Истории из жизни Продала ребёнка за ящик водки

Продала ребёнка за ящик водки

Девочка и мальчик. Деревня. Сеновал

Вера, скромная женщина 50 лет, долго проработала на стекольном заводе. Работа на конвейере была тяжёлой, вредной, и женщина была очень счастлива, когда вышла на пенсию. И решила осуществить свою давнюю мечту – переехать жить в село, на природу!

Тех денег, что она отложила за 30 лет работы, как раз на это хватало. Хороший вариант попался быстро! Осматривая маленький домик с аккуратным, ухоженным садом, Вера почувствовала, что это то, что нужно. Село тихое, рядом лес и озеро, и такая красивая сирень на участке! И ничего, что в доме всего две комнаты. Много ли ей надо, одинокой?

Оформив все нужные документы, женщина упаковала свои вещи, и, покинув рабочее общежитие, отправилась в путь. Приехав в свой новый дом, первым делом она взялась за уборку! Намывая окна, выгребая пыль из укромных уголков, она радовалась, наблюдая, как пустой и одинокий дом преображается. Вера была счастлива! Наконец-то у неё есть своё жильё! Решив, что с уборкой в доме покончено, Вера вышла в сад, передохнуть и полюбоваться на растущие у палисадника мальвы. Сев на лавочку под сиренью, женщина стала мечтать.

Вера почти задремала на свежем воздухе, как вдруг у самого забора услышала детский голос:

— Коля, идём скорее в бане спрячемся! Ну скорей! Ну иди же, брось этого зайца!

Женщина выглянула через забор, и увидела девочку лет шести. Худенькая, босоногая, Она тащила за собой маленького братика. Тот упирался, пинался и хныкал, размазывая по чумазому личику бежавшие слёзки. Наконец, найдя в кустах свою игрушка – грязного, потрёпанного с оторванной лапой зайца, мальчик угомонился и скорее поковылял за сестрой. Не успели они спрятаться за угол бани, как послышался злой визгливый голос:

—Ах ты мерзавка! Ты зачем украла у матери деньги? Сейчас как найду да ввалю тебе, чтоб не смела чужие деньги брать! Только вернись теперь домой, засранка!

Вера оторопела от такой картины. Она скорей открыла дверь своей бани и запустила туда испуганных детей. И забежала сама. В бане было темно и грязно. Нашарив рукой выключатель, женщина зажгла свет и увидела в углу , под потолком, кучу старого, грязного тряпья. А на нём сидели побледневшие от страха дети…

—Тётенька, убери свет! А то нас найдут, – взмолилась худенькая девочка.

Она окутала в тряпки сопящего мальчика. Его трясло. То ли от страха, то ли от холода. Вера скорее выключила свет.

—Почему вы тут прячетесь?- зашептала женщина.

—Я у мамы 30 рублей украла, – объяснила девочка. — Колька со вчерашнего дня не ел, а я решила хлебу ему купить.

—А ты?

—А я вчера много бутылок собрала у сельпо, и мама меня покормила. А брат, заревел когда дядя Ашот пришёл, и мама на него разозлилась.

Вера была в шоке от услышанного. В темноте она не могла разглядеть девчонку и её дрожащего брата, только слышала, как девочка тихо поёт ему на ушко старую детскую песенку.

—Подождите тут! — велела женщина. — Сейчас я выгляну из бани, и если вас никто уже не ищет, пойдёмте в дом, там тепло!

—Тетя, а ты нас не обидешь? Не будешь бить?

Веру прошиб пот.

—Нет. Меня тетя Вера зовут, и я детей не бью.

Детей уже не искали. Видно, у матери нашлись более интересные дела.

Первым делом Вера усадила детей греться к печке. Мальчик Коля, которому было года 3, сначала боялся незнакомого человека и прятался за защитницу-сестрёнку. Девочка гладила его по голове и успокаивала, одевая на него теплый Верин свитер и шерстяные носки. Позаботившись о брате, девочка стала устраиваться сама. Пока Вера грела им суп и тушёную картошку, девчонка растирала себе замёрзшие руки и ноги.

Увидев, как набросился мальчишка на еду, женщина расплакалась. Дети съели всё, не оставив и крошечки.

Усталые и сытые, дети прилегли на диван и уснули. А женщина, укрыв ребят одеялом, решила навестить их родителей. Вспоминая, с какого участка доносились грубые крики, Вера отправилась в путь. Пройдя по грязному, заросшему бурьяном двору, Вера вошла в дом. У женщины сжалось сердце, когда она увидела, в каких условиях живут дети. В комнате, на грязном продавленном диване, лежала та самая женщина, что ругалась на спящих в её доме деток.

Вера стала её будить. Женщина долго не приходила в себя, а когда очнулась, крепко посла Веру куда подальше. Но та не унималась:

—Это ты детей искала? Ты как можешь с ними так обращаться? Ты же мать!!! Они же у тебя полуголодные ходят, в летних вещах по осени! На, забери эти 30 рублей несчастные, только отстань от девчонки.

— От Ленки то? Да какое твоё дело? Она у меня деньги украла! Там на кухне суп, на той неделе варила, пусть едят! Нечего у соседей побираться, мать позорить!

И принявшись ругать на чём свет стоит всех соседей и разбудившую её Вера женщина опять захрапела. А Вера, пребывая в шоке от увиденного, поспешила домой, к детям. Те ещё спали, прижавшись друг к другу. Первой проснулась девочка.

—Тётя, как хорошо тут у вас! И чисто…

Вера погладила ее по голове:

—Тебя же Лена зовут?

Девочка кивнула.

—Я пирогов вам напекла, идём покушаем.

Довольная девочка пошла за женщиной на кухню. Уплетая пирог и конфеты, она рассказала Вере о своей жизни.

Из её сбивчивого детского рассказа Вера поняла, что её мама не всегда пила. Когда-то в их доме было много еды, чисто и весело. Но потом мама познакомилась с каким-то парнем, тот много пил, и мама тоже стала пить. А когда забеременела, мужчина её бросил, и Татьяна совсем опустилась. Женщина все чаще прикладывалась к бутылке, все меньше ухаживала за детьми. А последний год совсем спилась. В дом ходят всякие дяди и тети, иногда приносят им пряник, или яблоки, и тогда дети сыты. Но немой Колька иногда так визжит, что дяди пугаются и уходят, а мать потом на него злится.

—А у тебя есть бабушки, дедушки, родня? Кто-нибудь вам помогает?- шокированная женщина не могла поверить, что до беды этих детей никому нет дела.

— Неа, — ответила девочка, доедая булку.

Тут из спальни донёсся жалобный плач. Девочка скорее побежала к Коле, а потом занесла его на ручках на кухню. А когда малыш успокоился и Лена усадила его есть, спросила у Веры:

—Тетя Вера, ты не закрывай баню, хорошо? Мы туда приходить будем. Женщина убеждала девочку, чтобы та осталась у неё подольше, но та не соглашалась. Маме не нравилось, когда они уходили надолго. Кто-то ведь должен собирать бутылки!

И вот, подхватив на руки брата, девочка ушла домой. А Вера, узнав у соседей адрес сельсовета, поехала к старосте. Встретил её пожилой мужчина с уставшим взглядом. Он внимательно выслушал рассказ Веры о детях, и отправил её в органы опеки, со словами:

—Да это же село, тут многие пью. Работы то нету. Может, вы зря волнуетесь? Но лучше съездите в опеку, в город, это их дело.

И, записав на листок короткий адрес, извинился, что ничем больше помочь ей не может.

Расстроенная, но уверенная в своих действиях, пожилая женщина отправилась в город. Доехав на автобусе до нужной остановки, она долго искала нужное ей здание. В организации был обед. В кабинет, куда провел её охранник, три женщины пили чай и смеялись, обсуждая личную жизнь знакомой сотрудницы.

—Женщина, вы что, не видите, у нас обед! — строго цыкнула на Веру высокая, модно одетая девушка.

—Но мне срочно! Да и устала я очень, из села к вам ехала, торопилась, — присела на стул запыхавшаяся Вера.

— Ну вот и сидите в коридоре, отдыхайте!

Девушка дождалась пока женщина выйдет и захлопнула за ней дверь.

До женщины донеслось: «Ну что там, что там, всё-таки оставила она его с рогами?»

Пришлось уставшей с дороги путнице ждать…

Когда Вера зашла в кабинет, и стала рассказывать о маленькой Лене с братиком, то, как они живут, и как ведёт себя их мать.

—Девчонка одна ухаживает за немым братиком, сама худая, как щепка, синяки под глазами, а ещё бутылки собирает и соседям огород пропалывает, чтоб матери на выпивку заработать! Помогите пожалуйста! У них никого нет.

— И что вы от нас хотите? Чтобы мы у её дверей караулили и чужих в дом не пускали? — ехидно усмехнулась женщина. — Или чтоб я туда с тряпкой приехала и всё помыла? У них никого нет, говорите, а вы тогда кто?

—Соседка.

—И вам жалко покормить соседских детей? — с вызовом уставилась рыжеволосая на поникшую женщину. — Вы вот думаете, мы их сейчас заберём у матери, и они счастливые станут? Кому они нужны то? Девочке 6 лет, таких больших редко берут в семьи. А глухонемые вообще никому не нужны.

—Он немой.

—Глухонемой, немой, какая разница? – женщина стала перекладывать папки из стопки в стопку, всем видом давая понять, что ей некогда.

— А можно тогда я их заберу к себе жить? — Вера обрадовалась, что эта мысль так вовремя пришла ей в голову. — Усыновлю ребятишек, им будет хорошо со мной! Вера уже представила, как дружно она заживёт с ребятами, как будет ухаживать за ними, поить их молочком от козочки.

А в ответ услышала хохот.

—Женщина, вы вообще в своем уме? Вам сколько лет? Лет 50 — 60? Да кто такой детей то отдаст? У вас вообще удобства в доме есть?

—На улице, — поникшим голосом отвечала Вера.

—А пенсия большая?

—Да нет, обычная, 12800.

—Ну тогда лучше езжайте домой, и сами с их матерью поговорите. Пока к нам не обратится участковый с фактом побоев или из больницы, мы не выезжаем! Дети же растут-растут. Что мать их бьёт – не жалуются. Начнёт бить — вызывайте участкового, он нам доложит. До свидания! Вера ехала домой в слезах. Она смотрела в окно, на проносящиеся мимо улицы и машины, но не могла понять, почему в этом мире так много несправедливости? Почему вот таким вот людям Господь даёт детей, хоть они их и не любят и не ценят, а ей, честной и доброй женщине, жившей с диагнозом «бесплодие», не разрешают даже просто о них позаботиться…

Придя домой, она опять обнаружила в бане Лену и Колю. Видно было, что те её ждали. Их глазки засияли, когда Вера привела их в дом и положила на стол гостинцы из города. Яблоки, груши, конфеты и мармелад — всё это вмиг исчезло со стола, будто и не было!

Так и повелось. Дети возвращались ночевать к матери, а утром прибегали к Вере. Так и не сумев родить своего ребёнка, Вера полюбила их как родных, и даже больше! Поначалу, они стеснялись её заботы и не понимали, зачем эта женщина обнимает их или гладит по голове…

Им было чуждо, что кто-то заботится о них, и протягивает руку чтоб обнять, приласкать, а не ударить. Чтобы дети лучше питались, Вера завела козу Марусю и трёх несушек. Колька кормил их зерном и травкой, Леночка ходила на луг за клевером. А по вечерам, уютно устроившись на кресле у печки, дети пили чай и слушали, как Вера читает им сказки. Такие смирные и послушные, они, казалось, боялись разгневать эту ласковую женщину. Но Вера понимала, что её жизненный путь уже не так велик. Зная это, женщина старалась найти родню своих ребятишек. Но не получалось. Соседи и председатель знали лишь, что Татьяна приехала в село одна, без мужа, купила дом и через неделю привезла туда Лену. А потом стала спиваться.

Вера хотела найти в доме Татьяны документы на деток, но та её не пустила. А когда поняла, что женщина неспроста ищет эти документы, стала ей угрожать:

—Ах ты старая! На пособия мои губу раскатала? Только подойди к моему дому! И детей мне верни, слышишь?!

—Да зачем мне твои пособия, Татьяна? — пыталась по мирному поговорить Вера, передавая женщине бутылку. — У меня просто детей своих нет, мне одиноко очень, а твои такие послушные с животными мне помогают, — ласково объяснила Вера. — Может, пусть со мной поживут пока, и тебе мешать не будут. Личную жизнь свою построишь, ты ведь вон какая ещё молодая, Таня!

Женщина неуклюже повела плечами, поправляя на груди старый засаленный халат.

— Ещё как устрою! Ко мне и Арсен ходит, и Витька-тракторист, — подмигнула женщине Татьяна. — Да забирай, жалко что ль? Только раз помогают, давай плати мне эту, как её там… Аренду. За старшую ящик водки приноси каждый месяц, а этого идиота так бери, в придачу.

На том и порешили. Конечно, пожилой женщине было трудно отдавать со своей скромной пенсии такие отступные. Но она решила завести ещё коз и курочек, чтоб ездить в город, продавать молоко и яйца на городском рынке. Вместе с Леной они ходили в лес за грибами и ягодами, вязали берёзовые веники и продавали их в городские бани.

Жили небогато, но главное, в любви и заботе. Спустя месяц женщина отправилась в город, чтобы показать Колю врачу. За всю свою жизнь мальчик ни разу не был у доктора, и, увидев непонятные штуки в руках незнакомой тёти, сначала испугался. Но это был уже не тот, затравленный и всеми обижаемый малыш! Он просто взял Веру за руку, и спокойно прошёл все нужные процедуры.

—Вы ведь его бабушка? – спросила врач внимательно осматривая малыша. — Не вижу у мальчика никаких отклонений. Он с рождения молчит? Коля вскрикивает, когда упадёт или стукнется?

— Да.

—А родители ребёнка благополучные? Он пугался в детстве?

Вера замялась… Она понимала, что юридически не имеет на Колю никаких прав. Но решила довериться этой приятной полной женщине, и рассказала всё, как есть. Женщина слушала её, и вздыхала…

—У вас доброе сердце, Вера Ильинична! Дай Бог бы таких людей побольше. Судя по всему, мальчик здоров, просто боится или не умеет разговаривать. Он с вами только три месяца, говорите? Давайте ещё немного подождём, а если результата не будет, решим что делать дальше. И вот, возьмите, — женщина взяла листок и написала на нем номер. — Это мой телефон, если дети заболеют, звоните, помогу, чем смогу. Я же ещё и педиатр… Я как-нибудь загляну к вам, когда буду в вашем селе, осмотрю на всякий случай и девочку.

Вера сердечно поблагодарила добрую женщину, и поторопилась домой, рассказать такую славную новость Лене. Та так обрадовалась, что не могла усидеть на месте. Она водила за собой мальчонку, и указывая на разные предметы, уговаривала его: «Ну скажи: Не-бо. Тра-ва . Гу-си. Ма-ма Ве-ра.».

Вместе они решили, что будут много говорить с мальчиком, и, продав очередную партию веников, купят ему много музыкальных игрушек. Так, потихоньку, со своими радостями и трудностями, бежало время. Лена пошла в сельскую школу…

Хоть она и отставала от своих одноклассников по уровню знаний, но очень старалась на уроках, чтобы порадовать свою добрую маму Веру.

Однажды к ним наведалась Ольга Николаевна, тот самый ЛОР врач из поликлиники. Она осмотрела детей, и показала Лене и Вере, как лучше заниматься с Колей, чтоб тот быстрее начал говорить. Она стала часто навещать их. И когда пятилетний мальчик наконец-то произнёс своё первое слово, Ольга Николаевна устроила им настоящий праздник! Накупила конфет, лимонада, игрушек! Вручая мальчику нового плюшевого зайца, она обняла мальчишку и сказала:

—Коля, я принесла тебе нового друга! Смотри какой он мягкий, плюшевый, даже говорить умеет! А твоего старого зайку мы на полочку посадим, пусть отдыхает, он же старенький!

Но мальчик лишь крепче вцепился в свою игрушку… Он не расставался с ней никогда! Славная семья жила в мире и спокойствии ещё долгих 8 лет. Дети во всем помогали маме Вере, а та отдавала им всю свою нерастраченную любовь, считая своими, родными. Так все и шло бы, если бы о них вдруг не вспомнила Татьяна. Не сама конечно, просто её надоумили.

В тот вечер, сидя на кухне и как всегда, распивая с собутыльниками очередную бутылку, она похвалилась, как выгодно сдала детей в работу. За целый ящик водки!

—За один ящик? Да ты что, дура? Та бабка сейчас богатой стала, сам видел как телек новый им привезли. Больше надо брать! Девка то вон какая красивая!

И Татьяна, возмущенная, что ей оказывается так мало платят, отправилась к Вериному дому. Свою дочь она сначала не узнала. Эта чистенькая, упитанная девочка совсем не была похожа на ту Ленку, что собирала ей по утрам бутылки на выпивку…

А Лена, увидев у калитки качаюшуюся мать, насторожилась и стала скорее звать брата:

—Коля, иди бегом в дом, посмотри пока мультики!

—Хорошо, сейчас Пушка покормлю и вернусь!

Мальчишка пробежал мимо калитки, и, увидев стоящую около неё женщину, вежливо с ней поздоровался:

—Здравствуйте!

Татьяна от удивления даже забыла, зачем пришла.

—Это чё, Колька чтоль? Так он ж немой!

—Был немой, пока с тобой, Таня, жил, — ответила Вера, подходя к калитке.

— Ты чего пришла?

—Ах ты собака старая, попрекать меня вздумала! – взбесилась женщина. — На халяву детей моих взяла, живёшь за их счёт!

И женщина подняла с земли палку, и пошла, тряся ею, на застывшую Веру. Хорошо, что вмешались соседи. Они оттащили взбешённую Татьяну от бедной женщины, и силой повели к дому. А Вера… Вера схватилась за сердце и стала тихонько оседать на землю.

—Да чтоб ты сдохла, старуха! — кричала на всю улицу Татьяна. — Ещё узнаешь, как детей у матери отнимать!

То ли Вера так испугалась взбешённой женщины и её угроз отнять детей, то ли проклятия Татьяны так подействовали на неё, но она слегла. Дошла тихонечко до дома, прилегла на кровать, и больше с неё не встала.

Утром, когда Леночка проснулась доить козочек, она обнаружила свою маму Веру бездыханной. Села, прижалась к холодной руке женщины, и горько заплакала.

Хоронили Веру всем селом. Приехал даже председатель, чтобы помочь деньгами и продуктами. И интересовался у Лены с Колей, как они планируют жить дальше. Хоть Лене уже было 16, а коле 12, негоже им оставаться одним.

—Мы проживём, дядя Слава, не беспокойтесь. Мама Вера так всё хорошо устроила, такое хозяйство нам оставила. И тетя Оля к нам часто заглядывает. Мы уже большие, справимся, — хоть девочке и нелегко было рассуждать спокойно, но она держалась. Ради Коли.

—Вы то справитесь, да только жить одни вы не имеете права. Ко мне вчера уже приезжали из опеки по поводу вас. Выбирай, Лен, или к матери идите жить, или в детдом.

Но тут к ним подошла Ольга Николаевна:

—Вы куда это, Степан Сергеевич, детей отдать хотите? Зачем им в детдом ехать? Я лучше сама оформлю на них опеку! Пусть дети поживут спокойно, Вера же так для них старалась! И дом им оставила…

—Ну это же не я решаю, Ольга Николаевна… Поговорите с опекой, если они согласятся, я только за.

Но органы опеки ответили отказом. Причина все та же. Возраст. Но решительная женщина не собиралась сдаваться! Взяв на работе отпуск, она стала ездить по всем инстанциям, писать письма в комитеты материнства и детства. И смогла подговорить все село, чтоб люди помогли ей, когда за детьми явятся из опеки.

Так и вышло: когда представители опеки приехали к дому, жители села их уже ждали. Они окружили крыльцо и не давали властям прохода. Не помог даже местный полицейский, да он не особо то и стремился. Лену и Колю удалось отстоять! Но власти не сдавались. К дому детей стал каждый день приезжать наряд милиции. Ребятам пришлось прятаться и жить у соседей. Но так не могло продолжаться долго. И тогда Ольга Николаевна собрала самых неравнодушных жителей, и организовала небольшой пикет, прямо у здания местной администрации. Они принесли с собой плакаты с фотографией Коли и Лены, и много листов с подписями сельских жителей, что те ручаются, что будут помогать ребятам.

Фотография Лены и Коли, прижимающего к себе старого одноухого зайца, попала в эфир местных новостей. Так получилось, что эти новости попали в прайм тайм, и их посмотрела вся область. Многие были возмущены случившимся! Кто-то был согласен с органами опеки, кто-то, наоборот, их ругал. В общем-то, люди уже привыкли к подобным случаям, и как только сюжет закончился, забыли о нем. И только одна женщина, которая во время программы готовила ужин, промолвила: «Господи помилуй!!!», и в надежде подбежала к экрану.

—Леночка!!! — разрыдалась женщина.

Её ноги подкосились, и она села прямо на пол у телевизора, боясь пропустить хоть один кадр. И уже через час собралась, и, сказав родным лишь короткое: «Я за Леночкой!», выбежала из дома.

А в это время Лена с Колей сидели на кухне у Ольги Николаевны, и вспоминали маму Веру.

—Знаешь, тётя Оля – рассказывала ей Лена, — я ведь когда у мамы Веры в бане пряталась, молилась, чтобы в этом доме никто не поселился. Какая же я была глупая… — сокрушалась Лена. — А потом мама Вера приехала… Наверное, Господь её в наше село привёл, чтоб нас тогда спасти… Как же нам хорошо было вместе!

Девушка расплакалась.

— Я знаю, Леночка, знаю, как ты её любишь… Не кори себя. Лучших деток, чем вы, ей было не найти.

—Помню, как в третьем классе я пекла ей пирог на день рождения, пока все спали. Но с духовкой не рассчитала и пирог сгорел. Я расплакалась, а она подошла ко мне, посмотрела на подгорелый пирог и тоже стала плакать. Я тогда не поняла, почему она так сделала. А теперь понимаю, тёть Оль… Хоть мама Вера и покинула их, но оставила после себя столько всего доброго, хорошего и светлого!

Они сидели ещё долго, пока в дверь дома не постучали. Это была знакомая Ольги, из села. Одна из тех, что хорошо знала семью Лены и не побоялась выйти на пикет к администрации.

—Оль, там к Татьяне приехала какая-то женщина, ругает её и Лену требует. Танька даже весь свой шалман из дома выгнала, что-то этой тётке втолковывает, и вроде плачет даже. Ты бы съездила, посмотрела… Я на машине приехала, могу тебя подбросить, если хочешь.

Ольга согласилась. Подъехав к дому Татьяны, Ольга увидела ту самую женщину. Та и правда ругалась на хозяйку дома, грозя ей судом, следствием и всякими другими инстанциями. Увидев Ольгу, Татьяна кивнула на нее и сказала:

—Вот. У неё ищи Лену, она её прячет!

И женщина, которую звали Софья Антоновна, бросилась к ней и стала допытываться:

—Где она? Где моя Леночка?

—А вы ей кто?- строго спросила Ольга.

—Я её бабушка! Мама её отца, Анатолия!

Женщина расплакалась. Она стала рассказывать удивлённой Ольге их семейную историю. Её сын, Толя, был непутёвым, и не исправился даже когда женился на Татьяне. Когда Лене было 2 года, Толю посадили, а Татьяна, решив не ждать с тюрьмы мужа, молча собрала вещи и уехала из города. Видимо, она опасалась гнева мужа, когда тот вернётся, поэтому ничего никому не сказала. А Софья Антоновна ещё долго искала сноху и внучку, да так и не смогла найти.

Но когда вчера смотрела новости, увидела мальчика и девочку, которые держали Лениного зайца. Того самого, которого она сама сшила Лене, из куска ненужной шторы. Женщина присмотрелась к девочке, и узнала в ней Леночку, свою потерянную внучку! Чтоб ей поверили, женщина захватила с собой фотографии маленькой внучки.

Ольга Николаевна посмотрела на них, и сразу узнала Лену. Пока женщины ехали к детям, Ольга рассказала Софье Антоновне всю их историю. Та бледнела, и сокрушалась, и радовалась…

—Понимаете, у Лены ведь есть братик… Она его очень любит и никогда не бросит! — объясняла Ольга Софье.

А та радостно улыбнулась:

—Так это же замечательно! То у меня ни одного внука не было, а теперь сразу двое!

Когда женщины зашли в квартиру, Лена и Коля уже спали. Ольга Николаевна смотрела, как бабушка Лены смотрит на нее, благодарит Бога и от радости плачет, и поняла: теперь у деток всё будет хорошо!

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети