Девочка на вокзале. Потеряшки. Потеряшка

Потеряшка

Заплаканная девочка, похожая на попрошайку, подбежала к женщине, которая выходила из своего дорогого автомобиля, на парковке у вокзала, и со слезами на глазах спросила:

— Мама, это ты?

Её лицо было красным и опухшим от слёз, нос бесконца дергался, подбородок дрожал, курточка расстёгнута.

— Мама! — Рыдала девочка. — Мама, зачем ты меня бросила?! Я испугалась! Думала, что ты ушла, мама! Мамочка!

И, неожиданно для Анны, девочка метнулась к ней и крепко обняла за пояс. От такого действия женщина опешила. Видимо, на эмоциях девочка спутала её с матерью.

— Малышка, — осторожно отодвинула от себя девочку Анна, — послушай, ты что, потерялась?

— Это ты ушла, мама! — С ещё большей силой расплакалась девочка.

— Но я не твоя мама. Как тебя зовут?

— Зачем ты так говоришь, мама?!

— Послушай, — уже более твёрдо обратилась к потеряшке женщина. — Я не твоя мама. Где ты видела свою маму в последний раз? И как тебя зовут?

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Девочка злобно нахмурилась, будто бы собиралась дать Анне настоящую взбучку. Она внимательно вглядывалась в лицо женщины и, кажется, постепенно начала осознавать, что это действительно не её мама.

— Ты не моя мама. Моя мама была там, когда она ушла, — девочка показала на другой конец парковки. — А потом она исчезла. Ушла куда-то…

— Как тебя зовут?

— Алина.

— Послушай, Алина, ты давно тут ходишь?

На вид девочке было лет 6, не больше, да и посчитать она толком не могла, а потому просто покачала головой.

— Ясно. Что же мне с тобой делать…

Анна выпрямилась и судорожно забегалась глазами по парковке. Она не могла оставить эту девочку тут одну. Женщина стала бродить вместе с девочкой по парковке в надежде на то, что невнимательная мать всё-таки найдётся и заберёт своё дитя. Они обошли всю парковку, но так её и не нашли. Тогда Анна решила обратиться к охране парковки. Быть может, они смогут помочь.

— Ну-ка, пойдём попросим помощи.

Но будка охраны была по какой-то причине закрыта, и самой охраны нигде видно не было.

— Ясно… — Выругалась про себя Анна. — И как мы теперь найдём твою маму? Как её зовут?

— Мою маму зовут Катя.

— Тогда пойдём на то место, где тебя оставила мама, и подождём её там, ладно?

Алина молча кивнула и последовала за Анной.

«Ну, и за что мне это?» — постоянно ловила себя на этой мысли женщина.

Они вернулись к автомобилю и стали ждать. Алина постоянно пыталась высмотреть свою мать, но ни через час, ни через три это не дало никаких результатов. И тогда Анна попросту сделала вывод, что какая-то горе-мамаша Катя бросила свою дочь Алину. Вот только почему, ей было не понятно. Алина, казалось, была прекрасной девочкой: она спокойно вела себя, не жаловалась на усталость или ещё чего…

Алина просто с надеждой в больших глазах пыталась разыскать свою маму. Наступил поздний вечер. Анна почувствовала жуткую усталость, голод…

Наверно, и сама Алина уже испытывала то же самое, просто она ничего не говорила об этом. Нужно было обратиться в полицию. Конечно, не в ту, что на вокзале и закрыта. Но сил на это женщина вряд ли уже найдет, и потому она не придумала ничего лучше, чем предложить девочке поехать к ней. Анна опустилась на колени, и теперь её глаза были на уровне глаз Алины.

— Послушай, золотце, уже слишком поздно, и мы с тобой уже устали. Давай, мы сейчас поедем ко мне домой, а завтра снова попытаемся найти твою маму. Что скажешь?

Поначалу Алина смотрела на Анну недоверчиво. Ну, да, с чего бы ей ехать домой к чужой тете с вокзала? Но после недолгих размышлений, она всё же согласно закачала головой. Анна усадила Алину на заднее сидение и пристегнула.

— Вот и замечательно. Как тебе моя машина? Красивая, правда?

— Красивая. — Всхлипнула девочка.

— Эй, ну, не плачь. Всё будет хорошо. Мы найдём твою маму, и ты поедешь с ней к себе домой, да?

— Наверно, мама бросила меня…

После этих слов девочка закрыла лицо руками и громко заплакала. Анна почувствовала, как больно защемило сердце при виде такого несчастного ребёнка. Конечно, нельзя было исключать и того, что ребёнка попросту бросили…

Уж только по какой причине совсем не ясно. Всё-таки любящая мать наверняка сразу бы кинулась искать свое дитя и сделала бы для этого все. Был и такой вариант, что девочка могла сбежать с поезда, а мать поздно кинулась. Но сама Алина не упоминала такой ситуации. Завтра утром первым делом она обратится в полицию и лично проследит за тем, чтобы ребёнка доставили родителям.

— Перестань. Мама не могла бросить тебя. Она ведь тебя любит, правильно?

Алина неуверенно кивнула.

— Вот и славно! Сейчас поедем с тобой в магазин, купим всяких вкусностей, а потом будем кушать их и смотреть мультики.

От таких новостей девочка стала плакать чуть меньше, а потом и вовсе успокоилась. Такой расклад дел ей явно понравился, так что теперь Анна могла спокойно вести машину. По дороге пошёл дождь. Прислушиваясь к тихому лепету радио и стуку капель о стекла машины, Алина незаметно уснула.

«Наверняка она ужасно устала… — подумала Анна. — Сколько же времени она провела на этом вокзале без матери?»

Столько вопросов…

Всю дорогу женщина думала о произошедшем, и чем боле мыслей роилось в её голове, тем больше она ненавидела мать девочки. Ужасно безответственно! У самой Анны не было детей. Она никогда особо и не хотела их иметь, но и судьба распорядилась так, что ей было просто не дано. У неё и мужа не было, хотя она вполне могла бы обзавестись им. Пару коллег из фирмы увиливали за ней время от времени, но мысли о замужестве пугали её. Она просто не хотела лишаться той свободы, которая была у неё, не хотела ни от кого зависеть…

Одним словом, Анна предпочитала быть как та кошка — сама по себе. А теперь жизнь подбросила ей этого ребенка, с которым она на самом деле и понятия не имела, что делать.

Почти что час Анна и Алина добирались до магазина. Девчушка всё ещё спала, и, как бы Анне не хотелось будить её, она должна была сделать это, иначе, если девочка проснется и не обнаружит её, то ситуация может стать ещё хуже. Припарковавшись почти что у входа в магазин, Анна развернулась и посмотрела на Алину. Теперь лицо девочки не было искажено плачем, возмущением или какими-то другими эмоциями. Она выглядела очень умиротворенной и даже напоминала ей милого ангелочка.

— Ну как такое чудо можно было бросить? — Тихо прошептала Анна и принялась будить Алину. — Эй, милая, просыпайся.

Алина раскрыла свои голубые глаза и тут же начала оглядываться по сторонам. Спросони она явно потерялась и не сразу смогла вспомнить, где находится.

— Мама? — Тихо попыталась позвать она.

— Милая, тут нет твоей мамы. Мы приехали в магазин, помнишь? За сладостями и всякими вкусностями…

— Да, помню. — Слегка нахмурившись, поднялась с места девочка и посмотрела на Анну. — Ты похожа на мою маму.

— Ты уже говорила. Наверно, у нас одежда одинаковая, да?

Уже на это Алина ничего не ответила. Она просто начала смотреть в окно в ожидании того, что ей откроют дверь наружу.

— Ну, ладно, тогда пойдём в магазин.

Анна вышла из автомобиля, обошла его и открыла дверь Алине. Девочка быстро выбралась наружу и стала ждать дальнейших действий. Женщина подошла к ней и протянула руку, но девочка не стала принимать такой жест: она просто пошла рядом.

В магазине было совсем не много народу, ведь было уже поздно, и магазин уже скоро закроется. Анна взяла корзину для продуктов, и они вместе с Алиной стали прогуливаться вдоль длинных рядов высоких стеллажей с разнообразной провизией. Консервы, крупы, печенье, конфеты…

— Какие сладости ты любишь? — Попыталась разговорить девочку Анна.

Ей хотелось хоть как-нибудь подбодрить Алину и убедить её в том, что всё не так уж и плохо.

— Мне вот нравится мармелад.

— Я люблю шоколадки.

— А какие шоколадки?

— Милка и Несквик. А ещё мама всегда покупала мне чупа-чупсы…

Выслушивая предпочтения, Анна забрасывала сладости в корзину. Раньше она никогда не покупала их в таком количестве, и теперь чувствовала себя кем-то, вроде Деда Мороза или Пасхального кролика…

А ещё матерью. Будто бы в какой-то момент в ее жизни все так быстро произошло, что теперь она стала матерью этой маленькой девчушки. Чувство было очень странным и весьма непривычным, но не таким уж и плохим, как ожидалось. Она взяла печенье, молоко, соки, какие-то коктейли, потому что понятия не имела, что конкретно предпочитает девочка. Постепенно Алина оживлялась, и время от времени даже шла вприпрыжку, особенно рядом со всякими игрушками.

— Слушай, а у тебя есть папа? — Осторожно поинтересовалась Анна.

— Папы нет. Я никогда не видела своего папу. Мама говорит, что папа бросил её, когда я ещё была у неё в животе.

— Понятно.

Такие ситуации — тоже одна из тех причин, по которым Анне не хотелось выходить замуж. Ты можешь забеременеть, понадеяться на нормальную семью, а в итоге всё разваливается, и несчастная женщина с разбитым сердцем тащит и ребёнка, и себя, и счета за квартиру на своих хрупких плечах. От этой мысли Анна поморщилась.

— Хочешь что-то ещё?

— Нет, спасибо.

— Точно?

— Точно. Мы и так уже взяли сто-о-олько шоколадок! — Протянула Алина, заглядывая в корзину с продуктами.

— Ну, хорошо. — Усмехнулась Анна. — Тогда пойдём на кассу.

Когда Анна привезла Алину к себе в квартиру, уже перевалило за полночь. Девочка снова уснула по дороге, но на этот раз будить её совсем не хотелось. Поэтому сначала женщина быстро отнесла продукты в квартиру, а потом вернулась за Алиной. Она осторожно взяла ее на руки, стараясь не разбудить, закрыла машину и медленно зашагала в дом. В её квартире была небольшая комната для гостей, но, немного поразмышляв, Анна не стала укладывать там спать Алину. Опять же из здравых размышлений о том, что девочка может только сильнее напугаться и переволноваться. Идеальным вариантом стал диван в гостиной. Там она могла положить спать Алину, а сама подремать в кресле. Анне все никак не давали покоя две вещи: что мать бросила ребенка, и что ребенок несколько раз упомянул то, что она похожа на его мать. Это было странно, и вполне вероятно, что похожи они были разве что только одеждой. Но что-то внутри, будто бы в самом сердце тревожно билось от этих мыслей. Будто бы был здесь какой-то подвох…

Анна уложила Алину на диван и накрыла пледом, а сама отправилась раскладывать продукты по местам. День вышел достаточно тяжелым и насыщенным, и поэтому вскоре она и сама уснула, сидя в кресле и наблюдая за спящей девочкой.

На следующий день Анна накормила вкусным завтраком Алину, упаковала для нее остатки сладостей и, как планировала, отправилась в ближайшее отделение полиции. Казалось, Алина уже успела привыкнуть к ней. После заявления о пропаже её передадут органам опеки на время, пока не найдут мать, и для девочки это может стать ещё большим ударом. Конечно, она знала, куда её везут (Анна объяснила ей, как могла), и все-таки для ребенка еще сложно осознавать такие сложные моменты.

— А мы долго будем в полиции? — Поинтересовалась Алина, увидев впереди здание отделения.

— Не знаю, милая. — Честно призналась Анна.

У неё душа разрывалась от того, что ей придётся оставить там бедняжку. Она тоже успела привыкнуть к этой девчушке за столь малое время.

— А мою маму найдут?

— Конечно, найдут.

А вот это уже была лишь на половину правда. Она ведь не могла знать этого точно.

— Ну всё, приехали. Пойдём?

— Пойдём.

— Обещаешь не бояться?

— Обещаю.

— Хорошо.

Женщина и ребёнок вошли в отделение полиции в намерением написать заявление о пропаже. Анна рассказала, где и во сколько она нашла девочку, сама Алина рассказала, как зовут маму и что произошло до того, как она потерялась.

— Мама просто сказала, что она отойдёт на минутку и вернётся, но она так и не пришла за мной.

— А как выглядит твоя мама? Какие у неё волосы? Глаза?

Алина ненадолго задумалась, а затем молча указала на Анну.

— Моя мама выглядит как Аня.

— Видимо, мы просто одинаково одеты с её матерью. Может, куртки одинаковые или ещё что…

— Ага… — Промычал участковый и сделал на листке бумаги запись. — А как зовут твою маму, Алина?

— Катя.

— А фамилию свою знаешь?

На этот вопрос Алина ничего не ответила. Она пожала плечами, и в этом не было ничего удивительного. Многие дети в её возрасте ещё не могут запомнить свою фамилию.

— Что же, отлично. Тогда, гражданка Миронова, — обратился он к Анне, — вы можете идти. А тебя, маленькая наша, заберет другая тётя.

— Другая тётя? — Испуганно переспросила Алина.

Она беспомощно посмотрела на Анну. В её глазах снова начали появляться слёзы. Смотреть на всё это со спокойным сердцем было невозможно. Анна буквально чувствовала, как её сердце обливается кровью и тяжелится свалившимся на него камнем. Вот только такое решение было единственным правильным решением: Алине нужно было остаться здесь, чтобы попасть к матери. Анна опустилась на колени перед девочкой и заглянула ей прямо в голубые глаза.

— Послушай, Алина. Ты побудешь здесь немного, а потом за тобой придет мама и заберет тебя домой, хорошо? Не бойся, тут все хорошие, они не сделают тебе плохо. Вот, держи те конфеты, которые ты не доела утром.

— Я не хочу конфеты, я хочу, чтобы ты тут со мной осталась! — Начала реветь навзрыд Алина.

Анна машинально притянула её к себе и обняла. Она проводила рукой по ее волосам и чувствовала, что и сама не особо хочет уходить.

— Я не могу. Но за тобой придёт мама.

Алина долго плакала, казалось, целую вечность. Участковый с сочувствием смотрел то на неё, то на Алину, и ничего не мог с этим поделать. И тогда женщина не придумала ничего лучше, чем дать Алине обещание.

— Давай так, — начала она. — Ты ведь у нас взрослая, да?

Алина слабо кивнула.

— Тогда ты побудешь здесь, и, если мама скоро не вернётся за тобой, то я приеду и заберу тебя.

В этот момент Анна почувствовала себя матерью Алины. Та тоже обещала ей вернуться и не сдержала своего обещания. Анна знала, что забрать Алину она не может, но хотя бы навестить её…

— Обещаешь.

— Обещаю. А ты обещаешь вести себя хорошо и не плакать?

— Обещаю.

— Вот и славно. Мне нужно ехать, так что до скорого.

— Пока, Аня.

Взглянув на девочку перед выходом, Анна вышла из отделения, оставив на всякий случай свой номер телефона. Вся эта история, произошедшая с ней и Алиной, натолкнула её на странное чувство: она вдруг заскучала по собственным родителям, ощутила острое желание провести с ними хоть немного времени, а потому сразу после полиции отправилась к ним. Родители Анны жили на другом конце города, ехать к ним нужно было около полуторачаса, но это сейчас было и не важно. Ей просто хотелось к родителям.

После обеда она уже стояла на пороге квартиры родителей.

— Аня, что ты тут делаешь? — первым делом спросила её мать. — Что-то случилось?

— Да нет, мам, — улыбнулась женщина. — Просто у меня выходной, вот и решила приехать и проведать вас. Как дела?

Мать улыбнулась ей в ответ.

— Да в порядке всё. Живём потихоньку. Ты как раз вовремя, как чувствовала!

— Почему вовремя? — чуть нахмурившись, улыбнулась Анна.

— Ну, пойдем на кухню, — загадочно протянула мать и повела дочь на кухню.

Из кухни доносились голоса: женский и мужской. Мужской голос принадлежал отцу — он бодро что-то рассказывал, а вот второй…

— Сестрёнка! — чуть ли не сразу услышала в свой адрес Анна и опешила.

Она стояла на пороге на кухню, точно вкопанная, и не могла толком пошевелиться. Её взгляд был прикован к девушке, которая сидела за столом и которая выглядела точь-в-точь как сама она.

— Катя. — натянуто улыбнулась Анна и приняла объятие от своей сестры-близняшки.

— А что ты тут делаешь?

— Да вот подумала, что сто лет уже не была у родителей, вот и решила заглянуть, проведать их.

— Ясно, — кротко кивнула Анна.

Она всё ещё была в шоке от такой встречи, ведь когда-то они с сестрой сильно поругались и после той ссоры не виделись целых 8 лет. Не виделись на протяжении восьми лет…

Казалось, Катя совсем не поменялась. Наверно, как и сама Анна.

— Присаживайся, дорогая, — подтолкнула Анну мать присесть напротив Кати.

— Ну, Анька, как жизнь? Замуж выскочила? Детей завела?

— Нет, предпочитаю оставаться в гордом одиночестве.

— Ой! — за спиной взмахнула руками мать.

Она всегда так реагировала на эту тему.

— А ты?

— Один развод уже за спиной. — улыбнулась Катя так, будто бы это был пустяк. — Первый и не последний!

— Ясно.

Поняв, что сестра не настроена на беседу, Катя принялась болтать с родителями, она всегда была болтушкой, пока Анна водила ложкой в кружке. Не такой встречи с родней она ожидала…

И вдруг Анну осенило. А что вообще Катя делает в этом городе? Она ведь живёт неблизко. Она вспомнила про то, что Алина постоянно повторяла, будто бы её мать выглядит как она, и что её тоже зовут Катя…

Теперь эти совпадения уже казались не такими уж и странными, как изначально. В них была логика и, вероятно, всё это было правдой. Анна выпрямилась и пронзительно посмотрела на сестру, будто бы могла так получить все ответы на свои вопросы. Ей нужно было хоть как-нибудь узнать их.

— Слушай, Катя, а как давно ты тут?

— Со вчерашнего вечера.

— Как добралась? На самолёте, наверно, быстро долетела?

Катя изогнула бровь, точно спрашивая, и зачем Анна задаёт ей такие мелочные вопросы, но увиливать не стала.

— Да нет, я на поезде приехала.

И тогда паззл в голове Анны начал окончательно складываться. Тем более, если Катя была в браке, то большая вероятность того, что у неё есть ребёнок. Но зачем тогда Кате бросать своего ребёнка, да ещё и в чужом городе?

— Ясно.

— Как работа?

— Отлично. Вчера вот тоже вернулась из командировки, — ответила Анна, а затем не без подтекста добавила. — На поезде.

Катя кинула на сестру странный взгляд, но затем быстро перевела его на мать и сменила тему. Сомнения Анны насчет сестры испарялись с каждой минутой и, чтобы окончательно устранить их, ей нужно было переговорить с самой сестрой.

Целый час они сидели за столом и беседовали с родителями о всякой чепухе, пока, наконец, мать не предложила переместиться всем в гостиную.

— Вы идите, а нам с Катей нужно поговорить кое-о-чём, — предупредила родителей Анна, как только те вышли с кухни.

Катя снова метнула на Анну тот странный взгляд, но с места не сдвинулась. Она неотрывно смотрела на сестру в ожидании разговора и, казалось, сама уже начала догадываться, о чем пойдёт речь. Стоило родителям покинуть кухню, как радостное выражение её лица сменилось на жесткое и закрытое.

— Так, говоришь, вчера только приехала? — зашла издалека Анна. — Вечером?

— Да.

— Хм. — Ухмыльнулась Анна. — Со мной вчера такая странная история произошла: стою я, значит, на парковке недалеко от вокзала, ко мне подбегает шестилетняя девочка и говорит, что я очень уж похожа на её мать. И ни один раз говорит. Сначала это показалось мне лишь совпадением, но потом я приехала сюда, увидела тебя, да ещё и твою историю про возвращение послушала.

Лицо Кати не выражало абсолютно ничего, но Анна слишком хорошо знала её.

— Так, говоришь, что с мужем развелась и одна сюда приехала?

— Да, одна.

Анна усмехнулась. Она поднялась из-за стола и подошла к столешнице, на которую оперлась. Анна сверлила свою близняшку взглядом, потому что знала, что та нагло врёт ей. Они всегда были в плохих отношениях, и такая выходка была вообще не удивительна для Анны. Катя всегда могла легко расставаться с вещами и людьми, если её что-то не устраивало.

— Катя, милая моя Катя… Ты не забывай, пожалуйста, что я знаю тебя, как облупленную. Лучше сразу скажи мне правду и ответь на вопрос: зачем ты бросила ребёнка на вокзале?

Катя долго молчала. Она также неотрывно смотрела на Анну, будто бы надеясь, что сможет испепелить её взглядом, и тогда не придётся ни в чем сознаваться, но ни тут-то было. Анна тоже не сдавала позиции и сверлила сестру взглядом.

— Ну ладно! — сдалась Катя, вскинув вверх руки. — Ладно! Понятия не имею как, но ты раскусила меня! Да, да я бросила ребёнка на парковке! Поверить не могу в то, что человек, который подобрал её, ты!

— Тогда какого черта ты поступила так с ребёнком! — поддавшись приливу злости, чуть ли не начала кричать Анна. — Совсем с ума сошла?!

— Знаешь что, милая, мы развелись с Глебом, потому что тот кусок дерьма изменил мне с соседкой! Сволочь, променял меня на какую-то молодушку! Сердце мне разбил! Я ненавидела его всем своим нутром, а Алинка так похожа на него, что я и её возненавидела! Я не могла спокойно смотреть на неё, потому что видела в ней его, вот и решила бросить эту девчонку!

Анна была готова придушить свою собственную сестру прямо в тот же момент. Она и сама возненавидела её больше прежнего, кое-как сдерживая свои эмоции, всё-таки они находились дома у родителей.

— Какая же ты тварь, Катька… Тварь, да и только! Алина плакала, она просилась к тебе! Я кое-как успокоила её, наобещала ей, что ты найдёшься! Так, мы сейчас же поедем в то отделение, где я оставила её, и ты напишешь отказ от ребёнка, раз он не нужен тебе. Ей богу, Катя, ребёнок — это не щенок и не котёнок! Она ведь тоже человек!

— Хоть что говори мне, но я не хочу видеть всё, что связано с Глебом, и плевать мне, щенок, котёнок или ребёнок это…

Тогда Анна не сдержалась. Она подошла к сестре и отвесила ей пощечину. Катя ошалело посмотрела на неё, готовясь дать сдачи, вот только Анна совсем не боялась её.

— Быстро ко мне в машину. — Прошипела Анна. — И без всяких…

Странно, но Катя послушалась сестру. Они попрощались с родителями под предлогом того, что хотят прогуляться, и поехали в участок. У Анны кипела кровь от злости и от волнения. Она понятия не имела, что будет дальше, но оставлять Алину одну, чтобы потом ее удочерили совсем чужие люди…

Ей было искренне жаль девочку.

— Ты отвратительный человек, Катя, и всегда такой была.

— Ой, а ты у нас белая и пушистая!

— Я хотя бы собственных детей на произвол судьбы не бросаю…

Женщины подъехали к полицейскому участку. Они вошли, и Алина сообщила тому участковому, с которым общалась пару часов назад, что мать девочки нашлась.

— Я бы хотела написать отказ от ребёнка. — Без каких-либо эмоций сообщила ему Катя.

— Отказаться?

— Да, отказаться. Я что, непонятно выразилась?

Участковый промолчал и подсказал, куда им нужно пройти для подобных дел. Алины в участке уже не было, и Анна подумала, что это даже к лучшему. Лучше ей вообще больше не видеть свою мать.

Прошло несколько часов прежде чем Катя отказалась от Алины, и несколько недель, прежде чем Анна, наконец, смогла оформить опекунство над своей же племянницей. Девочка провела немало времени в детдоме в ожидании новой матери, но после того дня она каждый день навещала её и приносила девочке её любимый шоколад.

— Ты ведь понимаешь, что теперь будешь жить со мной? — В один из дней попыталась объяснить Алине Анна, хоть это и было непросто.

— А где моя мама?

— Твоя мама… Она сильно занята, и попросила меня побыть с тобой.

— А-а… — Задумчиво протянула Алина. — Ладно. Ты мне нравишься. С тобой весело.

Алина счастливо улыбнулась. Впервые за долгое время она была рада, что теперь не одна, и что судьба свела её с Алиной. Наконец, она смогла ощутить то, что, наверно, ощущает каждая женщина в определенный момент своей жизни: желание заботиться о ком-то еще, кроме себя, дарить кому-то свою любовь и отдавать все свое свободное время.

Что же насчет Кати?

После того дня, как Катя написала отказ от дочери и разобралась с кипой прилагающихся документов, она исчезла точно так же, как и 8 лет назад — совершенно бесследно. Со временем Алина свыклась с тем, что теперь она живет у Алины: у неё была своя комната, о ней заботились и делали все, чтобы она ни в чем не нуждалась. Одним словом, девочка была счастлива, и это всегда было заметно по ее блестящим радостным глазам.

— Знаешь, — однажды сказала она Анне, — даже дома мне не было так хорошо, как с тобой.

От таких слов Анна прослезилась и крепко обняла девочку.

— Мне тоже, милая, очень хорошо рядом с тобой.

Следующий пост

Вы сейчас не в сети