиму такой уж и привлекательной.

— Привет! — сонно улыбнулась девица, — что, разбудила тебя моя Марта.

— Марта? — Максим явно ничего не соображал. — Слушай, мы где?

— У меня, — засмеялась девица.

— Ясно. Прости, я забыл, как тебя зовут.

— Вика меня зовут, — усмехнулась девица, — ну ты и кадр! Всю дорогу вчера вечером пел мне, что Виктория — самое твоё любимое имя. И забыл.

— А, ну да…Слушай, я уже пойду, наверное.

— Ну, давай… — лениво потянулась девица.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Через десять минут Максим вышел на улицу, до дверей его проводила та самая Марта, да тяжёлый взгляд какой-то тётки, которая выглянула из гостиной. Домработница, видно…

Вчера Вика, позавчера Жанна, а ещё Настя, Юля и так далее…

Максим потерял счёт своим мимолетным связям. Жил, как он считал, легко и просто. А чего ему всё усложнять?

У него есть родители, которые всегда могут уладить все его проблемы. Вот сегодня, например, какой-то зачёт в универе. Но он туда не пойдёт. Отец на неделе заедет и за всё заплатит преподавателям.

Когда такси остановилось возле родительского особняка, Максим увидел маму, она стояла у своей машины и явно его заметила, ждала, пока сынок выйдет. Максим немного помялся и вышел из салона. Маму он немного побаивался. Жёстким человеком была Анна Викторовна, всё грозила какими-то санкциями сыну за непутёвое поведение. Но пока только грозила.

— Значит, вот как ты к зачёту готовился? — возмутилась она, увидев изрядно помятого сыночка, — мне уже звонили из университета и сказали, что ты не явился на пересдачу.

— Пересдачу? — искренне удивился Максим.

— Да, сынок, пересдачу! — взорвалась Анна Викторовна, — ты уже третий раз на этот зачёт не являешься.

— Ой, мама, не кричи! — поморщился Максим, — голова болит. Я спать пойду. Вы, это… С отцом решите проблемку. Ну что, первый раз?

— Максим, каким ты будешь специалистом, если ничего не знаешь? — Анна горько посмотрела на сына.

— А зачем мне работать? — пожал плечами Максим и, не слушая гневные реплики матери, поплёлся к дому.

А вечером с ним уже разговаривал отец. Всегда выдержанный Андрей Геннадьевич ругался как сапожник — единственный сын, наследник огромного состояния, а ведёт себя как последний алкоголик.

— У тебя на уме только алкоголь и девки, — кричал отец, — ты, когда повзрослеешь? Тебе уже двадцать два года!

— Некоторые в твоём возрасте уже самостоятельно начинают бизнесом руководить, — вторила ему мама, — а ты?

Максим молчал и пил минералку.

Накричавшись, родители успокоились. А назавтра отец проехал решать все вопросы с институтом. Оставалось тянуть сына всего какой-то год. Родители понимали, что поступают тоже не правильно, но что делать? Плюнуть? И тогда точно Максим вылетит из университета. Так хоть иногда туда ходит — всё какое-то отвлеченное занятие, от баров и ночных клубов.

Родители мучились — вот в кого он такой? Сами ведь всего сами добились. А сын вырос лентяем и балбесом. А самое страшное, что в свои 22 года он, похоже, начинал тихо спиваться. А ведь такие надежды подавал! Побеждал в городских олимпиадах, ездил в составе одаренных детей на международные форумы. А в десятом классе вдруг влюбился. Как тогда в их элитный класс попала эта простушка Олеся, никто в начале понять не мог.

Оказалось, что у новой технички дочка. Вот директор и пошёл на уступку – пусть девочка учится в той же школе, где мама работает. И класс её нормально принял. А Максим так вообще влюбился! И Олеся ответила взаимностью. Вот тогда и встали на дыбы Андрей и Анна: их единственный сынок, умница и наследник огромного состояния, с сыном какой-то технички? Запрещали Максиму встречаться с Олесей, а те… Ну, молодо, зелено… В общем в одиннадцатом классе они учились, когда однажды Анна застукала их в комнате Максима, в кровати…

Скандал был ужасный. Девчонку ославили на весь микрорайон. А потом Анна пошла к директору и поставила ультиматум: или эта техничка с девчонкой или прокурорская проверка. Её Анна могла организовать в два счёта. Конечно, директору не нужны были проблемы. Вскоре техничка с дочкой исчезли из их школы. И из города вообще – здесь уже приложил руку Андрей Геннадьевич.

Андрей как-то подслушал его разговор с матерью – мол, пригрозил им так, что мотанули они на свой Урал, не оглядываясь. Максим пытался найти Олесю, звонил, узнавал адрес. Но всё тщетно. И вот после этого парень замкнулся в себе. Интерес к учёбе напрочь пропал. Вчерашний отличник кое-как сдал выпускные экзамены. В университет, о котором он только мечтал, родители его практически силой устроили – не хотел он учиться. Максим вообще изменился. Начал гулять, а потом и выпивать. Девчонок менял часто. Но никого не любил. Он и о первой любви своей вспоминал с усмешкой – вот стоило так страдать?…

Все женщины такие доступные…

И любая с ним пойдёт. А что? Он симпатичный, денег папа вдоволь дает. Жизнь прекрасна!

Но с каждым днем всё больше и больше тянуло на спиртное, и все в больших количествах.

Однажды дошло до того, что он пьяный въехал в автобусную остановку. Хорошо, что никого там в тот момент не было. И вот тогда терпение Андрея и Анны кончилось – сгребли они ещё полупьяного сына и сдали в частную наркологическую клинику, пусть подлечится!

Первое время Максиму тяжко было в клинике, а потом ничего освоился. И даже начал заигрывать с девчонками-медсестрами. Одна уж очень ему приглянулась. Её звали Полиной. Чуть за двадцать лет, невысокая, толстая коса чуть ли не до пояса, глазища огромные – зелёные…

Максим смотрел на девушку и представлял – вот бы распустить её косу. Это какие волосы! Прямо русалка! А русалки у него ещё не было…

Он даже снял видео, где Полина заходит к нему в палату и выслал друзьям – мол, вот какие тут кадры работают. Друзья тут же оживились, что и сами не прочь в больничке полежать с такой медсестричкой. А Костя решил немного его дернуть.

«А краля эта на тебя и не смотрит» — написал он в чате.

Накуксился Максим. Как это не смотрит? Да кто она такая? Да он её в два счета в постель уложит. В своей одноместной палате…

Друзья только посмеялись – мол, слабо…

В итоге они поспорили – поспорили на то, что за неделю Максим влюбит в себя Полину и переспит с ней.

— Не переживайте, не обману! – смеялся Максим, — я на камеру всё сниму…

И вот началось активное ухаживание за Полиной. Учитывая, что Максима за пределы клиники не выпускали, приходилось пускать в ход только своё обаяние. Он улыбался девушке, делал ей комплименты, каждый раз пытался заговорить по пустякам, рассказывал смешные байки. Он мастер заболтать…

Полина только слушала, улыбалась и делала свою работу. Если честно, ей понравился этот парень. Жалко, что в свои двадцать два он пошёл по кривой дорожке. Но ничего, тут вылечат…

Старшая медсестра заметила, как Полина поглядывает на Максима и предупредила, чтобы девушка отбросила все иллюзии.

— Полина, пойми, он ведь из тех, кого называют «золотая молодежь». Для них обычные люди – не люди. – убеждала её коллега, — Они привыкли жить за счёт богатеньких родителей. Не вздумай с ним крутить! Во-первых, главврач узнает, тут же из клиники вылетишь. А где ты ещё такую зарплату найдёшь. А во-вторых, попользуется тобой и выкинет.

Полина кивала, вроде соглашалась. А в девичьей груди прямо уже пылал огонь любви. Все мысли были о Максиме.

А тот, видя, что девчонка растаяла, ещё больше старался. Такой душка! Улыбается, шутит, а иногда грустит, все видом стараясь показать, как ему плохо одному, никто его не понимает.

В тот вечер Полина оставалась дежурить в ночную в клинике. Максим подошёл и шепнул ей, что если она придёт к нему, то он будет самым счастливым…

— Ты не думай ничего, — сказал он, глядя честными-пречестными глазами в ее глаза, — я не буду приставать. Мы просто посидим, поболтаем. Соскучился я тут по простому человеческому общению. Мне родители фрукты какие-то передали. Ты ела папайю?

— Только в йогуртах, — улыбнулась Полина.

— А эту прямо из Мексики привезли! Вчера мамина подруга. – подмигнул Максим, — надо с ней расправиться.

— С кем? С подругой?

— Ну, и с ней бы можно было, — захохотал Максим, — вредная тётка. Нет, пока съедим только фрукты…

Полина сказала, что придёт после двенадцати. И действительно собиралась. А что такого? Они же просто посидят…

Максим уже практически здоров, ничего крамольного даже в мыслях нет.

Но это Полина так думала. А потом она случайно услышала разговор Максима по телефону – она заглянула в палату, а он в ванной был…

— Ну все, Костя, готовь бабки! – со смехом сказал Максим, — сегодня я уложу нашу цыпочку в постель. Я тебе говорю! Согласилась! Сама придёт! Кстати, спасибо за коньячок, который ты мне в колу налил. Прикольный вкус… Сегодня я свою русалку им напою. Конечно, ты всё увидишь. Жалко мне что ли? Я там нашел местечко для телефона – всё будет в прямом эфире, друг. Ой, да нормально всё будет!

И он так гадко засмеялся, что Полина вздрогнула – и этому человеку она поверила? Да, права была Вера, старшая медсестра. Простые люди – для таких как Максим и не люди вовсе…

Полина от услышанного прямо отшатнулась. Тихонько отошла от дверей и – к посту. Слёзы так и хлынули из глаз девушки. Каким же поддонком оказался этот Максим…

Время подходило к двенадцати…

Дверь в палате Максима приоткрылась.

— Полина, — прошептал он, — ты скоро? Я тебя жду!

— Пациент, ложитесь спать, — строго ответила Полина, она уже успокоилась, взяла себя в руки, и решила делать вид, что Максим ей совершенно безразличен.

— Полин, ты чего? – искренне удивился Максим, — мы же с тобой договорились.

— Ни о чём мы с вами не договаривались! – также строго произнесла Полина, — а будете шуметь, я вызову санитаров и поставлю вам успокоительное.

— Вот стерва! – выругался Максим и с шумом захлопнул дверь палаты.

Ни один мускул не дрогнул на лице Полины. Пусть идёт и сам ест свою папайю…

А где-то через пару часов услышала Полина, как что-то упало в палате Максима. Хоть и обижена была до ужаса на парня, но делать нечего – работа…

Полина заглянула в палату и побледнела от ужаса: Максим корчился на полу, хрипел, хватая воздух посиневшими губами. В ту ночь доктор был в другом корпусе. Полина позвонила ему, но тот не отвечал. Девушка кинулась к Максиму и поняла, в чём дело – гортань парня отекла, он с трудом дышал. Было ясно, что ещё немного, и он просто-напросто задохнется. Полина знала, что надо делать. У неё уже был в практике такой случай, когда немного на скорой работала. Она метнулась в процедурную, взяла необходимые инструменты…

Через пару минут парень смог дышать нормально. Ещё через некоторое время открыл глаза.

— Что это было? – с трудом прошептал он.

— Анафилактический шок. – ответила Полина, — что вы съели или выпили такое, от чего мог случиться приступ.

— Не знаю, папайю эту чертову ел, да коньяка немного.

— Коньяка? – девушка возмущенно подняла брови, — вы лежите в наркологической клинике! Зачем спрашивается, если вы всё равно продолжаете пить? Вперед всего организм ваш принял алкоголь за аллерген. Вы едва не задохнулись! Вы это понимаете?

— Понимаю, — слабо кивнул Максим и виновато посмотрел на Полину, — прости меня…

— За что? – она сделал вид, что не понимает.

— Неважно… Просто прости.

Не стал ничего говорить ей Максим, вдруг стыдно стало перед той, над которой недавно хотел посмеяться. Да и сил было у него мало.

Потом прибежал доктор, вызвали ещё специалистов. Действия Полины были правильными, именно благодаря ей, Максим остался жив. Коньяк, который заботливый друг налил вместо колы, едва не убил его.

Через неделю Максима выписали домой. То ли анафилактический шок так подействовал, то ли лечение от зависимости, но Максим вдруг стал другим человеком. Спокойным, задумчивым. Его не тянуло в компании, он даже начал ходить регулярно на занятия. Родители радовались – наконец-то они узнают своего Максима, каким он был раньше. Мыслящим, рассудительным, целеустремленным. Мама, недолго думая, решила, что парня надо срочно женить. И не на ком-нибудь, а на дочке знакомого банкира.

— На Ленке что ли? – усмехнулся только Максим, — нет, мама, вот на Лене я точно не женюсь.

Не стал он ей говорить, что эта Лена Крым и Рим прошла вместе с ним. Такой жены ему точно не хотелось. Его мысли были о другой. О Полине…

Он вдруг понял, что эта простая девушка стала ему ближе, чем все его бывшие подруги. А ещё Максиму было до сих пор стыдно, что он спорил на нее – на ту, которая потом спасла его от смерти…

Однажды он решился и подъехал к клинике, где не так давно проходил лечение. Через некоторое время Полина вышла на улицу и пошла по тротуару. Максим поехал за ней.

— Привет! – он опустил стекло, поравнявшись с девушкой, — Полина, давай подвезу!

— Здравствуй, — Полина даже растерялась, увидев Максима и почему-то покраснела, — спасибо, мне здесь недалеко.

— Ну, тогда я прогуляюсь с тобой!

Максим припарковался и догнал девушку, и они пошли вместе. Вначале разговор не клеился. Разговорчивый Максим вдруг стал косноязычным до ужаса. Полина все больше смущалась.

— Полина, я должен тебе признаться, — вдруг выпалил Максим, — мне очень стыдно за свое поведение.

— Ты о чём? – осторожно спросила Полина.

И Максим, краснея и заикаясь, как мальчишка, рассказал ей о том дурацком споре.

— Я мог бы тебе не говорить, но мне нужно. Для себя нужно. Я ведь потом осознал, что хотел обидеть хорошего человека. Прости…

— Я простила тебя, — тихо ответила Полина и рассказала, что слышала тогда его разговор с другом.

— Господи, какой я был дурак! – воскликнул Максим и взял Полину за руку, — Какая ты умница… Полина, я понимаю, что ты можешь меня послать, но все же скажу… Ты очень мне нравишься. Ты даже снишься мне. Полина, давай встречаться…

— Я подумаю, — тихо ответила Полина и опять покраснела.

Всё это время как она ни старалась, не смогла забыть Максима. И когда увидела его у клиники, так обрадовалась. Хотя и виду не подала.

Максим стал регулярно встречать Полину у клиники и провожать до дома. Вначале они всё пешком ходили, потом Полина доверилась – села к нему в машину.

Полина жила в старенькой хрущевке — вместе с мамой. Мама Тамара Игнатьевна, когда увидела парня впервые, только улыбнулась дочке – хороший…

И как-то незаметно их простое знакомство перешло в отношения. Максим был счастлив. Впервые за много лет он вдруг понял, что значит любить по-настоящему…

Пожалуй, после школы это было самое настоящее чувство…

Максим уже думал, как познакомить Полину с родителями, как однажды Анна сама увидела сына, с незнакомой девушкой в кафе. Не стала подходить, а вечером как бы так невзначай поинтересовалась, кто это был.

— Медсестра? Жениться на ней собрался? – с ужасом вскричала она, — ты совсем что ли? Я тут ужом вьюсь перед родителями Леночки, чтобы устроить вашу свадьбу, а ты с какой-то медсестрой, без роду без племени.

— Да, сынок, ты чего-то не то делаешь, — кивнул и отец, — по себе надо жену искать.

— Я же сказал, что на Ленке вашей жениться не буду! – твердо сказал Максим, — Я люблю Полину, а она меня. И мы в любом случае будем вместе.

— Сынок, одумайся! – закричала мать, — ты ломаешь свое будущее, нас подводишь!

— Мне уже не шестнадцать лет, — с вызовом ответил Максим. — Это в школе вы смогли меня разлучить с Олесей, но теперь я вам не позволю решать за меня! Я сказал, что буду с Полиной, и буду!

И сколько родители ни кричали, ни угрожали, Максим был непреклонен. Он просто собрал свои вещи, кинул ключи от машины на стол перед отцом и ушел из дома.

— На нас можешь не рассчитывать! –крикнул ему отец в спину.

— Вот на этом спасибо! – обернувшись, ответил Максим, — а то от вашей заботы у меня всё наперекосяк идет.

И он отправился на автобусную остановку. Добрался до дома Полины. Двери открыла её мама.

— Тамара Игнатьевна, я к вам жить пришёл. Пустите? – немного растерянно спросил Максим.

— Проходи! – улыбнулась женщина, — я давно поняла, что у вас с Полинкой это серьёзно.

Она не стала задавать никаких вопросов, все поняла без слов – парень ушел из дома, потому что любит её дочь. Это достойно уважения.

Максим с Полиной вскоре расписались. Началась счастливая семейная жизнь. Конечно, после роскоши парню было немного непривычно в новой обстановке, но он вскоре освоился. Университет он бросил – отец перестал оплачивать обучение, а у самого денег на это не было. Он устроился работать на стройку. Уставал ужасно, но был уверен, что делает правильно – рядом была любимая жена. Максим иногда вспоминал прошлую жизнь и ужасался – вот как он мог так себя вести? Один раз увидел бывших дружков – те выходили из ресторана. Пьяные, наглые. И девицы с ними такие же…

Даже стыдно стало за то, что был таким же. А бывшие дружки его уже и знать не знали – не его он круга стал. Но Максим был только рад этому.

Так и жил Максим с женой и тещей в небольшой квартирке.

Через пару лет немного смог подкопить денег и оплатил за обучение – так он окончил университет. А потом нашёл и весьма интересное место работы. Вначале работал простым менеджером, за пять лет вырос до начальника отдела.

В семье Максима и Полины подрастал сынишка Егорка. Бабушка Тамара с ним возилась, пока родители на работе. Обычная семья…

Вскоре Максим купил большой дом, у него появилась машина. И теперь они жили с комфортом.

Однажды раздался телефонный звонок. Это звонила мама Максима. Столько лет молчала. Они ведь с отцом так и не приняли выбор сына, и ничем им не помогали, как и обещали. Максим взял трубку.

— Сынок, здравствуй! – услышал он дрожащий голос матери, — как твои дела?

— Нормально всё, — ответил Максим.

— Сынок, отец заболел, — всхлипнула мама, — приезжай…

Оказалось, что у отца случился инфаркт. Он мчался к отцу, мысленно ругая себя. Да, они были не правы, но они ведь его родители. Надо было забыть про гордыню и самому хоть изредка интересоваться их делами. Хоть бы все обошлось, хоть бы всё обошлось…

Рядом была и Полина, она только поглаживала руку мужу, успокаивая, что все будет нормально. В больничной палате их встретила мама.

— Здравствуйте, дети, — сказала она после небольшой заминки, — проходите.

На удивление, отец выглядел вполне здоровым.

— Сынок, здравствуй! – улыбнулся он, сидя на кровати, — навела тут паники мама. Немного сердце прихватило, а она уже начала.

— А что врачи говорят? – осторожно спросил Максим.

— Жить буду! – улыбнулся отец, — подойди, я обниму тебя. Сын… Прости меня…

Он посмотрел на Полину.

— И ты, Полина, прости. Вижу, что Максим с тобой счастлив. Правильно он тогда сделал, не послушал нас. А мы старые дураки…

— Ну что вы, — улыбнулась Полина, — Не ругайте себя. Все ошибаются.

Анна обняла невестку и заплакала.

— У нас ведь внук есть? – спросила она, утирая слезы.

— Да, Егорка, — кивнул Максим, — ему три года. Давай, пап, выздоравливай, и встретимся все вместе.

Отец радостно кивнул. После того как Андрей Геннадьевич выздоровел, они действительно все встретились, начали общаться, и даже отмечать совместно праздники. Но вот помощь…

Максим так и не принял помощь от родителей, хотя они уже и настаивали на этом. Он решил, что сам всего будет добиваться в этой жизни.

Предыдущий пост

Вы сейчас не в сети