Бабушка

— Караул! Помогите! Соседку муж убивает!.. – женщина прокричала и взволнованно посмотрела прямо в глаза участковому

Из кабинета участкового уполномоченного вышел седовласый мужчина пенсионного возраста. По всей видимости, он был чем-то расстроен. Потому что с недовольным видом пробурчал себе под нос что-то вроде: «Всё равно найду управу на вас!».

Маргарита Петровна Синицына, выждав несколько секунд и предупредительно постучав в дверь, вошла внутрь помещения.

— Здравствуйте! – в голосе женщины чувствовалось почтение к властной структуре.

— Здравствуйте! Присаживайтесь! – капитан суетливо перебирал документы на столе и готовился к визиту очередного посетителя.

Сегодня был день приёма граждан района. Поэтому капитан Иванов пребывал в скверном настроении.

— У меня очень важное заявление, господин полицейский! – Маргарита Петрова присела на краешек стула напротив участкового.

— Говорите, а потом и зафиксируем! – полицейский на мгновение оторвал взгляд от кипы бумаг и посмотрел на визитершу.

— Понимаете, у нас в двадцать третьей квартире уже полгода проживает семья Кустовых… — женщина сделала паузу из-за нехватки воздуха.

— Ясно!.. И что с этими Кустовыми не так? – капитан, наконец-то, перестал перебирать документы и сделал попытку сосредоточиться.

— Ольга Кустова постоянно ходит с побоями на лице и ещё, кто его знает, где. У неё очень суровый муж. Знаете, из тех, кого сегодня стали называть «бытовыми террористами»!.. – Маргарита Петровна внимательно посмотрела прямо в глаза участковому.

— Да, эти бытовые тираны очень опасны! Нужно провести расследование! – капитан сморщил веснушастый нос в знак того, что ему несимпатична эта категория мужчин.

— И очень срочно. Ведь сегодня я опять видела супругу этого… тирана! У неё свежие синяки под глазами!.. Ну, скажите! Как можно бить женщину?! – Синицина сделал недоуменное выражение лица.

— Сегодня же переговорю с этим… вашим… Кустовым. При необходимости примем меры! – капитан строго посмотрел куда-то выше головы визитёрши.

«Наверное, зря я сюда пришла. Когда представители власти говорят о себе в множественном лице, как сейчас, то ничего делать не собираются. Это надо же, «примем меры»…. Можно подумать, капитан полиции у нас вдруг стал «многогранной личностью». Какая красивая аллегория!» – от неожиданно пришедшего в голову каламбура женщина улыбнулась.

— Не беспокойтесь, порядок на участке я вам гарантирую!.. – полицейский подвёл черту под разговором.

— А как же заявление? – спохватилась Маргарита Семеновна.

— Потом и оформим сразу!.. – участковому уже явно надоел это разговор.

Сердобольная тётя Рита вышла из кабинета слегка раздосадованная. Женщина вдруг вспомнила своего предшественника, который недовольно что-то бубнил себе под нос.

«Да-да! Наш участковый навряд ли может навести настоящий порядок. Ну, ничего, я и до его начальства доберусь, если будет нужно!..» — пенсионерка, покачивая от недовольства головой, понуро двинулась в сторону к выходу.

Однако тётя Рита в этот раз была не права. И не потому, что не разобралась с внутренним миром блюстителя порядка. Этот капитан действительно относился к своим обязанностям формально. Он не проводил должным образом работу с жильцами вверенного ему района. Однако на этот раз Иванов буквально носом к носу столкнулся возле дома, где расположился опорный пункт полиции, с Кустовым. Сделать вид, что он не заметил прохожего, было нельзя. Ведь тот очень громко поздоровался.

— И вам здрасте! – капитан сделал строгое лицо и приблизился вплотную.

— Что-то случилось? – Виктор остановился и приготовился выслушать блюстителя порядка.

— Тут сигнал нам поступил! Очень неприятная история получается! – полицейский буквально сверлил своим колючим взглядом.

— Слушаю вас! – Кустов непроизвольно сдвинул брови и приготовился воспринимать информацию.

— Ваши соседи жалуются на вас! Говорят, что вы регулярно…. Как бы это сказать-то? – капитан явно замешкался.

— Жалуются?.. – Виктор явно был удивлён, — Мы вроде совершенно мирно живём, никого не тревожим!..

— А вот со слов жильцов вашего подъезда, получается совершенно иная картина! – капитан видел перед собой приличного мужчину и от этого чувствовал себя не в своей тарелке.

«И зачем я стал влезать в это дело. Пенсионерка что-то там напутала, а мне разгребать все это!..» — полицейский уже готов был дать заднюю.

— Ничего не понимаю!.. – в голосе крепкого мужчины чувствовалась искренность.

Возможно, на этом разговор бы и закончился. Однако взгляд Иванова упал на руки Виктора. Капитан сразу же отметил, что костяшки его кулаков сбиты. Причем ссадины были свежими.

— А тут и понимать нечего!.. – вдруг строгим тоном заговорил участковый, — Бьёте вы свою супругу или нет?

— Ах, вот в чём дело? – брутальный мужчина улыбнулся.

Эта реакция ещё больше завела полицейского. Ведь сам он, несмотря на достаточно скверный характер, никогда и пальцем не тронул представительницу прекрасного пола.

— Вам это кажется смешным? А если мы оформим побои и приложим к делу заявления ваших соседей? Это будет уже не так весело! Уверяю вас! – капитан непроизвольно положил правую руку на кобуру.

— Вам бы разобраться во всем, а не угрожать попусту! – мужчина открыл портфель и достал из него какой-то конверт.

— Не нужно мне указывать, как работать с населением! – полицейский недоумевал, почему Кустов такой спокойный.

— Возьмите! – мужчина сунул собеседнику конверт, — Всего хорошего! Иванов не успел даже среагировать.

Его первой мыслью на поведение Кустова было то, что ему в такой непринужденной форме давали взятку. Капитан, искушенный на подобного рода вещах, даже опешил.

«Вот это человечище! Решает вопросы влёт! Нужно с ним подружиться!..» — участковый бережно положил конверт во внутренний карман, чтобы в более подходящих условиях ознакомиться с его содержимым…

Кустов же по дороге домой только поражался человеческой природе.

«Это же надо такому случиться! Как будто вовсе не со мной. Обвинить меня в том, что я применяю физическое насилие к Оленьке. Да, я без неё ни дышать, ни думать не могу. Интересно, какой извращенный ум на такое способен?!» — Виктор не мог себе даже представить, что о нем говорят соседи…

Семья Кустовых около шести месяцев назад переехали в новый дом. Виктору было около сорока лет, а его супруге слегка за тридцать. Супружеской паре, которая вела довольно обособленный образ жизни, сначала было очень непривычно. Ведь здесь все соседи знали друг друга и довольно тесно общались. Особенно въедливой была соседка с первого этажа. Эту женщину пенсионного возраста все звали тетей Ритой. Она была чрезмерно приветливой и всегда владела самой актуальной информацией, обо всех жильцах подъезда.

— Сашенька, ты же рядом с Кустовыми живёшь! Скажи, ты чего-нибудь подозрительного не замечала? – бдительная женщина спрашивала у Александры Строгиной, проживающей в двадцать четвертой квартире.

— Знаете, тёть Рит, вроде бы приличная пара. Но иногда я слышу громкие возгласы и глухие удары обо что-то. Я даже думала, что Виктор поколачивает Оленьку.

Соседка от недоумения покачивала головой.

— Вот-вот! И я пару раз замечала, что Ольга ходит в солнцезащитных очках даже в пасмурную погоду! Не подозрительно ли? – пенсионерка пытливо смотрела на Строгину.

— Даже не верится, что такое может быть. А на вид вполне приличная пара. Я видела, как на людях он очень предупредителен к ней. Такое складывается впечатление, что этот Кустов обожает свою супругу. А оно вон, как выходит! – Александра цокала языком в знак серьёзного осуждения.

— Как думаешь? Нам уже пора вмешаться?! – в голосе тёти Риты чувствовался неподдельный интерес к жизни этой недавно заселившейся в подъезде супружеской паре.

— Не знаю даже! Чужая семья всё-таки! Если она сама не возражает, то уж нам-то какое дело?! – женщина явно была не сторонницей решать чужие проблемы.

— Ну, не скажи! Может, он её так запугал, что она даже пикнуть против его воли боится! Тут не разговоры разговаривать нужно, а спасать человека! – седовласая пенсионерка так воодушевилась, что стала не только повышать голос, но и очень энергично жестикулировать.

— Не люблю я лезть в чужие семьи! – Александра отрицательно мотала головой.

— А ты, голубушка, уже влезла по самую маковку! – тётя Рита взяла собеседницу за руку.

— Нет и нет! Сами пусть разбираются! – Строгина делала последнюю попытку, чтобы остаться в стороне.

— Тебе и делать-то ничего не нужно! Я всё сама обстряпаю. Ты лишь подпись свою поставь на бумаге! Это же не трудно? – в голосе жительницы первого этажа слышался праведный гнев человека, которому не все равно.

— Делайте уже, как считаете нужным! – Александра с усилием вырвала свою руку и направилась в сторону автобусной остановки.

— Вот и договорились! – от удовольствия тетя Рита даже потерла ладони друг о друга.

После этого разговора пенсионерка, которую многие за глаза звали «чёртом в юбке», принялась «обрабатывать» и других соседей. Многие хотели бы остаться в стороне, считая вмешательство в чужую семью аморальным. Однако тётя Рита обладала редким даром убеждения. Её основной аргумент, когда иссякали прочие разумные доводы, сводился к тому, что «Нужно спасать человека, или будет уже поздно!». А здесь не поспоришь. Ведь спасение всегда в приоритете у совестливого человека.

Две недели ушло у тёти Риты на то, чтобы большинство жильцов подъезда объединились в едином порыве за установление справедливости. Женщинам было нужно показать свою причастность к движению против половой дискриминации. А мужчины не могли оставить своих благоверных без поддержки. Вот и получалось, что тётя Рита сформировала мощное социальное движение, в масштабах подъезда проживания. Кстати, локализация была довольно условная. Потому что активная пенсионерка успела переговорить уже и с другими жильцами дома. В общем, слух о «тиране Кустове» приобрёл уже не характер сплетни, а общественного порицания. Теперь не только велись пересуды. Виктора стали обвинять в жестоком обращении с женой. Пока за глаза. Но этот процесс уже нельзя было просто остановить. А тут ещё ситуация с хулиганами во дворе дома.

На Кристину Воронину напала какая-то шпана. Четверо достаточно крепких парней обступили её под аркой. Дело происходило ранним вечером. Прохожих на улице было немного. Да и те, видя, как хулиганы издеваются над беззащитной девушкой, опускали глаза и быстро проходили мимо. Некоторые соседи в окна видели происходящее и даже позвонили в полицию. Однако было очевидно, что стражи порядка могут появиться только к «шапочному разбору», когда будет поздно. Хорошо, что в это время под аркой появился Кустов. Мужчина оставил машину с внешней стороны дома и вошёл во двор с неизменным портфелем в руках. Он быстро оценил ситуацию и сделал замечание молодым людям.

— Мужик, ты бы шёл мимо! А то, может здоровья не хватить для беседы! – крепкий брюнет держал в руках биту.

— Ух, ты! Мне уже стало страшно!.. – не успел Виктор договорить фразу, как ближайший к нему парень согнулся пополам.

А дальше многие и вовсе не успели разобраться, в чём собственно дело. Потом они не могли объяснить ни себе, ни друг другу, что случилось. Почему физически сильные молодые люди оказались в течение нескольких секунд в неестественных положениях на асфальте. Виктор только отдал удивлённой девушке в руки свой портфель. Мужчина очень ловко нанёс незначительные травмы хулиганам. Наверное, он мог бы и вовсе изувечить их, потому что они не оказывали практически никакого сопротивления. По всей видимости, парни не ожидали такой прыти от незнакомца. Да, и их бойцовской подготовки было явно мало для того, чтобы справиться со столь грозным, как оказалось, соперником. Неизвестно, кто больше удивился произошедшему событию. Девушка, избитые парни или свидетели-соседи. Только Виктор потратил на восстановление справедливости всего несколько секунд своей жизни. Он с невозмутимым видом взял из рук изумленной девушки свой портфель и продолжил движение в сторону подъезда. Когда приехал наряд ППС на месте происшествия были только слегка помятые парни. Девушка не стала ожидать полицию и быстро скрылась на улице, с внешней стороны дома. Опрос свидетелей свёлся в основном к беседе все той же тети Риты, со старшим лейтенантом.

— Что можете сказать по поводу вызова полиции? – в голосе чувствовалась полная апатия.

— Да вот эти… шпана!.. Напали на девушку! Она уже ушла!.. – пенсионерка до сих пор находилась под впечатлением увиденного.

До этого случая Маргарита Петровна только в сериалах видела, как один человек расправляется с целой бандой. На практике же она несколько раз становилась свидетельницей того, что против группы мужчин никто не может устоять. А тут такое!..

— Как ваша фамилия, гражданка? – старлей достал из папки бланк протокола и ручку, чтобы фиксировать показания.

— Синицына… Маргарита Петровна!.. – женщина оглянулась по сторонам, пытаясь высмотреть других свидетелей произошедшего по окнам, выходящим во двор дома.

— Так… Дальше!.. – полицейский записал данные и бросил взгляд на собеседницу, — А где тот, кто с этими так?

— Так это с двадцать третьей квартиры! – пенсионерка поправила выбившуюся из-под платка прядь волос.

— Вы видели, как эти напали на девушку? – старший лейтенант что-то записывал в протокол.

— Я это! Я видела, как Виктор Кустов мутузил парней!.. – женщина почти с жалостью смотрела на побитых молодых людей, которые уже успели подняться с земли.

Парни, понурив головы, стояли рядом с машиной ППС и вели разговор с другими полицейскими.

— Так кто на кого напал-то? – старлей недоуменно посмотрел на свидетельницу.

— Была какая-то девушка с ними, а Кустов стал бить мальчишек! – симпатия тёти Риты явно была не на стороне своего соседа.

— Вы меня путаете! Ваш сосед сам напал что ли? – старлей сдвинул на макушку свою фуражку.

— Знаете, мне домой пора! У меня борщ на плите! – Синицына сделал движение в сторону подъезда.

— Гражданка… — полицейский посмотрел на запись в протоколе, — Маргарита Петровна, я ещё не закончил!

Возможно, сейчас произошла бы ещё одна несправедливость в мире, и Кустова из героя сделали бы виновным. Но парни уже каялись другим коллегам старлея. Поэтому тот только и смог сказать:

— Вы бы поосторожнее были в показаниях! Знаете, что бывает за… — полицейский не окончил фразу и только махнул рукой от досады.

— Что видела, то и говорю!.. – тётя Рита обиженно надула губы и пошла домой, шаркающей походкой.

А уже через час все соседи буквально бурлили от этой истории. Оказалось, что не только Синицына видела акт расправы Кустова с хулиганами. Просто никому не хотелось стать причастным к этому. Ведь в нашей стране, да и во всем мире граждане не очень любят общаться с полицией. И это, несмотря на то, что все себя считают законопослушными и хотят навести порядок на улицах.

— Представляете, что Кустов может сделать со своей супругой? – голос Евгении Васильевой с третьего этажа был преисполнен ужаса, — Если он одной левой четырех крепышей «уработал» за две секунды!..

— Не сочиняй уже! – в разговор вмешался Павел Горин, который от жены слышал все детали этой истории.

— Тебе супруга напела в ухо, а я сама видела! – не унималась соседка.

— Говорю вам, этот изверг бедную Олечку бьёт смертным боем каждый день! – тётя Рита была практически вездесущей.

— Нужно что-то делать! И срочно! – Валентина с пятого этажа тоже видела окончание «боя», как она назвала восстановление справедливости под аркой дома.

— Завтра пойду к участковому! Где это видано, чтобы в наше время устраивать семейный терроризм?! – Маргарита Петровна грозно осмотрела собравшихся соседей.

— Правильно, тёть Рит, давай! – голос подал Серёжа с сорок пятой квартиры.

Молодого человека веселила вся эта возня вокруг Кустова. Ему было всё равно, что там происходит в его семье. Просто хотелось поразвлечься за чужой счёт…

И вот состоялся поход сердобольной тёти Риты в опорный пункт полиции. Она хотела сразу написать заявление участковому. Но тот отложил это официальное мероприятие «на потом». Полицейский решил сначала провести воспитательную работу с супругом-тираном. Однако тот лишь улыбался и сунул что-то ему в руку…

Когда капитан вернулся к себе в кабинет и развернул данный ему Виктором конверт, то чуть было не завопил от обиды. Дело в том, что там он обнаружил не ожидаемые денежные купюры, а… билеты на какое-то спортивное мероприятие. На цветных картонных прямоугольниках были обозначены места на завтрашние соревнования в СК «Динамо».

«Что за чертовщина такая?! Тут двадцать билетов. Хватит на… двадцать любителей спорта. Раздам-ка я эти билеты соседям Кустова. А с ним еще поговорю по душам. Шутник нашелся!» — капитан задумчиво почесал затылок.

Да, в конверте, который Виктор отдал полицейскому, были билеты на турнир по боксу в спортивном клубе «Динамо». Несмотря на первую волну негодования, Иванов пошёл туда вместе с группой коллег по опорному пункту и соседями самого Кустова. Часть билетов участковый отдал тёте Рите, которая уже и завершила «справедливое» распределение.

И вот уже до начала действа остались считанные секунды. Все зрители расселись по своим креслам. А, кстати, Виктор отдал билеты на самые престижные места с лучшим обзором. Соревнование началось. Ведущие объявляли пары соперников. Бои проходили в установленном порядке, который был указан на большом кубе с табло. Последним боем, который считался настоящим украшением турнира, стал поединок между Ольгой Кустовой и какой-то спортсменкой из Казахстана. Весь зал рукоплескал своей любимице. За пределами площадки виднелся и Виктор. Он был представлен в качестве тренера своей супруги.

— Ничего не понимаю! – шептала тётя Рита своей соседке Строгиной.

— Да, что тут не понятного-то? Виктор является тренером своей жены. А она, Ольга сейчас будет зад надирать вон той… из Казахстана. – Александра бурно рукоплескала вместе со всем залом.

И вот начался первый раунд. Если кто-то считает, что женский бой является детской шалостью, то может смело засунуть свое мнение именно туда, куда и следует. Женщины-бойцы дерутся очень самоотверженно и эмоционально. Кажется, что на кону стоит не просто спортивный титул, а сама жизнь. Вот и сейчас в категории среднего веса на ринге разворачивалась настоящая баталия. Соперницей Ольги оказалась титулованная спортсменка из Казахстана, которая по многим котировкам была в этой паре фаворитом. Первый и второй раунды прошли в вязком противостоянии, когда бойцы пытались провести, как говорится, разведку боем. Чувствовалось, что обе боксерши были достаточно опытными. Никто не пытался форсировать события. На кону стоял не только титул победителя турнира, но и очередная ступень в спортивной иерархии сразу по нескольким версиям федераций.

— Хороша всё-таки наша Олечка! – Александра и сама удивилась, как быстро она влилась в культуру болельщиков.

— Да-да! – задумчиво соглашалась тётя Рита.

Теперь уже всем было ясно, что Виктор был тренером супруги. А сама титулованная боксёрша часто выступала на различных соревнованиях и получала естественные спортивные повреждения. Их-то соседи и приняли сначала за побои от мужа.

— Если честно, то супруга в обычном бою сама мне зад надерёт! – Виктор весело смеялся, когда состоялся разговор с соседями после победы Ольги.

Он в качестве тренера ограждал свою подопечную от поклонников и принимал поздравление сам.

В разговоре выяснилось, что раньше и он активно занимался боксом. Несколько раз был чемпионом области и призером страны. Но однажды он получил серьезную травму головы во время боя за титул. Врачи запретили дальнейшее выступление. Пришлось перейти на тренерскую работу. А тут познакомился с будущей супругой, которая была, кстати, его поклонницей в мужском виде и начинающей спортсменкой по кулачным боям. Недолго думая, семейная пара после свадьбы решила объединить усилия, в достижении спортивных целей. Супруг стал личным тренером жены. В квартире же они иногда тоже тренировались. Обычно это было баловством, но не только. Вот почему иногда Александра из двадцать четвертой могла слышать резкие возгласы и глухие удары. В одной из комнат Кустовых был оборудован мини спортивный зал с грушей. Тётя Рита лишь головой покачала, когда узнала все подробности….

Девушка азиатской внешности

Мисс Швабра

- Эля, прости меня. Я был неправ, признаю, мне стыдно, что я послушался завистников и так некрасиво поступил с тобой....

- Эля, прости меня. Я был неправ, признаю, мне стыдно,...

Читать

Вы сейчас не в сети