Истории из жизни Настоящий мужчина

Настоящий мужчина

Фура

Извилистая дорога тянулась вдоль запорошенных снегом полей, минуя леса и редкие унылые деревеньки. За свою недолгую жизнь Тимофей исколесил ее вдоль и поперек, изучил каждую трещину на асфальте. Большегрузная фура катила по знакомому пути, и каждый пройденный километр уверенно вел к родному дому.

На душе у мужчины было тягостно, и радости от возвращения домой он не испытывал. Тимофей понимал, что ему предстоит нелегкий разговор с женой. Однако отступать назад не собирался.

— Где мы? – из спальника выглянул, зевая, напарник Николай.

— Спи. Еще километров сто пятьдесят осталось. Приедем – разбужу, — ответил Тимофей другу, который с довольным видом опять нырнул на лежанку.

Монотонная дорога навевала не только сон, но и дорогие сердцу воспоминания о прошлом. Еще в детстве Тимоха решил – он будет шофером. Успел до армейского призыва получить водительские права и даже полгода прокрутил баранку на старом ГАЗике.

В армии водители были в цене и ему сразу доверили военный «Урал». Водил он его до самого дембеля, а после службы устроился водителем-дальнобойщиком на городской автобазе.

Приближались лихие года – девяностые. На дорогах подстерегала постоянная опасность. Несколько раз Тимофею пришлось повоевать с жесткими «братками». Последние разборки закончились для него потерей груза и больничной койкой. Хорошо еще, что живой остался. Отлежался в больнице под капельницами и опять в дорогу. Гордость и упрямство в характере не позволили отступить и бросить любимое занятие.

Автобаза тоже претерпела трансформационные изменения. Вывеску государственного предприятия сменили на акционерное общество. Частная лавочка до 2000 года пережила четырех директоров — владельцев предприятия. Менялось руководство, общество пережило банкротство и только единицы из огромного коллектива остались на прежней работе. Одним из самых стойких оказался и Тимофей Петрович, как его уже стали величать.

Последний владелец оказался рачительным хозяином. При нем закупили новую технику и оборудование, обновили ремонтные ангары и придали презентабельный вид административному зданию. Коллектив пополнился молодыми специалистами, освоившими новые профессии, а руководить коллективом водителей стали менеджеры.

Выросло новое поколение с навыками работы в сфере рыночной экономики, политику которой все чаще обсуждали мужики на перекуре, употребляя матерные слова.

Справедливости ради нужно отметить, что в последние годы дальнобойщикам и грех было жаловаться на жизнь. Конечно разъезды вдали от дома, но постоянная работа и заработки приличные.

На семейном фронте у Тимофея тоже все ладилось. Двадцать один год назад женился на хозяйственной девушке. Особенной страсти он к ней не испытывал, просто выбрал самую достойную из претенденток. Искал простушку, без особенных претензий, чтобы дом содержала и верно ждала супруга из длительных поездок.

Антонина оправдала его надежды. Тихая, скромная и в доме чистота и порядок. Мужа любила и повода усомниться в верности не давала. Про них говорили: «Отличная пара, живут — душа в душу».

Да только одна беда была в их семье. Сначала жена два года после свадьбы не могла забеременеть. Когда, наконец, забеременела, молодые были на седьмом небе от счастья. Но не суждено было. Потеряла Тоня ребеночка на большом сроке. Замер плод на седьмом месяце.

Горевали сильно. В городской больнице врачи утешали: молодые, даст Бог еще и дочку, и сыночка. Но годы шли, а прогнозам так и не суждено было сбыться. Через десять лет хождений по врачам супруги согласились на ЭКО. Процедура вроде прошла успешно, но через месяц опять горькое разочарование. После всего пережитого Антонина повторять ЭКО не захотела. Слишком много было надежды и очень горький финал.

Тимофей за эти годы уже устал смотреть на ее страдания. «Давай возьмем мальчика из детдома», — предложил он. Антонина даже слушать не хотела. Оказалась наотрез.

Годы шла своим чередом. Жили дружно, и в доме было полное благополучие. Только видел он в глазах жены плохо скрытую печаль. Как же им хотелось, чтобы дом наполнился звонкими детскими голосами!

Больную тему старались не затрагивать. Постепенно в их отношениях наступила отчужденность, и они стали более походить на дружбу. Общались тепло и с уважением, но без особого огонька.

Все же Тимофею до болезненного скрежета в зубах хотелось наследника. Едет в очередной рейс и мечтает, как было бы хорошо, если бы в соседней комнате дома посапывали курносые малыши. С сыном он ходил бы на рыбалку, а дочка маме была бы помощницей. Отдельная тема посадить мальчишку за руль машины и уже с детства обучать водительским навыкам. Эх, мечты!

Он полностью отдавал себя работе, а хотелось еще больше работать для полной семьи – стараться для собственных детей. Покупки в виде нового телевизора или новой мебели уже не приносили радости, как раньше.

Его друзья дальнобойщики видели, как он смотрит на молодых женщин с колясками и, казалось, в шутку советовали:

— Да заведи себе другую семью на стороне! Многие так делают. Без наследника то никак.

Тимофей отмахивался, не хотелось ему этой грязи. Многие из коллег имели по второй и даже по третьей семье – и ничего, справлялись. Женам и любовницам успевали копеечку возить и детей баловали.

Осуждения таким поступкам у него в душе не было. Но сам так не хотел. Как супруге в глаза потом смотреть?

Но, как говорится: «Люди только предполагают, а решает один Бог». Так произошло и с ним. Послали три года назад его в командировку.

Рейс планировался длительный – в дальнюю точку северной области. Тогда его напарником был Димка, который не раз уже возил грузы в эту местность.

Дорога выдалась неудачной, будто кошка черная впереди машины пробежала. Уже не только руки черными были от поломок, которые повалили одна за другой. И это после тщательного техосмотра перед поездкой!

Затем, что за чертовщина, трассу начало заметать снегом. И это в конце октября! Плюс ветер такой силы разгулялся, что буквально сносил с дороги.

— О-хо-хо, — вздохнул протяжно Тимофей,- не везет, так не везет. Думал, смотаемся быстро, но, похоже, скоро и не проедем.

Тимофей уверенно крутил баранку и уже мечтал о теплом ночлеге. Гостиницы он не очень любил, но все же лучше, чем в дороге под снегопадом.

Наконец, судьба смиловалась, и они вскоре подкатили к точке назначения. Быстро сбросили груз и поставили фуру на ремонт. Темнело да и есть хотелось. «Тормозки» с напарником оприходовали еще в обед.

— А у меня для тебя сюрприз, — хитро подмигнул Дима. Сегодня в гостиницу не поедем! Есть тут у меня один адресок! Бабенка ладная, одинокая и с удовольствием примет на ночлег одиноких красавцев.

Тимофей пожал плечами.

— Мне все равно. Лишь бы горячего поесть и на кровать завалиться. Завтра ремонт предстоит, намаемся еще.

Давней знакомой оказалась довольно приятная кареглазая женщина лет сорока. Жила она в стареньком, но ухоженном доме на окраине. Сама воспитывала троих сыновей: младшему исполнилось только 4 года, среднему – восемь, а старший пацан уже заканчивал 7 класс. Как сказал по секрету Димка, все от разных мужиков, как бы приличнее сказать – внебрачные. Замужем, Наташка, как звали хозяйку, никогда не была.

— Любит она заезжих гостей,- нашептывал мне Дмитрий, пока хозяйка накрывала на стол.- Немного непутевая, но добрая и в постели то, что нужно. Не пожалеешь!

Наташка, проходя мимо, как бы ненароком на мгновенье торкнулась плеча Тимофея. От ее улыбки и открытого выреза в домашнем халатике у мужчины сперло дыхание. Давно с ним такого не случалось.

— Нравишься ты ей, согласна будет развлечься,- шептал ему на ухо напарник. Переходи к активному действию, рекомендую.

Наташка поставила на стол тарелки с густым дымящимся супом. Нехитрый стол дополнила тушеная картошка и малосольные огурчики. В дорогу завтра не планировали, поэтому накатили по паре стаканчиков домашней водки.

Тимофей расслабился и почувствовал себя увереннее. Вот только смущали откровенные взгляды Наташки, которые становились все откровеннее после каждой выпитой рюмки.

— Иди спать, — одернул сам себя Тимофей.

Раздражала и одновременно привлекала доступность женщины, но не готов он был, не готов.

Не привык мужчина к таким одноразовым связям, да и пацаны то и дело заглядывали в кухню, разглядывая подвыпивших гостей.

Тимофей пробурчал о жуткой усталости и направился на ночлег в детскую спальню, постелив на кушетку ватник. Молодая женщина разочаровано пожала плечами и все свое обаяние направила на оставшегося за столом гостя.

Утром Тимофей проснулся в прекрасном настроении. Все еще спали. Он быстро умылся и вышел на крыльцо дома. За ночь снега набросало сколько, что от колодца во дворе виднелась только ручка. Придется поработать! Сам нашел в ветхом сарае лопату и принялся разгребать ночные сугробы.

Через час весь двор был убран. По бокам выросли горы снега, покрывая доверху кусты и маленькие деревья-одногодки.

Раскрасневшись, он вернулся в дом и встретил на кухне старшего сына Натальи.

— Вовка, протянул мальчишка руку Тимофею. – Завтрак готовлю, будете?

Гость утвердительно махнул головой.

Вовка умело разбил на шипящую сковороду пару яиц, нарезал хлеба и достал с холодильника масло.

— Вы к нам надолго, или как? — поинтересовался мальчишка, уплетая яичницу.

— Думаю денька на три, пока дороги расчистят. Не помешаем?

— Нет, вы хорошие. С мамкой не скандалите и песни пьяные не поете, — ответил парнишка с детской непосредственностью.

— Ну, приятного аппетита, а мне еще Ваньку с Колькой будить да в садик и в школу собирать.

Тимофей помыл после себя посуду, пожарил еще яичницу и заглянул в детскую комнату, где одевались мальчишки.

— Завтрак готов, пошли, перекусите.

Долго уговаривать ребят не пришлось. С удовольствием уминали яичницу, запивая сладким чаем.

За едой дети разговорились. Рассказали, как их зовут, что один из них ходит во второй класс, а меньшенький в садик. Упомянули, что вся забота о них ложится на Вовку, а мамка все время занята – на почте работает. Проникшись к незнакомому дядьке доверием, поведали и о своих сокровенных мечтах. Старший Ваня мечтает о телефоне, а меньший грезит о подарке на день рождения – большой игрушечной пожарной машине.

— Чтобы была ярко-красного цвета, с длинной лесенкой и громким сигналом.

Ребятишки убежали, громко хлопнув дверью, а Тимофей так и сидел у стола, задумавшись о своем. Как то хорошо ему стало от общения с мальчишками и одновременно тяжело на сердце.

Скрипнула дверь. Из другой спальни показалась Наталья в коротком халатике, наброшенном на голое тело. Сладко потягиваясь, спросила: «Что там моя банда разбежалась? Сколько прошу не шуметь – все равно разбудят» Следом за ней вышел заспанный Николай. По обеих было видно, что ночь прошла довольно бурно.

— Разбудили тебя?

— Нет, я уже давно не сплю. Привык рано вставать и во дворе уже успел похозяйничать. Не рассердишься, хозяюшка?

— За помощь спасибо, только благодарности ты моей не захотел. Побрезговал или жене верность хранишь? — усмехнулась Наталья. — Дело твое, но все же обидно.

— Не люблю я эти разговоры, — смутился Тимофей и постарался перевести разговор на другую тему…

Задержались дальнобойщики в гостях на целых семь дней. Так получилось. Тимофей за эти дни не только подружился с пацанами, но и стал испытывать к ним странную привязанность. Младшему отремонтировал старенькие санки и даже ходил пару раз с ним на горку кататься. Среднему смастерил крепления к деревянным лыжам. А со старшим Володькой каждый вечер колол дрова и проводил время в интересных беседах.

В тот вечер они возвращались с маленьким Колей домой, вдоволь накатавшись с большой снежной горки. Неожиданно мальчик посмотрел ему в глаза и спросил:

— А ты теперь нашим папкой будешь и на мамке женишься? Оставайся у нас навсегда!

Мужчина опешил. Что он мог ему сказать? Конечно, только правду.
— Остаться не смогу, но постараюсь вас навещать, если будет дорога в эти края…

Свое слово Тимофей сдержал.

Прошел месяц и сам стал проситься, чтобы его отправили в знакомый сибирский город. Мужики подмигивали и по-доброму шутили:

— Чай зазноба молодая завелась? Как оно справляешься?

А он даже себе не мог объяснить, почему его так тянет к чужим пацанам. Душой прикипел к ним, да и все тут.

Жене ничего не сказал, да и она ограничилась только дежурными вопросами: «Как съездил? У тебя все нормально?»

Так и ездил на две семьи по два раза в год на протяжении трех лет. Мальчишки каждый раз радовались его приезду, делились свежими новостями. Тимофей видел, как они взрослеют и тянутся к нему, как к родному человеку. Привозил всегда подарки: и телефоны мобильные и игрушки, и одежду необходимую.

Каждый раз отмечал, как с грустью смотрит на него Наталья и как она постарела за последнее время.

А два месяца назад ему позвонил Вовка:

— Дядя Тимофей, мамки больше нет. Вчера в больнице померла… Рак… Нас забирают в приют, а потом в детдом. Мы боимся и не хотим туда. Не бросай нас, пожалуйста!..

Все перевернулось в душе. Выпросил у руководства срочную командировку и отправился в рейс по знакомой дороге. Проведал и успокоил мальчишек, пообещал директору приюта, что заберет детей и срочно оформит все необходимые документы.

А сегодня ему предстоит поговорить с женой и рассказать ей всю правду. Верил, надеялся, что поймет и заживут они вместе большой семьей.

Выслушать то она выслушала. После разговора замолчала надолго, а затем расплакалась.

— Прости, любимый. Не смогу я их полюбить. Чужие дети, и старший уже почти взрослый. Откажись, не смогу я, — рыдала Антонина.

Мужчина привлек ее к себе, и словно первый раз в жизни ощутил огромную любовь к этой женщине.

— Мы сможем все, потому что мы вместе. Я буду всегда с тобой. Если нужно освоить другую профессию, я готов. Лишь бы быть дома рядом с вами. Вместе вырастим. А сердце у меня любвеобильное — хватит и на сыновей, и на тебя. Я же мужик!

А женщина улыбнулась, утерла слезы и подумала, что она мечтала о полноценной семье все эти годы. Теперь ее мечта сбылась и ей ничего не страшно – с ней рядом будут четверо настоящих мужчин…

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Нажимая на кнопку отправить, Вы принимаете условия пользовательского соглашения , а также ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности и даёте согласие на обработку ваших персональных данных.

Вы сейчас не в сети