Мама и сын

— У меня нет отца, – заявил он чётко. — Есть лишь мать, что загибалась, чтобы меня вырастить

Лариса и Владислав познакомились на дне рождения общего друга. Хохотушке и веселушке Ларочке Ивановой сразу пришёлся по душе обаятельный и статный Владик. А уж когда он взял в руки гитару, да затянул протяжную песню глубоким голосом, у девушки по рукам пошли мурашки. Ей не осталось и шанса не влюбиться в юношу. Эффектная блондинка в лиловом платье тоже привлекла внимание парня. В итоге, именно Влад сделал первый шаг. Выяснив у именинника, Женьки, номер телефона привлекательной девушки, он набрал его уже следующим вечером. Девушка взяла трубку после пятого гудка, который Владик считал с замиранием сердца:

-Алло? – тон Ларисы был холодным, даже суровым.

В последнее время ей частенько названивали мошенники. То служба безопасности банка, то кредиторы, то ещё кто…

Поэтому на незнакомые номера девушка реагировала с плохо скрываемым раздражением.

— Лариса? – донеслось с того конца линии. – Привет, это Владислав Светлов. Мы вчера познакомились.

— Владисла-ав… — протянула девушка немного сконфуженно. – Привет.

— Ты не хотела бы встретиться на выходных? – сразу поинтересовался парень.

Лариса, конечно, хотела…

Они встретились у торгового центра и пошли в кино на вечерний сеанс. Затем поужинали в ресторане. Разошлись далеко за полночь, без устали гуляя по ночным улицам города и разговаривая. Они обсуждали свои вкусы и интересы, рассказывали друг другу о жизни и сфере деятельности.

— Родителей я не помню, – делилась историей своей судьбы бесхитростная Лара. – Жила с дедушкой и бабушкой. Профессию выбрала как-то случайно, но не прогадала. Так вышло, что я после школы искала возможность помогать своим старикам финансово. После одиннадцатого класса поступила на заочное отделение в местный университет управления, на факультет сервиса и туризма. Подрабатывала официанткой, а позже и горничной в отеле. После окончания обучения получила красный диплом. Сейчас я работаю в туристической компании специалистом по клиентскому сервису.

— И что же делает специалист Лариса Иванова? – с игривыми нотами в голосе интересовался Владислав.

— В основном я работаю с клиентами, – охотно и с явной любовью к профессии делилась девушка. – Даю консультации, отвечаю на вопросы, решаю проблемы, если те возникают. Моя задача – обеспечить наиболее подходящий под их запросы тур, а затем и комфортный отдых, чтобы у путешественников остались наилучшие впечатления. Можно сказать, я отвечаю за их радость.

Влад в свою очередь рассказывал про собственную профессию и жизненный уклад, кардинально отличавшийся от истории Ларисы. У молодого человека, как оказалось, была типичная патриархальная семья:

— Семья у нас большая. У меня есть старшая сестра и младший брат, – поведал Владислав, накидывая на плечи спутнице свой пиджак, заметив, как похолодало. – С нами в доме живут дед и бабушка по линии отца. Да ещё кошка Маруська. Мама не работает, она у нас хранительница домашнего очага, как говорится. Знаешь, Лара, отец нас с братом всегда воспитывал, что мужчина должен нести ответственность за семью. Он для меня – пример для подражания.

Оказалось, что Светлов не только жил с семьей, но и работал:

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Я начал работать у отца, когда мне исполнилось четырнадцать. Так сказать, вместе с паспортом получил трудовую книжку, — смеялся молодой человек. – У нас давно уже частная семейная сыроварня. Трудился я в ней после школы, как положено, пять дней в неделю, но по паре часов. За каждый день мне отец выплачивал зарплату. Мелочь, конечно, но мне хватало. Тем более, что заработанные потом деньги отличаются от тех, что достаются без труда. Их ты откладываешь, тратишь с умом.

— И на что же ты потратил первую крупную сумму? – поинтересовалась девушка, представляя себе совсем юного Владислава.

— Купил дорогую джинсовую куртку. Модную, по тем временам, – с готовностью ответил он, и, покачав головой, коротко хохотнул. – Да только вложение средств себя не оправдало. Недели не прошло, а я подрался после школы и разодрал её. Да так, что даже мама зашить толком не смогла.

Девушка с удовольствием слушала истории парня. О его детстве, семье, смешных ссорах с братом и сестрой, да о бизнесе…

За первым свиданием последовало второе, а там и третье. Вскоре молодые люди не могли оторваться друг от друга. Они стали прекрасной парой, притягивающей к себе взгляды прохожих. Влюблённые даже внешне были похожи друг на друга: светловолосые, голубоглазые и улыбчивые. Про таких говорят, что они «как брат с сестрой». Букетно-конфетный период кружил голову.

Через два года молодые люди сыграли свадьбу. Лариса была на седьмом небе от счастья. Она предвкушала прекрасную жизнь, наполненную любовью, заботой и нежностью. Ведь именно так всё и бывает, верно? Как там заканчивались сказки про принцесс и принцев, которые Ларе в детстве читала бабушка?..

«…И жили они долго и счастливо!»

Только девушка не представляла, что бывает там, в семейной жизни и рутине, после слов «Счастливый конец». Об этом ей пришлось узнать на личном горьком опыте. К сожалению, безумная любовь разбилась об острые скалы обычного быта. После романтики медового месяца появились ссоры, претензии. Отношения были напряженными. Большинство конфликтов начинались из-за пустяка, например, пакета с мусором, который кто-то забыл вынести. Или из-за невымытой чашки в раковине. Но мелкие ссоры могли перерасти в полноценный скандал, при котором эта самая чашка разбивалась об стену. К тому же, Владислав отчего-то решил, что слово «жена» приравнивается к статусу «рабыня», постоянно настаивая на своем:

— Ты моя жена, и ты обязана…

Дальше шёл длинный список вещей, которые Лариса была обязана делать. Помимо того, что женщина тоже работала, на ней были все домашние хлопоты.

Из-за плотного графика Лара не всегда могла успеть приготовить горячий ужин, да подать его на стол. Влад же словно издевался над ней, не желая идти на уступки.

— Ты мог разогреть суп, приготовить себе пельмени или, в конце-концов, заказать еду на дом! – говорила голодному и ворчливому супругу Лара. – Я не успеваю готовить.

— Моя мама всё успевала, – не раз сообщал супруге Влад, умалчивая о том, что его мать была домохозяйкой. – И дома должна быть домашняя еда, а не ресторанная.

«Да что ты не женился на собственной матери?» — в сердцах думала девушка, скрипя зубами.

— Твоя мама дома всегда, – не выдержала как-то Лара. – У неё нет хобби, работы, интересов. Она только бытом занимается.

— Так и ты увольняйся! – парировал мужчина. – Зачем тебе эта нервная работа? Вместо того, чтобы чужих людей обслуживать, да их прихоти выполнять, позаботилась бы о мужике.

Но Лариса, с детства привыкшая к труду и самостоятельной жизни, не представляла себе, как от этого избавиться. Да и не хотела. Пусть в компании бывало всякое, конфликты и проблемы, но Лара любила свою профессию. От ссор с мужем хлопот на работе только прибавилось. Порой Лариса испытывала такой сильный стресс, что начинала путаться с документацией. После очередного скандала она едва справилась с форс-мажором: дату вылета перенесли, а она забыла сообщить об этом клиентам. В последний момент удачно вмешалась коллега, да спасла ситуацию.

Также Владислав ревновал супругу, поскольку Ларе могли позвонить клиенты в любой момент, даже на выходных. А когда девушке предложили командировку в иностранное государство, то вовсе взвился под потолок:

— Даже не думай! – кричал он тогда. – Знаю я, как проходят эти командировки. Мужчины там дикие, о русских девушках одного мнения. Отказывайся, либо увольняйся.

И как Лариса не пыталась объяснить возможные перспективы поездки, но мужчина был категорически против.

— Владик у нас к другой жизни привык, — говорили всезнающие родственники со стороны мужа. – Ты бы пошла на уступки, ты же женщина. У него другая картинка семьи перед глазами была, а ты росла без родителей, вот и не понимаешь, как оно бывает.

Лариса проглатывала обиду от таких слов, предпочитая отмалчиваться.

— Ребёнок родится, да всё наладится, – советовала Илона, свекровь. – Это у вас период такой, вы притираетесь друг к другу. А как малыш появится, то будет не до скандалов…

И вот… Заветные две полоски на тесте! Лара решила порадовать молодого супруга новостью по-особенному. Купила детский костюмчик с малюсенькими пинетками и милой шапочкой. С любовью упаковав наряд в красивую коробочку с бантом, она вручила подарок мужу во время ужина.

— Что там? – оживился супруг, принимая подарок.

— Сюрприз, – счастливо улыбнулась девушка, в предвкушении реакции глядя в лицо Влада.

Он потянул за золотистую ленту, а затем поднял крышку. Сначала на его лице были непонимание и растерянность. Он достал пинетки, такие маленькие в мужской ладони, затем костюм с многочисленными перламутровыми пуговицами. После этого заметил полоску теста с бантиком.

— Лариса… — прошептал он, пораженный. – Ты что, беременна?

— Поздравляю! – воскликнула жена. – Ты будешь отцом!

В жизни будущих родителей началась светлая полоса. Первые пять месяцев будущая мать не ходила, а парила над землёй. Даже округлившаяся фигура и большой животик не мешали ей чувствовать лёгкость, предвкушать материнство и знакомство с ребенком. Прогнозы были хорошие: у родителей было отменное здоровье, результаты анализов крови и прочие были всегда в норме. При проведении скрининга и ультразвуковом исследовании плода врачи отмечали отсутствие патологических изменений. А вскоре им объявили и пол ребёнка: будет сын.

Родственники крутились вокруг Лары и Влада, забрасывая их вопросами:

— А как назовёте, уже решили?

— А как ты себя чувствуешь, Ларочка?

— А коляску и кроватку купили уже?

А затем… Удар в спину. Совершенно случайно Лариса узнала об интрижке мужа с общей знакомой и его коллегой. Всё вышло глупо, как в одной из нелепых русских мелодрам, что так любила смотреть Ларискина бабушка Шура, готовя на кухне котлетки да картошку.

В тот вечер женщина убиралась в доме, протирая пыль и наглаживая заодно округлившийся живот. Она подняла смартфон мужа, что лежал на прикроватной тумбочке. Тот разблокировался от прикосновения, экран загорелся, являя Ларе входящее сообщение от Светланы Бессоновой. Лариса бы и не подумала открывать и читать переписку мужа, которому доверяла целиком и полностью, да только сообщение было неоднозначное. В нём Светлана рассказывала начальнику, как она по нему соскучилась и сколь одиноко и холодно в её кровати без Влада. Там же были и фотографии сотрудницы в нижнем белье, а кое-где и без него.

Эта девушка, Светлана, даже пару раз была у них в гостях. Она улыбалась Ларисе, пила чай из её сервиза и выглядела милой да приветливой.

— Вот же ты дура наивная, Лариска, – дрожащим от волнения и шока голосом проговорила женщина.

Так вот где он пропадал по вечерам, возвращаясь, когда она уже спала. А ведь сам мужчина говорил, что тяжело трудился ради их будущего:

— Вот, Лариска, я сейчас поработаю, и в новую квартиру переедем. Не будем же мы ютиться в однушке втроём, верно? Я вас с ребёнком самым лучшим обеспечу, вот увидишь! – обещал мужчина, наяривая испечённые Ларой пирожки…

Лицо и шея женщины покраснели, покрывшись белыми пятнами. Из глаз струились слёзы, беременную заколотила нервная дрожь. В этом состоянии и застал Лару супруг, вышедшей из душа:

— Ларочка, что с тобой? – ни на шутку испугался он, подбегая к жене. – Тебе плохо?

— Нет, любимый, мне хорошо, – отмахнулась женщина хрипло, не дав к себе прикоснуться.

— Да что произошло?! – не понимал супруг. – Что-то с ребёнком? С анализами?

Он смотрел в её лицо, так наивно и обеспокоенно, что от того было ещё больнее. Влад не замечал телефона в дрожащей руке, не знал, что попался. А женщина задыхалась от слёз:

— Я просто от счастья плачу. Радуюсь тому, какой ты у меня замечательный. Жаль, я раньше не знала, что ты настолько прекрасный начальник, Владик, – сказала тогда Лара мужу, протягивая его смартфон. – Настолько хороший, что по тебе сотрудники даже по ночам тоскуют, да спать без тебя не могут.

— Лара, я всё объясню! – сразу воскликнул он, а глаза неверного муженька перепугано забегали. Было видно, что он пытается сообразить, как ловчее оправдаться перед женой.

— Не надо, – возмутилась Лариса, взмахивая руками, отталкивая вновь полезшего к ней супруга. – Не смей мне лгать в лицо и придумывать очередную сказку! Разве что скажи, почему ты даже не потрудился спрятать или удалить компрометирующие тебя сообщения и фотографии? Неужели ты считаешь меня такой дурой?..

Новость разбила беременную Лару вдребезги. Она сама не ожидала от себя столь бурной реакции на предательство мужа, но в итоге женщина попала в стационар на сохранение с нервным срывом. Она испытала сильнейший стресс, потеряла аппетит, не могла спать.

— Что же вы себя, мамочка, не бережёте совсем? – качал головой врач, просматривая показатели анализов во время очередного обхода. – Вы знаете, как негативно материнский стресс влияет на развитие плода, и к каким последствиям может привести?

Лара понимала. Она пыталась держать себя в руках, быть спокойной. Но мысли злыми пчелами вились в её голове, кусали часто и больно.

«За что он так со мной? – Накручивала себя Лара, когда ей ставили капельницу. – Неужели разлюбил?»

Изменник-супруг стал совершать каждодневные паломничества в больницу. Приходил пристыженный, как подбитая собака, разве что не скулил под окнами.

Лариса сначала его видеть не желала, но в конце недели сдалась. Владислав предстал перед супругой небритым, неопрятно одетым, с опухшими глазами. Казалось, что он всё время только и делал, что посыпал голову пеплом и корил себя. Гордая девушка сразу подняла вопрос развода, руководствуясь эмоциями:

— Давай разойдёмся, – произнесла бледная женщина дрогнувшим голосом, запахиваясь в зелёный халатик, что ранее купила для родильного дома. – Будешь свободен, да делай что хочешь.

Однако Влад, на удивление супруги, не желал этого:

— Прости меня, Ларочка, – кмолял он супругу, стоя на коленях. – Ошибся я! Ужасную ошибку совершил! Клянусь, каждый день сожалею об этом. Я не хочу тебя терять, милая моя. Это была обычная интрижка, ничего серьёзного. Ты же понимаешь, что это просто влечение. Я мужчина, мне нужна страсть, а ты в положении… Вот я и повёлся на Светку.

Лариса слушала его, да не понимала. В чём его оправдание? В том, что не устоял перед молоденькой и красивой брюнеткой? Не смог держать брюки застегнутыми на работе?

— Я больше никогда так с тобой не поступлю, – обещал он слёзно, целуя её руки. — Я лишь тебя люблю. Я хочу воспитывать нашего ребёнка, стану для него лучшим отцом!

Мужчина видел, как трудно женщине сказать ему «нет» да перечеркнуть все годы совместной жизни. Ведь тогда, на квартире у Женьки, она искренне полюбила Владислава, перебирающего струны гитары. И теперь она смотрела на него, отца их будущего ребёнка, да не понимала: Как так вышло? Где они свернули не туда?

— Ты же не станешь обрекать ребёнка на жизнь без отца, Лариса! – взмолился он вновь, видя её сомнения.

И Лариса сдалась под натиском извинений и клятв в вечной любви. Простила она мужа, потому что любила. Да и как не простить?

Остаться одной с ребёнком было страшно, прав был Владислав. Разве заслужил малыш расти без папы?

Когда оправившуюся супругу выписали из больницы и вплоть до родов Владислав носил её на руках. Исполнял прихоти и желания, баловал любимыми десертами да полезными фруктами.

— Вот, Лариса, проезжал мимо рынка, да вспомнил, что ты обожаешь восточные сладости. А там как раз целый ряд с продавцами. Смотри, тут и халва, и рахат-лукум, и козинаки… Сухофруктов набрал всяких, полезные же, и тебе, и сыну, — выкладывал он лакомства на стол. – Я с продавцом разговорился, он сказал, что лукум от бессонницы помогает. А ещё от усталости и для суставов… В общем, кушай, моя Шахерезада.

Женщина качала головой, но невольно смеялась от таких слов супруга. На эти пару месяцев к ней вернулся тот самый Владик из далекого прошлого: влюблённый, романтичный, заботливый. Он даже вновь взял в руки гитару, сыграв несколько романсов для будущей матери своего ребёнка…

И вот настал заветный день. Долгожданный, но от того не менее тревожный. Болезненные схватки, приказной тон врачей, принимающих роды и долгожданный крик ребёнка. А потом…

Его лицо. Странное лицо, с зияющим отверстием в верхней губе, которое простиралось в нос. Лицо, в котором, буквально, была дыра. Женщина, не понимая, что происходит и почему её малыш так выглядит, не совладала с эмоциями и горько разрыдалась. Врачи лишь переглянулись, объявляя ей диагноз:

— Диагноз мальчика – хейлосхизис. Врожденная расщелина верхней губы и нёба, альвеолярного отростка слева, – мообщили новоиспеченной матери, не успевшей даже полноценно порадоваться появлению сына на свет. – К сожалению, раньше установить патологию не удалось. Обычно данный порок выявляется во время первого УЗИ, потому что лицо плода формируется в течение пяти-восьми недель внутриутробного развития. Однако ваши результаты были в норме. Мы сами не понимаем, как так произошло.

Ларису эта информация мало интересовала. Какая уже разница? Ведь даже если бы диагноз поставили после первого исследования, неужели ей бы прописали волшебные таблетки, что спасли бы ребёнка от дефекта? Или предложили бы сделать аборт? Так она бы всё равно не смогла убить своего ребёнка в утробе.

— И что теперь? Какие нас с ним ждут последствия? – с замиранием сердца спрашивала усталая Лара, прижимая к себе малыша.

Тот уютно устроился на материнской груди, уснув под биение сердца Ларисы, которое, однако, ушло в галоп и не могло успокоиться. Его личико, искаженное дефектом, выглядело умиротворенным.

— При данной патологии наблюдается дефект тканей верхней губы, смещение и деформация изгибов линий губы и носа. В будущем у ребёнка может быть нарушена речь, прикус. Возможна деформация верхней челюсти. Ему понадобится особенный уход. Организация правильного кормления, особая профилактика воспалительных заболеваний органов дыхания, – а затем, значительно тише акушер добавила, отводя глаза. — Вы можете написать отказ, ребёнка направят в дом малютки.

Женщина тогда непонимающе на неё посмотрела, да крепче стиснула ребенка в ослабевших руках, словно сына у неё отбирали:

— Нет… – замотала она головой категорично. – Он мой. Мой ребёнок.

Лара, отойдя от первого потрясения, ощутила всем своим сердцем, что уже искренне, бесконечно любит этот маленький комочек. Они так и не решили с Владиком, как назовут сына. Но сейчас, глядя на него, на ум пришло имя: «Артём».

«Тёма… — Мысленно прошептала мама, касаясь губами головки малыша. – Тёмочка… Сыночек мой, маленький…»

То, что у ребёнка был дефект, сделало любовь женщины лишь глубже.

Но не все разделяли настрой молодой матери. Родственники, узнав новость из роддома, стали названивать измученной Ларе. Их настроение было одинаковым, ребёнок-урод никому в семье не нужен. Несколько дней, что Лариса лежала в палате с сыном, они продолжали петь страшную песню:

— Ребёнок станет уродцем, обузой для тебя и посмешищем для окружающих. Над ним будут издеваться всю жизнь. Разве тебе нужен такой сын? – мпрашивала Илона, мать Влада, названивая невестке в сотый раз.

— Мы сделаем операцию, – парировала женщина снова и снова. – Сегодня этот дефект уже не проблема.

— Да что ты? Я тоже много чего узнала про таких младенцев! Операция стоит огромных денег! Где ты их возьмешь, не у нашей ли семьи? Сама-то без кола, без двора, – фыркала и плевалась ядом Илона. – А затем нужна долгая реабилитация. Да и шрам всё равно останется.

— Илона Борисовна, но есть квоты, у нас проводят операции за счёт ОМС! Это бесплатно! – упорствовала Лариса. — А как Артём вырастет, сделаем ему ещё и пластическую операцию, если он захочет.

— У него будут проблемы с речью, да ещё Бог знает что! И какую работу он сможет получить? И какую семью создаст, кто на него посмотрит с таким лицом? – упорствовала родня. — Напиши отказ, ты молодая девка, ещё здорового родишь нам! Не мучай ни себя, ни Владика. На нём, бедном, лица совсем нет!

К обсуждению присоединилась бабушка мужа, Галина, которая к дурным пророчествам Ларисиной свекрови добавила собственные суеверия:

— Такое у нас называли «заячья губа» либо «волчья пасть». Это проклятие, точно вам говор, – ворчала старушка. – Дитя проклятое родилось!

Ларисе было дурно от абсурдности происходящего. Она и предположить не могла, что все эти люди действительно говорят то, что думают. Неужели в их мире можно вот так просто взять и избавиться от родного малыша? От ребёнка, маленького и беззащитного. Выкинуть его, как бракованную вещь. Но больше всех её поразили слова мужа, высказанные по телефону:

— Ну, что, Ларочка, – начал он, а женщина поняла по невнятному голосу, что мужчина пьян. – Родила царица в ночь, то ли сына, то ли дочь, да?

Злой смех заставил волну мурашек пройтись по рукам и спине женщины:

— Ты что такое говоришь, Влад? – дрожащим голосом укорила она мужа. – Это же твой сын родной. Неужели ты из-за внешности можешь отказать от него?

— Мне сказали, что такая патология может быть только из-за дурной наследственности, – произнёс мужчина сухим тоном, вместо того, чтобы поддержать жену с рождением малыша. — Дети с расщелиной рождаются у алкоголиков и наркоманов.

— Но это ложь! Мы с тобой здоровы, ты же знаешь! – запротестовала женщина, раскрасневшись от обиды за себя и невинного ребенка.

— Мы – да. А кем были твои родители ты мне так и не рассказала, – шипел в трубку супруг. — Может, они были алкоголиками, наркошами какими, да поэтому ты правду не говорила? А выдумала историю о том, что забыла про них.

На глазах женщины выступили слёзы, в сердцах она бросила трубку, не желая слушать упрёки мужа. Женщина спросила у врача о возможных причинах недуга, на что специалист поспешил её успокоить, насколько это было возможно:

— Причин может быть масса, не только генетика, – объяснил врач. — Например, очень частой причиной патологии является плохая экологическая обстановка, или вирусные и инфекционные заболевания, осложнения, перенесённые во время беременности, недостаток или избыток некоторых витаминов… Может вы переносили стресс, во время беременности? Он тоже может стать причиной.

Лариса вспомнила об измене мужа и том, как сложно ей дался этот период и прощение. Как дрожали пальцы и колотилось в груди сердце. И как ей выписали горы таблеток. Неужели этим она могла обречь ребёнка на такой недуг? В итоге, ребёнок, который, по словам матери супруга, должен был наладить их жизнь и стать клеем для разбитых отношений, наоборот, расколол пару.

С глаз Ларисы словно слетели розовые очки, острыми и тонкими осколками поранив лицо. Больно, но отрезвляюще. Она смотрела на мужа новым взглядом, удивляясь, почему раньше всего этого не замечала? Неужели его черствость души, безразличие, агрессивность были так хорошо спрятаны, что она не видела их? Разве могла бы она влюбиться в такого мужчину?

«Должно быть, всё это не его мысли. – Думала Лариса, пытаясь оправдать мужа. – Он окружен родственниками, которые всегда оказывали на него влияние. Он вечно был под прессом родителей, их взглядов, почти не имея своего мнения и права на выбор… Я должна с ним увидеться и с глазу на глаз всё выяснить».

Она приняла ещё одну попытку наладить отношения с мужем, да примирить его с новорожденным. Лариса нарядила ребёнка в тот самый комплект с перламутровыми пуговицами, что подарила супругу девять месяцев назад. Приехала домой сама, на такси, так как у роддома молодую мать никто не встретил.

— Влад! – позвала Лара новоиспеченного отца. – Познакомишься с сыном хоть?

Однако, когда Влад увидел малыша, лишь скривился в презрении и отвращении:

— Родила инвалида – вот и воспитывай сама. Мне нормальный наследник нужен, а не больной ребёнок.

— Но это всего лишь косметический дефект! – возмутилась женщина. – Что у него будет? Разве что шрам на лице! Дети, бывает, рождаются с неизлечимыми болезнями, тяжёлыми пороками сердца! А наш малыш всего лишь будет плохо говорить!

— Это не наш малыш, Лариса, – жёстко обрубил супругу Влад. — Если ты выбираешь его, а не меня, то я ухожу.

В тот же вечер Влад собрал вещи и попрощался с супругой. Собираться пришлось не долго, он ещё до выписки жены основательно очистил их однокомнатную квартирку от своих пожитков. Лара поняла: решение он принял раньше, чем встретил ребёнка.

Гораздо позже бывшая супруга узнала, что Владислав не вернулся в семейное гнездо, под крыло матери. Нет, мужчина стал жить вместе со своей любовницей. Кто знает, может он и отношения с ней не прерывал…

— Документы на развод если подпишешь, да ребёнка на себя оформишь, то можешь себе квартиру оставить, – сообщил муж по телефону, не утруждая себя личной встречей. – Давай обойдёмся без драмы и раздела имущества. Я дам тебе кое-какие деньги на первое время. А ты, как мать-одиночка, ещё и пособия получать станешь.

У Лары и не было сил, чтобы устраивать скандалы или швырять в стену мобильный телефон, строя из себя темпераментную женщину. Молодая мать вообще плохо помнила первые месяцы жизни ребёнка. Лариса тогда много плакала. Плакала она из-за обиды за себя и за сына, плакала от несправедливости, плакала от гормонов и переживаний, что молоко пропадет, плакала из-за бессонных ночей.

— Ничего, Тёмка, – говорила она одной тёмной ночью сыну, прижимая спокойного малыша к груди и давясь слезами. – Ты знаешь, что шрамы украшают мужчину? Ты у меня будешь самым сильным, смелым и лучшим. Я буду любить тебя больше жизни. Я всё для тебя сделаю…

Женщина вернула девичью фамилию – Иванова. Когда Лара оформляла свидетельство о рождении сына, оказалось, также что мать-одиночка имеет право дать своему ребёнку абсолютно любое отчество, а в свидетельстве о рождении не надо указывать реальные данные отца. Так её милый Тёмка стал Ивановым Артемом Викторовичем. Виктором звали его прадеда, которого Лара горячо любила и уважала:

— Вот, Артём Викторович… — мурчала она, надевая голубые носочки на маленькие ножки и не забыв поцеловать каждую розовую пяточку – Будешь таким же смелым и волевым, как твой прадед. Жаль, что вы не познакомились.

К тому времени в жизни женщины осталась лишь старенькая бабушка, деда давно похоронили. Баба Шура единственная, услышав историю Ларисы, категорично заявила:

— Плевать на твоего Влада, – проворчала старушка грозно и решительно. — Мусор себя сам из избы вымел. Разве какой настоящий мужчина откажется от жены да ребёнка? Найдём тебе нового, Лариска, не хнычь. А дитё воспитаем. И в руки себя бери, ты ребёнку нужна здоровая да сильная.

Не смотря на протесты Ларисы и уверения, что она сама справится, старушка приехала в город из посёлка, чтобы помогать. Там они продали участок с домом, чтобы выручить денег, а пожилая женщина стала жить с внучкой и правнуком. Она в нём души не чаяла, всё называла «зайчиком».

— Ты бы не называла его так, бабуль, – качала головой Лара, переживая, что у ребёнка разовьются комплексы.

Молодая мать всё свободное время проводила рядом с сыном. Не упускала его из виду, при любом кормление следила, чтобы тот не захлебнулся. Ночью вставала по несколько раз, не только чтобы поменять подгузник, но и просто проверить дыхание Артёма. Во время прогулок в холодное время года она использовала марлевые маски, чтобы согреть поступающий воздух. Женщина старалась предотвратить все опасные ситуации. Но сын оказался бойцом, самые страшные прогнозы врачей не оправдывали себя. Лариса читала много справочной литературы о заболевании расщеплённого нёба, чтобы правильно ухаживать за мальчиком. Она нашла форум, где родители детей с аналогичным заболеванием общались, давали друг другу советы. Конечно, ребёнок наблюдался у врача. Тот сообщил, что первую операцию желательно провести как можно раньше. И понадобится хирургических вмешательств от двух и больше. Женщина стала сразу собирать необходимые бумажки, заручилась помощью и поддержкой благотворительного фонда. С его помощью Лариса смогла получить квалифицированную помощь бесплатно.

В шесть месяцев Тёме зашили губу. Операцию делали под общим наркозом. Тогда врачи сразу сказали матери, что есть риск потерять ребёнка, но обошлось. Когда мальчик рос, он практически не мог говорить. Артём был старательным, умным ребёнком, но как не пытался заговорить с родными, получилась лишь выдавить из горла звуки, с трудом напоминающие речь. Так продолжалось до пяти лет. В этом возрасте Теме зашили нёбо. И когда были сняты последние швы и прошла боль, что испытывал ребёнок после операции, случилось настоящее чудо для всей семьи: мальчик заговорил. Лариса запомнила на всю жизнь, как Тёма впервые произнёс заветное для любой женщины слово: «Мама». И пусть многим матерям довелось услышать эти два важных слога гораздо раньше, чем ей, но вряд ли кто-то из них был столь преисполнен счастьем. Лара тогда не сдержалась, плача и обнимая любимого сына. С тех пор остановить словоохотливого ребёнка было невозможно. Казалось, что он пытался компенсировать все годы молчания, без устали болтая.

— Ишь, птица говорун! – усмехалась бабушка Наташа, глядя на правнука, который хотел не только всё знать, но и всё рассказать.

При этом операция дала столь великолепные результаты, что даже занятия с логопедом были практически не нужны, Артём превосходно говорил без какой-либо назальности, о которой предупреждали Ларису врачи и знакомые. Но с проблемами всё же пришлось столкнуться.

В детский сад Артём вовсе не ходил, за ним следила бабуля Шура. Поэтому испытания сверстниками начались у мальчика в первом классе. Ребёнок с нетерпением ждал, когда пойдёт в школу. Первое сентября, школьный звонок, торжественная линейка и одноклассники…

Тёма мечтал об этом! Только вот дети не сразу приняли мальчика, поскольку он был не похож на них. Однажды первоклассник прибежал домой в разгар учебного дня. Он громко хлопнул за собой дверью, бросив школьный рюкзак в коридоре. Дома была лишь бабушка Шура, готовила гороховый суп да гренки к нему. Она пошаркала в прихожую, застав правнука в плачевном состоянии. Волосы Артёма торчали в разные стороны, белая рубашка лишилась пуговиц, а глаз покраснел.

— Батюшки святы! – всплеснула руками старушка, выронив кухонное полотенце. – Что же случилось такое, Тёмочка?!

— Я в школу не пойду больше, – злобно шмыгнул носом ребёнок. – Они все обзываются! Говорят, что я неправильный. Что у меня лицо кривое и губа странная.

— Ай-яй-яй… — качала головой старушка, а её лицо становилось более морщинистым…

Позже Артём смирился с положением вещей и вниманием окружающих. Конечно, все продолжали интересоваться:

— Что у тебя с губой? – спрашивали дети в школе и на улице.

— А откуда шрам? – интересовались девушки.

Только чем старше становился Артём, тем больше в нём было уверенности и обаяния. Он на такие вопросы лишь загадочно улыбался, да подмигивал особо симпатичным девчонкам. Иногда Тема сохранял интригу, а порой отвечал, придумывая небылицы по настроению:

— Собака в лицо вцепилась, – отвечал он дерзко. – Огромный питбультерьер.

— В аварию попал, лицо по кускам собирали, – Также сообщал он с серьёзным видом.

— Стрела в лицо летела, так я её зубами поймал, – Смеялся парень в другой раз.

— А это меня так фанатка поцеловала, – выдал он новую историю, лукаво глядя на симпатичную ему девушку. – Страстная была. А ты так сможешь?

Странно, но не смотря на постоянные выдумки, Тема смог превратить свой эстетический недостаток в некую изюминку.

— Шрамы украшают мужчину, – вновь и вновь твердила мама, подбадривая сына.

Она говорила это с детства, и Артем поверил. Во многом то, что Артём вырос не забитым и неуверенным ребёнком, была заслуга Ларисы. Она окружила его любовью, заботой и ни разу не дала усомниться в том, что он – прекрасный человек. Она не позволила прорости сорнякам комплексов, вырывая их на корню. Ещё когда Артём был малышом, Лариса общалась с представителем благотворительного фонда, который помогал детям с врождёнными дефектами внешности:

— Я переживаю за его будущее, – честно призналась Лариса. – Дети бывают злыми, жестокими. Что, если сверстники будут над ним издеваться?

— Знаете, на данном этапе атмосфера в семье – самое главное для ребёнка. От этого во многом зависит отношение к нему окружающих, – рассказывала Ларе специалист. — Вот как бывает, садишь в почву два семечка, одному ласковые слова говоришь, а другому злые, оскорбительные. Прорастает лишь то, с которым ты добр. Вот так и детки наши. У нашего подопечного семья была, так там родители его стеснялись. Даже лишний раз из дома не выходили, чурались ребёнка родного, как чумного, прокаженного. Разве что пакет на голове не заставляли носить. Он в итоге вырос зажатым, нервным, нелюдимым. Он сам считал, что недостоин общения и доброты окружающих. Был весь из комплексов соткан. А когда ребёнок любовь чувствует, он вырастает счастливым. Если человек уверен в себе и ощущает себя здоровым, то у остального мира не остается и шанса с ним не согласиться.

Лариса много работала, абсолютно не жалея себя. Она делала все, чтобы выходить и правильно воспитать сына. Она переживала, что мальчик растет с двумя женщинами, да не видит мужского примера. Тогда в восемь лет Иванова отдала парня на каратэ.

— Додумалась ты, конечно, куда сына сплавить! Ты бы лучше на хоккей отдала, там хоть эти… Шлемы носят защитные! – ругалась тогда баба Шура на внучку, переворачивая блины на сковородке. – А на твоём каратэ ему ещё и нос разобьют, в придачу к шраму.

— Это на боксе носы разбивают. А у твоих хоккеистов вообще зубов нет, все на льду растеряли да клюшками выбили, – спорила Лариса. – Каратэ – японское боевое искусство, а не просто мордобой. Там воспитывают силу воли, характер и даже коммуникативные качества.

Как бы не спорили бабушка и мать Тёмы, но занятия дали свои плоды. Тренер и остальные юные спортсмены относились к мальчику замечательно. Его здоровье стало крепче, мальчик практически не болел. Он стал более уверенным в себе. К моменту прощания с младшей школой никто не смел обидеть Тёму ни словом, ни делом. В старших классах Лариса стала поднимать тему пластической хирургии и коррекции «заячьей губы»:

— Артём, я деньги копила на случай твоего решения сделать пластическую операцию, – сказала она как-то, вызвав сына на серьёзный разговор. — Операция называется хейлопластикой, у нас её делают.

— Мам, – отмахнулся парень со смехом. – Я тебе что, девчонка какая-то, пластику губ делать? Может, потом ещё ботекса добавить?

Сначала Лариса всё приглядывалась к сыну: вдруг он за смехом маскирует внутренний дискомфорт. И хотя женщина не замечала недостатков в его внешности, считая невероятно красивым юношей, но она понимала, что материнское сердце – предвзятый критик. Она желала, чтобы её сын жил в гармонии с собой, был счастлив. Но время шло, Артём любил стильно одеваться, а шрам на губе словно мерк по мере его взросления. Он бледнел, становился уже. А когда Тёма улыбался, что происходило очень часто, его улыбка выглядела крайне притягательно и артистично. Он никогда не комплексовал и не был обделён вниманием девочек, что важно для старшеклассника. В общем, Ларисе удалось главное – она сделала из парня настоящего мужчину.

Артём вырос высоким, статным юношей. Харизматичный и обаятельный, он прекрасно говорил и, более того, великолепно пел. У парня был такой прекрасный голос, что бабушка часто комментировала:

— Артист у нас растёт! Будущий Шаляпин.

Лариса же качала головой и невольно вспоминала про Владислава, родного отца Тёмы. Например, когда подарила сыну на четырнадцатилетние первую гитару, о которой тот мечтал. Тёма проявлял свои таланты, принимая роль ведущего на школьных мероприятиях, а также участвовал в команде КВН.

Но судьба сложилась иначе и увела Тёму далеко от ремесла певцов и актёров. Артём избрал для себя путь юриста. После школы мальчик подал документы в местный государственный университет на юридический факультет. Дни тянулись долго, вся семья замерла, в ожидании ответа для абитуриента. Особенно извелась Лариса. В час икс, когда Тёма должен был узнать результаты, она нервно вышагивала по офису, маяча перед лицами коллег.

— Да не переживай ты так, Ларка,  – одёрнула Ларису подруга и коллега Наташа. – Поступит твой шалопай. Он у тебя головастый. Ему с таким подвешенным языком только туда и дорога, строить карьеру адвоката.

— Так-то оно так… — кивнула женщина, наливая стакан воды и кулера. – Да только юрист — очень популярная специальность, конкуренция за бюджетные места слишком большая. Потянули ли я платное место? У нас же ни знакомых там, никого. Вот у меня соседка дружит с ректором… Её дочь сразу приняли, правда она кому-то взятку дала. А нам даже денег дать некому!

— Живём в продажном мире, что поделать, – согласилась Наталья. — Всё через связи, через взятки, да через постель. Вот если там с кем надо будет того… Переспать, то ты только свистни. Я ради нашего Тёмки на всё пойду! И даже муж меня поймёт!

Женщина заливисто рассмеялась, подмигивая подруге. Лариса улыбнулась, покачав головой на столь откровенный юмор. Хотя она уже привыкла к подобному общению от Наташи. Та была простая, открытая, за словами особо не следила, но при этом была искренна в своей доброте. И Тёму с Ларой любила, как родных.

— Ой, у тебя телефон вибрирует, – кивнула женщина на рабочий стол Ларисы.

— Алло? – мхватила она аппарат. – Ну, Тёмчик, что там?

— Мам… — раздался загробный голос сына, от которого женщина похолодела. – А сколько у нас денег скоплено?

Ноги матери ослабели, и она села на компьютерное кресло, как подкошенная. Она сразу поняла: сын поступил, да только на коммерцию. У Ларисы были деньги, она в тайне откладывала их на пластическую операцию для Артёма. Откладывала давно и не желала тратить, на случай, если парень передумает и захочет избавиться от шрама.

— Ну… — растерянно проговорила Лариса, глядя перед собой. – Ты не переживай, Тём, мы что-нибудь придумаем. На первый год точно хватит, а то и два. Лариса помнила, что обучение на юридическом факультете стоило дорого, но даже примерная сумма вылетела из её головы.

Сын неожиданно присвистнул:

— То есть у нас где-то есть большая сумма денег, а ты всё ещё в старой курточке ходишь? – голос Тёмы уже звучал весело, даже деловито, в нём не осталось прежних траурных нот. — Нет, мам, так не годится. Надеюсь, ты возьмёшь оттуда крупную сумму и купишь себе обновки. Как мать студента-бюджетника ты обязана выглядеть на все сто.

Лара моргнула, пытаясь переварить услышанную информацию. Наташка нервно следила за её лицом, хрумкая вафлей и кивая вопросительно: «Ну, что там? Что там?»

А Лариса не могу ответить, что там, потому что сама не понимала.

— Алло-о? – протянул сын. – Мамуль, ты там что, дар речи потеряла? Или в обморок от счастья свалилась? Я тебе говорю, что поступил! На бюджет! Несколько лет мучений и твой сын станет адвокатом. Ты что молчишь?

Вместо ответа Артём услышал громогласное: «Ур-р-ра» от тёти Наташи и счастливые визги матери.

— Тёмочка, родной! Я тебя поздравляю! – справившись с эмоциями, тараторила Лара. — Мы вечером давай отметим? Тортик купим. Приготовлю твои любимые манты, хочешь?

— И я приду! – крикнула в трубку Наталья…

Но радость поселилась в их квартире ненадолго. Потеряла семья Ивановых бабушку Шуру. Женщина отошла в мир иной тихо, во сне. Просто однажды утром она не встала, не надела любимые желтые тапочки, да не пошла своими шаркающими шажками на кухню чаевничать.

И Артём, и Лариса тяжело переживали смерть близкого человека. Так сложилось, что Ларе она заменила и мать в детстве, и стала надёжной опорой, когда Лариса сама стала мамой. У женщины было ощущение, что из груди выдернули какие-то органы, оставив там зияющую и холодную пустоту. Одна радость в её жизни осталась: сынок…

Но так не могла продолжатся всю жизнь.

— Тебе бы, Лариска, найти мужчину, – неожиданно заявила Наташа, когда они коротали вечер пятницы вместе.

С чая женщины перешли на более крепкие напитки, да коллегу понесло. В ней проснулась внутренняя сваха, жаждущая пристроить подругу.

— Какого ещё мужчину? — нахмурилась Лариса.

— Да хоть какого! – воскликнула подруга. — Ты все вечера одна дома проводишь. Кроме работы и квартиры ничего не видишь. Скоро покроешься пылью, да плесенью. Нет, так дело не пойдёт! Где у вас тут ноутбук есть?

Засучив рукава, и вооружившись бокалом белого игристого, женщина открыла первый попавшийся сайт знакомств:

— Фотки у тебя красивые есть? – деловито осведомилась она, нажимая кнопку регистрации…

Когда Артём, будучи студентом третьего курса, вернулся домой, то застал двух женщин, сложившихся пополам от смеха. Они сидели перед экраном ноутбука, разглядывая и зачитывая вслух особенно интересные профили.

Затея, показавшаяся Ларе шалость и бредом, оказалась не столь плоха. Среди странных личностей женщине попадались вполне интересные и приятные люди. Она стала общаться с мужчинами, ходить на свидания. Лариса вновь получала комплименты, ощутив себя женственной и привлекательной.

— Мама, роскошно выглядишь! – одобрил Артём наряд Ларисы, которая крутилась перед зеркалом в новом голубом сарафане.

Женщина лучезарно улыбнулась, вновь окинув придирчивым взором свое отражение. Свежая стрижка, неброский макияж, хорошая, даже отличная для ее лет фигура. Лара будто проснулась, вспомнив, что она была не только мамой, но и женщиной.

Однажды вечером, когда Артём и Лара поужинали вместе, сын вызвался помыть посуду. Женщина вытирала тарелки, краем уха слушая оценки экспертов в шоу про моду, что шло по телевизору. Горошек снова в тренде, говорят? Хм, она как раз видела красивый сарафан…

— Слушай, мам, – окликнул её Тёма. — Я бы хотел тебя кое с кем познакомить.

— С кем же?

Лара никогда не поднимала тему девушек и отношений с сыном. В тайне она переживала, как у мальчика складываются отношения с противоположным полом? Она помнила истории других людей, про то, как сложно им было принять себя, не считать некрасивыми и, тем более, начать с кем-то встречаться. У него были девушки, но ничего серьёзного Лариса не приметила.

— С моей девушкой, Катюшей, – с теплотой в голосе сообщил свою новость Тема. — Она подрабатывает фотографом, учится на журналиста в моем универе. Мы оба были в сборной по КВН, когда я был на втором курсе, а она на первом. Через год встречаться начали.

Артём выключил кран и взял полотенце, чтобы вытереть руки от воды и пены. Он с улыбкой посмотрел на притихшую маму:

— Слушай, мам. У нас, походу, всё серьёзно. Катюша прекрасная девушка, она тебе точно понравится.

Лариса понимала, что сын прав. Ей точно понравится девушка Катя, потому что, когда Артём говорил про неё, его голубые глаза светились и лучились счастьем…

Знакомство состоялось на выходных. Первая неловкость быстро сошла на «нет». Очаровательная брюнетка с карими глазами, открытой улыбкой и звонким смехом покорила Ларису. А взгляд, которым Катя смотрела на Тему, развеял любые сомнения. Глядя на счастье сына, женщина решилась сделать ещё один шаг навстречу собственной судьбе.

В тот же вечер, когда молодые люди ушли гулять, оставив её в компании остатков шоколадного торта, Лариса вновь открыла ноутбук. Раньше она не писала первая, даже если мужчины и их анкетные данные ей импонировали. Но вдохновленная чужим счастьем, Лара вздохнула побольше воздуха, словно ныряла в холодную воду, и стала набирать сообщение Игорю Глушко.

Мужчина, если верить данным в профайле, занимался футболом, любил готовить и путешествовать, был поклонником джазовой музыки. В анкете не было сказано, чем он зарабатывает на жизнь, но Ларисе очень понравилось доброе лицо шатена и его круг интересов. Завязалось общение, наступило первое свидание, а за ним ещё и ещё…

Лариса сама не поняла, как симпатия переросла в чувство влюбленности. Но, что было самым важным, чувство было взаимным. Игорь обожал Лару, сразу нашёл общий язык с Артёмом и стал едва ли не членом их семьи.

Когда Артём оканчивал университет и получал диплом, поздравить его пришла не только мама. Рядом с гордой женщиной стоял её мужчина – тот самый Игорь. Катюша в ситцевом платье самозабвенно щелкала кнопкой фотоаппарата, желая запечатлеть каждое мгновение. Они вчетвером поехали в ресторан, как большая семья, о которой Лариса так мечтала:

— Артём, поздравляю с окончанием университета, – поднял тогда бокал Игорь, чтобы произнести речь. – У тебя началась новая глава жизни. И я искренне хочу пожелать тебе продолжать путь в верном направлении, заниматься любимым делом, которое будет приносить высокий доход. Желаю тебе верить в собственные силы и мечты. Пусть твоя будущая жизнь будет насыщенной, яркой и красивой! А если тебе понадобится помощь, знай, что ты всегда можешь на меня положиться. И работа для тебя всегда найдётся.

Игорь был основателем компании «Водный баланс». Её основная специализация заключалась в проектировании и продаже установок для водоподготовки, а также сопутствующее обслуживание. В клиентах компании значились многие местные производства, фермы и промышленные предприятия. Мужчина сразу предложил Артёму место в качестве юриста, но Артём вежливо отказался. Он выбрал профессию адвоката.

А Лариса в тот вечер смотрела на сына и его девушка, да радовалась, понимая, что скопленные ей деньги скоро пойдут в дело, на подарок сыну. Тёма сказал по секрету, что хочет сделать Кате предложение. И она была готова его поддержать.

***

Минуло десять лет. Повзрослевший Артём припарковал чёрную иномарку на парковке офисного здания. Правозащитник вышел из салона, поправив элегантный костюм. Юрист всегда выглядел «с иголочки», стойко веря, что встречают по одежке. Он захватил с собой портфель с документами по новому делу и отправился в офис.

На этой неделе к нему за помощью обратился брат какого-то предпринимателя. Тот до этого попал в лапы к недобросовестному юристу. Адвокат не только не смог решить проблему клиента, но и оставил его брата без гроша в кармане, забрав крупную сумму денег.

Тёма знал такие компании. Их главной целью было заключение договора. После чего они превращались из грамотных специалистов в настоящих артистов-трюкачей. Эти горе-юристы создавали видимость бурной деятельности: собирали никому не нужные бумажки, делали какие-то звонки, составляли неграмотные иски и документы, в общем…

Как только не мучили клиента. Артём как-то сам, будучи молодым и зелёным, попал на работу в такую контору. Еле вырвался, да потом пятно на репутации год отмывал. К счастью, его серьёзный, даже самоотверженный подход к делам помогли парню выбиться из грязи в князи.

И вот, спустя десятилетие, Артем имеет собственную фирму «ЮэндРайт». В неё он отбирает только лучших адвокатов, которые любят свое дело и не порочат профессию нечестными методами. Члены команды Артёма в основном оказывали юридическую помощь российским и иностранным компаниям. В перечень их клиентов входили частные инвесторы и иные физические лица.

Также мужчина занимался благотворительностью и основал платформу «Доброта Фемиды». На ней продуктивно взаимодействовали компании, оказывая юридическую помощь бесплатно или по минимальной возможной цене. Стоит сказать, что к клиентам, пришедшим на благотворительной основе, в компании «ЮэндРайт» относились также, как к любым другим: с острым желанием помочь.

Именно через фонд обратился к ним мужчина по имени Владислав Светлый. Дело у него было интересное. На лицо были очевидные факты: мужчину подставили и хотели повесить экономическое преступление. Предыдущий адвокат смог добиться…

Ничего. Центральный районный суд приговорил бизнесмена к шести годам лишения свободы в колонии общего режима за мошенничество. Артём сам взял это дело не только потому, что оно показалось ему интересным. Его об этом попросил Игорь, муж матери, лично знакомый с пострадавшим. Позже с ним познакомился и Тёма, выбив себе встречу с заключённым:

— У меня раньше была семейная сыроварня, – рассказывал мужчина адвокату во время встречи. – Но когда отец отошёл от дел и оставил бизнес мне и брату, мы решили, что надо развиваться. И у нас получилось: семейная фирма превратилась в крупный агрохолдинг. Но нужны были вливания средств, партнёры. Опять же, на рынке была конкуренция. К нам как-то приезжали мужики суровые домой, пальцем грозили. Говорили, что нечего нам тут ловить и бизнес разворачивать. Но мы за нитки подёргали, нашли людей нужных… В общем, вроде всё наладилось. А потом на агрохолдинге выявили махинации с деньгами партнёров. Мне предъявили хищение денег, миллионов, которые я в глаза не видел. Это позже я понял, что партнёры наши… Вовсе не наши. Заказали меня, слить захотели. Ай… Да толку теперь волосы на голове рвать?

Теперь мужчина сидел в СИЗО и ждал нового суда. У Артёма, к которому обратился брат потерпевшего, было чуть больше месяца до слушания. В противном случае пришлось бы тому провести часть жизни за решёткой.

— Вы же мне поможете, правда? – с надеждой в глазах спрашивал понурый мужчина.

— Постараюсь, – кивнул парень сосредоточённо. – Нас ждёт областной суд, да только он такой же продажный, как районный. Он редко аннулирует решение своих, так сказать, местных коллег. Но следующий шаг – культурная столица. Если дело дойдёт до городского суда в Санкт-Петербурге, то я вас точно вытащу.

Артём был уверен в своих словах, адвокат никогда не давал ложную надежду своим клиентам. Он заметил слишком много пробелов в деле. Например, предыдущий адвокат не настаивал на независимой экспертизе. Предыдущая была проведена обвинителями, да результат не соответствовал действительности. Также его коллега не проверял подлинность документов, которые суд счёл фальсификацией, не утруждаясь в объяснении решения. Иванов ощутил азарт. Как собака-ищейка, напавшая на след добычи. Он понимал, что ни за что не отступит. Будет собирать улики по крупицам. А если будет необходимо, то Тёма дойдёт до Верховного суда.

– Мой брат про вас столько рассказывал… Говорит, что если кто сможет дело выиграть, то это вы, – распинался Владислав перед молодым адвокатом, в глазах мужчины было ясно видно, что тот – его последняя надежда. — Вас ему Игорь Глушко посоветовал, хороший мужик. Его фирма обслуживала нашу компанию по части воды.

Артём улыбнулся, когда упомянули его отчима. Только о том, что их связывает, объявлять не стал. Лишнее это, мужчина никогда не вмешивал в работу свою семью.

— Я вас как-нибудь потом отблагодарю, – пообещал бизнесмен. — Сейчас у меня все забрали. И деньги, и бизнес. Даже на имущество арест наложили.

— Помощь я оказываю вам безвозмездно, об этом не стоит беспокоиться, – ответил Артем. – Поверьте, я сделаю всё, что в моих силах.

Артём знал, что про него, и, правда, стали ходить странные, даже мистические легенды. Довольные клиенты, в качестве благодарности, запускали по сарафанному радио истории о его невероятных способностях защитника и юридической подкованности. Мама с Игорем тогда смеялись, а мужчина добавлял:

— Ты смотри, Тёмка, тебя скоро канонизируют. Скажут, что по воде ходишь, или воду в вино превращаешь.

А адвокат Иванов не делал ничего сверхъестественного, он просто работал. Вот и сейчас юрист не спал ночами, изучая подробности дела. У него волосы дыбом вставали, когда он находил новые несостыковки и грубые нарушения. Слишком много критичных, недопустимых ошибок было в деле Владислава Светлого.

— Я свет увидела под дверью, а тут ты. Опять не спишь, – пожурила Катя мужа, заходя в его кабинет. — Уже на чудовище из фильмов ужасов похож. Бледный, взъерошенный. Синяки под глазами.

Артём оторвал взял от бумаг, переводя его на супругу. Женщина сощурилась на оранжевый свет от лампы, запахиваясь в тёмно-синий шёлковый халатик.

— Я с детства на чудище похож. Это всё из-за шрама над губой, – отшучивался парень, с трудом выпрямляясь в кресле и разминая затекшую шею.

Он слишком долго сидел, сгорбившись над бумагами, вот спина и затекла, а мышцы основательно забились. Жена это тоже заметила, покачав головой:

— Не говори глупостей, – подойдя, Екатерина нежно поцеловала мужчину в шрам над губой.

Затем женщина присела на подлокотник кресла, да принялась разминать плечи любимого мужчины ловкими пальцами. Артём замурчал от удовольствия, как сытый кот. Он прикрыл глаза и позволил себе немного расслабиться.

— Ну, как продвигается дело? – Кивнула Катерина на разбросанные по столу документы.

— Я его выиграю, – заявил мужчина, уверенный в своих силах.

— Уже я надеюсь, – шутливо проворчала женщина. – А затем возьми отпуск. А то я скоро забуду, как ты выглядишь. А дочь будет называть тебя «дядя».

— Даю слово, как только разберусь с этим делом, мы с тобой возьмём малявок и съездим, куда ты пожелаешь, – пообещал мужчина супруге. – Ты сама почему не спишь?

— Да, Анютка разбудила, – клыбнулась женщина, а тон её сразу потеплел при упоминании ребёнка. — Проголодалась, малышка, заплакала. Я её покормила и сама вышла воды попить.

Аня была младшей дочерью Екатерины и Артема. Малышке на прошлой неделе исполнился один год. По этому поводу семья Ивановых закатила впечатляющее мероприятие. Правда пригласили только близких родственников, но вечеринка именинницы выдалась весёлой. Она была наполнена смехом, разноцветными шарами, да вспышками фотокамер. Анюта была не единственным ребенком. Старшему сыну, Александру, было уже семь. Тот сейчас гостил у дедушки с бабушкой, за городом. Там Игорь и Лариса, которые были давно и прочно женаты, построили уютный дом в два этажа. Вот и таскали к себе внука по любому поводу. То у них клубника созрела, да ребёнка надо напичкать витаминами с грядки. То яблоки подоспели. То дед Игорь качели новые поставил. А то просто, они в категоричной форме заявляли, что ребёнку необходим свежий воздух, а не городской смрад. Тогда юного Александра упаковывали в спортивный костюм, давали в нагрузку сумку с игрушками и вещами, да отправляли в отпуск.

Саша любил такие поездки. У него за городом уже появились друзья — дети и внуки соседей. А дедушка Игорь брал парня с собой на рыбалку и в лес за грибами. Рыбачить с лодки мальчик обожал, а вот «тихую охоту» — не очень. Комары одолевали.

Артём никогда и никому не рассказывал о тайном страхе: что, если дети тоже родятся такими, как он? Мужчина не считал себя уродом, все сомнения остались в прошлом, а любовь Кати окончательно растерла их в труху. Однако своим детям он такой судьбы, конечно, не желал. Особенно он переживал за Аню. И когда жена поехала в роддом, Тёма не ходил себе места. Однако, обошлось. Дети их были прекрасными. Здоровыми, счастливыми, да самыми красивыми для любящих родителей. Разве что им грозило вырасти весьма разбалованными. Потому что ни родители Катерины, ни мама с отчимом Артёма не желали уступать друг другу пальму первенства в статусе «дедушка и бабушка года». Они заваливали детей подарками, выполняя любые прихоти первоклассника Александра и ожидая, когда свое первое «хочу» скажет юная принцесса Анна…

Артём услышал, как Екатерина протяжно и заразно зевнула. Неудивительно, часы показывали три ночи. Он с трудом подавил собственный зевок:

— Ступай спать, Катюш, – мужчина поймал руку жены, прикоснувшись к ней губами.

Он знал, что дважды мама очень уставала. Маленькую Анечку мучили колики, она плохо спала по ночам, частенько просыпаясь. А там и зубки пойдут. Мужчина чувствовал себя виноватым, что мало помогал Кате. Та полностью взвалила на себя заботу о детях и доме, но никогда не жаловалась. А он, даже будучи дома, все чаще проводил время в кабинете их четырехкомнатной квартиры.

— Тебе бы тоже не помешало, – супруга поцеловала трудоголика в голову, послушно направляясь в спальню.

Артём посмотрел вслед жене. Когда дверь за ней закрылась, он устало потёр веки, словно пытаясь придать себе бодрости.

— Так… Что тут у нас? – пробубнил мужчина, возвращая своё внимание к документам…

Настал день суда.

Владислав Светлый был бледен и взволнован. Артёму показалось, что у его подзащитного появилось большее количество седых волос, чем при крайней встрече. Мужчина выглядел откровенно плохо. Он рассказывал Артёму про условия, в которых его содержали. Помимо скотского отношения охранников, Владислав жаловался на невероятно громкую музыку, которую включали заключенным. Она доносилась из динамиков, стоящих в коридоре и могла звучать с шести утра вплоть до отбоя. При этом бизнесмен не мог не то что нормально подготовиться к следственным действиям, из-за возникающей мигрени он стал «сходить с ума».

— Я теперь эту музыку слышу даже в полной тишине, – признался он. – Она бьёт по барабанным перепонкам, давит на мозг. Я если выйду, то неделю проведу в изолированном помещении без звуков.

Артем сразу среагировал, да подал жалобы следователю и УФСИН:

— Я расцениваю это как нечестную и недобросовестную попытку воздействия на моего подзащитного со стороны следователя и сотрудников сопровождения, – мказал он тогда. – Может, стоит обратиться к прессе для освещения таких методов?

Что именно подействовало: угрозы привлечения СМИ, либо жалоба, но музыка стала тише, да включали еге реже. Однако бизнесмен, не привыкший к жизни в одиночной камере, всё равно выглядел болезненно. Тёма начинал всерьёз переживать, что от стресса Владислав, который последний месяц нервничал да питался скудным меню в следственном изоляторе, может упасть в обморок. Артём, перед началом слушания, дружелюбно похлопал предпринимателя по плечу:

— Не переживайте, всё под контролем. – уверил он мужчину, пытаясь хоть немного привести его в чувства.

— Спасибо, Артём, – искренне проговорил мужчина.

— Пока что не за что, – усмехнулся адвокат Иванов. – Отблагодарите, когда станете свободным.

Слушание пролетело в один миг. Ну, так показалось адвокату. Для остальных три часа текли медленно. Заслушав последнее слово подсудимого, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора. И ещё пол часа неведения ждали участников процесса.

Владислав Светлый весь извёлся. Он не мог успокоить руки, барабаня пальцами по столу. Постоянно дергал ногой под столом. Бумажным платком вытирал пот, выступившей на лбу испариной.

Артём же был спокоен, как китайский божок. Он вновь и вновь подливал мужчине воды.

— Чего они так долго? – вопрошал Владислав, допивая второй стакан.

— Прошло всего десять минут, – комментировал адвокат.

И вот… Тяжелая дверь в зал суда распахнулась. Судья в черной мантии вернулся в зал, проходя к своему месту. По его непроницаемому лицу невозможно было ничего прочитать. Все встали и зал замер в ожидании приговора от вершителя правосудия. До этого собранный Артём ощутил, как сердце набирает в груди обороты, начиная стучать где-то в горле. Он был словно бегун перед финишной прямой. Успеет ли он первым пересечь линию, взять победу? Или кто-то более хитрый и быстрый обгонит его?

Настал момент истины.

— Настоящим приговором Светлый Владислав Евгеньевич признан невиновным по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, – монотонно произнёс судья.

— Да! – не смог сдержать эмоций брат подсудимого, сидевший в зале. – Да!

Судья же продолжал, не реагируя на вскрики:

— Оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

За ним признано право на реабилитацию…

Артём, стоявший по стойке смирно, боковым зрением заметил, что его подопечный грузно осел обратно на стул. Слава богу, это был не обморок, а счастье. Оно был столь велико, что мужчина просто не смог устоять на ногах.

После слушания Владислав долго тряс руку Артёма, мял её, не в силах отпустить ладонь адвоката. И хоть он не был больше утопающим, но держался за Тёму, как за соломинку. Под конец, не сдержав нахлынувших чувств, предприниматель притянул к себе мужчину, сгребая его в отеческие объятия:

— Спасибо, сынок – пробормотал Владислав Светлый. – Я тебе век этого не забуду.

Артём добродушно улыбнулся, похлопав мужчину по спине.

— Ну, что, поехали праздновать? – подошел к ним такой же счастливый младший брат. – Артём Викторович, примите мои комплименты и благодарность! Такое дело провернули, так говорили… Я подобное лишь в кино видел!

— Вы же с нами поедете? – мпросил Владислав. – Обмыть победу!

— Я бы с радостью, – усмехнулся парень, глядя на наручные часы. – Только вот у меня времени совсем нет. Жене обещал. Может, в другой раз?

Адвокат распрощался с довольными братьями, поспешив вернуться в лоно семьи. Его переполняло излюбленное чувство триумфа, которым он спешил поделиться с близкими. Ведь если и праздновать победу, то с родными и любимыми.

Позже в газете появилась заметка, в которой не было имен, но все понимали, что там написано про Артёма. Лариса, главная поклонница таланта своего сына, вырезала на память:

«Адвокат добился оправдательного приговора для подзащитного бизнесмена. В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат указал на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора. Он доказал, что мужчину обвинили незаконно и необоснованно. Добился показания от необходимых свидетелей, которых на первое слушание не пригласили. Продемонстрировал результаты независимой экспертизы, документы, доказывающие его правоту».

Произошедшее осталось бы лишь в памяти парня, да в его послужном списке, если бы не финал, достойный шекспировской пьесы. Он произошёл спустя месяц. Артём вновь сидел в своем офисе, когда по делу в кабинет забежала мама. На коже обоих был свежий загар. Сам парень выглядел отдохнувшим и свежим. Юрист был полон энтузиазма и жаждал взять на себя новые судебные дела. Как он и обещал супруге, после закрытия дела, они всей дружной семьей отправились в двухнедельное путешествие в Грецию, на остров Крит. И под «дружной семьей» он имел в виду абсолютно всех бабушек и дедушек. Разве что бедная собака-лабрадор Купер, принадлежавшая матери Тёмы, осталась в России и была передана на временное проживание соседям.

Отдых был великолепным. Вкусная еда, оливковые деревья, интересные экскурсии в пещеру Зевса и водное путешествие на Бухту Балоса, известную как «Бухта трёх морей»…

Всё это останется в памяти их семьи на всю жизнь. Конечно, они очень переживали за Аню. Как годовалый ребёнок перенесёт путешествие? Но малышка вела себя прекрасно, а чувствовала еще лучше. Сердобольные бабушки и дедушки часто брали на себя заботу о внуках, позволяя Катюше и Теме насладиться друг другом.

Молодые люди словно вновь попали в атмосферу медового месяца, когда ходили по розовому песку или гуляли по Кносскому дворцу, где, по легенде, когда-то обитал жуткий Минотавр.

Вернуться в реальность будней было сложно, словно тебя выдернули из сказки и сунули обратно в рутину. Но едва Артём Викторович оказался в офисе и окунулся в привычную атмосферу, как оцепенение спало. Он был в своей стихии, юриспруденции, как рыба в воде.

На второй день его возвращения к работе в офис фирмы подошла не только Лариса, но бывший клиент Темы – Владислав Светлый. Миловидная секретарша сообщила, что в кабинете Артёма Викторовича посетитель, так что придётся подождать в приёмной. Владислав никуда не спешил. Он, слава богу, пришёл сюда не с проблемой, а из добрых чувств. Дела у него всё ещё толком не наладились, слишком глубоко они с братом встряли, чтобы быстро вернуть бизнес в прежнее русло. Однако он был под невероятным впечатлением от работы адвоката. Поэтому, узнав, что тот вернулся в город, поспешил оказать визит вежливости. Он надеялся пригласить мужчину на ужин, отблагодарив, наконец, за титанический труд.

Владислав Светлый на интуитивном уровне ощущал симпатию к мужчине при первой же встрече. Не только как к возможному спасителю, а как к близкому другу. Было чувство, что он знал того мужчину давно. Сейчас он сидел на удобном кресле в уютной и светлой приёмной, скользя взглядом по мужскому журналу для автомобилистов. Тот взял из стопки подобных, лежащих на кофейном столике.

— Может быть кофе или чай? – вежливо спросила блондинка в классическом костюме, выглядывая из-за стойки.

— Спасибо, откажусь, – клыбнулся в ответ мужчина, отмечая, как ладно всё устроено в этой компании.

Юристы, сновавшие мимо мужчины, были опрятно и презентабельно одеты. Все вежливые, собранные, но приятные. Ни одного хмурого лица. Словно Артём Викторович собирал команду не только из компетентных людей, но и из добрых, искренних.

За размышлениями мужчина не заметил, как дверь в кабинет юриста приоткрылась. Оттуда вышла посетительница. Она подошла к секретарше, бросив пару слов, а затем собиралась уйти. Да только заметив посетителя, женщина встала, как вкопанная.

— Владислав… — шепнула она нерешительно.

Мужчина поднял голову и нахмурился. Перед ним была прекрасная, статная женщина в деловом костюме бежевого цвета. Блондинка была возрасте, но ухоженная и всё ещё красивая. На её коже был загар, который не заработаешь на даче: женщина явно вернулась с курорта.

— Владислав, это же ты? – вновь повторила она, так как мужчина молчал.

И тут острая стрела узнавания пронзила его в самое сердце:

— Лара?! – не веря своим глазам, воскликнул он.

Мужчина вскочил со своего места, делая шаг навстречу женщине. Он выглядел ошеломлённым и очарованным ей, словно перед ним предстало прекрасное видение, а не бывшая супруга.

— Сколько лет — сколько зим, – улыбнулась Лариса.

Наверное, Лариса, которая теперь носила фамилию Глушко, была слишком добрым и всепрощающим человеком. Когда-то давно она думала, что никогда в жизни не посмотрит в сторону бывшего мужа. Не простит ему такой глубокой обиды. Но на ране в её сердце появился белый рубец. Она уже не болела. И женщина осознала, что она не испытывает больше ненависти или злости. Лишь слабый вкус горечи.

— Я не узнал тебя… Ты… Ты прекрасно выглядишь… — запричитал мужчина.

Женщина благодарно кивнула, принимая комплимент.

— Что ты тут делаешь? – Влад посмотрел на табличку на двери адвоката. – Ты к юристу пришла? Тебе какая-то помощь нужна? Что-то случилось?

Женщина замахала рукой, желая отбиться от вопросов, которые сыпались изо рта бывшего мужа. Но она не успела, дверь рядом с ними распахнулась. На шум вышел Иванов Артем – юрист и спаситель Владислава от судьбы зэка.

— Артём, здравствуйте, – начал сразу Владислав, вспомнив, зачем явился в офис юриста. – Я вас поблагодарить пришёл. Если бы не вы…

— Не стоит. Для меня высшая степень благодарности – торжество правосудия, – скромно улыбнулся юноша, пожимая протянутую руку.

Затем он обернулся к женщине, что выглядела растерянной.

— Мам, всё в порядке? Вы знакомы? – спросил Тёма Ларису.

Слова эти, сказанные негромко и спокойно, прозвучали для Владислава раскатом грома в ясном небе. Он вновь посмотрел в лицо адвоката, так рьяно защищавшего его интересы в здании суда. Он увидел то, что заметил и ранее, да значения не придал…

Шрам, что тянулся белой полосой от носа до губы. Едва заметный на светлой коже, теперь, на коричневой от загара, он выделялся явно, ярко, словно насмехаясь над мужчиной. Мол, как проглядел? Как не почувствовал?

— Лара… — прошептал мужчина, став белым, словно полотно. – Лара, не может быть…

В последнее время жизнь постоянно ставила Владиславу подножки и била в спину. Словно наказывая его за прошлые грехи и ошибки. И вот сейчас он не выдержал очередного удара, падая на колени прямо в приёмной.

— Лара… — лишь смог выдавить он, глядя на взрослого юношу, оказавшегося его родным сыном. Мальчиком, от которого он когда-то отказался.

– Господи…

Артём под руки подхватил мужчину, что находился на грани обморока. Обмякшее тело усадили на стул в кабинете сына, напоили прохладной водой из кулера.

— Мам, что происходит? – спросил Артём, когда мужчина стал приходить в себя и краски вернулись в его лицо.

— Тёма… — прикусила губу женщина в нерешительности.

Стоило ли бередить старую рану и раскрывать карты сейчас, спустя столько лет?

Но Владислав, встретившись с ней взглядом, слабо кивнул. В его глазах, вокруг которых собралась мелкая сеточка морщин, читались боль, тоска и сожаление. Женщина почувствовала, что мужчина изменился. Однако слишком поздно. Лариса вздохнула, решившись на правду:

— Я тебе никогда про отца не рассказывала, в том моя ошибка, наверное. В общем, знакомься. Владислав Светлый – твой биологический отец.

Информация не вызвала в душе Артема бурных эмоций. Он понимал, что не из пробирки в лаборатории получился. Хотя в возрасте пяти-семи лет такие мысли периодически возникали в его голове. Отсутствие отца, уродство, операции и научная фантастика по телевизору сыграли свою роль. Мальчик порой представлял, что он – жертва эксперимента. Что-то вроде человека-амфибии, только без жабр. Но нет. Вот он – его отец. Кто он, в сущности? Донор части клеток, которые позволили родиться Артёму. Но что с того?

Для него тот же Игорь, появившийся в жизни Темы в подростковом возрасте, был большим отцом, чем Владислав. Или тренер Эдуард, обучавший мальчика каратэ.

— Я понимаю, что просьба о прощении сейчас – пустой звук, – начал свою исповедь Владислав. – Да и понять меня не прошу. Я тогда думал, что делаю всё правильно. Когда одумался, то уже было поздно. Да и люди вокруг меня твердили разное. Даже то, что ребёнок не мой. Особенно старались мать с бабкой. А я, дурак, вёлся…

Лариса так и думала. Выбор родственников мужа был ей понятен с первого дня после её родов, с первого звонка свекрови. Маленький Артём был для них чужой и незнакомый, для них было важно, что их собственный сын страдает. Он был назначен жертвой в этой ситуации. Как так? Ребёнок – урод, за которым надо ухаживать. Пошли тогда разговоры в кругу семьи. А что там за генетика у Ларисы? Кто её родители были? А может ребёнок вовсе не от Владика? Их сынок, родненький, не мог стать отцом нездорового малыша.

Подключилась и любовница Светлана. Хитрая змея вовремя подошла к безутешному отцу. Обвилась вокруг него плотными кольцами, на ухо шипела, не отпускала.

Да только всё это не оправдывала Владислава ни в глазах Ларисы, ни в глазах Артёма. Он стал для них чужим человеком. Только если Лара отпустила прочь обиды, то за её сыном ещё был выбор. Она бы приняла любое его решение.

— Сейчас я понимаю, насколько чудовищную ошибку совершил. У меня же в жизни счастья нет. Ни семьи, ни близких людей, помимо брата с сестрой. У тех уже семьи, а у меня пустая квартира. Бизнес тот… И то, потерял бы всё до последней копейки, если бы не Артём. – сокрушался мужчина. – Тебя, Лариса, не сберёг, сына не узнал, себя самого потерял, счастье и смысл жизни утратил.

— Я давно все забыла, Владислав, – спокойным тоном ответила ему женщина. – Забыла, как страшный сон.

Лариса говорила со всей искренностью. Она давно была абсолютно счастлива. У неё был любимый муж, который не чаял в ней души. Лучший сын, от гордости за которого она порой светилась. У неё была милая невестка, которую она недавно учила делать манты – любимое блюдо Темы. А ещё потрясающие внуки. Счастливые люди не держат зла и никому его не желают.

Лара осознала, что гораздо лучше простить и забыть, чем позволить негативным чувствам вытеснить счастье из твоей жизни. Затаенная обида разрушает тебя изнутри, точит сердце, как червь выедает яблоко. Да и потом, если бы всё это не случилось…

Где бы она была сейчас?

Затравила бы её мать муженька, Илона, да прочие родственники. Сотворили бы из её жизни патриархальную семью по своему образу и подобию, убив в Ларе женщину. Не встретила бы она тогда Игоря. А Тема бы мог вырасти абсолютно другим, если бы его вовсе не отобрали. Нет, Лариса бы никогда не променяла свою жизнь на иную:

— Я тебе всё равно благодарна, Владик, – мягко усмехнулась она. – Ты сделал мне главный подарок – сына. Самого прекрасного в мире.

Владислав поднял затравленный взгляд на адвоката:

— Простишь ли ты меня?.. Артём? – было понятно, что с языка бизнесмена хотело сорваться иное слово, вместо имени молодого мужчины.

«Сынок» — так и просилось встать в предложении, но Светлый не посмел произнести слово вслух. Слишком личным и важным оно оказалось, он не заслужил. Мужчина вспомнил, что именно так он назвал адвоката в зале суда. Сможет ли еще хоть раз произнести он это слово вслух?

Артём молчал, задумчиво опустив подбородок на скрещенные пальцы рук. Он сидел в своём кресле, внимательно выслушав рассказ матери и мужчины, которого отцом назвать не мог даже мысленно. Тёма словно выступал в роли судьи, восседая на трибуне перед обеими сторонами: обвиняемого и обвинителя.

— Я на вас зла не держу, – начал он, тщательно обдумывая слова. — Мне на незнакомцев таить обиду не за чем. Но хочу, чтобы вы меня поняли правильно.

Он поднял глаза, такие же голубые, как у Лары и самого Игоря, пристально и открыто смотря в лицо биологического отца:

— У меня нет отца, – заявил он четко и безапелляционно. — Есть лишь мать, что загибалась, чтобы меня вырастить. Она меня кормила то с ложки, то с пипетки, когда в моём лице была дыра. Не спала ночами. Она плакала в подушку, когда думала, что я не замечаю этого.

Лариса грустно вздохнула, отворачиваясь и скрывая набежавшие слезы. Слова, сказанные сыном, на маленькое мгновение вернули ее в столь страшное прошлое. Полное затаенных страхов и бессонных ночей.

— Когда мне делали вторую операцию, мне было пять лет, – продолжил молодой мужчина, ясным взглядом взирая на поникшего, да словно постаревшего Владислава. — Обычно люди не очень хорошо помнят, что происходило в детские годы. Только я отчетливо запомнил этот кусок жизни.

Артём нахмурился, когда восстанавливал в памяти эту часть своей истории:

— Когда снимали швы, мне было дико больно. Но маме было гораздо больнее, чем мне. Тогда я понял, что не имею права жаловаться и плакать. Мама вечно таскала меня по врачам. Невролог, логопед, психолог, ортодонт, фонопед… А чтобы прийти к ним на приём, она могла работать сутками. Когда меня задирали в школе, она была рядом. Она отвела меня за руку на каратэ. Она находила время, чтобы посетить все школьные мероприятия. Она приносила чай в комнату среди ночи, когда я готовился к защите диплома. Она помогала моей жене выбирать свадебное платье. Она играет с моими детьми… – он замолчал ненадолго, прежде чем резюмировал свою речь. — Так что… Владислав… Если вам понадобится юридическая консультация, можете обращаться в мою фирму. Однако, отношения адвокат-клиент — единственное, что я могу вам предложить. Отца у меня нет. Лишь мать.

Владиславу казалось, что он вновь услышал глухой удар судейского молотка. Приговор был вынесен. Судья был жесток, но справедлив. Как и жизнь.

Оставьте свой голос

77 голосов
Upvote Downvote

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.