Старушка божий одуванчик

Вера Павловна

Михаил был поздним ребёнком. Его мать, Вера Павловна, вышла замуж по мимолётной влюбленности и очень скоро поняла, что в браке она не счастлива. Но было такое время, что развод считался настоящим позором, да и прожить в одиночку было довольно сложно. Поэтому Вера благоразумно осталась с мужем, терпя его любовниц и ни слова не говоря. По большей части её брак напоминал соседство, а не тёплые супружеские отношения.

В конце концов, Вера Павловна смогла накопить на собственную квартиру и тут же развелась с мужем. Прожили в браке они почти двадцать лет, но детей не завели по обоюдному нежеланию. Но реализовать себя в роли матери Вера Павловна очень хотела, тем более теперь у неё было собственное жильё, значит, ребёнка своего она ничем не обделит. А вот замуж женщина больше не хотела, хватило ей двадцати лет брака с нелюбимым мужчиной.

В сорок один год Вера впервые забеременела, родила мальчика в сорок два и назвала Мишей. Теперь для счастья у неё было всё. Отец Михаила любил Веру, но она категорически отказалась выходить за него. Сердце Константина уже было искалечено предыдущим опытом, поэтому он отлично понял женщину. Константин помогал Вере в воспитании ребёнка, помогал с деньгами, словом, помогал со всём, с чем мог. Иногда Вера и Константин ходили на свидания, долго могли прогуливаться в парке, но вместе жить так и не стали.

Михаил ничуть не жаловался на свою семью, его всё устраивало. С отцом у него были отличные отношения, с матерью тоже. Так что он до подросткового возраста даже и не задумывался о том, почему его родители не живут вместе. Но когда он всё же спросил об этом мать, то Вера Павловна посчитала сына достаточно взрослым, чтобы объяснить ему всё, как есть на самом деле. После рассказа матери о её молодости и неудачном замужестве, сын сказал, что понимает и уважает её решение. С плеч женщины будто гора свалилась. Всё же она боялась осуждения Миши и нежелания жить без отца в доме.

Михаил выучился, вырос и устроился на довольно неплохую работу в маленьком городишке, в котором он жил с самого рождения. Купил квартиру в ипотеку, съехал от матери и завёл отношения с милой девушкой, которая работала в кондитерской прямо напротив его нового дома. Подозревать проблемы со здоровьем у своей мамы он стал, когда только начинал встречаться со Светой. В последнее время, когда он ещё жил с Верой Павловной, Миша замечал некую рассеянность в поведении мамы. Она могла забыть, куда положила сумочку, на какой странице остановилась, читая книгу, что хотела приготовить на ужин…

Вере Павловне на тот момент было уже 75 лет, так что Михаил посчитал небольшую забывчивость не самой страшной проблемой. Записал маму на приём к врачу, но Вера Павловна наотрез отказалась идти. А Михаил и не настаивал, раз она чувствует себя хорошо, то пусть всё идёт своим чередом. Всё изменилось, когда Мише позвонила мама и растерянным голосом сообщила, что потерялась.

— Как потерялась? Где? – испугался мужчина. – Куда ты шла?

— Что случилось? – шепотом спросила Света, с которой Миша как раз ужинал в небольшом ресторанчике в этот момент.

У них была годовщина знакомства.

— Алло, мам, ты меня слышишь? – Михаил встревожено повысил голос, когда не дождался ответа от матери.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Всё-таки возраст у Веры Павловны был солидным – мало ли что могло случиться?

— Да, сынок, слышу, слышу, — медленно проговорила женщина.

— Мам, с тобой всё там в порядке?

— В порядке, просто туман какой-то в голове…

— Постарайся оглядеться, может, дом есть какой-то рядом? Я за тобой сейчас приеду. А ты бы «скорую» себе вызвала пока.

— Нет, нет, не надо «скорую», я нормально себя чувствую, а дом… Да, вот, есть дом, — Вера Павловна сделала небольшую паузу, а потом прочитала название улицы и номер дома.

Михаил недоуменно нахмурился.

— Ладно, мам, никуда не уходи, я скоро буду. Но я понять не могу, зачем ты так далеко забралась? – Михаил подозвал официанта и жестом попросил счёт.

— Да я просто в магазин пошла, а потом, наверное, задумалась и свернула не туда.

— Хорошо, понял. Всё, подожди меня там, присядь на скамеечку пока. Ты не замерзла?

— Нет, я тепло оделась. Хорошо, сынок, жду, — женщина повесила трубку, а Света встревожено смотрела на Михаила.

— Что-то с Верой Павловной? – снова спросила девушка, видя, что Миша не торопится объяснять, в чем дело, а только нервно поглядывает на официанта, который должен был принести счет.

— Сказала, что всё нормально… Свет, ты извини меня, но мне надо уехать. Мама говорит, что потерялась, мол, неверно свернула у магазина и оказалась на другом конце города.

— Да ты что? – удивилась Света. – Ужас, а сама она как?

— Да ничего, вроде… Разберёмся, — Михаил уже заказывал такси. – Света, прости ещё раз.

— Глупости какие. Поехали скорее.

— Ты со мной хочешь? Осталась бы и поела нормально, — несмотря на тревожную ситуацию, Михаил усмехнулся.

— Ну, поесть я везде могу, а о Вере Павловне переживаю.

— Вот за это я тебя и люблю, — мужчина улыбнулся и поцеловал Светлану.

Официант принёс счёт, а приложение в телефоне оповестило о том, что такси уже ожидает.

Но когда Михаил и Светлана приехала по указанному Верой Павловной адресу, женщины нигде не было. Миша уже четко понимал: что-то не так. Он попросил Свету ждать Веру Павловну здесь, а сам побежал по ближайшим магазинам, аптекам и даже по открытым подъездам. Старушка нашлась через два квартала. Она бесцельно бродила в одном из двориков. Михаил тут же ринулся к матери.

— Мама! – громко позвал он, чтобы привлечь внимание женщины. – Зачем же ты сюда ушла?! Ты ведь называла другой адрес!

— Да я просто навстречу хотела пойти, сыночек, — взгляд у женщины был абсолютно потерян.

— Ну и напугала ты меня… — выдохнул Михаил.

Он только сейчас сообразил, что можно было не поддаваться панике, а просто позвонить маме на мобильный. Она же додумалась до этого, когда потерялась.

— Почему? Я просто хотела вот птичек покормить, — Вера Павловна с улыбкой протянула Михаилу половинку батона, видимо, другая половина уже была отдана птицам.

— И ради этого ты ушла в такую даль? — Да загулялась, загулялась, ну что ж теперь! — Ладно, давай мы со Светой отвезём тебя домой, посидим у тебя немного. Ты постарайся успокоиться после своих приключений.

— Да я и не волновалась. Я же знала, что ты мне поможешь, — улыбнулась женщина…

Позже, когда Вера Павловна вернулась домой, Светлана узнавала подробности недавней встречи сына с матерью: почему Вера Павловна ушла от первоначального места? У Михаила всё в голове не укладывалась одна простая истина. Его мать прожила в этом городе всю свою жизнь и оббегала все улицы, в том числе и ту, на которой заблудилась. Ну не могла она не сориентироваться. Да и её легкомысленный уход тоже вызывает вопросы. А ещё та непринужденность, с которой она себя вела. Так обычно не поступают люди, которые заблудились на знакомой улице. Что-то здесь было не так. Все свои мысли он и изложил Светлане.

— Да, ты прав, — озадаченно прикусила губу девушка. – Мне кажется, что Вере Павловне нужно показаться врачам.

— Я записывал её на прием к доктору, но она отказалась, — вздохнул мужчина. – Эх, знал бы я тогда, что она заблудится в родном городе…

— Не кори себя так, — Светлана погладила его по руке. – Может, ничего страшного и нет, но в любом случае надо предпринять какие-то меры.

— Надо, — согласился Михаил. – Но сегодня я не хочу лезть к ней, она и так пережила сильный стресс.

— Хорошо, но затягивать всё же не стоит. Позвони в поликлинику завтра или послезавтра.

— Да, так и сделаю. Главное – убедить маму в том, что поход к врачу необходим.

— Убедим, — уверенно ответила Светлана.

На следующий день Михаил позвонил в поликлинику, описал вкратце произошедшую ситуацию в регистратуре и спросил, что ему делать.

— Вы можете сопроводить Вашу маму на приём к терапевту, он выпишет направление к дальнейшим специалистам. Либо можете вызвать врача на дом, — подсказала медсестра.

— Можно вызвать? – с надеждой спросил Михаил.

Уж так Вера Павловна не откажется от осмотра и беседы с профессионалом.

— Конечно. Сегодня с 4 до 7 или завтра с 9 до 12.

— Можно на сегодня, пожалуйста, — торопливо ответил Михаил.

Завтра утром он будет на работе, так что не сможет убедиться в состоявшейся встрече мамы с врачом. Его попросили назвать адрес проживания Веры Павловны.

— Хорошо. Ожидайте, — и медсестра повесила трубку.

Михаил глянул на часы. Было 2 часа дня. Он набрал номер телефона своей мамы и раздумывал, как бы помягче преподнести ей последнюю новость. Врачей Вера Павловна не любила, потому что её бывший муж работал фельдшером. Понимала, что люди крайне важные и нужные, но неприязнь осталась.

— Алло? – ответила на звонок Вера Павловна.

— Мам, привет. Как у тебя дела?

— Привет, Мишенька, — обрадовалась старушка. – Да всё хорошо. У тебя как?

— Тоже хорошо. Мам, можно к тебе приехать сегодня? А то я волнуюсь за тебя, — он так и не придумал, как сказать матери о сделанном вызове врача.

— Да, конечно, можно, — в её голосе слышалось недоумение. – А почему волнуешься-то?

— Ну, как… Ты же вчера потерялась, — Вера Павловна ничего на это не ответила.

В трубке повисла какая-то зловещая тишина.

– Мама?

— Да, да, приезжай, Мишенька, — повторила старушка. – Жду тебя.

— Хорошо, до встречи…

Михаил нажал на «отбой» и задумался. Кажется, Вера Павловна и не помнила вовсе, что вчера заблудилась. Это не на шутку напугало Михаила. Ведь пережив довольно сильный стресс, не забываешь его меньше чем через сутки. Светы дома не было, так что ему некому было выговориться, и мужчина отправился к матери с чувством тревоги за её здоровье. Однако дверь ему открыла пышущая здоровьем женщина. Вера Павловна даже приоделась и слегка подкрасилась к приходу сына. Она рада была видеть Мишу, как будто впервые за несколько месяцев. Всё это очень сильно пугало и нервировало Михаила.

— Проходи, сыночек, раздевайся, — радостно щебетала женщина, суетясь вокруг сына. – А я вот блинчиков тут напекла. Ты бы пораньше хоть предупредил меня, я бы обед вам с Машей сварила.

Миша так и застыл. Машей звали его бывшую девушку, с которой они года два назад разошлись, не сойдясь в бытовых вопросах.

– Как, кстати, она?

— Мама, ты ничего не напутала? С Машей мы давно расстались, мою девушку зовут Света.

— Ой, точно, точно! Перепутала, — усмехнулась Вера Павловна.

Вся она была в каком-то странно приподнятом настроении.

— Ну, да… Бывает, — Михаил попытался сменить тему. – А как вообще самочувствие у тебя?

— Ой, да прекрасно! – всё так же воодушевленно ответила женщина.

— Это замечательно, — улыбнулся мужчина. – Раз ты в таком хорошем настроении, то, надеюсь, нормально воспримешь новость о том, что к нам сегодня доктор зайдёт.

Вера Павловна мгновенно переменилась в лице. Улыбка быстро потускнела, искорка из глаз пропала. Старушка вдруг нахмурилась, поджала губы.

— Какой ещё доктор? – злобно спросила Вера Павловна.

— Терапевт, — невозмутимо пожал плечами Михаил. – Я за тебя очень переживаю, мам. Ты всё-таки вчера заблудилась в родном городе.

— Да что ты заладил – заблудилась, заблудилась! – вдруг закричала Вера Павловна. – Я гуляла, понятно тебе?! Мне на старости уже и из дома не выходить?!

— Мама, да ты что? – Михаил даже отшатнулся от своей матери.

Он вообще не помнил, чтобы эта преисполненная спокойствием женщина когда-либо так громко кричала.

— Дожила! – тем временем на глазах старушки появились слёзы. – Родной сын запрещает из квартиры выходить!..

— Да кто запрещает? – вытаращил глаза Михаил, но истерика Веры Павловны уже развернулась.

Женщина безутешно рыдала несколько минут. Михаил пытался её успокоить, но всё попытки были напрасны. Вера Павловна разозлилась на сына, то ли он напомнил ей о неудачном браке и потраченной впустую молодости, то ли она обиделась из-за того, что сын чрезмерно заботится о ее здоровье – Михаил так и не понял. Не понимала этого и сама Вера Павловна, внутри неё бушевало столько отрицательных эмоций, что она даже не знала, что послужило началом слёз. Её истерика закончилась так же быстро, как и началась. Внезапно женщина замолчала, её лицо приобрело абсолютно безразличное выражение. Михаил с тревогой наблюдал такие резкие изменения в матери.

— Мам? Всё в порядке? – наконец, осмелился спросить он.

— Да что тут может быть в порядке? — риторически промолвила женщина. – Понятно уже, что вызов отменять нельзя. Надо хотя бы приготовиться к приёму.

Готовилась к приёму Вера Павловна тоже очень странно. Поставила на стол третью тарелку, налила соусник сметаны и уселась дожидаться врача, рассеянно глядя в окно. Михаил решил всё же не нарушать тишину и не доставать мать расспросами. Но про себя он уже подумал, что надо было вызывать вовсе не терапевта.

Врач пришёл примерно через полчаса после устроенной Верой Павловной сцены. Открыл дверь Михаил, и с порога начал описывать все беспокоящие вещи в поведении его матери. Участковый врач смотрел на него поверх очков, а потом попросил показать саму женщину. Вера Павловна уже снова была в приподнятом настроении. Она поздоровалась с доктором, как со старым другом, тут же предложила ему пройти на кухню, попробовать блинов со сметаной. Врач отказался и задал несколько вопросов о перенесенных заболеваниях, о хронической патологии, о вчерашнем дне, о родственниках, о различных жизненных событиях, например, о дате рождения ее сына, о сегодняшнем числе. И если день рождения сына Вера Павловна помнила четко, то сегодняшнюю дату напрочь позабыла.

— Ой, то ли двадцатое, то ли двадцать первое… — смущенно проговорила женщина. – Куда в мои года за датой следить? Зима на дворе, новый год прошёл уже, мне этой информации вполне достаточно.

— Понятно. Что ж, физически Вы вполне здоровы, гипертоническая болезнь под контролем, нарушения ритма сердца тоже. Но вот Ваши ментальные функции вызывают у меня некоторые вопросы. Я настоятельно рекомендую Вам вызвать психиатра в ближайшее время, направление я выпишу.

— Я что… Психически больная по-вашему?! – неожиданно закричала Вера Павловна.

И опять Михаил поразился таким резким переменам её настроения.

— Нет, почему же, — спокойно отреагировал терапевт. – Это рекомендация для всех людей, старше шестидесяти лет.

— Миша, ты что, хочешь меня в дурдом засунуть?! – не унималась женщина.

— Мама, давай с тобой потом поговорим, — Михаил тоже старался вести себя спокойно. – Я сейчас провожу доктора, и мы с тобой всё обсудим.

— Не хочу я ничего обсуждать! Оставьте меня все в покое! – женщина проворно вскочила, ушла в другую комнату и хлопнула дверью.

— Это нормальная реакция для Вашей матери? – спросил доктор.

— Нет, впервые вижу её такой, — признался Михаил.

— Тогда я сделаю вызов специальной бригады. На месте решат вопрос о госпитализации.

— Что? Куда? – удивлённо спросил мужчина.

— В психиатрический стационар, — безразлично ответил врач. – Ваша мама находится в состоянии возбуждения, у меня с собой нет препаратов, чтобы его снять. Кроме того, присутствуют жалобы на нарушение ментальных функций. Поэтому Веру Павловну не помешало бы госпитализировать для обследования.

— Ну… Хорошо…

Конечно, Михаилу не нравилась эта идея. Да и какой нормальный человек обрадуется, если его родного, тем более, самого близкого человека – маму, определят в сумасшедший дом? Но мужчина видел, что с матерью и впрямь творится нечто странное. Он переживал за её здоровье. Если такие истерики станут постоянными, то наверняка возникнут проблемы с давлением, с сердцем. Посещала врачей Вера Павловна всегда неохотно, но никогда не устраивала скандалов по этому поводу.

Психиатрическая бригада приехала быстро. Участковый терапевт дождался их, объяснил ситуацию. Всё это время Михаил пытался поговорить с матерью, но женщина забаррикадировалась в комнате, дверь не открывала.

— Добрый день, Вы – родственник? – быстро спросил приехавший психиатр.

— Да, я сын. Моя мама закрылась в комнате, я не могу открыть дверь, — сообщил Михаил. — Ну, либо Вы как-то достучитесь, либо нам придётся уехать. Ломать чужие двери мы не можем, — развел руками доктор.

— Хорошо, пожалуйста, подождите несколько минут.

Михаил снова попытался поговорить с матерью, но это ничего не дало. Он прислушался. В комнате раздавался какой-то непонятный тихий шум, скрипели половицы. Михаил понимал, что бригада действительно может просто уехать, поэтому ему не оставалось ничего, кроме как с силой дернуть ручку несколько раз, пока замок не соскочил.

Вера Павловна испуганно обернулась. Она ходила по комнате кругами, быстро шагая. Её пальцы были сложены в странный жест, как будто она что-то перетирала между ними. Похоже, Вера Павловна всё это время что-то бормотала себе под нос, потому что сейчас в комнате стояла тишина.

— Миша? А ты зачем сломал дверь? – растерянно спросила женщина.

— Потому что ты её не открывала, — Михаил пытался говорить спокойно, но его сердце разрывалось от боли. – Мама, тут к тебе гости приехали, идёшь встречать?

— Какие гости? – Вера Павловна нахмурилась. – Ты же хотел сдать меня в дурдом, гадёныш! Ты что, санитаров позвал?! – женщина вдруг совсем уж неожиданно разразилась ругательствами, проклятьями в адрес собственного сына, чуть не набросилась на него с кулаками.

Конечно, вреда от сухонькой старушки было бы немного, но мужчина пребывал в состоянии шока, наблюдая за матерью.

— Так, пропустите, — вывел Михаила из транса голос врача. – Женщина в состоянии возбуждения, может представлять опасность для себя и для окружающих. Вадик, неси чемодан, оформляйте направление, — быстро распорядился доктор…

Михаил почувствовал себя скверно, ему пришлось сесть на кресле. В глазах темнело, сердце норовило выпрыгнуть из груди. Почему это несчастье случилось именно с его мамой?! За что? Она всегда была такой доброй, воспитанной, спокойной женщиной! И вот сейчас она плюется во врачей, покрывает их ругательствами и кричит так, словно ей кости ломают. Михаил не мог просто этого вынести, он ушёл на балкон и закурил. Глаза жгло то ли от дыма, то ли горя. Через некоторое время крики Веры Павловны стихли, копошение тоже прекратилось. Михаил пришёл в комнату, где уже вполне спокойно сидела старушка, даже немного улыбалась.

— Что с ней? – прокашлявшись, спросил Михаил.

— Пока рано говорить об окончательном диагнозе. Мы ставим органическое заболевание под вопросом. Для уточнения понадобится госпитализация. Как видите, возбуждение мы сняли, Ваша мама в состоянии легкой эйфории, скоро заснёт. Соберите, пожалуйста, необходимые вещи, документы, — врач повернулся к старушке. – Вера Павловна, как сейчас думаете? Поедем сосуды немного подлечить?

— Ой, ну вот сейчас думаю, что можно и подлечить, — согласилась женщина.

— Даёте согласие на госпитализацию? Распишитесь?

— Распишусь, — смущенно улыбнулась старушка.

Прошёл месяц.

Света ужасно переживала из-за госпитализации Веры Павловны, навещала её каждые выходные. К сожалению, старушка часто называла её другим именем, но Светлана всё понимала. Она улыбалась, кивала и всячески поддерживала Веру Павловну. С диагнозом врачи определились и сообщили его Михаилу. Болезнь Альцгеймера. К сожалению, с этим уже ничего нельзя было поделать, процесс зашел далеко, сильно притормозить его не получится.

— Моя рекомендация это проживание в интернате, — заключил психиатр. – Но решать, конечно же, Вам.

— Нет, я пока не готов, — быстро ответил Михаил, сжимая руки в кулаки.

Он смотрел когда-то передачу про это заболевание, знал, чем всё закончится. И ему было ужасно страшно.

— Ваше право. Когда передумаете, приходите за направлением, — врач даже не сказал «если».

Михаил и Светлана забрали Веру Павловну из стационара. Старушке прописали некоторые препараты, но они, конечно, не лечили неизлечимое, снимали симптомы только. Михаил решил недолго пожить с мамой и попробовать найти ей хорошую сиделку.

Вере Павловне становилось хуже с каждым днём. Настроение часто менялось, женщина забывала выключать воду, газ, гасить свет. Михаил боялся выходить лишний раз из дома, не перекрыв все, что только можно было перекрыть. Вера Павловна совсем забыла Свету и каждый раз, когда девушка приходила посидеть с ней, заново знакомилась с «новой» подругой своего сына. Михаил держался, как мог. Сиделку они со Светой искали вместе. Однако никто в их маленьком городке не обладал достаточной квалификацией. Конечно, приходили бывшие медсестры, но им не хватало ни знаний, ни терпения, ни усидчивости. Оставлять свою мать с кем попало Михаил, конечно же, не хотел. Переискав всё, мужчина понял, что круглосуточную сиделку, даже за бешеные для крошечного городишки деньги, просто нереально нанять. Тем временем дела у Веры Павловны становились хуже некуда. Женщина начала теряться в собственной квартире. Её болезнь быстро прогрессировала. Константин, отец Миши, оставался с женщиной, когда сын уходил на работу, и не могла прийти Света. Он с болью наблюдал, как Вера, его любимая, мажет на лицо варенье, говоря, что это очень полезная маска.

Однажды, когда Михаил вернулся с работы, то увидел, что Веру Павловну за руку ведет по коридору Константин, а сама старушка улыбается и тянет руку к сыну.

— Мишенька, уже пришёл? Как дела в школе? – спросила старушка.

У Михаила пробежали мурашки по спине, но он через силу улыбнулся.

— Хорошо, — ответил он. – Пойдём в комнату, отдохнем. Когда

Вера Павловна заснула, Константин позвал сына на кухню.

— Пришло время, Миш, — без обиняков сказал он. – Тебе говорили про проживание в интернате, уже пора.

— Но я не могу… Не могу!.. – Михаил сильно сжимал челюсти, лишь бы не заплакать, как маленький ребенок.

— Сын, тебе нужно понять, что так будет лучше для всех. Вера сможет прожить чуть дольше в опытных руках, а ты сможешь, наконец, жениться и создать свою семью.

— Ты не понимаешь, — буркнул Михаил. – Она меня вырастила, терпела всё мои выходки, никогда не ругала, а я должен бросить её одну в интернате!..

— Я всё понимаю, — спокойно возразил Константин. – Но попытайся оградиться от бесполезного самопожертвования. Ты трёх людей привлекаешь у уходу за Верой, сам страдаешь, заставляешь страдать Светку. Думаешь, она замуж не хочет? Семью не хочет, детей… Ей жаль твою мать, но вы оба должны понять, что Вере уже не помочь. Пусть она спокойно доживёт положенное, а вы займитесь собственной жизнью.

Михаил тяжело вздохнул. Он и сам уже думал об этом. Иногда мама становилась просто невыносимой, она могла кидаться разными предметами или громко хохотать посреди ночи, не всегда вспоминала, для чего нужен туалет…

И это далеко не все ужасы, которые они переживали. Никто, разумеется, не обвинял Веру Павловну, но…

Это «но» и заставляло думать об интернате. Сколько там людей? Сколько стариков, брошенных собственными детьми? А помнят ли они вообще своих детей? Возможно, и нет. Так зачем ждать, когда его мама спросит Михаила, а кто он, собственно, такой и почему вошёл в её дом.

Михаил отправился к врачу на следующий день. Света осталась с Верой Павловной. Старушка вновь посчитала Свету новой подругой Миши и с удовольствием болтала с ней ни о чём. Светлана старалась сдержать слезы и собирала вещи Веры Павловны.

— А куда мы собираемся? – невинно спросила старушка.

— А мы поедем в санаторий, — дрогнувшим голосом ответила Света.

— Ой, Лидочка, как здорово!.. – обрадовалась Вера Павловна. – А куда?

— Да тут совсем недалеко.

— В Евпатории?

— Да, — Света прикусила губы и тихо заплакала. – В Евпатории.

Вера Павловна прожила ещё год. Михаил не выдержал и в конце её пути забрал мать домой. Он считал, что хотя бы умереть она должна в родных стенах, а не в интернате. Перед тем, как заснуть навсегда, старушка всех попросила быть счастливыми, улыбнулась, а потом закрыла глаза.

Дзен рассказы, читать на дзене истории из жизни, реальные случаи из жизни людей в бане. Деревенские смешные случаи читаем Яндекс. Трогательные до слёз откровения. Истории измен, о любви, предательстве. Свёкр и сноха. Тёща. Астрология. Гороскоп. Снегурочка. Новый год. Снохачество. Бабушка и внучка. Жена и муж. Измена. Здесь можете читать онлайн бесплатно.

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети