Красивая женщина в возрасте с голубыми глазами

Спасённая жизнь

Рабочий день подходил к концу, но пожилая хозяйка магазина все еще занималась бумагами.

– Виктория Александровна, как хорошо, что вы пока здесь! Я с покупателем одним никак разобраться не могу, – смущенно проговорила молоденькая продавщица Таня.

– Что значит, разобраться не можешь? – переспросила Виктория Александровна.

– Стоит и смотрит на товар. Ничего не спрашивает, не покупает, но и не уходит. А время пришло закрываться, – возмущенно ответила Татьяна, нахмурив черные крашеные брови.

Виктория Александровна на минутку задумалась. Этим бизнесом она владеет уже давно и сталкивалась с самыми разными покупателями. Но с дурными намерениями не приходил никто – ведь это же магазин игрушек. Потом неохотно встала из-за стола и пошла в торговый зал следом за Татьяной.

– Вон он, смотрите, чуть слышно прошептала девушка.

Виктория Александровна взглянула и вздрогнула от неожиданности. Странный покупатель стоял к ним спиной и, не отрываясь, смотрел на прилавок с мягкими игрушками. Это был солдат, причем совсем молодой – судя по тонкой шее и трогательным мальчишеским ушам.

– Сережка, ты? – выдохнула побледневшая Виктория и схватилась рукой за сердце.

От неожиданности паренек вздрогнул и тут же повернулся к ним лицом.

– Что же это со мной творится, – растерянно пробормотала женщина, – опять сыночек привиделся.

Собравшись духом, она подошла к запоздавшему покупателю и вежливо, но твердо сказала:

– Прошу прощения, мы уже закрываемся. Если ничего не выбрали, тогда приходите в другой раз.

– Да, да, хорошо. Извините, просто не ожидал, что цены такие высокие, – с грустью ответил солдатик и вытащил несколько мелких купюр, – вот все, что осталось.

– Хорошо погулял, небось, – улыбнулась Виктория Александровна.

– Ну что вы, – засмущался покупатель, – в поезде меня обворовали, только до карманов не добрались. Вот так, приехал на побывку, сестренку в интернате навестить. А подарить ничего не смогу.

Услышав про интернат, Виктория Александровна с сочувствием вздохнула и сказала:
– А что ты хотел купить?

– Зайчишку вот этого маленького.

– А может, лучше этого? – женщина достала с полки самого большего зайца и попросила Таню принести чек.

Затем вручила игрушку растерянному парнишке и, не дав ему сказать спасибо, поинтересовалась:

– Сильно проголодался?

Солдатик смущенно кивнул. Тогда Виктория Александровна схватила его за локоть и повела в кабинет.

– Пойдем, пойдем, не стесняйся. Чаю тебе сделаю, бутербродами угощу.

Татьяна удивленно подняла брови и тихо заговорила со старухой-уборщицей:
– Теть Вера, что это с ней приключилось? Вы видели? Как будто сама не своя. Сергеем его назвала. Не пойму, они что знакомы?
Уборщица отставила швабру, посмотрела на Таню и горестно заохала:

– Ой, бедная наша Виктория Александровна, у нее ведь сын в Афгане погиб, единственный был ребенок. Сергеем звали. Представляешь, горе какое! Вот ей и показалось. До сих пор смириться не может.

Пока баба Вера обсуждала с продавщицей ее трагическую судьбу, Виктория беседовала с бедным солдатиком.

– До сих пор не спросила, как тебя зовут. Я – Виктория Александровна.

– Сережей меня звать. Вы ж сами так и сказали. Получается, что наугад?
От неожиданности хозяйка магазина чуть не уронила на колени чашку горячего чая, но быстро взяла себя в руки.

– Ты говорил, что сестра в интернате. Значит, родителей нет?

– Умерли, – печально ответил Сережа, – в бане пьяные угорели. Мы тут недалеко живем, в Алексеевке. В доме только дедушка остался. После службы Иришку из интерната заберу, и будем жить все вместе.

Виктория Александровна покачала головой и строго спросила:

– А почему ребенок в интернате? С дедом родным было бы лучше.
Услышав упрек, солдат побледнел и прошептал изменившимся голосом:

– Так решили органы опеки. У Иры порок сердца, денег на лечение нет. И сил за ней ухаживать у дедушки тоже нет. Вот и направили в специализированный интернат.

– Извини, – сочувственно кивая головой, сказала Виктория Александровна, – не хотела больную тему затрагивать. – Так ты сейчас в интернат? А потом куда, домой к деду?

– Нет, мне в часть выезжать скоро. Так что не успею дедушку навестить. На вокзале переночую.

– Всю ночь на вокзале мерзнуть? Предлагаю остановиться у меня.

– Ну что вы, – засмущался паренек так сильно, что аж уши покраснели, – буду вашим родным мешать.

– Нет у меня родных, одна живу. Так что места хватит. Поехали.

По пути домой Виктория погрузилась в тяжелые мысли о прошлом. Когда-то у нее были сын и муж. Сережа погиб в Афганистане, а Вадим, как только об этом узнал, сразу же собрал вещи и переехал. Оказывается, он давно обзавелся второй семьей. Имел молодую любовницу, которая родила ему дочь. К ним и ушел. А Виктория осталась горевать в опустевшей квартире – совсем одна перед лицом самой страшной в жизни беды.
Пытаясь хоть немного забыться, женщина с головой погрузилась в работу. Обладая большим профессиональным опытом в бухгалтерии, рискнула оформить кредит и выкупила убыточный магазинчик детских товаров. Поначалу торговала сама. Дела пошли хорошо. И скоро она смогла нанять персонал. Причем на работу позвала тех, кто испытывал серьезные затруднения. Вот так и тетю Веру пригласила. Знала, что пожилая женщина одна занимается внуками. Ей бы уже в кресле сидеть целый день, но она не может уволиться. Виктория ей сочувствует, и потому к работе пожилой женщины сильно не придирается, если нужно – даст выходной.

Угощая Сережу ужином, Виктория осторожно поинтересовалась:

– Извини, что спрашиваю, а у сестры диагноз серьезный? Что врачи говорят?

Парень отложил вилку и смахнул показавшуюся слезу.

– Да, порок сердца у нее тяжелый. Без операции долго не проживет. Деньги нужны огромные, а где их взять? Только по квоте. Вот и поставили в очередь. Но шансов нет, что дождемся.

Виктория жалостливо посмотрела на солдата и тихо проговорила:

– Завтра я поеду с тобой, хорошо?
Парень вздохнул и молча закивал головой.

Ночью Виктории не спалось. Вертелась, вставала, подолгу смотрела в окно, ходила на кухню пить чай. Но мысли не давали покоя. Утром приготовила Сергею вкусный завтрак, и они отправились в интернат. Наблюдая, как крепко Сергей сжимает пушистого зайца, радостно улыбалась. Но, увидев его младшую сестру, женщина чуть не заплакала.

От слабости девочка уже не ходила. Сидела в инвалидном кресле, худенькая, бледная, печальная.

– Ира, смотри, какой заяц огромный! – ласково проговорил Сергей и положил игрушку ей на колени.

Виктория Александровна протянула сверток с гостинцами и отошла в сторону, стараясь не показывать слез. Затем решительно нахмурила брови и пошла по коридору в поисках кабинета заведующей. «Сейчас она у меня услышит! Такой скандал устрою, мало не покажется».
Заведующая оказалась немолодой женщиной с тихим голосом и приятными манерами.

– Здравствуйте! Проходите, садитесь. Вы по какому поводу?

Виктории Александровне сразу же перехотелось ругаться. Собравшись мыслями, она спокойно объяснила ситуацию и попросила помочь ребенку.

– Вы думаете, я не пыталась? – грустно сказала заведующая, – я и сама прекрасно понимаю, что ребенок медленно умирает. Но сделать ничего нельзя. Сумма очень большая. Я уже во все благотворительные фонды написала. До сих пор никто не ответил. Где ж мы такие деньги возьмем?

Узнав необходимую сумму, Виктория в растерянности застыла.

– Да, да, – горько усмехнулась заведующая. – Попробуй собери такие деньги. Хотите чем-то помочь?

– Есть у меня одна идея, может, получится.

Чиновница удивленно посмотрела на Викторию, вырвала из блокнота листик, что-то написала и протянула расстроенной женщине.

– Вот контакты опекуна, Николая Ивановича. Нужно его согласие.

Вернувшись к ребятам, Виктория Александровна радостно улыбалась – придумала план спасения.

– Ириша, ты только держись. Прошу тебя держись. Вот увидишь, все будет хорошо. Сергей, тебе пора. На поезд опоздаешь, поехали.

Проводив Сергея на вокзал, женщина вернулась домой и сразу же принялась за дело. Позвонила дедушке Николаю, а затем назначила встречу своему давнему толи врагу, толи приятелю – главному конкуренту по бизнесу.

– Ну что, Антон, не передумал еще? Хочешь купить магазин?

– Ничего себе! – искренне удивился мужчина, – сколько я тебя уговаривал. Да все без толку. А тут сама вдруг решила. Что, разорилась, небось?

– Дела идут хорошо. Купишь – не прогадаешь. Только с одним условием – никого не увольнять. Все останутся на своих местах, включая тетю Веру. Согласен?

– Хорошо. Завтра же начинаем оформление сделки. А ты чем заниматься будешь?

– Жить спокойно буду на пенсии. Много пожилому человек надо? Главное, чтоб здоровье не подвело.

Вечером пошла в магазин. Посмотрела на прощание, погрустила, но что поделаешь? По-другому она не могла – жизнь ребенка гораздо важнее. Утром решительно подписала бумаги и вскоре у нее на счету оказалась немалая сумма денег. Но этого все равно не хватало. Каждый день, как на работу, женщина ходила во все благотворительные организации города. Рассказывала, убеждала, плакала. И слышала пустые обещания.

Надежда таяла с каждым днем – девочке становилось все хуже. И вот однажды утром в дверь неожиданно позвонили.

– Что за гости так рано? – с удивлением подумал женщина и, увидев на пороге злобно нахмуренного пожилого мужика, даже испугалась.

– Кто вы и почему так на меня смотрите?

– Не бойся, это я, тот самый Николай Иванович, – хрипло ответил мужик, – ты вроде как о внучке моей беспокоишься. Деньги на операцию собираешь?

– Да, да, проходите, поговорим, – облегченно выдохнула женщина.
Сердитый старик, не снимая ботинок, быстро прошел на кухню, уселся за столом и с подозрением спросил:

– Слушай, а ты точно помочь нам хочешь? Тут у вас в городе столько аферистов развелось, что не знаешь, кому и верить.

Виктория отвернулась к окну. Убеждать недоверчивого мужчину не было никаких сил. А он внимательно осмотрелся по сторонам и, заметив на стене большую фотографию солдата, сказал:

– Красивый парень! Сын твой, наверное?

Дрожащим от боли голосом Виктория Александровна прошептала:

– Да, сынок мой единственный. Он на войне погиб.

Мужчина изменился в лице и не сразу нашел, что ответить. А потом решительно протянул ей толстый потрепанный конверт.

– Возьми. Я дом недавно продал. Правда, много за него не дали. Прошу тебя, не подведи.

Виктория удивленно воскликнула:

– А сам куда? Дети как же?

– Да есть у меня еще одна развалюха маленькая. Буду ее ремонтировать. А потом новый дом построим с Серегой. Главное – Иришке помочь.

Оставшись одна, женщине пересчитала деньги и с облегчением подумала: «Осталось продать машину, и нужная сумма будет. Какое счастье, девочка спасена!»

Операция длилась долго – несколько часов. И все это время взволнованная Виктория Александровна тихо молилась под дверью. Наконец, из операционной выглянул уставший хирург и сразу же успокоил женщину.
– Все хорошо. Девочка восстановится, будет здоровым ребенком.

В кардиологическом центре Ирина провела еще месяц. Виктория ездила к ней каждый день, возила игрушки, гостинцы. А потом, с разрешения дедушки, забрала Иришку к себе –ждать возвращения брата. Оставаться в специнтернате больше необходимости не было. Девочка поправилась и окрепла.

Через несколько месяцев служба закончилась, и Сергей приехал за Ирой.

– Виктория Александровна, может, и вы поедете с нами. Там у деда и речка, и лес. Красота!

– Ладно, уговорил, побуду у вас пару дней.

– Нет, приезжай навсегда! Будем по грибы ходить, огород посадим, – радостно защебетала Ирина, – что тебе в этом городе делать?

Через несколько дней старенький пригородный автобус подъехал к окраине поселка и высадил забавную компанию – высокого лопоухого паренька, элегантную полную женщину и худенькую вертлявую девчушку. Именно она первая заметила стоящего неподалеку мужчину.

– Дедушка, дедушка, мы приехали, – громко закричала Ирина и бросалась навстречу деду.

Плачущий от счастья старик крепко ее обнял. Виктория и Сергей смотрели на них и радовались.

– Так, дорогие мои, пойдемте! Я уже стол накрыл, – весело сказал Николай Иванович и протянул Виктории букет.

«Какой приятный сюрприз», удивленно подумала женщина и с наслаждением вдохнула аромат, солнечный, летний, медовый. «В городе таких цветов не бывает! Не хочу туда возвращаться». А стоявший рядом Николай будто читал эти мысли. Смотрел, улыбался и понимал – в город ее не отпустит.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Молодая женщина с новорожденным ребёнком
Ещё час и жизнь закончится…

Светлана сидела на скамейке, только что её выписали из роддома. Она всё сделала неправильно, нужно было оставить ребёнка там, государство...

Светлана сидела на скамейке, только что её выписали из роддома....

Читать

Вы сейчас не в сети