Истории из жизни Запись с камер шокировала всех, собака яростно защищала ребёнка от няни

Запись с камер шокировала всех, собака яростно защищала ребёнка от няни

Я с детства боюсь мышей. Нет, в мультиках они очень симпатичные и забавные. А если настоящая живая мышь встретится на моём пути, стыдно, но начинаю визжать.

И эта мышебоязнь была основной причиной, по которой я неохотно согласилась переехать в новый дом в коттеджном посёлке. Переезд был связан с тем, что мы с мужем решили оставить свою городскую квартиру сыну, у которого к тому времени уже была жена и наш новорожденный внук. Их семья мне, да и мужу, нравилась с каждым днём все больше. И помня, как мы в молодости мечтали зажить своим домом, как трудно шли к собственной квартире, мы решили облегчить семье сына эту задачу – отдать им свою квартиру в центре города. У нас уже была машина, что развязывало руки: об общественном транспорте можно было не думать. Хватило накопленных средств и на покупку коттеджа, и на бытовую технику. А на новоселье сын с невесткой сделали нам роскошный подарок: мебель в гостиную и кухню-столовую. Сделали они нам ещё один подарок: котенка.

Рыжий, легко поместившийся в ладошку, названный мной Никифором, котёнок быстро вырос в вальяжного рослого кота. И я сразу поняла: мыши теперь не смогут даже приблизиться к нашему дому. Ни справа, ни слева в соседних коттеджах у Никифора не было конкурентов. Потенциальную угрозу – собаку он, наверное, живьём вообще не видел.

Пока в коттедже справа не поселились новые владельцы – молодая семья. Они купили его у пожилой пары, преподавателей университета. Выйдя на пенсию, эта пара согласилась переехать к дочери, которая лет десять, наверное, жила с мужем и двумя детьми в Испании. Они выставили коттедж на продажу, и на него быстро нашлись покупатели: молодая семья. Коттедж их вполне устраивал. Никакой перестройки они не делали. Разве что вместо классической клумбы Аня, молодая хозяйка, сделала альпийскую горку. И горка у неё была не совсем традиционная: на её вершине по центру теперь рос куст можжевельника, который, оказывается, издавал чуть терпкий аромат, доносившийся и к нам.

Мы познакомились с новичками. Изредка ходили друг к другу в гости. И Аня как-то призналась мне, что уже несколько лет лечится от бесплодия.

— Я так хочу стать мамой! И Никита мечтает о ребёнке, — говорила она, едва сдерживая слёзы.

— Анюта, — старалась я её утешить, — люди, бывает, десятилетиями ждут. Вы, главное, верьте!

Летом Аня с Никитой уехали в отпуск, а мне отдали ключи и попросили заглядывать в их дом. Воду, газ и электричество они отключили. Но мало ли что! Я тогда ещё спросила, как часто поливать её альпийскую горку. Аня с благодарностью, что и эту заботу беру на себя, рассказала и показала, куда подключать шланг.

Что они вернулись, я услышала не столько по шуму автомашины, а по заливистому лаю: Аня несла на руках маленького кокер-спаниеля.

— Здравствуйте! – сказала она. – А мы не одни. С нами новый жилец Тэффи.

— Это кокер-спаниель? – решила я блеснуть своим знаниями пород собак.

— Да, это спаниельчик. Мы его купили на трассе. Один сидел в коробке, которая стояла рядом с мальчишкой. Тот сказал, что мама не разрешает всему выводку остаться. Вот он и пристраивает щенков. Этот самый маленький…

Так у нас появился ещё один сосед – кокер-спаниель Тэффи. Такое симпатичное существо! Непоседа, любопытный и вездесущий, не лает, а будто колокольчик звенит. Его полюбили не только хозяева, но все в поселке, кто встречал Тэффи на прогулке. И если есть у кого-то собака, напрочь лишённая агрессии, она должна быть похожей на Тэффи. Как бы там ни было, появление Тэффи скрасило жизнь Ани. Пусть и неполноценная замена ребёнку, о котором она не переставала мечтать, но всё-таки малыш в доме.

И вот однажды Анюта позвонила мне и попросила зайти. Я ещё удивилась: нет трёх часов дня, а Аня не на работе. Не заболела ли? И поспешила к ней. Первым меня встретил Тэффи – он звонко лаял, подпрыгивал, словом, не взять его на руки никак нельзя было. Так с Тэффи и я вошла к Ане. Она сияла. И сразу сказала:

— Я только что из женской консультации. Представляете, уже семь недель! Не дождусь, пока приедет Никита…

— Как же я рада за вас! – сказала я, действительно чувствуя радость и за Аню, и за Никиту.

И вот в середине января Никита забрал из роддома жену и сына, которого давно уже решили назвать Маратом. Теперь Аню я видела редко. Разве что она сама не приглашала зайти к ней. Так что я имела представление, как рос Марат. И в который раз поражалась Тэффи: стоило Ане сказать спаниелю, что Марат спит и надо, чтобы было тихо, это рыже-палевое чудо будто на цыпочках ходило по дому, не издавая ни звука.

И как-то Аня показала мне, как Тэффи играет с Маратом. Мальчик лежал в кроватке, а спаниель катал перед ним погремушку. Причем, старался, чтобы погремушку видел Марат. А тот в самом деле следил за ней и пускал пузыри от восторга.

Ну, вот как-то случилось, что Анюта простудилась? У неё начался мастит. Его удалось победить. Но кормить грудью Марата она уже не могла. С осторожностью, но пришлось перейти на искусственное вскармливание. Никита утешал жену, как мог. А та винила себя и часто плакала. Никита в тайне от неё проконсультировался с известным в городе акушером. И тот выразил опасение, что его жене может угрожать послеродовая депрессия.

— А как избежать её? – тревога у Никиты только усилилась.

И тогда врач посоветовал ему загрузить жену работой. Той, которая была ей знакома. И чем она занималась до декрета. В это время фирма, которая принадлежала Никите, и в которой одним из отделов руководила Аня, получила большой заказ. В случае успеха, фирма могла рассчитывать на приличное финансовое вознаграждение, что в свою очередь давало возможность открыть филиал в регионе. Аня знала об этом – Никита постоянно держал её в курсе дел на фирме. И вот сейчас он прямо обратился к жене:

— Анюта, ты выслушай меня! – сказал он. – Если бы ты только знала, как ты нужна сегодня фирме! Может, раз уж ты не кормишь Марата, поможешь нам?

— Да я понимаю, Никита, — Аня абсолютно правильно поняла мужа. – Наверное, мы так и сделаем. Но сначала найдем няню.

Няню искать помогали всей фирмой. Но остановились на компании, которая работала официально: здесь занимались поиском обслуживающего персонала, куда входили и няни. На каждую потенциальную претендентку тут было собрано проверенное досье – от анкетных данных и рекомендаций до фотоснимков. Особое внимание уделялось медицинской книжке, что исключало возможность быть няней, имея какое-либо, не говоря уже об инфекционном, заболевание. Аня с Никитой вместе побывали в этой компании, просмотрели с десяток анкет. Остановились на двух претендентках. И назначили им день для первой встречи.

Первой пришла женщина средних лет. Но долгого общения не получилось: у женщины зазвонил телефон, она извинилась и отошла, чтобы поговорить. Когда вернулась, была растерянной. Извинилась ещё раз, сказав:

— Звонили из дома. К сожалению, я не смогу работать по семейным обстоятельствам.

В тот же день пришла вторая претендентка. Девушка чуть за двадцать. Миловидная. С правильной речью. Рассказала, что учится заочно на факультете дошкольного воспитания. И это будет пятый малыш, для которого, если её возьмут, она с удовольствием станет няней.

Девушка понравилась. И Аня пошла вводить её в курс дела. В обязанности няни входил только уход за Маратом. Ни стирка, ни уборка её не касались. Только приготовление смесей, кормление по часам, содержание малыша в чистоте и ежедневные прогулки.

Няня, которую звали Таня, попросила разрешения подержать Марата. Осторожно взяла его на руки и хотела что-то сказать. Но вдруг к ней подбежал Тэффи и стал громко лаять. Никита прикрикнул на спаниеля, но Марат уже проснулся и заплакал. Таня ловко переложила мальчика с руки на руку и стала тихонько убаюкивать. А в кухне жалобно скулил Тэффи…

Аня и Никита постепенно привыкали к тому, что их Марат остаётся дома с няней. Возвращаясь с работы, они видели сына чистым, батарея вымытых бутылочек свидетельствовала о том, что Марат был накормлен. Словом, Аня теперь всё реже хватала телефон на работе, чтобы позвонить домой и узнать, как там её Марат. Она с головой ушла в проект, работая с присущим ей азартом, и увлекала этим коллег.

Единственное, что беспокоило Никиту и особенно Аню, это Тэффи. Утром, когда Таня только подходила к воротам, спаниель начинал лаять. И не переставал. То есть, Тэффи лаял, пока Таня снимала обувь в коридоре, потом поднималась на второй этаж в детскую. Он тоже поднимался за ней, соблюдая расстояние, и лаял до хрипа. Ни Аня, ни Никита до этого даже не знали, что Тэффи может так зло лаять. А Таня ласково говорила собаке:

— Ну, Тэффи, что ты! Успокойся! Ты же хороший!

Но Тэффи на это не реагировал. Даже наоборот, лаял ещё злее. Потом Аня обратила внимание, что Тэффи не ест. Рано утром ещё до прихода Тани его выпускали побегать во двор. Он возвращался, пил воду и ел свой корм. Среди дня Таня по их просьбе накладывала в миску Тэффи очередную порцию еды. Но еда так и стояла нетронутой до вечера, пока хозяева не возвращались с работы. Как-то по дороге на работу Никита сказал Ане:

— Тэффи странный какой-то… Он не принимает Таню. Сколько можно лаять на неё?

— Да, я заметила, — согласилась Аня. – если бы не этот его лай на няню, я бы даже не знала, что у Тэффи может быть такой злой, до хрипа голос.

— Надо после работы заехать к ветеринару, — предложил Никита. – Может, у Тэффи какие-то проблемы…

Они заехали. Пожилой ветеринар, который знал Тэффи потому, что делал спаниелю прививки, выслушал их и сказал, что так, без осмотра собаки, не может сказать, есть ли у того проблема со здоровьем. Договорились, что не сегодня-завтра они привезет Тэффи к ветеринару. Уже прощаясь с ними, ветеринар сказал:

— Собака может так реагировать на того, кто ей не нравится.

Никита пошутил:

— Наверное, няня не в его вкусе…

В субботу Никита повёз Тэффи к ветеринару. Я как раз вышла за ворота — проверяла почтовый ящик. И увидела, как собака, радостно виляя хвостом, запрыгнула в машину. Спросила, поздоровавшись:

— Тэффи едет с тобой на рынок?

Никита ответил:

— Нет, везу его к ветеринару.

И поехал. Я, как и все в посёлке, любила эту собаку. Поэтому решила зайти к Ане и узнать, что случилось. Аня проводила меня в гостиную. Там в манеже сидел подросший Марат и играл с разноцветными кубиками. Щекастный большеглазый малыш был спокойным и сосредоточенный.

— Наверное, хорошо няня смотрит за Маратом, — сказала я.

— Да, — согласилась Аня. – Нам повезло. Правда, няня в июне от нас уйдёт – она заочно учится, и у неё будет сессия. Но мы берём отпуск, так что подождем нашу Таню. Может, потом опять к нам вернётся.

— А что с Тэффи? Заболел?

И тут Аня пожаловалась, что не узнает собаку. Миролюбивый, игривый пёс заходится в злобном лае на няню. Он за версту чувствует её приближение и начинает громко лаять. А когда та входит в дом, чуть ли не бросается на неё. И так всё время, пока она у них работает.

И тут я вспомнила, что с тех пор, как окна в их коттедже с приходом весны стали выставляться на режим проветривания на целый день, я тоже слышу лай Тэффи. Несколько раз в день. И действительно злобный, отчаянный. И сказала об этом Ане.

…Никита привез домой Тэффи и рассказал жене, что спаниель здоров, и нечего беспокоиться. Всю субботу и воскресенье Тэффи вел себя как всегда, а его голос вообще не был слышен. Но так было ровно до того момента, как в понедельник утром к дому не подошла няня. Хозяева ещё её не видели, она ещё и в ворота не позвонила, а Тэффи напрягся, хвост поджал, оскалил зубы. Едва Таня ступает во двор, спаниель тут же принимается рычать и злобно лаять.

По дороге на работу Ане не давала покоя одна мысль: Тэффи не любит няню за что-то конкретное. А за что? В перерыв Аня поехала в компанию, которая предоставила им в качестве няни Таню. Она поговорила с менеджером – её интересовало, как долго Таня работала в предыдущих семьях. Отзывы о ней были хорошие. Но удивлял один факт: Таня по собственному желанию расторгала контракт как только ребёнок приближался к годовалому возрасту.

«Ну почему менять работу с таким постоянством?» — думала Аня.

Ответ, который пришел ей в голову, напугал её:

«А не потому ли, что годовалый ребёнок ещё не может ничего рассказать?».

Аня сама себя останавливала от такого предположения. Но сомнение в няне только росло. И не просто сомнение – появился и рос страх за Марата. Аня взяла себя в руки и, зайдя в кабинет к Никите, попыталась спокойно изложить свои предположения. Но спокойным у неё получилось только начало. Потом Аня начала плакать. Она нарисовала в своем воображении страшные картины. И Никита понял, что у жены не паника. Если это только её неуёмная фантазия, её надо как можно скорее развенчать. Ну, а если правда…

В тот же вечер к ним приехал компьютерщик из фирмы и установил, тщательно замаскировав, камеры видеонаблюдения во всех помещениях. И вот опять же. Приехал совершенно незнакомый человек, ни разу не бывавший в их доме. А Тэффи вел себя миролюбиво и даже приветливо. С Таней таким не был ни разу…

Аня с трудом доработала на следующий день. Она торопила Никиту, и они, наконец-то, отстояв в пробке, доехали домой. Отпустили Таню. Взяли Марата, к ним тут же присоединился Тэффи, и стали смотреть, как потом мне сказала Аня, фильм ужасов – то, что записали камеры видеонаблюдения. Когда я увидела это, полностью согласилась с Аней: иначе, чем фильм ужасов, это и не назовешь.

На экране это выглядело так: Таня, закрыв за хозяевами дверь, под отчаянный лай Тэффи поднялась в детскую. Она грубым движением проверила у Марата памперс. Заметив, что его надо поменять, выхватила Марата из кроватки, положив его на пеленальный столик. Мальчик заплакал. А Тэффи буквально кинулся няне под ноги, лая без остановки. Няня пнула собаку. Тэффи заскулил, но тут же опять бросился на неё. Тогда няня положила плачущего Марата назад в кроватку, схватила пуфик и, размахивая им, прогнала Тэффи из детской. Затем закрыла дверь. Марат громко плакал. За дверью так же громко и, по-другому не скажешь, горько лаял Тэффи, не имея возможности защитить Марата.

— Да замолчите вы оба! – заорала няня.

В это время ей кто-то позвонил. И она, начав говорить по телефону, периодически кричала на Марата:

— Ты рот закроешь или нет! И так почти весь день.

Такое было общение с ребёнком и собакой, имеется в виду. Да, няня кормила Марата. Ещё раз переодела его. Дважды укладывала мальчика спать. Всё вроде по режиму. Он плакал все тише. Потом только всхлипывал. И, наконец, засыпал.

Тогда Таня спускалась вниз, разогревала себе обед, потом пила кофе. Тэффи же проникал в это время в детскую и ложился на пол у кроватки. А няня все говорила и говорила по телефону. В основном, о каких-то своих делах. Но не забывала и обругать Марата. Но особенно досталось Тэффи, который ей по её же выражению был поперёк горла:

— Такая дрянь эта собака! Хуже мальчишки! Так бы и отравила его! – сказала няня кому-то.

…Весь этот фильм Аня так плакала, что Никита уже собрался вызвать скорую помощь. И только это заставило Анюту взять себя в руки. На следующее утро, едва Тэффи залаял, предупреждая о скором появлении няни в доме, калитку ей не открыли. Никита просто вышел на улицу и дал причитающуюся ей сумму денег, сказав, чтобы больше её ноги здесь не было. Таня сделала невинные и обиженные глаза, даже выжала слёзы, но Никита уже закрыл калитку. И пошёл к дому. Навстречу ему бежал Тэффи, будто говоря:

— Ну, наконец-то! Я же предупреждал!

В тот день Аня осталась с Маратом. Она теперь будет работать дома. А Никита поедет в компанию, в которой они нашли няню для Марата. Он оставит им копию видеозаписи. Но самое главное и самое правильное, что сделает Никита – он выбросит ролик в интернет. «Затуманят» только личико Марата. А няня будет представлена без купюр: все должны видеть её лицо, слышать её голос, знать лексикон. Свои контакты Никита тоже оставит. И получит множество благодарных слов: такой практический урок просто необходим и тем, кто нанимает няню, и няням, которые хотя бы раз рискнут позволить себе так обращаться с ребенком.

Но самым известным станет Тэффи – симпатичный спаниель с большим отважным сердцем. Таким большим, что отчаянно бросается на защиту мальчика. Совсем маленького. Который ещё даже не мог рассказать, как ему плохо с этой жестокой тётей, ловко водящей за нос его родителей.

Правда, будут среди отзывов и пару исключений: дескать, камера видеонаблюдения нарушает права человека. Отвечал на такие комментарии не Никита. Отвечали родители. Те, которые либо уже побывали на месте Ани и Никиты. Или те, которые в поисках няни для своего ребёнка.

Если их ответы привести к общему знаменателю, сделать, так сказать, один собирательный ответ, получится коротко и ясно: а разве такую няню можно допускать к детям?

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети