Хорошая красивая милая девушка простая добрая родная скромная любимая страстная верная весёлая

— Да это же детский гроб. Вот гадина, тайно родила и убила ребёнка

Сейчас многие считают, что учитель – женская профессия. И сам Антон так раньше считал, пока не поступил в педагогический университет. Нет, он не мечтал стать учителем, хотел быть журналистом! Но не прошёл по конкурсу…

А в тот год в педагогическом на филфак был недобор, поэтому парень, не долго думая, отнёс документы туда – успел в последний момент. Что называется, заскочил в уходящий поезд. А то ведь и армия забрезжила на горизонте. И не то, чтобы Антон боялся трудностей, просто наслушался всяких страшилок про армию и считал, что там время зря потратит. И вот он – студент!

На удивление, ему понравилось учёба в педагогическом университете. Он запоем читал всю литературу, которую требовалось, плюс ещё дополнительно сам брал. Ему интересно было изучать древние мертвые языки, анализировать тексты. А самое главное – он понял, что работа в школе с детьми весьма увлекательное занятие. Его уроки на практике проходили на ура! Дети его слушали, раскрыв рты, педагоги хвалили. И потому после окончания университета его ждали в одной из лучших гимназий города. Но тут всё пошло иначе. Армия никуда не делась – пришлось Антону все же пойти служить. Но теперь он не воспринимал её как некую повинность – служилось легко и просто, время пролетело незаметно.

Вернулся парень в город, а по профессии работу уже найти не смог: в гимназии, куда его раньше звали, уже нашли специалиста. В другие школы ходил, да там такую оборону старые учителя держат, что никакие военные навыки не помогут. А тут печальное известие пришло из деревни, где жила бабушка – умерла она. Антон с мамой бабушку похоронили, поминки справили. И вот на поминках завязался разговор между директором школы и Антоном.

— А не хочешь ли к нам в школу? – предложил Владимир Петрович, — ты же учитель. Бабушка твоя тоже была педагогом младших классов. Продолжишь династию, так сказать?

— Да я в городе хочу устроиться, — пожал плечами Антон, — мне как-то там всё ближе. Только пока по профессии не могу найти работу, но придумаю что-нибудь.

— Да дался тебе этот город, — усмехнулся Владимир Петрович, — я тоже там начинал, но сложно всё… а тут… Антон, сейчас ведь столько предлагают сельским учителям. И жильё, и подъёмные хорошие. Ну, скажем, жить тебе есть где. А миллион где ты сразу заработаешь?

— Какой миллион?

— Ну, программа «Земский учитель». Раньше ведь только врачам давали, когда они в село переезжали работать, а сейчас и учителям. Подумай…

И Антон подумал.

С мамой в городе они жили в старенькой хрущевке, ютились в крошечной двушке. И перспектив в ближайшее время улучшить жилищный вопрос не было. Притом что мама – ещё молодая женщина, и у неё тоже своя личная жизнь (после смерти отца десять лет ни с кем не встречалась, а тут вдруг с коллегой по работе наметились тёплые отношения, а Антон и не возражал).

В общем, переехал Антон в село, устроился в школу учителем русского языка и литературы. Конечно, поначалу городскому парню туго пришлось в плане быта, но он не тепличное создание, к тому же у бабушки бывал в детстве, знал и как печку топить, и как снег чистить…

А вскоре Антон и любовь свою здесь нашёл. С Машей ведь они в детстве вместе с другими ребятами и в казаков-разбойников играли, и за грибами ходили в лес, и ранетки воровали…

Но это было давно… а тут вдруг встретились в школе. Маша – учитель начальных классов, Антон – литератор…

Увидели друг друга да так и прыснули, вспомнив все свои детские шалости. Теперь-то они серьёзные, профессия обязывает…

Но память не сотрёшь. Антон с Машей часто общались во внеурочное время, вспоминая детство, разговаривали на профессиональные темы, так и сдружились. Поняли, что нет никого для каждого из них на этом свете ближе.

Маша жила с дедушкой. После педагогического колледжа она вернулась в село – вначале просто на практику, а потом понравилось, и осталась. Напрасно её звали родители переехать в райцентр, где они сами обосновались уже лет пять как. Маша всё оттягивала переезд. А тут вот Антон появился. Какой тут райцентр? Ей и в деревне хорошо, рядом с любимым.

А ближе к Новому году решили они, что пора им заявление в ЗАГС подавать: выяснилось, что Маша-то этот учебный год закончит, а там ей и в декрет понадобится идти. Антон, как и положено, пошёл к дедушке Маши руки и сердца своей любимой просить. Родители – люди современные, они в дела молодежи не лезут, а вот старость надо уважить, вот будущий жених и собрался.

В тот вечер мороз был! Градусов тридцать – не меньше! Антон забежал в дом деда Тимофея, потирая замершие руки. Маша к нему тут же на шею, в холодный нос чмокнула.

— О, Антоха! – обрадовался дед Тимофей.

Старик, конечно, знал, что жених сейчас к Маше явится, но радость его была обусловлена другим…

— Антон, пока не разделся, может подсобишь? – спросил он парня.

— Ну, дедушка, — Маша укоризненно посмотрела на старика, — дай человеку хоть согреться.

— Да я понимаю, холодно, но ты же сама знаешь. Стемнеет скоро совсем, ты что ли полезешь? Или я? Меня ноги уже совсем не держат.

— Да, ты прав… — вздохнула Маша.

— Так, народ, — Антон решительно вскинул голову, не понимая, чего от него хотят, — говорите уже, что надо?

— Да вот расширитель стучит, — Тимофей растерянно показал в сторону печки, — видать, пустой. С осени заливал, да бурлил, как собака, вот и выкипел.

Антон тут же понял в чём дело – паровое отопление в деревнях так устроено: печка с котлом, трубы, а сверху бак с водой, тобишь расширитель.

— На крыше? – по-свойски кивнул Антон.

— На крыше, — подтвердил старик.

Вручили Антону пару вёдер с водой, объяснили, с какой стороны дома по лестнице на крышу забраться, а там и на чердак. Маша всё с ним порывалась, но Антон ей твёрдо сказал, что сам разберётся, дед ещё цыкнул. Замолчала девушка. Только фонарик на лоб любимому приладила, чтобы сподручней было и обзор получше.

Антон в два счёта забрался на чердак, нашёл расширитель – точно пустой! Вылил два ведра воды…

Постоял, подумал – может еще ведерко добавить…

Подхватив ведра, он двинулся к лазу, чтобы совершить ещё один рейс, как вдруг обо что-то запнулся. Ящик какой-то…

Антон опустил голову, чтобы подсветить фонариком, который, как у заправского шахтёра, светил изо всех сил. В первую секунду Антон думал, что ему в темноте померещилось, даже глаза зажмурил. Потом открыл, да так и ахнул – гроб стоит! Небольшой такой, детский что ли…

Холодок пробежал по спине Антона, но уже не от мороза – от ужаса! Чего этот гроб на крыше дома Тимофея стоит? Для какой надобности? Дрожащей рукой Тимофей коснулся гроба – пыльный весь, видать давно тут. Мужчина толкнул крышку – заколочена…

Тогда он толкнул ногой и понял, что внутри него что-то лежит. Или кто-то? Антон вскрикнул от ужаса и кинулся прочь с чердака, не разбирая дороги. Как он не сорвался с крыши – только чудо. Вниз полетели со звоном пустые ведра, затрещал старый шифер под ногами. Антон в два счета спустился по обледенелой лестнице и бросился наутёк от дома деда Тимофея и Маши…

Общаться с ними, выяснять, кого они там прячут, сейчас хотелось меньше всего. В голове роились самые страшные мысли. А что, собственно говоря, он знает о Маше? Да, в детстве, когда он гостил у бабушки, играли вместе. А потом? У Маши была своя жизнь, и о ней Антон не имел ни малейшего представления. Может быть, это она тайно родила и убила своего ребенка? А дед на крыше спрятал, чтобы никто не нашёл. Но тогда зачем старик Антона послал проверить расширитель? Забыли…

Или думали, что в темноте не поймёт ничего…

Антон забежал в свой дом, закрыл двери, на кухне из чайника жадно попил. Сел на табурет и задумался: что же ему делать? Заявить в полицию бы надо о страшной находке. Но как он так может? С Машей у них же любовь…

Была…

Да, была! После такого он вряд ли сможет с ней общаться. Он даже в ее сторону не сможет смотреть! То, что это ее ребенок, Антон уже был уверен – он вспомнил, как несколько лет назад баба Клава говорила матери по телефону, что какая-то девчонка из деревни брюхатая из города приехала…

Потом вроде бы что-то там случилось. Тогда Антон не вникал в суть дела, а сейчас понял: точно, это Маша была! Родила ребенка, убила, спрятала на крыше у деда, а всем сказали, что выкидыш случился…

Зазвонил телефон – это была Маша. Антон хотел было сбросить вызов, но решил сразу же расставить все точки над «и».

— Слушаю, — холодно сказал он в трубку.

— Антоша, — облегченно вздохнула Маша, — ты куда пропал? Мы с дедушкой беспокоимся. Я вышла на улицу, ведра валяются, тебя нет. Вот вроде бы только что по потолку слышала твои шаги, и вдруг как испарился. Что случилось?

— А я обязан тебе объяснять, что случилось? – У Антона голос задрожал от гнева, — ты со своим дедом! Ты.. Вы… Я не хочу ничего обсуждать! Живи, как знаешь!

И он бросил трубку. Маша ещё пыталась ему дозвониться, но он каждый раз сбрасывал вызов. Не хотел он общаться с той, о которой вдруг узнал такую страшную правду. И самый ужас был в том, что сейчас эта женщина носила под сердцем его ребёнка!

— Заставлю сделать аборт! – прошептал он, — мне не нужен ребёнок от детоубийцы…

И хотел он не думать больше о Маше, но разве можно вот так взять все и враз из головы выкинуть?

Зашёл Антон в Интернете на страничку к Маше – и вроде бы сотню раз это делал, но тут решил еще раз посмотреть: ее друзей, статусы…

И вскоре он еще раз убедился в правильности своих страшных догадок. Был у Маши среди друзей некий Рустам – то ли казах, то ли узбек…

Судя по всему, с ним Маша давно не общалась. Зайдя к нему на страницу, Антон увидел фотографию, где этот Рустам обнимает Машу…

Точно! Родила от человека других кровей, и чтобы скрыть свой позор, решила все устроить вот таким образом. Как заснул в ту ночь Антон и не помнил – просто забылся в страшных мыслях.

Утром, разбитый, с тяжелой головой, пошёл на работу. В учительской его поджидала Маша – видно, что девушке эта ночь тоже не просто далась: бледная, под глазами синяки…

«Переживает, — про себя подумал Антон, — хоть что-то человеческое ей не чуждо».

— Нам надо поговорить, — Маша подошла и посмотрела в глаза Антону.

— Нам не о чем разговаривать! – ответил ей Антон, потом нагнулся и прошептал ей на ухо, — и вообще скажи спасибо, что я полицию вчера не вызвал!

— Полицию? – глаза у Маши округлились, она недоуменно посмотрела на Антона, а потом, словно что-то вспомнив, возьми и усмехнись.

— Тебе ещё смешно? – прошипел Антон, — ты чудовище! Я не буду больше с тобой разговаривать.

И он быстрым шагом покинул учительскую под недоуменные взгляды коллег, которые со стороны видели, как шепчутся молодые. Маша кинулась было следом с возгласом: «Я все объясню», но Антон ничего и слышать не хотел.

В тот день у Антона, как назло, был тяжёлый день – пришлось вести сдвоенный урок из-за заболевшего математика в восьмом классе. Потом его ещё дергал директор – нужно было заполнить некоторые отчёты… а кульминацией стал урок в десятом классе, где он с учениками разбирал произведение Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Сцену, где чудовище в женском обличии убила ребёнка, особенно впечатлил школьников.

— Неужели такие бывают на самом деле, Антон Николаевич? – ахали девчонки, — как так можно?

— В том-то и суть, что бывают, — тяжело вздыхал учитель.

Он понял, что сегодня точно не сможет довести урок до конца и отпустил ребят пораньше, взяв с них клятвенное обещание прочитать произведение до конца…

Антон вышел из школы и слегка поежился – то ли от мороза, то ли от своих тяжелых мыслей…

Ещё ведь одна леди Макбет сейчас с детьми в этой школе. Нет, в полицию придётся сообщить…

Антон не заметил, как на его пути вырос дед Тимофей. Мужчина вздрогнул при виде старика – так уж неожиданно тот появился.

— Ты чего это, зятек будущий, вчера так сбежал? – улыбнулся дед Тимофей.

— Тимофей Ильич, вы ведь всё уже поняли, — глухо ответил ему Антон, — я нашел его на чердаке.

— Кого его? – старик спокойно смотрел на учителя.

— Вы хотите, чтобы я сказал? Так я скажу! – разозлился Антон, — ребёнка в гробу! Подозреваю, что это Маша родила и спрятала там! А вы ей помогли! Вы не могли об этом не знать. Это ваш дом! Нет, вы изуверы какие-то! Жить, зная, что на чердаке труп! Труп невинного младенца!

Дед Тимофей слушал Антона внимательно, слегка прищурив старческие глаза и потирая пушистой варежкой кончик носа. Не перебивал… а когда Антон замолчал, вдруг заговорил…

— Ну, у тебя и воображение, брат, — дед Тимофей покачал головой, — ребёнок… Господи, прости! Машу сюда приплел. То, что ты вчера нашёл гроб, я понял сразу, как только грохот услышал на крыше. Думал, ты забежишь, чтобы расспросить всё. А ты ишь как напугался… Домой рванул. Страхи всякие придумал.

— Придумал? – разозлился Антон, — у вас на чердаке гроб! И он не пустой!

— Конечно, не пустой, — согласился дед Тимофей, — там мой Мухтарка лежит.

— Какой Мухтарка? – Антон от неожиданности чуть в сугроб не сел.

— Пес мой верный, — старик насупил брови помолчал, потом добавил, — пойдем-ка ко мне, я тебе всю историю расскажу.

Вскоре Антон сидел в комнате деда Тимофея, перед ним был фотоальбом с чёрно- белыми фотографиями – своего рода хроника военного прошлого…

Тимофей попал в Афганистан в начале восьмидесятых – он был военным, в саперном полку служил. Не сладко было нашим парням – многие еще желторотые туда попадали, в самое пекло. А душманы хитрые – столько ловушек ставили. Их мины порой ох, как было не просто обнаружить – особенно если они в пластик запечатаны…

Тут не всякий миноискатель сработает. И в этом случае помогали всегда собаки. Вот и с Тимофеем верную службу нес Мухтар. Очень умный пес был! Столько раз он находил мины там, где и сроду не подумаешь. Много жизней спасла эта овчарка. И из всех военных Мухтар признавал только Тимофея – с ним он мог и подурачиться, и порезвиться. Когда можно было, конечно. Во всех других случаях Мухтар нес свою службу добросовестно.

А однажды была засада, и Тимофей попал под открытый огонь. Раненый, он отбивался, как мог. Вдруг, теряя сознание, он понял, что кто-то его тянет. Это был Мухтар! Пёс из последних сил тянул его за камни, в ущелье – туда, где были остальные ребята. И ведь дотянул! Только его тоже серьёзно задело…

Пристрелить пса ни у кого рука не поднялась, хотя ранение было почти безнадежное. И Тимофей, приходя в себя, первым делом молил:

«Ребята, Мухтара, Мухтара спасите»…

В общем, отправили в госпиталь тогда среди других раненых Тимофея и Мухтара. И наши хирурги, человеческие хирурги, помогли животному. И Тимофею, конечно. А из госпиталя Тимофея отправили вначале в Ташкент, потом уже списали. Домой он вернулся, в родную деревню – там, у родителей, все это время жила супруга с сыном. Сыну Игорю уже десять лет было.

И вместе с Тимофеем приехал в деревню Мухтар. Мухтар ведь тоже был списан, ранение у него тяжелое, он потом всю жизнь заднюю ногу так и приволакивал. Вначале военные не отдавали собаку – мол, служебная, а потом рукой махнули: не усыплять же его…

Так и оказался Мухтар в деревне с Тимофеем. И началась спокойная мирная жизнь.

Мухтар долгие годы ещё служил верой и правдой своему хозяину. Такой умный пёс был! Дом охранял, на охоту вместе с Тимофеем ходил, когда внучка Машенька родилась – приглядывал за ней, чтобы со двора никуда не убежала…

Старый он тогда уже был. И всё же жил! Даже жену Тимофея, Татьяну, пережил на три года. А потом умер: в одно осеннее утро подошёл к Тимофею, тот как раз на пороге сидел, сапог чинил, положил Мухтар свою голову на ноги хозяина, вздохнул тяжело, закрыл глаза и больше не открыл…

Как убивался Тимофей – не высказать! Сын даже обиделся, что за матерью так отец не плакал, как за собакой.

— Сынок, да он не просто собака, это друг мой, это часть меня, пойми, — рыдал Тимофей. – он меня от верной смерти спас.

— Но это жизнь, — осторожно заметил сын, — Он и так пожил больше, чем статистика пишет.

— Вот что, сынок, — не слушая сына, сказал тогда Тимофей, — хочу, чтобы Мухтара со мной похоронили!

— Батя, ты чего? – опешил тогда сын, — ты же живой.

— Так вот и я про то! Ты найди человека, кто бы мне Мухтара забальзамировал. А когда я помру, то и его со мной в могилу положите!

Отшатнулся тогда сын от отца – думал, что Тимофей с ума сошёл. Но Тимофей был непреклонен. И в тот же вечер сын поехал в город, нашёл человека, который мог им помочь. Мухтара забальзамировали, положили в детский гробик. И с тех пор он даже после смерти охраняет покой своего хозяина и ждет, когда они будут вместе лежать в земле…

Антон слушал эту историю, листал старый альбом, и у него мурашки бежали по телу. Нет, не от ужаса, а от осознания того, насколько человек может быть привязан к животному, и наоборот.

— А не жутко вам от того, что он там, на крыше? – спросил Антон старика.

— А чего бояться? – улыбнулся дед Тимофей. – Он при жизни был умницей и сейчас не шалит. Мухтарка там с почестями лежит, обижаться ему не стоит. А время придёт, уйдём вместе.

Антон только головой качал от удивления. И, да! Он вспомнил, в детстве действительно видел, как по двору деда Тимофея ходил, прихрамывая, большой пёс. Вроде бы немецкая овчарка…

— Ты прости меня, Антон, что я тебя не предупредил. Думал, не заметишь гроба, а рассказывать всю историю не хотелось. Подумал бы, что я свихнулся, — сказал дед Тимофей, — и на Машу не обижайся. Она очень хорошая, любит тебя.

— Это вы меня простите, надо было сразу к вам зайти, — опустил голову Антон, — а я сбежал, как трус.

— Ничего, главное, что вернулся! – улыбнулся старик.

За разговором они не заметили, как в дом вошла Маша. Она стояла у порога и слушала их разговор.

— Маша! – воскликнул Антон, повернув голову и увидев невесту, — а я вот тут… Ты прости меня, я тебе всякой ерунды наговорил.

— Да уж простила, — улыбнулась Маша, — хотя мы тоже виноваты. Должна была я тебя предупредить, что есть у моего дедушки вот такая тайна. Причуда его, ну что поделать. Неизвестно, как бы я отреагировала, увидев у тебя в кладовке или ещё где-нибудь гроб…

И все трое облегченно засмеялись…

Антон обнял Машу, они поцеловались, и вроде бы помирились, как вдруг мужчина что-то вспомнил…

— А я не понял, что это у тебя за Рустам в соцсетях? У него на страничке есть фото, где он тебя обнимает! – Антон выжидательно смотрел на невесту.

— Рустам? – улыбнулась Маша, — так это муж моей подруги Светки, мы вместе с ней в колледже учились.

— А почему он тебя обнимает?

— Так он там многих обнимает, у него вся страничка подобными фотографиями забита — засмеялась Маша, — вот такой он пылкий мужчина. Но любит только Светку. У них уже двое детей, если что. Двойняшки! А я люблю только тебя!

Антон смущенно улыбнулся – да, что-то разыгралось его воображение… Он крепко обнял свою невесту – Маша у него самая лучшая на свете!

Вскоре они расписались, сыграли скромную свадьбу, и их жизнь потекла своим чередом. В июле Маша родила сыночка. И больше всех, пожалуй, радовался дед Тимофей – дождался он правнука! А в августе дед Тимофей умер. Похоронили его, как он и завещал, рядом с женой Татьяной. На его гроб поставили маленький гробик, на котором была надпись: «Мухтар – настоящий друг человека»…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая девушка с умными глазами милая
Наши ошибки

- Да ты в своём ли уме дочка? Похоже бог совсем тебя разума лишил, замуж выйти в тайне от родителей!...

- Да ты в своём ли уме дочка? Похоже бог...

Читать

Вы сейчас не в сети