Женщина хорошая красивая милая простая добрая родная скромная любимая доверчивая нежная на улице

Страх прошлого

Валентине было уже за тридцать, когда она влюбилась впервые в жизни. Да, так, что совсем потеряла голову от любви.

Константин отвечал ей взаимностью и проводил с любимой дни и ночи, даря ей ласку и заботу.

– Валя, любимая моя,– говорил он ей. – Ты – лучшее, что было в моей жизни, и я не представляю, как раньше жил без тебя. Я благодарю начальство за то, что меня послали в командировку в твой город. А ведь могли послать сюда кого-то другого. Милая, что было бы, если б я тебя не встретил? Я так тебя люблю!

Валентина млела от его слов и верила, что теперь счастье её никогда не покинет.

Но однажды произошло то, что перевернуло её жизнь с ног на голову. Костя снова приехал в её городок, но в этот раз не один. Вместе с ним была девочка лет семи-восьми, и явно являлась инвалидом. Рядом с ними стояло несколько баулов с вещами.

– Это Наташа, – сказал Костя, – моя дочь. Знакомься, Валя.

Валентина растерянно смотрела на равнодушное, ничего не выражающее лицо дочери Константина и чувствовала, как внутри всё замирает от подступающего ужаса.

Константин понял её молчание по-своему. Он решил, что она очень рада тому, что он решил переехать жить к ней.

— Ну ты что, так и будешь держать нас на пороге?

Валентина отступила в сторону, пропуская гостей. И уже через минуту Константин по-хозяйски суетился, занося в квартиру вещи и распаковывая их.

Валентина молча наблюдала за этим. Она не понимала, что теперь делать. С одной стороны, она любила Константина, но только его одного, без Наташи. К тому же она и не подозревала, что он женат. Точнее, ей никогда не приходила в голову спрашивать его об этом. Ей просто нравилось проводить с ним время и всё. А теперь вдруг такой поворот событий.

В комнате что-то загрохотало. Валя поспешила туда и увидела обрушившуюся полку серванта. Это Наташа попыталась достать сверху какую-то статуэтку, но стеклянная полка хрустнула и разбилась под её рукой. Девочка испугалась и громко расплакалась. Константин бросился к дочери, стал утешать её, осматривать, не порезалась ли она, обнимал её, укачивал как маленькую. А Валентина, всё ещё не сказавшая ни слова, молча смотрела на эту картину. Вдруг она тоже захотела закричать, потребовать, чтобы гости ушли и больше никогда не возвращались, и только каким-то чудом сдержалась.

— Ну прости, пожалуйста, — попросил Константин. — Наташа умница. Она быстро освоится и привыкнет к тебе. Вот увидишь, всё будет хорошо.

— Почему вы приехали вместе? — наконец-то разжала губы Валентина. — И почему ты раньше не сказал мне, что женат и у тебя есть ребёнок.

— Просто я очень сильно боялся тебя потерять, — пояснил Константин. — Я тебя люблю и хочу быть с тобой. Вчера я признался жене том, что у меня есть другая женщина. И знаешь, ожидал скандала. Но она оказалась очень мудрой. Всё приняла. Мы с ней сели, спокойно поговорили. Решили, что дочка будет жить у каждого из нас по очереди. Я согласился. Здорово, правда?

— Нет! — закричала Валентина. — Совсем не здорово! Потому что никто не спросил, а соглашусь ли на это я.

— Что ты предлагаешь? — спросил Константин. — Ты хочешь сейчас нас выгнать на улицу? Зимой? В незнакомом городе? Вечером?

В комнате, где оставалась Наташа, снова что-то упало. Валентина вскрикнула и закрыла лицо руками.

Следующие её дни превратились в самый настоящий кошмар, который затянулся на долгие три недели. И, в конце концов, Валентина не выдержала и устроила Константину скандал. Когда же вернулась вечером с работы, с облегчением поняла, что в квартире тихо и пусто. Константин собрал свои вещи, забрал дочь и ушёл.

Валентину не интересовало, куда он пропал. Её любовь к нему испарилась ещё в тот день, когда он впервые познакомил их с Наташей. Конечно, Валентина понимала, что в сложившейся ситуации девочка абсолютно ни при чём. Она не была виновата в том, что находилось в таком состоянии. Но у неё были мать и отец. Почему же именно Валентина должна была брать на себя невыносимо тяжёлые обязательства?

Валентина так переживала из-за этой ситуации, что даже заболела. Несколько дней она провела в постели, мучаясь от сильной слабости, тошноты и головокружения, но когда не выдержала и обратилась к врачу, была ошеломлена услышанным диагнозом.

— Поздравляю вас, — сказал доктор, — вы беременная!

Валентина испуганно прижала ладонь к губам. У Константина уже был больной ребёнок. А что, если и её малыш родится таким же. Она не выдержала и расплакалась, а потом выбежала из кабинета, решив, во что бы то ни стало, избавиться от малыша. Вот только врач, который принял её, категорически запретил делать это.

— Вы не понимаете, — сказал он ей, — это может быть единственный ваш шанс стать матерью.

— Это вы ничего не понимаете, — зарыдала Валентина, а потом, когда немного успокоилась, рассказала доктору о той ситуации, которая сложилась.

— Ну, — сказал он. — Это ещё ничего не значит. И я на вашем месте не стал бы делать поспешных выводов. Заболевание Наташи может быть никак не связано с наследственностью или передаться ей от матери. Вы знаете подробности?

— Нет, — покачала головой Валентина.

— Ну тогда постарайтесь их узнать. И только потом размахивать шашкой.

Валентина вернулась домой, обрадованная тем, что у неё есть время подумать.

Несколько раз она хотела позвонить Константину, но не представляла с чего начнёт разговор. А ещё она очень боялась, что он решит воспользоваться ситуацией и захочет вернуться к ней. Много бессонных ночей провела она, думая, что же делать. А когда спохватилась, оказалось, что прерывать беременность уже поздно.

С замиранием сердца Валентина ждала появления на свет своего ребёнка. И когда родилась крепкая и здоровая красавица-дочка Катюша, счастливая мать с благодарностями воздела руки к небу.

Время шло.

Катя росла и ни в чём не знала нужды. Валентина, несмотря на то, что жили они не богато, баловала её как могла, но девочка не превратилась в капризную, чёрствую девушку. Напротив, она была очень доброй и заботливой, хорошо училась. Увлекалась иностранными языками. Окончив школу, Катя поступила в Институт иностранных языков, и там тоже стала одной из лучших студенток. Счастливая мать не могла нарадоваться на свою дочку и благодарила Бога за то, что когда-то не позволил ей избавиться от неё.

Вскоре, после института Катя по рекомендации одного из своих преподавателей, устроилась на работу в молодую, но вполне перспективную компанию. И, после знакомства с Виктором, одним из её учредителей, без памяти влюбилась в него. Виктор был старше Кати на 12 лет, но это не помешало им создать крепкую любящую семью.

Всё произошло очень быстро, и Валентина опомниться не успела, как стала не только тёщей, но и бабушкой очаровательного внука. Беременность Кати была не лёгкой и роды тоже. Валентина не отходила от дочери и ухаживала за ней даже в роддоме. Виктор в это время был за границей, срочные дела требовали его присутствия и он просил тёщу не оставлять его Катюшу ни на минуту.

– Я всё оплатил. И элитную клинику, и отдельную палату. За три дня до срока отвезите её туда. А дальше всё сделают врачи.

– Хорошо, хорошо, Витенька, – успокоила Виктора Валентина.– Не волнуйся, пожалуйста. Занимайся своими делами.

– Я не могу не волноваться,– вздохнул Виктор. – Всё-таки будет двойня. А это не так просто. Вдруг какое-то осложнение, а меня рядом не будет.

Виктор как в воду смотрел: Катя оступилась и упала, гуляя по саду. Это спровоцировало роды, которые начались почти за две недели до положенного срока. Они были такими болезненными и быстрыми, что доехать до элитной клиники у Кати не было никакой возможности. Пришлось воспользоваться услугами первой попавшейся больницы.

Как ни старались врачи, выжил только один мальчик. Катя очень переживала и ругала себя, но и Валентина успокаивала её как могла:

– Это не ты виновата. Мне врачи сказали, что ребёнок не был развит. Что-то пошло не так…

Вернувшийся из командировки Виктор поддержал тёщу, хотя и переживал не меньше жены. Но ничего нельзя было вернуть, и семья смирилась с тем, что произошло.

Прошли годы.

На юбилей Валентины зять подарил ей маленькую уютную квартиру, в элитном доме в центре города, и женщина была до слёз благодарна ему за это.

— Господи, Катюша, как же повезло тебе с Витей, — говорила она дочери. — Десять лет уже живёте вместе, а у меня такое ощущение, что вы молодожёны. Так приятно смотреть на вас. Это просто счастье какое-то. И внучок подрастает такой умничка. Девять лет мальчику, а он такой серьёзный, добрый, одарённый… Обожаю моего Юрочку.

— Мамочка, — отвечала Катя. — На самом деле я очень люблю Витю. А он любит меня. Только знаешь, мне было бы намного спокойнее, если бы ты жила вместе с нами. Прости, что напоминаю, но ты уже не молоденькая. И давление тебя постоянно беспокоит. У нас дом огромный, есть сад. Мы выделим тебе комнату, и ты будешь жить спокойно.

— Нет-нет, — замахала руками Валентина. — Прошу тебя, даже не говори об этом. Зять подарил мне чудесную квартиру, ты прекрасно знаешь, там великолепные условия. Безопасно, красиво. Я и в самом деле уже не молоденькая. У меня свои привычки, у вас свои. Я часто выхожу прогуляться в сквер, который находится в двух шагах от моего дома. Там я встречаюсь со своими подругами, и мы подолгу болтаем, обсуждая то сериалы, то последние новости. А какие круассаны пекутся в булочной, напротив. Нет-нет, доченька, не лишай меня, пожалуйста, этого удовольствия. И передавай привет Вите и Юре.

Катерина вернулась домой и с удивлением услышала, как Виктор ругает Юру. Она вошла в комнату и с недоумением посмотрела на мужа и сына.

— Что это у вас тут происходит?

— А, Катюша, ты кстати. Вот, полюбуйся на нашего наследника. Молчит как партизан.

— Да что случилось-то? — потребовала объяснений Катя.

— Мне сегодня позвонила учительница нашего оболтуса, — охотно пояснил Виктор. — И сказала, что Юра не питается в школе, потому что у него нет денег. Как тебе это нравится? Я постоянно даю ему не маленькие суммы. Во всяком случае, побольше, чем у некоторых детей. Но у него постоянно нет денег. Не хочешь спросить, почему?

— Юра, — забеспокоилась мать. — В самом деле, ты можешь объяснить нам, что происходит?

— Подожди, Катя, есть ещё кое-что. Недавно Юра ходил на день рождения к своим одноклассникам, кажется, это было на прошлых и позапрошлых выходных. Вместо подарка мы тоже положили в конверт деньги. Но вот неожиданность: оказывается, и это мне тоже сказала учительница, никаких дней рождения у детей не было. Я проверил копилку Юры, она пуста. Фантастика, правда? А вот теперь я хочу услышать объяснение.

Юра молчал.

Катя с тревогой смотрела на сына, не зная, что сказать. Наконец обняла и прижала к себе мальчика.

— Сыночек, тебя кто-нибудь обижает? Может быть, у тебя вымогают деньги? Ты скажи нам. Мы во всём разберёмся и всегда тебе поможем.

– Меня никто не обижает, мама,– ответил мальчик и посмотрел на родителей долгим серьёзным взглядом.

– Иди к себе, – сказал Виктор сыну,– но имей в виду, разговор ещё не окончен.

Катя, оставшись с мужем наедине, развела руками.

– Витя, это совсем на него не похоже. Но Юра не может обманывать нас. Он добрый и честный мальчик. Давай просто понаблюдаем.

– Хорошо, – кивнул Виктор и обнял жену.

Несмотря на прожитые вместе годы, они по-прежнему любили друг друга и были очень счастливы.

На следующий день Виктор, возвращаясь с деловой встречи, увидел сына, спешащего куда-то по тротуару. В руках у него было два пакета с продуктами и чем-то ещё. Виктор так резко развернулся, что нарушил сразу несколько правил дорожного движения. Впрочем, ему было всё равно. Вслед ему летели гудки разгневанных автомобилистов, но он уже припарковался, выскочил из машины и постарался догнать сына, который успел свернуть за угол.

Виктор ничего не понимал. Их дом и квартира Валентины находились далеко от этого квартала, застроенного частными домами. Каждый год власти города грозились сравнять постройки этого района с землей и на их месте возвести элитный посёлок, или новый микрорайон. И, насколько Виктор знал, большинство домов уже пустовали, проданные под строительство. В ближайшие пару лет тут не останется никого. Но что тут мог делать его сын Юра, ещё совсем ребёнок?

Виктор успел увидеть, как он поднялся на крыльцо, прежде чем скрыться за дверью. Тогда он тоже подошёл к этой двери и поднял руку, чтобы постучать, но не стал этого делать и рванул её на себя. Сначала он, попав в темноту сеней, ничего не увидел, но когда открыл и вторую дверь, замер на пороге с открытым ртом. Юра стоял у стола, разбирая покупки, а рядом с ним улыбался второй мальчик, точная его копия, только худенькая и взъерошенная. Он был в инвалидной коляске. А на кровати лежала пожилая женщина в сером застиранном халате. Юра не испугался и не удивился, когда увидел отца и только спросил серьёзным голосом:

– Что ты здесь делаешь, папа?

– Это я хочу тебя спросить, – ответил Виктор. – Кто эти люди?

– Это Миша, мой друг. Мы с ним очень похожи, правда? А это его бабушка, баба Вера. Они очень хорошие, только бедные.

– Я ничего не понимаю, – развёл руками Виктор, и тогда баба Вера кивнула мальчикам.

– Пойдите, Мишенька, к тебе. Мне нужно поговорить с папой Юрочки. А вы присаживайтесь, – кивнула она Виктору. – Разговор будет долгим.

Виктор сел.

– Мне Юрочка рассказывал о вас, – начала баба Вера. – И я сразу поняла, кто вы. Скажите, ваша жена носила двойню, так ведь?

– Ддаа,– кивнул Виктор, чувствуя, как его пробивает крупная дрожь. – В то время я работала санитаркой в нашем роддоме. К нам привезли беременную женщину. Вместе с ней была её мать. Роды были сложные. Было принято решение кесарить вашу жену. Один ребёнок родился здоровым и крепким, а второго долго не могли привести в чувство. Врачи говорили, что он может не выжить. Не знаю, что там было и как, но из роддома забрали только одного мальчика. В то время я жила с моей теперь уже покойной дочерью, она была бездетной, и мы решили усыновить Мишеньку.

– Почему он в коляске? И что с вами?

– Вы не думайте. Миша здоров. В младенчестве он был слабеньким, но нам удалось поставить его на ноги. А то, что в коляске… Помните недавнюю аварию. Когда машина влетела в остановку. Мы с Мишей тоже были там. Вот и пострадали…

Баба Вера долго отвечала Виктору на его расспросы и когда в комнату вернулись мальчики, Виктор присел перед Мишей.

– Ты мой сын, Мишенька… И брат Юре. Я заберу и тебя, и бабу Веру к себе. Прямо сейчас. И обязательно вылечу. Всё теперь будет хорошо.

Немного позже Виктор спросил Юру:

– Как ты узнал о Мише?

– Он возле магазина просил милостыню. Только очень стеснялся. Сказал, что бабушке нужны лекарства. А денег нет. Её пенсия ещё не скоро. Я отдал ему все, что у меня было. И познакомился с ним. Мы сразу поняли, что очень похожи друг на друга.

– Но почему ты ничего не сказал мне?

– Пап, мы с тобой как-то видели нищего. Он тоже просил деньги. Ты отругал его и ничего не дал. А ещё сказал, что ненавидишь таких бездельников. Я боялся, что ты будешь ругать Мишу и не позволишь нам видеться.

Виктор закрыл лицо руками. По его пальцам заструились слёзы.

Катя и Валентина были дома, когда Виктор приехал домой с Юрой, Мишей и его бабушкой. Едва взглянув на Мишу, Катя всё поняла. Она тихо вскрикнула, всплеснула руками и подкошенным снопом упала на руки мужа…

– Что ты наделала, мама? – впервые в жизни кричала она на мать, когда улеглись первые эмоции встречи.

Валентина, все это время стоявшая как истукан, упала перед мальчиком на колени и обхватила его руками.

– Прости меня, мальчик мой… Простите меня всё…

Она призналась в том, что когда-то с ней произошло, рассказала об отце Кати и его старшей больной дочери. Горько рыдая, Валентина повернулась к Кате:

– Я не хотела, чтобы ты страдала… Я боялась, что Мише передались гены его тёти, и он никогда не будет здоровым… Ты и сама была очень слабой после родов. Вспомни, сколько времени ты не могла подняться. Подолгу спала и жила только за счёт лекарств. Катя… Катюша… Прости…

– Мама, – сказала ей Катя. – Ты сама не понимаешь, что натворила. Столько лет я проливала слёзы над могилой сына, а ты знала, что он жив и ничего не сказала нам. Почему ты всё решила за нас? Кто дал тебе такое право, ответь? Уходи, мама… Уходи…

Низко опустив голову, Валентина вышла. Она вернулась домой и несколько мучительных дней не покидала свою квартиру. Она не ела и не спала, только плакала, казня себя за то, что сделала. Наконец, не выдержала и набрала номер дочери:

– Прости меня за всё, Катя… – прошептала Валентина.

Её пальцы разжались и телефонная трубка выпала из рук…

Очнулась Валентина в больничной палате и не сразу поняла, как туда попала.

– Ваша дочь вызвала скорую помощь,– пояснила ей медсестра. – Медики приехали и увидели вас лежащей на полу.

– Моя дочь… – проговорила Валентина.

– Да, мама, я здесь, – тихо сказала Катя, подходя к матери и присаживаясь рядом.

– Катя…Катенька… – по щекам женщины заструились слёзы.

– Ничего, мама, успокойся. Мишеньку врачи уже осмотрели. И Веру Павловну тоже. Мише предстоит операция и Витя уехал вместе с ним в столичную клинику. Вера Павловна лежит в этой же больнице, только в другом отделении. С ней всё будет хорошо. Совсем скоро мы все будем вместе. И ты тоже выздоровеешь.

– Катя, прости меня… Я не знала, что так получится. И все эти годы носила в себе эту боль. Я боялась признаться во всем. Боялась, что ты отвернешься от меня. Хотела признаться перед смертью. Я ведь возвращалась в тот роддом. Да-да. Я почти сразу поняла, что натворила, но было уже поздно. Малыша уже забрали какие-то люди. Я искала, пыталась что-то узнать, но у меня не получилось. Я сделала в жизни столько ошибок. И за это теперь буду расплачиваться до конца своих дней.

– Ох, мама, мама… – покачала головой Катерина. – Если бы ты только сказала нам обо всём раньше…

Прошло три недели, прежде чем большая семья Кати и Виктора снова была вместе. Они собрались за накрытым в саду столом и весело обсуждали последние новости, которые касались здоровья Миши, бабы Веры и Валентины. Миша теперь передвигался на костылях, а скоро должен был оставить их. Обе пожилые женщины тоже чувствовали себя хорошо и успели подружиться. Валентину все простили, потому что в дни наступившего счастья никто не мог хмуриться и сердиться. Но она сама, любуясь внуками и сияющими глазами дочери точно знала, что никогда себя не простит за необдуманный поступок, который когда-то совершила. Катя подошла к матери и обняла её:

– Ну, всё, перестань. Теперь всё будет хорошо. Только мы с Витей хотим попросить тебя кое о чем.

– Всё, что хотите… – вздохнула женщина.

– Переезжай к нам. Без тебя наша семья не будет полной. Да и бабе Вере с тобой интересно, она сама говорит об этом.

– Спасибо тебе, доченька, – проговорила Валентина и в её глазах заблестели слезы. – Спасибо тебе за всё.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Маленький красивый симпатичный ребёнок младенец новорожденный
Раз он родной матери не нужен, то я попробую его воспитать

Недельный отгул, который Марина себе взяла, особо и не помог ей восстановиться от душевных потрясений. Внутри до сих пор бушевала...

Недельный отгул, который Марина себе взяла, особо и не помог...

Читать

Вы сейчас не в сети