Дед, внук, деревня

Всё будет хорошо!

Иван Андреевич охнул, когда старенький автозак, в котором перевозили заключённых, подпрыгнул на какой-то кочке, и он больно ударился локтем о торчавший в стене железный крюк. Боль отдалась по всему телу, и Иван почувствовал, как у него потемнело в глазах. Боясь упасть, он ухватился рукой за сидевшего рядом парня.

– Эй, дядя, поаккуратнее! – откинул тот руку Ивана. – Ещё раз так сделаешь, получишь, понял?

– Прости, прости, – проговорил Иван, потирая ушибленное место.

Зелень в глазах стала постепенно пропадать…

– Я не хотел, извини…

– Слышь, дед, только из уважения к твоему возрасту, – усмехнулся парень. – Но вообще-то так тут не принято. У тебя что, первая ходка?

– Первая, – кивнул Иван.

– А ну-ка тихо там! – прикрикнул конвоир и ударил рукой по решётке.

Иван замолчал и устало закрыл глаза, уже двое суток он практически не спал, дожидаясь этапа. В камере предварительного содержания, где он провёл это время, было полно клопов. Гадкие насекомые кусали так, что на коже мгновенно вспыхивали дорожки мелких болезненных кратеров. Но ещё сильнее Ивана грызла его собственная душевная тоска…

– Эх ты, дурень старый, – говорил он себе. – Ну и чего ты добился? Правду искал? Молодец. Нашёл? И кому она нужна? Валентине? Или тебе самому? А может быть внуку?

Иван вздохнул, не открывая глаз. А память услужливо стала рисовать картины прошлого, которые ещё больше растревожили его душу…

Совсем недавно Иван Андреевич, простой егерь, посвятивший своему делу всю жизнь, жил в небольшой деревеньке на окраине леса и не представлял, что однажды всё изменится.

Иван родился там и вырос, даже женился на доброй и работящей девушке Валюше, дочери лесника. Она стала для него верной спутницей жизни, заботилась о нём, разделяла все радости и тревоги. И очень хотела подарить любимому мужу сына или дочь. Однако шли годы, а беременность всё не наступала. Валентина горько плакала, пряча слёзы от Ивана, не хотела расстраивать его ещё больше. Но Иван всё видел и жалел её, потому что тоже очень сильно любил. Он вместе с отцом Валентины работал егерем, а когда тот ушёл на заслуженный отдых, стал работать один. Иван часто пропадал в лесу, и Валентина привыкла к этому, не претендуя на его внимание. Она работала в маленьком детском саду нянечкой, давно стала домоседкой и не мечтала о другой жизни. Но однажды Иван вернулся домой не с привычным букетом лесных цветов, а с маленьким бумажным конвертом.

– Что это? – удивилась Валентина, когда он протянул его ей.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

– Возьми и прочитай, – улыбнулся Иван.

Валентина поспешно вытерла руки, испачканные мукой, открыла конверт и достала оттуда две цветные бумажки. Это были две путёвки в санаторий на целый месяц.

– Ванечка… Ты что это, серьёзно? Мы уедем с тобой на целый месяц?

– Да. Будем отдыхать на море.

– На море??? – ахнула Валентина. – Я и не мечтала никогда об этом!

– Я очень хотел тебя порадовать!

Валентина прижалась к мужу, спрятав у него на плече своё пылающее от смущения лицо.

– Ванечка… Я так тебя люблю…

Точно так же она прижималась к нему и два месяца спустя, когда сообщала о том, что скоро они станут родителями.

– Валечка, неужели? – воскликнул счастливый Иван и закружил жену по комнате. – Это же просто чудо! Чудо какое-то!

И вот на свет появилась их девочка, Любаша. Маленькая, хорошенькая, голубоглазая. Так похожая на свою мать…

Родители души не чаяли в малышке, баловали её как могли. И Люба привыкла принимать заботу о себе как должное. Ничего не изменилось, даже когда она стала взрослой…

– Мама, папа, я уезжаю, – заявила Люба, когда окончила школу. – Буду учиться на швею и работать в ресторане, как и моя подруга Лена.

– Любушка, – всплеснула руками Валентина. – Я понимаю, что тебе надо учиться и это будет неплохо, если ты получишь специальность швеи. Но зачем тебе работать в ресторане? Ведь там ничего хорошего не может быть.

– Но Лена же работает и у неё всё хорошо! – воскликнула рассерженная Люба.

– Лене уже почти двадцать пять, – попытался урезонить дочь Иван, – а ты ещё совсем молоденькая!

– Я совершеннолетняя, папа! Вы не имеете права лезть в мою жизнь! Потому что могу сама принимать решения! – не успокаивалась Люба.

– Нет, не можешь! Я запрещаю тебе это! – впервые Иван почувствовал себя разгневанным по отношению к дочери.

Но она не стала слушать его и выбежала из комнаты. А ещё через несколько дней попросту сбежала из дома, ничего не сказав на прощание ни матери, ни отцу. Иван отыскал её в городе и потребовал, чтобы она вернулась домой, но Люба была непреклонна. Тогда он увез её силой, но она снова сбежала. Валентина лила горькие слёзы, Иван сходил с ума от беспокойства, но их дочери до этого не было никакого дела. Она решила жить в своё удовольствие.

Однако закончилось всё это плохо: Люба забеременела, и сама не могла сказать, кто стал отцом малыша. Зато она сама явилась домой и потребовала у родителей денег на то, чтобы избавиться от нежеланного ребёнка. А когда они наотрез отказали, устроила настоящий скандал.

– Вы во всём виноваты! Вы хотите сломать мне жизнь!

– Любушка, – плакала мать, – опомнись, глупая, что такое ты говоришь?! Ты же наша доченька, мы тебя так любим…

– А ей всё равно, Валя, – покачал головой Иван. – Плохо мы с тобой воспитали её. Вот теперь и пожинаем плоды. А тебе, Люба, я вот что скажу. Если избавишься от ребёнка, никакого наследства не получишь. Дом подарю первому встречному, а тебе не отдам. И дорогу сюда тоже забудь, поняла?

Люба никогда не видела отца таким рассерженным и испугалась. Она поняла, что он говорит вполне серьёзно.

– Ладно, папа, – кивнула она. – Я рожу его. Может тогда вы от меня отстанете?!

Она вышла из комнаты, с силой хлопнув дверью.

– Ничего-ничего, Валюша… – Иван обнял жену. – Всё образуется. Она станет матерью и опомнится. Возьмёт себя в руки, всё будет хорошо…

В самом деле, Люба как будто стала серьезнее и спокойнее. Всю свою беременность она провела дома, помогала матери шить распашонки и пеленки для малыша, много ела и часто отдыхала в саду. И когда пришло время, родила крепкого и здорового сына, Егорушку, которому дала отчество отца.

– Ну вот и хорошо, – обрадованно говорил Иван. – Егор Иваныч звучит просто замечательно. Пусть внучок растёт нам всем, на радость.

– Да, папа, – кивнула Люба. – Так и будет.

– Значит, ты остаешься жить с нами? – улыбнулась Валентина. – Егорушка подрастёт, сможешь выйти на работу. Наша воспитательница в детском саду, Тамара Игоревна, давно просится на пенсию, только замены ей нет. Вот исполнится Егорке годик, и ты сможешь заменить её.

Люба обреченно вздохнула, но спорить с матерью не стала. Как и рассказывать о том, что у неё совсем другие планы на жизнь. Она позволяла матери и отцу нянчиться с малышом, тем более, что не чувствовала по отношению к нему никакой любви. Вообще, ей казалось, что ребёнок связал её по рукам и ногам. Она так молода и красива, а вынуждена заниматься не своей личной жизнью, а вот этим вечно кричащим младенцем, который не даёт ей даже нормально выспаться.

Люба подолгу стояла у окна, злясь на весь мир. Ну и что, что она оступилась один раз. Неужели теперь нужно расплачиваться за всю оставшуюся жизнь? Нет так, не пойдет. Она начнет сначала и теперь-то уж не ошибётся. Вот только ребёнок…

Родители не согласятся воспитывать внука вместо неё, потому что считают, что никто не заменит ему родную мать. И даже уже расписали всю её жизнь на годы вперёд. Но она нарушит их планы. Потому что будет жить только так, как хочет сама. Едва Егора можно будет отдать в ясли, она уедет вместе с ним в город и забудет об этой деревне, которая до ужаса надоела ей.

К удивлению Любы, когда она собралась вернуться в город и сказала об этом родителям, они не стали спорить и даже помогли собрать вещи.

– Надо же, – девушка приподняла брови, – я думала, что вы будете сердиться и запрещать мне.

– Ну что ты, – махнул рукой Иван. – Теперь всё по-другому. Ты стала по-настоящему взрослой, ты мать. К тому же часто будем приезжать, ведь от города до нас всего тридцать километров. Люба, поверь, мы доверяем тебе… И знаем, что у тебя всё будет хорошо…

– Я тоже это знаю, – ехидно улыбнулась Люба.

Она решила не говорить родителям, что собирается уехать не в районный городишко, а в столицу и новую жизнь начинать там. Узнали они об этом только через неделю, когда на выходных собрались навестить дочь и внука. Валентина позвонила ей, чтобы сказать об этом.

– Любушка, ты не сказала свой новый адрес. А мы хотели приехать.

– Не стоит, мама, – усмехнулась Люба. – Мама, я теперь живу в столице. Так что вы вряд ли сможете навестить нас. Впрочем, я не очень-то в этом нуждаюсь.

– Люба… – ахнула Валентина и выронила трубку из рук.

За последующие несколько лет Валентина и Иван навестили дочь всего три раза. Маленький внучок всегда был очень рад им, а вот Люба явно тяготилась присутствием родителей, и они не могли не видеть этого. Каждый раз, уезжая домой, Валентина и Иван делали это с тяжёлым сердцем. Им была невыносима разлука с любимым и единственным внуком, но они по-прежнему считали, что с матерью ему будет лучше. Но когда приехали, чтобы поздравить мальчика с пятилетием, увидели его сидящим во дворе на детской площадке под жестяным грибком песочницы.

– Егорушка! – ахнула Валентина. – Что ж ты гуляешь под дождём? Промокнешь, заболеешь!

А Иван, не говоря ни слова, подхватил его на руки, прижав к себе.

– Деда, ты куда? – спросил мальчик.

– Пойдём домой, мы тебе подарки привезли и гостинцы для мамы. Давай порадуем её…

Егорка в ответ расплакался:

– Не ходи, туда нельзя! Мама будет ругаться! А дядя Толя дерётся!

– Постой, внучок, ты, о чём говоришь? – смутился Иван, а Валентина прикрыла рот ладошкой.

– К маме пришёл дядя Толя, и она сказала мне, чтобы я шёл гулять. А тут дождик и никого нет. А я есть хочу. Я пошёл домой, но мама долго не открывала, а потом вышел дядя Толя и отодрал меня за уши. Он сказал, чтобы я дома не появлялся до вечера.

Иван вспыхнул от гнева.

– Валя, побудь-ка тут с внуком, а я пойду проведаю нашу доченьку.

Валентина кивнула. У неё было очень расстроенное лицо и дрожали губы.

– Ваня… Ванечка… Как же так? Ты посмотри на Егорушку… Он же худой как… как…

Не выдержав, Валентина прижала к себе внука и расплакалась, а Иван, сжав кулаки, направился к подъезду. Он долго звонил в квартиру, но открывать ему не спешили. Потом раздались тяжёлые шаги, и бородатый мужчина распахнул дверь с невероятной руганью. Он думал, что это снова мальчик и опешил, увидев перед собой взрослого мужчину.

– Ты кто??? – воскликнул он.

– Я-то??? Сейчас узнаешь! – совсем рассвирепел Иван и, схватив Анатолия за ухо, рванул к себе.

Потом, после нескольких тумаков, спустил его с лестницы.

– Это тебе за внука, поганец!

Несмотря на свой возраст, Иван был очень сильным, ведь работа егерем – не для слабых. Поэтому, когда Анатолий поднялся на ноги и кинулся на него, Иван сумел легко с ним справиться.

– Ну, старик, я тебя запомнил! – Анатолий вытер разбитые губы.

– Вот-вот! – сказал Иван. – Хорошенько запомни!

Он дождался, пока Анатолий захлопнет за собой дверь подъезда, потом вошёл в квартиру дочери. Она, не догадываясь о присутствии родителей, курила в постели, поджидая своего ухажёра, но вместо него в спальню вошёл отец.

– Совсем совесть потеряла? – прикрикнул он на дочь.

– Папа?! – Люба испуганно приподнялась на кровати, укутываясь в покрывало. – Что ты тут делаешь? Где Толик?

– Меня твой Толик не интересует! Я забочусь только о своем внуке! И сейчас же заберу его отсюда! Бессовестная! От ребёнка осталась только одна тень! Пока ты сюда любовников водишь! И ещё запомни, с этого для у тебя нет ни отца, ни матери, ни сына! Я добьюсь по суду, чтобы тебя лишили родительских прав! Всё равно ты ими не пользуешься!

– Ой, да пожалуйста! – усмехнулась Люба, но, когда отец рявкнул на неё, подскочила с постели и стала быстро собирать вещи сына.

В это время в квартиру зашли Валентина и Егорка.

– Доченька! – ахнула Валентина, показывая на беспорядок, царящий в квартире. – Что это такое… Как ты можешь?

– Может, – горько усмехнулся Иван. – Она и не такое может…

Через полчаса они, забрав внука, уехали домой, оставив Любу в неприбранной, прокуренной квартире и даже не взглянув на неё на прощание.

В лесной деревеньке, где жили Иван и Валентина, Егорка словно ожил. Он рассказал деду о том, как дядя Толя издевался над ним, не разрешал кормить, бил, часто выставлял в подъезд, не пуская домой. Иван только крепче обнимал внука и ругал себя за то, что не узнал раньше, как мальчику плохо. Бабушка усиленно откармливала его, ласкала, читала сказки. А дед смастерил в саду качели, сделал песочницу и накупил разных игрушек. А ещё часто брал внука с собой в лес, где угощал его сладкими ягодами и показывал много интересного. С особой радостью мальчика приняли коты Тимошка и Мурзик и собаки Ивана: Чалый, большой, лохматый пёс, и маленькая, юркая рыжуха Жужа. Егорка впервые за долгие годы был по-настоящему счастлив и даже не хотел вспоминать, как жил с родной матерью, наблюдая за бесконечной сменой её вечно пьяных ухажёров. Егорка перестал вздрагивать, когда к нему прикасались дед и бабушка, охотно подставлял порозовевшие щёчки для поцелуев, спокойно спал и совсем забыл про слезы.

Прошло несколько лет.

Люба так и не появилась дома, не стремилась увидеть сына, хотя в душе Иван надеялся, что она одумается и вернётся. Но она словно вычеркнула его из своей жизни. Егорка подрос и окреп. Теперь он ходил в местную школу и мечтал со временем стать, как и любимый дед — егерем. Мальчик не хотел другой жизни и мечтал всегда жить так, как живёт сейчас. Вот только разлука с дедом была не за горами.

Однажды Иван, взяв с собой Егорку, отправился на дальний кордон, чтобы проверить, как там обстоят дела. Валентина собрала им с собой кое-что из еды, но вдруг попросила никуда сегодня не ходить.

– Что это с тобой? – удивился Иван.

– Не знаю, предчувствие нехорошее, сердце щемит, – вздохнула Валентина.

– Да перестань. Всё будет хорошо. С нами ведь идёт Чалый, да и мы с Егором два крепких мужика.

– Ну да, – грустно улыбнулась Валентина. – Старый да малый. Одна надежда на Чалого! Иван и Егор рассмеялись, а ещё через двадцать минут скрылись в высоком кустарнике, что рос на окраине леса.

Предчувствия Валентину не обманули: едва они добрались до кордона, как натолкнулись на браконьеров, только что убивших лосиху и лосёнка.

– Зачем??? – кричал Иван. – Ведь это мать и детёныш! Он ещё молоко сосал! Как у вас рука поднялась? Негодяи!

– Уймись, дед! – огрызнулся один из браконьеров. – Ты хоть знаешь, с кем говоришь? Тебе не следует повышать тон на таких уважаемых людей. В конце концов, именно они платят зарплату всей округе, в том числе и тебе. Должны же они хоть как-то развлекаться?

– Аааа, – Иван был в ярости,– хозяева жизни, значит! Ну так вот, можете хозяйничать где угодно, только не здесь!

Завязалась драка. Иван с помощью Чалого справился с тремя браконьерами и вызвал полицию. Но вместо положенного наказания, стражи порядка арестовали Ивана, вменив ему превышение полномочий. А браконьеры, погубившие животных, оказались свидетелями. Дело повернулось так, что они просто приехали отдохнуть в лес и там наткнулись на убитых животных. Пока рассматривали их, на поляну вышел егерь и набросился на них. Сфабрикованное дело против Ивана постарались закончить побыстрее, и вот теперь он ехал в автозаке в колонию, где должен был отбывать наказание…

Прибыв на место и пройдя нужные процедуры, Иван, в сопровождении конвоиров подошёл к камере. Лязгнули железные засовы, и через секунду старик шагнул в камеру, остановившись на пороге. Все присутствующие в камере повернулись, глядя на вошедшего. Никто не говорил ни слова. Иван тоже молчал. Вдруг вперёд выпрыгнул какой-то мужчина и бросил под ноги Ивану полотенце.

– Что это за выходки? – нахмурился Иван и вдруг узнал Анатолия, стоявшего перед ним. – Ааа, это ты! Подлец! Давненько я хотел встретиться с тобой! Внук рассказывал мне, как ты над ним издевался!

Иван наступил на полотенце, которое Анатолий бросил ему под ноги, и шагнул к нему, протянув руки. Тот затрясся от страха. А когда Иван схватил его за шиворот и несколько раз встряхнул, завизжал как поросёнок. Вся тюрьма вздрогнула от крика Анатолия, когда тот вырвался и бросился к своим друзьям.

– Спасите меня от него! Он меня убьёт!

– Правильно! – гремел Иван. – За то, что ты делал с моим внуком, я тебя и в самом деле готов убить!

В камере поднялся невообразимый шум и тогда из-за стола поднялся худощавый мужчина невысокого роста.

– Тихо! – прикрикнул он и все мгновенно успокоились.

Слышалось только тяжёлое дыхание.

– Ты что тут устроил? – обратился он к Ивану. – Ты знаешь, что все в этой камере находятся под моей защитой?

– Смотрю, ты тут главный? – усмехнулся Иван. – Ну тогда слушай, кого ты берёшь под свою защиту.

Иван коротко рассказал всё, что знал.

– И ты решил, что можешь устроить самосуд? – усмехнулся смотрящий. – А не много ли ты на себя берёшь?

– А ты бы поступил по-другому? – вскинул на него взгляд Иван.

– Мда, старик, смотрю, ты в самом деле не прост. Ладно, занимай вон ту шконку… Дальше разберёмся…

Но едва Иван присел на кровать, как дверь снова лязгнула замком, и на пороге показался конвоир. Он приказал Ивану взять свои вещи и выходить.

– Куда его? – спросил смотрящий.

– На свободу. Так бывает.

– Да, бывает, – кивнул смотрящий. – Ну что ж, старик, удачи тебе.

– Спасибо! – Иван шагнул к нему и пожал руку. – И тебе удачи…

Смотрящий усмехнулся. А когда за Иваном закрылась дверь, повернулся к Анатолию.

– Ну так что, значит, ты с детьми воюешь, да? Сильный и смелый?

Побледневший от страха Анатолий бросился к двери, взорвав тюрьму криком ещё раз:

– Помогите!!!! Спасите меня!!!

Иван его воплей уже не слышал, он получил вещи, которые у него забрали во время прибытия на зону и вскоре оказался за воротами, где сразу попал в объятия жены, внука и Виктора Федоровича, начальника районного отдела охотничьего надзора.

– Ну что, Андреич, – улыбнулся Виктор Федорович. – На свободу с чистой совестью! Поздравляю тебя. Мы победили. А те сволочи получили хорошую взбучку и выплатили большой штраф.

– Это всё Виктор Федорович, – плакала Валентина, обнимая мужа. – Он добился того, чтобы дело пересмотрели и тебя отпустили. Даже в Москву ездил…

– Спасибо, Виктор… – Иван крепко обнял своего начальника.

– Должна же когда-нибудь восторжествовать правда, – улыбнулся Виктор Федорович. – Ну ладно, а теперь домой! Хватит тут отсвечивать на глазах у всех.

– Деда! Деда! – суетился вокруг Ивана Егорка. – Я так рад, что мы снова будем вместе. А знаешь, что мне пообещал дядя Витя? Что когда я вырасту, он возьмёт меня к себе в службу. И мы с тобой будем егерями. Я стану такой же сильный, как и ты, дед! Пока тебя не было, я присматривал за домом, бабушкой и хозяйством. Управлялся сам и успокаивал бабулю, когда она плакала. Я ведь уже почти мужчина, правда, дед?

Иван обнял внука:

– Конечно, мужчина. Настоящий мужчина! И мой помощник. Теперь у нас всё будет хорошо! Обязательно всё будет хорошо! Ты мне веришь?

– Верю, – кивнул мальчик и в свою очередь крепко обнял Ивана.

Оставьте свой голос

142 голоса
Upvote Downvote

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.