Истории из жизни Кольцо с рубинами

Кольцо с рубинами

Девушка плачет

Всё было хорошо, больше того всё было идеально в отношениях Иры и её свекрови Татьяны Павловны. Ире завидовали подруги и знакомые у которых совсем не так складывалась с родителями мужа.

Света самая близкая подруга Ирины не выдержала и трёх месяцев жизни на одной территории со свекровью. Она плешь проела своему мужу Юре и таки добилась, что они сняли квартиру оставив свекровь почти на 100 квадратных метрах в четырёхкомнатной сталинке в самом центре, оставив в гордом одиночестве. Съехав Света до сих пор не переступила порог её дома и расспрашивала у Светы, в чём конкретно дело, что не так. Света мгновенно каменея лицом отвечала:

— Всё не так!

Да, такое взаимопонимание, как у Иры с Татьяной Павловой большая редкость. Ира помнит, как она волновалась когда предстояло познакомиться с мамой Дениса. Всё откладывала и откладывала, находила причины, пока один раз Денис не сказал ей:

— У меня замечательная мама. Она знает, что я люблю тебя. И поэтому уже сама тебя любит. Хватит бояться Ира, через месяц свадьба, а вы ещё не познакомились. Короче сегодня ужинаем у меня трусишка.

Ира хотела сказать Денису, что ему хорошо, ему не надо знакомиться с её родителями, а то ещё неизвестно, как бы он себя вёл. Но не сказала. Тема её родителей была самой больной в Ириной жизни. Потому что ни мамы, ни отец рядом не было уже три года, их вообще не было. Вот были они, были и вдруг раз и нет их. Больше Ира не знает в одну ли минуту их не стало или кто-то из них прожил чуть больше. Этого никто не знает и следствия не установила.

Длительное, безрадостное следствие искала виновника аварии на загородной трассе. Тогда при лобовом столкновении двух автомобилей, по иронии судьбы одинакового синего цвета, погибли все кто в них ехал, а если конкретно четыре человека по два в каждой синей машине. После похорон родителей и уже после того, как все разошлись после поминок они с Наташей, старшей сестрой Иры проводили всех отказавшись от помощи в уборке стола, сели на кухне и не знали, что теперь делать. Потом Наташа будто очнулась и спросила:

— Я ненадолго останусь в этой квартире не возражаешь?

Вот такая Наташа всегда, никогда ни на чём не настаивает, всем уступает уступила и мужа своего какой-то барышне, а сама осталась с двумя близнецами…

Правда, а что надо было делать? Сражаться за того, кто изменил, кто предал? И это в то время, когда Наташа день и ночь возилась со своими годовалами мальчишками, у одного из которых был врождённый порок сердца. Ира бы тоже не сражалась за такого мужа. Ну он и ушёл и глаз не кажет.

Пока были живы родители Наташе конечно же было легче. Она вышла на работу, дети в садике, мама с папой всегда помогут.

— Наташа, давай никогда больше про квартиру не говорить. Ладно? — сказала Ира. — Я от неё отказываюсь. Квартира только твоя и моих племянников. Договорились?

Так что Дениса не с кем было знакомить, только с Наташей и её мальцами. И это случилось на свадьбе. Наташа тогда отвела в сторону Дениса и сказала, что она готова хоть сейчас разделить родительскую квартиру, там есть и Ирина половина. Денис не принял это её предложение сказал: что во первых у них есть мамина квартира; во вторых её можно разменять или продать, чтобы получить две; в третьих они и сами могут через какое-то время купить себе жильё. А главное, что они с Ирой уже говорили на эту тему и он полностью согласен с тем, что квартира должна принадлежать Наташе и мальчикам.

Ира до сих пор не знает обсуждал ли Денис этот вопрос со своей мамой. Сама не спрашивала и он не говорили.

Ну, а то что в квартире Дениса достаточно места Ира поняла едва переступив порог. Она конечно была права побаиваясь дома Дениса. Тут всё было на порядок выше что ли. Даже не так, тут всё было как в лучших домах позапрошлого века. Художественный паркет прямо от входной двери. Не просто высокие, высоченные потолки. Мебель как в Эрмитаже, ещё и в льняных чехлах. Настоящие канделябры, которые судя по расплавленным свечам зажигаются время от времени. Ну и книги на стеллажах от пола и до потолка, насколько они ценны говорили обложки. Рядом с полками стояла деревянная лестница с сидением на самом верху.

В этой квартире родилась и живёт всю жизнь Татьяна Павловна. Единственная дочь известного в недавнем прошлом адвоката, а он сын тоже известного адвоката. Но цепочку адвокатов первая разорвала Татьяна Павловна выбрав музыку и став преподавателем консерватории. Не восстановил цепочку и Денис, тот вообще переметнулся в программисты. И всё равно квартира была, как слепок прошлой размеренной жизни, где соблюдался этикет, где уместно было бы друг другу говорить вы и обращаться по имени-отчеству, но и эту традицию разрушили Татьяна Павловна и Денис. Словом Ира попала в эпоху Бунина или Тургенева. Она к своему стыду плохо знала этих классиков, но почему-то ассоциация была такая. И хорошо, что Татьяна Павловна тогда вернула Иру в день сегодняшний, а то бы так и просидела весь вечер глухонемой.

Ну, а подружились они сразу. Много нашлось общего. Прежде всего конечно же Денис. Татьяна Павловна провожая Иру приобняла её и сказала:

— За Дениса спасибо! Я всё вижу.

И ведь хорошо же жили втроём. Мирились на кухне и в генеральной уборке. Могли вместе, свекровь и невестка сбежать в кафе, обе были кофеманки и сразу полюбили кофе-машину, такой кофе дома не получался. Это стало прямо наваждением и Денис вынужден был купить своим женщинам на новый год один подарок на двоих, крутую кофе-машину с запасом кофе.

Но было у них ещё одно занятие от которого всегда сбегал Денис. Ира любила рассматривать фотоальбомы этой семьи, но чтобы в сопровождении комментариями Татьяны Павловны. У неё был прекрасный слог и отличная всегда уместная интонация. Она помнила, кто есть кто, на многочисленных снимках. История её родословной, её семьи была действительно необычная.

И потом через полтора года в этой квартире произошли перемены. У Иры и Дениса родилась дочь, а у Татьяны Павловны внучка Варя. Ей отдали самую тёплую и светлую комнату, купили новую мебель и всё, что необходимо для малышки. Денис неделю пыхтел срывая пороги, Татьяна Павловна сказала, что как Варя начнёт ползать, а потом и уходить, пороги будут мешать. Она говорила, что хорошо помнит все шишки Дениса из-за этих порогов, но тогда почему то не настояла, чтобы их убрали, а сейчас ради внучки пороги надо уничтожить.

Да, много таких важных мелочей было, а вот ссор… Ссор не было.

Что касается Вари. Она была самой главной в доме. Росла умницей, рано стала ходить, заговорила позже, но сразу целыми предложениями.

И это Варя завела себе подружку сороку, та устроила себе жильё на дереве рядом с балконом. Часто прилетала и садилась на окно. Водила туда сюда своими кругленькими глазками, смешно хлопала крыльями готовясь залететь. На угощение не бросалась жадно, скорее была изобретательной. Варя сама придумала сороке имя, что она имела в виду они не поняли, но тоже стали называть сороку Карса.

Перед Вареным детским садом Ира с дочкой поехали на неделю к Наташе. Варе там понравилось, даже домой не хотела, а Ира все вечера разговаривала сестрой, та по-прежнему сама растила мальчиков. Работа у Наташи была хорошая, и в смысле оплаты и в смысле того, что она её любила. Наташа была переводчицей, отлично знала английский и немецкий. А вот с одним из её сыновей было не всё в порядке, у мальчика был порок сердца. Операция была неизбежной и за границей. Наташа узнала, что дешевле всего в Германии. При этом процент успеха высокий. Она уже собрала большую часть средств, остальные должна на днях получить в банке, оформила кредит.

Ира позвонила Денису и рассказала об этом. Он приехал через день и привёз недостающую сумму. Наташа не хотела брать эти деньги, она плакала и говорила, что и так в долгу перед ними. Денис ответил, что не хочет ничего слушать и деньги эти не ей, а племяннику. Ира тогда в который раз убедилась, что её Денис самый лучший. Но всё-таки спросила у него где он взял деньги. Про их семейный доход ира вроде бы всё знала и не было у них такой свободной суммы. Ну, Денис признался, что на полгода одолжил деньги у шефа без всяких процентов.

— Мы отдадим Ира, не беспокойся. Пусть наташа везёт пацана на операцию, ей ничего не говори, — сказал Денис.

Дома они не вдаваясь в подробности рассказали, что Наташа улетает на днях в Германию, одного сына везёт на операцию, а второго на консультацию. Татьяна Павловна посочувствовала Наташе и спросила:

— Может ей надо помочь?

Денис ответил, что пока не надо. Тогда Ира и заметила, как что-то стало меняться в отношениях с Татьяной Павловой.

Это потом задним числом она вспомнила поиски свекровью ажурной серебряной ножки от старинной чайной ложки. Она сама дала Варе, когда та играла в фею. Эту ножку так и не нашли. Потом Денис весь вечер искал одну запонку, надо было при полном параде быть на корпоративе. Дресс-код был утверждён, мужчины в смокингах, дамы в платьях в пол. Запонку не нашли, пришлось срочно покупать новые. Все спрашивали у Вари может она куда-то пристроила запонку. Девочка ответила, что не пристраивала, потому что ей запонки не нравятся, они царапаются когда папа её поднимает.

Но это была только прелюдия к тому, что случилось весной. У Татьяны Павловны пропала старинное кольцо с пятью маленькими рубинами. Кольцо было ещё прапрабабушкина и точно антиквариат, так ещё и целый шлейф истории тянулся за ним. Была и история случившаяся с прапрабабушкой на балу у губернатора. Она одна из первых городских красавец не стояла и не ждала кавалеров. Все танцы, как это тогда было принято были расписаны заранее. Зал был огромный людей много, от свечей и скопления народа было невыносимо жарко. И прапрабабушка в коротком перерыве между вальсом и менуэтом отошла в сторонку, сняла украдкой перчатку и стало дуть на пальцы, которые от жары слиплись. Ну, а когда заиграла музыка перед ней тут же очутился очередной кавалер. Прапрабабушка быстро натянула перчатку и пошла танцевать. Что нет кольца с рубинами, того что ей досталось от своей бабушки, а той кольцо подарил молодой гусар в день помолвки, причем внутри кольца по-латыни были слова «Моей богине» обнаружили уже дома. Прапрабабушка в слёзы, послали дворецкого в дом, где был бал. Допросили всех слуг, кольцо не нашли и только под вечер следующего дня приехал посыльный с письмом и шкатулкой. Это губернатор, хозяин дома прислал объяснительное письмо в котором писал, что кольцо было найдено после тщательной со снятием ковров уборки, и он его с извинениями и присылает. Старая няня перекрестила тогда владелицу кольца, которая то смеялась от радости, то плакала и сказала:

— Плохая эта примета дорогая барышня.

Барышня топнула ногой:

— Не накликай беду!

А беда уже ждала её. Жених что-то не поделил с товарищем, вызвал его на дуэль и был убит. Так прапрабабушка и не вышла замуж за того, кого любила. Только спустя несколько лет пошла под венец с вдовцом гораздо старше её, но мужем он оказался хорошим, хоть и нелюбимым, а кольцо продолжала хранится в семье и передавалась дочерям. Вот это самое кольцо и пропала.

О том, что она пропала Ира узнала не сразу. Сначала она не понимала, что ищет Татьяна Павловна. Та не просто искала, она делала ревизию всей квартиры, заглядывала в каждый уголок. Но когда Ира расспросила, что свекровь ищет, та ответила, что просто убирается, сдержанно так ответила. Ира поняла, что Татьяна Павловна не хочет сейчас разговаривать. Ну, мало ли что, может в консерватории что-то не так или просто настроение плохое. Потом Ира несколько раз слышала, как свекровь спрашивает у Вари, не брала ли внучка украшения из шкатулки. Шкатулка эта никогда не пряталась, была она из малахита ручной работы и стояла на камене и была единственным украшением мраморной полки. Ира хорошо знала, что в той шкатулке. Там были серьги, два браслета, медальон без золотой цепочки, два перстня и кольцо с рубинами. Ира знала от Татьяны Павловны историю каждого украшения, особенно запомнила про кольцо с рубинами и медальон без цепочки. Цепочку мама Татьяны Павловны выменяла после войны на барахолке на банку мёда, тогда этот мёд стал лекарством от жесточайшей простуды, которым переболели все в семье.

Но прошло наверное полгода пока Ира поняла, что Татьяна Павловна ищет кольцо с рубинами. Ищет и не находит. Ира сразу же предложила свою помощь, может ей стоит тоже посмотреть, поискать. Свекровь вроде как через силу ответила, что сама ещё хорошо видит, обходится без очков и уже весь дом по несколько раз осмотрела. В шкатулке нет только этого кольца, самого для неё дорогого. Да и просто самого дорогого.

Ире тогда и в голову не пришло, что Татьяна Павловна могла подумать на неё, а то что свекровь стала не разговорчивой, так понятно почему. Кольцо ей действительно дорого.

Вечером Ира рассказала Денису про кольцо. Он сказал:

— Я знаю, но понятия не имею куда она делась.

— Варя его не брала, — опередила мужа Ира. — Я у неё спрашивала про шкатулку. Варя иногда рассматривает, это да. Но обманывать не станет. Раз говорит, что не брала, значит не брала.

Вот только куда кольцо могла деться. Осадок остался неприятный. Только Ире снова в голову не пришло, что свекровь может подумать на неё, а зря. Взаимоотношения в семье бывают разными, где-то сразу говорят что не так, что не нравится, сказали и забыли, никто губы не дует, а кто-то не может или не хочет говорить о том, что не так. Вот та же Света например, правда один раз, она раскололась, сказала:

— Ну, почему я должна говорить, что мне не нравятся очевидные вещи. Это вроде того, что я должна уверять: Да, я чищу зубы утром и вечером, а после туалета мою руки.

Ира тогда рассмеялась, а потом подумала, что не так уж Света и не права. В самом деле есть ведь очевидные вещи, а для Иры так и не пришла пора очевидных вещей. Она прямо не спросила у Татьяну Павловны, что вызвало перемену в её отношений к невестке. Но и Татьяна Павловна ничего не объясняла.

Не объясняла как оказалось ей, Ире, но одной своей приятельнице сказала, что подозревает невестку в краже кольца и привела аргументы:

— Вообще-то Ирина очень порядочный человек, но у её сестры беда с ребёнком, его прооперировали в Германии. Это стоит дорого, но ещё предстоит реабилитации. Я с одной стороны понимаю, что Ирина хочет помочь сестре, та одна растит двоих близнецов, но с другой стороны — это же её дом, не только мой. Мы же одна семья, скажи мне, что надо помочь Наташе, я бы не пожалела этих денег которые держу на трудный момент. Но взять такую дорогую для меня вещь… Словом мне очень трудно теперь жить в одной квартире с Ириной и Денису сказать не могу. Поссорить их, а Варя?

Когда по большому секрету эта приятельница свекрови рассказала Ире в чём её подозревает Татьяна Павловна, у Иры был самый настоящий шок. Противная, замусоленная сегодня слово «шок». Но тогда Ира испытала именно его. Попрощавшись с этой приятельницей Ира даже пошла не в ту сторону.

Что угодно могла подумать, но то что Татьяна Павловна будет считать её воровкой…

И что теперь делать? Рассказать всё Денису? А вдруг он поверит своей маме? Тогда что развод? А если не поверит, значит будет разбираться с Татьяной Павловой. И что ссора с ней, со своей мамой?

Так ничего не решив Ира поддерживала видимость, что всё хорошо. Ради Вари и ради Дениса. Сама себе напоминала, что худой мир лучше доброй ссоры, но как же было тяжело, душно и неприятно.

Потом Ира всё чаще стала думать о том, что Денису удобнее конечно ничего не видеть. Сама себя осудила за такое подозрение, но ей так хотелось найти виноватого. Теперь Ира жила рядом с миной замедленного действия и эта мина была она сама. Ей казалось, что все в доме чувствуют, что всё стало по-другому и все молчат. Даже Варя. Она теперь могла сидеть на балконе и разговаривать шепотом с сорокой Карсай, что-то ей тихонько рассказывать, что-то у Карсы спрашивать, а та часто оставаясь в своём гнезде согласно кивала головой.

И вот однажды в воскресенье утром, когда взрослые занимались своими делами Варя закричала:

— Мама, папа, бабуля! Карса утащила мой брелок!

Все тут же собрались на балконе и Варя рассказала, что она показывала Карсе, какой красивый брелок ей подарил папа, а Карса схватила его в клюв и улетела в свой домик.

— Папочка, — плакала Варя, — достань мой брелок. Я его не дарила Карсе.

Ну, Денис не выдержал. Он попросил у соседа раздвижную стремянку и они с Варей пошли во двор. Денис приставил лестницу и стал по ней избираться к гнезду сороки. Набежала детвора. Всем хотелось посмотреть, что же будет дальше. Спустилась вниз и Ира, она переживала, что Денис с его восьмьюдесятью килограммами не устоит на лестнице. С балкона смотрела Татьяна Павловна.

И вот Денис добрался до апартаментов сороки и расхохотался.

— Да у неё тут такой интерьер, такой дизайн. Всё блестит и сверкает.

А сорока недовольно смотрела на Дениса с соседней ветки, но противостоять не могла.

Денис ныряя рукой в гнездо в очередной раз только присвистывал удивлённо.

— Папа! — крикнула Варя. — Мой брелок там?!

— Там Варенька, — ответил Денис. — Там много чего есть, сейчас покажу.

Денис спускался держась одной рукой за лестницу, в другой руке у него была добыча, а если точнее конфискованные у сороки-воровки не принадлежащие ей вещи.

И вот он показывает очередную вещь и спрашивает:

— Есть хозяин у американского значка?

Хозяин нашёлся сразу, соседский мальчишка Павлик, который был уверен, что прошлым летом потерял его. Они тогда всем двором искали и не нашли.

Потом розыскивались хозяйки двух заколок-бабочек, но не нашлись. Потом Денис дал брелок Варе, он был цел и невредим а потом Денис сказал:

— Уз ты!

Это он увидел свою пропавшую запонку.

— Денис, — спросила его Ира, — там много ещё сюрпризов?

И тут Денис замер, потом поднял голову и посмотрел на балкон. Татьяна Павловна всё ещё была там, он позвал её:

— Мама спустись пожалуйста.

Татьяна Павловна спустилась, Денис протянул к ней руку и разжал её. Там лежало золотое кольцо с пятью рубинами. Татьяна Павловна как-то по-бабьи ахнула и посмотрела на Иру. А Ира увидев кольцо резко развернулась и пошла к подъезду, её плечи вздрагивали. Ира плакала…

Варя испугалась и побежала к ней. Денис сунул маме кольцо.

— Что? Что случилось? — спрашивали они у Иры.

А та продолжала плакать и подниматься в квартиру. До самого вечера ни Ира, ни Татьяна Павловна не сказали друг другу ни слова. Обе сослались на то, что болит голова и не вышли ни к обеду, ни к ужину. Денис взял на себя и дежурство по дому и Варю. Он время от времени заходил то в спальню и вопросительно смотрел на Иру, то к маме в комнату, но она успевала закрывать глаза, сделав вид, что спит. Но Денис кажется начал что-то понимать, только боялся сформулировать то, что понял.

В понедельник утром Татьяна Павловна перехватила Иру, когда та выходила из ванной.

— Извиняться не буду, не знаю какие нужны слова, а Денису я сама расскажу.

На работе Ира дождавшись перерыва побежала навстречу со Светой, ей надо было выговориться.

Когда Света услышала Ирину короткую исповедь, она такое нецензурную коленца выдала, что Ира даже рассмеялась. А потом Света сказала:

— Знаешь, я свою бабушку вспоминаю. Она говорила, что простить можно всё, а кое что нельзя. Не прощается боюсь подруга, что у тебя как раз тот случай, когда нельзя во всяком случае не сразу. Но есть ещё Денис, есть Варя. Да и Татьяна Павловна уверенна я, сейчас казнить себя так, что не руби с плеча. Я сейчас тебе кое-что скажу, не новое, америку не открою. Я скажу, что время лечит. Вы с Татьяной Павловой в разных весовых категориях, за тобой в любом случае и Варя, и Денис, а за ней никто. Но лежачего не бьют. Ты согласна? А теперь признайся, будешь настаивать, чтобы вы съехали от свекрови? Ты на меня не равняйся, моя свекровь меня в воровстве не обвиняла. Остынь и время от времени представь себя на её месте.

Ира не стала настаивать, чтобы они съехали. Ира Денису ничего не объясняла. Это сделала Татьяна Павловна, что она говорила сыну и что он не отвечал Ира не знает. Точнее не хочет знать. Не хочет знать и не хочет думать и о том, как они будут жить дальше. Иногда ей кажется, что лучше бы в измене её заподозрила Татьяна Павловна. Ира теперь учится напоминать себе, что это для неё Татьяна Павловна свекровь, а для Дениса мама, для Вари бабушка. Значит рубить с плеча Ирина не будет, хоть в этом она уверена…

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети