Влюблённые новый год ёлка

С новым годом! Говорят, волшебства не бывает, но я теперь знаю, что это не так

Антон с Катей были совершенно разные. Он молчаливый, спокойный, даже медлительный. Она разговорчивая, даже иногда болтливая, хохотушка. И словно ветер, лёгкая на подъём. Когда они начали встречаться, их знакомые только плечами пожимали — и чего вдруг? У них же совершенно нет общих интересов.

Антон ведущий специалист в одной торговой компании, несмотря на свою медлительность, работник был замечательный. Катя — начинающая актриса в каком-то неизвестном театре. Талант? Возможно. Но больше только симпатичная мордашка.

Их знакомство было одним сплошным недоразумением. Как-то в кафе Катя случайно запнулась и буквально приземлилась на колени крепкого темноволосого парня. Он даже бровью не повёл. Поинтересовался только удобно ли ей и предложил выпить по чашечке кофе. Катя только рассмеялась и задорно тряхнула кудряшками в знак согласия, забыв про подружек, которые сидели за соседним столиком. Вот так они и познакомились.

Потом гуляли по ночному городу, обменялись номерами телефонов, начали встречаться, а через полгода поженились.

Антон к тому времени взял квартиру в ипотеку, а потому вопрос, где будут жить молодые, не был актуальным. Катя собрала свои нехитрые пожитки, со съёмной квартиры и переехала к мужу. Антон на всю свою кажущуюся хладнокровность, любил Катю до безумия, буквально боготворил её. И Катя была счастлива, что у неё такой красавец-муж. Не миллионер, конечно, но вполне перспективный. И, честно, она его любила!..

Когда её впервые увидел Игорь Петрович, начальник Антона, то начинающая актриса чисто по привычке попыталась понравиться работодателю мужа, без всяких других мыслей — просто, чтобы Антону легче работалось, вон какая у него жена.

Катя в тот день забежала к мужу на работу. Он как раз в кабинете был, сводил какой-то отчёт.

— Ты мой труженик! — Катя обняла мужа и поцеловала, — долго ещё? Я так соскучилась. Вот решила к тебе заглянуть. Думаю, вместе домой вернёмся.

— Да, любимая, — Антон улыбнулся жене, забивая в ноутбук очередную цифру, — ещё минут пятнадцать, и я весь твой.

Тут и заглянул Игорь Петрович — узнать, как там дела с отчетом.

— О, какое у нас тут чудо! — он прямо застыл в дверях, увидев Катю, — Антон Сергеевич, вы почему скрывает такое прелестное создание от начальства?

Рыжая девушка

- Мама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

- Мама!!! Голова женщины метнулась по подушке вправо, влево, будто бы женщина...

Читать

— Ну почему скрываю? — смущённо ответил Антон, — это моя жена Екатерина.

— Екатерина. — повторил Игорь Петрович, — слышал, слышал, что ты женился, но даже не подозревал, что твоя жена королева красоты.

И вот тут Катя лучезарно улыбнулась. Просто искренне отреагировала на комплимент. Но старый ловелас невинную улыбку принял как призыв…

Следующим вечером он поджидал Катю у театра.

— Игорь Петрович, — удивилась Катя, увидев его, — как вы так?

— Узнал, где ты работаешь, вот решил встретить, пока твой муж-балбес над бумагами корпит.

— Ну почему балбес? — пошла Катя в защиту мужа, — он у меня отличный работник, вы же знаете.

— Знаю, — усмехнулся Игорь Петрович, — а ещё я знаю, что у него красавица-жена, которую он не ценит.

— Ошибаетесь! — холодно ответила Катя, — Антон меня очень любит!

— А толку-то? — Игорь Петрович вновь усмехнулся, — такую красавицу надо холить и лелеять. А на это зарплаты у него точно не хватит.

— Что вы хотите сказать?

— Ты девочка большая, всё должна понимать, — Игорь Петрович смотрел на Катю, словно раздевая взглядом, она даже поежилась от этого.

— Игорь Петрович, простите, вы ошиблись, — с достоинством ответила Катя, — я не такая.

— «Я не такая»! — засмеялся Игорь Петрович, — и правда, актриса! Садись, подвезу, красавица!

Но Катя вежливо отказалась и поспешила к метро. Она хоть и была смешливой и где-то легкомысленной, но доступной её назвать никак уж нельзя было. Она любила Антона!

Но Игорь Петрович точно не собирался отступать. Вскоре после каждого выступления гримерка Кати была завалена цветами, от неизвестного поклонника.

Однажды ей вдруг позвонил журналист и попросил дать интервью, а потом раздался и другой звонок — от известного режиссёра. Катя последнему событию радовалась особенно, она ведь думала, что её заметили благодаря её таланту. Нет, она понимала, что вперёд всего все это благодаря стараниям Игоря Петровича, но не воспринимала все всерьёз. Ну и пусть старается! А она ему улыбаться будет, просто улыбаться…

Но любит она всё равно мужа…

Вскоре Игорь Петрович уже в открытую стал предлагать Кате с ним встречаться — а за это его дальнейшее покровительство.

— Не сомневайся, у меня хватит денег на все твои театры, — говорил он ей по телефону, — соглашайся уже. Мне уже начинает всё это надоедать!

Катя уже не смеялась, лишь кокетливо объясняла Игорю Петровичу, что она верная жена. А Антону ничего не говорила, чтобы не расстраивать, а то вдруг разозлится и наговорит Игорю Петровичу гадостей или еще хуже — по физиономии съездит. Тогда точно уволит босс мужа. Чем тогда ипотеку платить? Её зарплата уходит чисто на женские радости.

А Антон и не догадывался ни о чём. Работал, работал. Делал скромные подарки жене, платил ипотеку, радовался её успехам на сцене, думая, что ей выпал счастливый билет и её заметили. Вот так просто…

Но однажды всё кончилось. Игорю Петровичу надоели эти ничего не обещающие улыбки Кати. Хочет быть известной актрисой? Да пожалуйста! Ему самому нравится на неё смотреть на сцене. Мужа она любит? Значит, всё для него сделает! И в один из дней на фирму пришли люди из полиции — якобы через фирму Игоря Петровича кто-то уводил деньги, на фирмы-однодневки. Игорь Петрович, конечно, был не в курсе, и он был искренне возмущён всем происходящим. Но виновника быстро нашли. Всё указывало на Антона!

Напрасно молодой человек пытался доказать, что ничего противозаконного он не делал. Его арестовали и вскоре предъявили обвинение в мошенничестве. А потом и суд, дали пять лет.

Катя всё это время металась от в полиции в прокуратуру и назад, пыталась объяснить, что это все ошибка, плакала…

Игорю Петровичу звонила, умоляла, чтобы не верил грязным обвинениям. Её муж практически святой! Тот слушал, кивал и говорил, что органы разберутся. А в итоге пять лет…

После суда Игорь Петрович, выждав паузу, позвонил Кате и всё ей популярно объяснил, что будет дальше и с ней, и с мужем.

— Если ты ко мне не придёшь, то тебя завтра же ни в одной афише не будет! Тебе в театре билеты даже продавать не позволят, не то, что на сцену выходить, а муж твой сгниет в тюрьме. Ему там, наверное, знаешь, и так сейчас не сладко, а будет ещё хуже.

Катя слушала и в ужасе вспоминала последнюю встречу с Антоном в тюрьме. Губы разбиты, синяк под глазом. Сказал, что упал. И тут она поняла, что мужа её избивают. И явно это заказ Игоря Петровича. Да неужели он такой всемогущий, и на него управы нет?

— Нет! — со вздохом подтвердила её знакомая Анна, которая три года была любовницей прокурора, — Игорь этот полгорода прикормил, а другую половину запугал. Серьёзный человек. Мне Паша рассказал.

Паша это и был прокурор.

— Ой, Катька, не понимаю я тебя! — продолжала Анна, — чего ты ломаешься! Игорь этот на всё готов ради тебя. Ценить надо.

— А как же любовь? — растерянно произнесла Катя.

— Любовь, — усмехнулась Анна, — любовь неудачники придумали…

И в один из вечеров Катя пришла к Игорю Петровичу.

— Ты поможешь Антону? — тихо спросила она, глядя ему в глаза.

— Всё от тебя будет зависеть, детка, — ухмыльнулся он, — ну иди ко мне, не бойся.

И Катя шагнула к этому уже не молодому, лысеющему толстяку…

Все внутри противилось и кричало — Катя, уйди…

Но она твёрдо решила, что назад дороги нет. Раз только это может помочь Антону, значит так и будет. Да, она воспринимала это как жертву.

А Игорь Петрович просто упивался своей властью. Наконец-то его красавица сама пришла и на все согласная.

Прошёл месяц…

И надо сказать, что, Катя не умерла от омерзения и угрызений совести. Она уже не воспринимала связь с Игорем Петровичем как жертву. Наоборот! Ей понравилось! Она купалась в роскоши, играла в одном из лучших театров, с Игорем Петровичем уже успела побывать во Франции…

Правда, иногда робко напоминала любовнику об Антоне, но тот отмахивался — ещё не время, поможет, но только чуть позже.

А Антон попал в настоящий ад. Зеки как-то прямо ему сказали, что его заказали и проще будет, если он сам в петлю залезет. Но Антон бился до последнего, отстаивая своё право на жизнь. Он все же надеялся, что в его деле разберутся и оправдают. Ждал Катю…

Но она в последнее время не приезжала на свидания, и даже весточки от неё не приходило. А больше никого у Антона и не было — родители умерли несколько лет назад. А друзья вдруг все после ареста дружно замолчали. Неужели, и правда, все? Жизнь кончена?

Полгода провёл Антон в тюрьме, и тут радостное известие — его дело отправили на пересмотр, зеки вдруг успокоились…

Антон духом воспрял. Только вот беспокоило, что Катя молчала. А потом и оправдали Антона, даже право на реабилитацию объявили. Оказалось, что и деньги все нашлись…

Правда, другого виновного так и не установили. Вышел он из тюрьмы и замер на секунду — вроде и несколько месяцев провёл в заключении, а кажется, мир так поменялся. Если раньше Антон был уверен в себе, в завтрашнем дне, то сейчас не решался сделать даже первый шаг.

— Иди уже, и больше не попадай сюда! — сказал ему на прощание старый охранник и захлопнул железную дверь.

От этого стука Антон словно очнулся. Все испытания кончились. Теперь его жизнь вновь наладится. Только вот почему Катя не пришла? Он ведь ей смс послал, что его освобождают…

Выпросил у охранника телефон…

И неважно, что за это пришлось отдать последние копейки, что на зоне в столярном цеху заработал. Денег в кармане было ровно на рейсовый автобус до города. От автовокзала Антон пошёл до дома пешком. Шёл больше часа. Дышал воздухом, смешанным с пылью и выхлопными газами и слегка улыбался — воздух свободы… а скоро он Катюшку свою увидит, вот она обрадуется!

— Катьки твоей уже несколько месяцев как тут не видать, — сказали ему соседки у подъезда, — только мужики какие-то все ходят, её спрашивают.

— Какие мужики? — не понял Антон.

— Эти, как их, коллекторы! — вспомнила одна, — говорили, Катька ипотеку перестала платить.

— Ясно, — кивнул Антон и сердце сжалось от дурных предчувствий.

«А что если эти коллекторы что-то сделали с Катей?»

Отыскал ключ от квартиры, открыл и шагнул в прихожую. Сразу стало понятно, что Кати здесь давно не было. Домашний телефон молчал — видно, за неуплату. Вскипятив чайник и пожевав раскрошенное печенье, которое завалялось в кармане его куртки, он уснул в тревожных мыслях. А утром рванул к театру, в котором раньше работала Катя.

— Она теперь важная птица! — усмехнулась её бывшая коллега Сонечка, когда Антон спросил о жене, — любовник у неё. Ты прости, что я так сразу, но тебе лучше знать.

— Кто? — Антон сжал кулаки.

— Насколько я поняла, твой бывший начальник, — Сонечка сочувственно посмотрела на мужчину, — это ведь он тебя и усадил в тюрьму.

— Игорь? — Антон скрипнул зубами, больше ничего не спросил, не сказал, опустив плечи, развернулся и пошёл прочь.

Он шёл и вспоминал – взгляды начальника на его жену, его какие-то фривольные вопросы…

Антон этому внимания не придавал – был уверен в порядочности Игоря Петровича. Ноги его сами принесли к бывшей работе.

В это время как раз из офиса выходили Игорь Петрович и Катя — под ручку, улыбаются, счастливые. Катя, увидев Антона, побледнела, отступила назад. А бывший босс глаза прищурил:

— Выпустили тебя? — хмыкнул он, — ладно, живи! Только на глаза мне больше не попадайся.

— За что? — только и спросил Антон.

— За что? — рассмеялся Игорь Петрович, — много чести. Просто ты мне под ногами мешался. Жена у него красавица! Да такая женщина не с тобой дураком должна быть.

— Но можно ведь доказать, что это вы меня упекли на зону. Ни за что…

— А ты докажи! – Игорь с угрозой посмотрел на бывшего работника, — если жить не хочешь, то ковыряйся в этом деле.

— А ты всё знала? — Антон посмотрел на Катю.

— Я, я.…Антон, я ни в чём не виновата, — только и пробормотала она.

А потом кинулась прочь — к машине Игоря Петровича. Тот усмехнулся, смерил взглядом Антона и пошел за ней. Вот так поломал жизнь человека и остался в шоколаде…

А у Антона от обиды сердце готово было разбиться. Хотел кинуться вслед, ударить босса, ударить её, Катю…

Но сдержался. Что он этим добьётся? Ещё один срок? Только теперь по полной?

А вечером в дверь квартиры позвонили — на пороге стояла Катя. Она ворвалась как ветер, и тут же начала что-то говорить, объяснять, плакать.

— Скажи, а тебе с ним не противно? — внезапно спросил Антон.

Щёки у Кати вспыхнули румянцем, глаза увлажнились.

— Антон, я по-прежнему люблю тебя, — прошептала она, — но если бы я не согласилась быть с ним, тебя бы убили там на зоне. А так…Ты на свободе.

— Меня же ни за что туда упекли! — взорвался Антон, — и именно он, Игорь!

— Но это нельзя доказать, — пробормотала Катя.

— То есть ты его ещё и оправдываешь?

— Нет, что ты…Просто я хочу тебе объяснить, что ничего нельзя изменить. Как есть, так и есть. Надо жить дальше. — Катя немного помедлила и продолжила, — Антон, я развелась с тобой, когда в тюрьме — так можно.

Игорь настоял.

— Игорь? — Антон дернул плечами и побагровел от злости, — значит, вот так ты меня любишь?

— Но я не могла иначе!

— Убирайся! — крикнул он что есть сил, — не появлялся больше здесь.

— Может тебе денег надо? Мне Игорь дал немного, –спросила Катя уже на выходе.

— Пошла прочь! – Антон прямо задрожал от ярости.

Ещё не хватало брать деньги от того, кто разрушил его жизнь.

Катя картинно вздохнула, вытерла глаза и развернулась к выходу — ей, действительно, пора…

После её ухода Антон полночи сидел, глядя в одну точку. Его предали, жестоко и цинично…

А утром в дверь опять позвонили. Почему-то Антон подумал, что вернулась Катя, распахнул дверь, а там и два бугая…

В общем они быстро и по делу объяснили, что долг по ипотеке растёт с космической скоростью и если не начать платить, то вскоре Антон может оказаться на улице. Эта новость немного встряхнула мужчину — он кинулся искать работу. Но после тюрьмы его никто не брал. Никого не интересовала его красный диплом и высокие знания.

— Но меня же оправдали! — восклицал он.

— Сегодня оправдали, а завтра опять посадят,- парировали ему на собеседованиях, — а нам от этого страдай?

А денег не было. Вообще. Чтобы хоть как-то прокормиться, Антон заложил в ломбарде компьютер. Думал, мебели продать, чтобы хоть проценты банку заплатить. Но покупателей не было. И в итоге однажды к нему пришли те же бугаи, но уже с бумагами — а в них чёрным по белому: дом забирает банк в счёт ипотеки и все имущество тоже…

И всё по закону…

Антон оказался на улице. Все от него отвернулись. Бывшие соседи, друзья – все действительно стали бывшими. Родных не было. На работу никуда не брали. А тем более сейчас, бездомный…

От него вообще все шарахались. Катя больше не появлялась, да Антону меньше всего хотелось ее видеть. Но жить как-то надо. Нашёл Антон подвал в старом доме – жильцы все давно были расселены, аварийный совсем дом. А вот подвал был вполне сносный. Даже тёплый…

Видно, здесь кто-то раньше жил: была буржуйка, чайник…

Антон прошелся по брошенным квартирам, присмотрел диван, шкафчик, все перетащил в подвал. Обосновался…

Но денег по-прежнему не было. Осталось пятьдесят рублей от заложенного в ломбарде компьютера…

А рядом магазин продуктовый был. Вот Антон и решился подойти к управляющему – грузчиком устроиться.

— А ты чего бомж что ли? – презрительно посмотрел управляющий на Антона.

— Так случилось, — понурил голову Антон, — но я честно буду работать.

— Паспорт есть? – вздохнул управляющий.

Антон полез за справкой об освобождении.

— Вот ещё не сделал паспорт, — виновато ответил он.

— Так ты ещё и сидевший! – воскликнул работник и замотал головой, — нет-нет, мне лишних проблем не надо!

Антон отошёл в сторону, больше и слова не сказал – так погано у него в жизни еще никогда не было. Люди вдруг стали относиться к нему хуже, чем к собаке. И всем ведь не докажешь, что ни в чём он не виноват. А если и виноват, то только в том, что влюбился не в ту женщину…

И всё же Антону повезло! В тот день в магазин привезли много товаров, а грузчик запил…

Другого не было. Вот управляющий на свой страх и риск окликнул Антона.

— Только неофициально будешь работать, так, когда наш Лёха запьёт, как сегодня, — сказал он.

Антон был рад и этому…

Прошёл месяц, потом ещё. Уже близился конец декабря, скоро Новый год. Антон так и жил в том подвале, топил буржуйку всяким хламом – благо в старом доме его хватало. Пару раз в неделю ходил разгружать товар. Лёха, прежний грузчик совсем куда-то пропал, поэтому Антону работы хватало. Правда, платили копейки. А в целом коллектив магазина хорошо относился к Антону, даже сочувствовал – продавщица тётя Валя иногда в баню к себе звала (жила рядом в частном секторе). В общем человеческий облик Антон не терял. Но всё же этот образ жизни стал откладывать свой отпечаток – мысли о своем унизительном положении не давали ему покоя и, чтобы забыться, он вдруг начал попивать…

Разгрузит товар в магазине, получит копейки. Что-то из продуктов возьмёт и обязательно бутылку водки…

— Антон, нельзя так, — вздыхала тётя Валя, — ты же погубишь себя.

— А я в любом случае загнусь, — грустно отвечал Антон.

— Нет, ну надо же что-то придумать! –восклицала продавщица, ей по-матерински было жаль парня, но ничем помочь не могла, в её доме жили престарелая мать, муж-инвалид, дочка с семьёй…

Она подкармливала Антона, вещи ему старые приносила – как могла, облегчала его жизнь. Но на улице была зима… простенькая буржуйка мало грела в морозы…

Вот и спасался Антон спиртным: выпьет – вроде теплее…

Однажды он увидел Катю…

Она шла по улице. Такая красивая, в новой шубке, длинные волосы из-под меховой шапочки прямо волной по плечам струятся. Катя прошла мимо Антона – он сидел у магазина на лавочке. Она прошла и не заметила…

Не узнала она его. Только покосилась в сторону бомжа и брезгливо поморщилась…

Потом села в такси и уехала. Антон все смотрел ей вслед и ничего не чувствовал, только пустота…

И холодно очень…

Антон сразу и не понял, что заболевает. К вечеру озноб бил ещё сильнее, он свернулся калачиком на старом диване у буржуйки и накрывшись ватным одеялом, которое тётя Валя отдала, пытался согреться. Вспоминал Катю…

Интересно, она по-прежнему с Игорем Петровичем? Хотя почему это должно быть ему интересно? Она ему теперь никто, как и он ей…

Обидно только, что босс за все свои гадкие дела так и не получил наказания. Живёт и здравствует. А он, Антон, вот тут на облезлом диване загибается…

Ночь он провел в бреду. Наутро вроде полегчало. Это было 31 декабря. Антон весь день с тоской прислушивался к городскому шуму снаружи подвала, смотрел в маленькое оконце, как суетятся люди – ёлки несут, продукты какие-то…

Скоро все сядут за столы, будут поздравлять друг друга, счастья желать. И только он никому не нужный…

Даже тётя Валя в этот день взяла отгул, чтобы со своей семьей к празднику готовиться… а у него только немного водки на донышке…

Антон вышел на улицу, выпив остатки. Вдохнул морозного воздуха. Уже смеркалось. В окнах мигали разноцветные лампочки гирлянд, елка неподалеку на площади такая нарядная. Вон как ребятня вокруг нее веселится. Скоро новый год…

Антон сел на лавочку у магазина. Сменщица тёти Вали уже убежала домой, магазин закрыт…

И народу на улице всё меньше и меньше. Вон и последних ребят от елки родители домой потащили – скоро за стол садиться! А Антон сидел, запахнув полы старой куртки, его вновь начал бить озноб. Он устало прикрыл воспаленные глаза — господи, да, когда же это все кончится? Холодно…

— Не спи! Замёрзнешь! – услышал он веселый мужской голос, а потом смех. – С новым годом!

Рядом с ним стояла компания – трое мужчин и четверо женщин, с пакетами, ёлкой. Видно, после работы решили все вместе встретить Новый год. Кто-то протянул ему мандаринку…

— Антоша? – вдруг услышал он удивленный голос. – Или я ошиблась…

Антон глазам своим не верил: рядом с ним стояла Таня…

Одноклассница его. Они даже в одиннадцатом классе дружили. А потом Таня уехала учиться в Санкт-Петербург, а он в университет родного города поступил.

— Не ошиблась, Таня, — глухо ответил Антон.

— Ты чего это? – она не могла правильно подобрать слова, — вот так….

— Да всё со мной кончено, — тихо ответил Антон и закашлялся, тяжело, надрывно…

— Да ты болен! – ахнула Таня, — а ну пойдём ко мне! Я тут неподалеку живу.

И она, не обращая внимания на удивление друзей, их возгласы, потянула Антона за собой.

— Ребята, встречайте без меня! – только и крикнула она компании.

А Антон пошёл за ней. Ему так было холодно. Хотелось согреться…

Он не мог поверить, что вот так может быть. А может это сон? Может быть, он уже замерзает на морозе?

И только в квартире у Тани после ванной, натянув какой-то старый халат, выпив лекарство и чаю с малиной, он наконец осознал, что всё происходящее – реальность…

Таня сидела рядом и тоже пила чай с малиной. На столе салатики, жареная утка…

Всё такое вкусное…

Антону стало легче, он рассказал Тане о себе, девушка — о себе. Оказывается, уже год, как она вернулась в родной город, работает в издательстве…

Была замужем, но муж ушёл к другой…

Раздался бой курантов…

— С новым годом! – улыбнулась Таня.

— С новым годом! – улыбнулся ей и Антон, — говорят, волшебства не бывает, но я теперь знаю, что это не так. Ты моя фея…

— Антошка, это не волшебство, это, похоже судьба, — улыбнулась Таня.

С тех прошло три года.

Антон вернулся к нормальному образ жизни, смог устроиться на работу – вначале простым сотрудником, и уже дошел до начальника отдела, с Таней они поженились. Живут, как и многие – звёзд с неба не хватают, но и не бедствуют. Скоро малыш у них появится.

А недавно в новостях прошла информация, что против Игоря Петровича уголовное доело завели, да не одно…

Всё же есть справедливость!

А о Кате давно уже ничего не слышно – вспыхнула звёздочка и погасла, никому не нужная. Хотя как-то Соня, та самая коллега по театру, как-то увидела Антона в супермаркете, узнала, подошла…

Рассказала, что Катю выгнали со всех театров.

— Бездарность она, — усмехалась Соня, — только и умеет из одной постели в другую прыгать. Только сейчас уже никому не нужна и для этого.

Антон её дальше и слушать не стал – никто для него теперь Катя… У него Таня есть!

Предыдущий пост

Следующий пост

1 Комментарий

Екатерина Ответить

Добрый день!. Очень понравилась статья. К сожаленью в жизни бывает такая несправедливость!!!

— Вот исполнится тебе 18, делай что хочешь! А пока сиди дома! — крикнул отец

У Оли была мечта: девушка очень хотела избавить своего отца от необходимости ходить на ненавистную работу. Андрей, отец Оли, вынужден...

У Оли была мечта: девушка очень хотела избавить своего отца...

Читать

Вы сейчас не в сети