Истории из жизни Когда невеста узнала какой подарок приготовил ей жених, сбежала с собственной свадьбы

Когда невеста узнала какой подарок приготовил ей жених, сбежала с собственной свадьбы

Невеста, девушка плачет

Аня и Карина – подруги. Дружили девушки сравнительно недавно, но так сблизились, словно пуд соли вместе съели.

Карина собиралась поступать на фармацевтический факультет, но не добрала баллов. Та же история приключилась с Аней, только она поступала в юридический. Аня горько плакала тогда – так было обидно! Ведь она была уверена, что поступит! Каких-то двух баллов не хватило для проходного! У неё и так был высокий балл, но такой конкурс был сумасшедший, сплошь отличники и медалисты! И она пролетела…

Да ещё Аня была не вчерашняя школьница, а замужняя женщина: по-хорошему пора бы заканчивать университет, а не начинать учёбу. Внешне Аня выглядела хрупкой, щупленькой, как выпускницы. Но вот всю жизнь она опаздывает во всём, так получается. И вот ещё один год прозевала.

Работали девушки в свадебном салоне, где они и познакомились, а вскоре и сдружились. Да так и работали уже четвёртый год, передумав оставлять работу, и поступив на заочное. Начальство особо сотрудникам не досаждало излишними требованиями, а главного они почти и не видели в последнее время. Он был занят семейными и финансовыми делами: покупал новый дом, открывал ещё один салон в новом районе, завозил новую мебель… и готовился к свадьбе.

Однажды в их салон шеф самолично пожаловал. Приехал не один – привёз свою невесту примерять свадебное платье. Хотя она ворчала, что мог бы и в Милан их свозить за покупками. Пока капризная девица перемеряла половину товара и ни на чём не могла остановиться, девушки были уже все в мыле, как скаковые лошади. Карина шепнула на бегу Ане, поднося клиентке очередной ворох чего-то воздушного и сверкающего:

– Не понять мне, как это у бизнесменов обязательно находятся такие несносные невесты?

Примерили очередную модель. Но красотка сморщила изящный носик и надулась недовольно. Фигура у неё была очень красивая, словно точёная, и по-хорошему все платья на ней сидели великолепно, какое ни надень! Но невеста все фыркала недовольно! То ей юбка недостаточно пышная, то стразов на лифе мало, то спина недостаточно открытая, то ткань недостаточно белоснежная…

– Что оно такое странное? Пожелтевшее, что ли? Старое платье пытаетесь мне подсунуть?

– Ну что Вы! Это оттенок такой – ваниль называется. Самый писк, новая коллекция! – деликатно объяснила Аня.

– Сама знаю, что ваниль. Но эта модель выглядит пожелтевшей! Платье должно быть белоснежным! Ясно?

Когда девушки стали подавать вип-покупательнице платья по второму кругу, её жених, который и сам уже порядком устал, шепнул Ане:

– Помогите моей невесте подобрать платье, иначе я Вас уволю!

Аня изумленно вытаращила глаза:

– А меня-то за что, разве я виновата, Константин Константинович? Ей же в обоих залах ничего не нравится!

– Не ей, а Ларисе! Значит, сделайте так, чтобы понравилось! Это ваша работа, в конце концов! Найдите решение!

Он подошёл к невесте, легко поцеловал ее в висок, и прошептал:

– Прости, дорогая! Срочные дела! Ты тут выбирай, пока не выберешь что тебе понравится. На цену не смотри! А у меня переговоры по закупкам нового ассортимента.

Та капризно надула подколотые губы:

– Так может, мы уже из нового потом подберём? Тут все платья какие-то… — Она хотела сказать отстойные, но вовремя поправилась: – Не вполне подходящие…

Он снова поцеловал её висок и прошептал:

– Душа моя! Новый ассортимент поставят не раньше чем месяца через два-три. А свадьба у нас – через месяц! Но эти все платья тоже из новой коллекции, уж подбери какое-нибудь? Или наденешь школьную форму, Ларочка. Она кстати тоже тебе изумительно пойдёт. Получится даже пикантно.

– Надеюсь, ты так пошутил? – красотка подозрительно прищурилась. – А потом я буду добираться сама, на такси, что ли?

– Ну что ты, солнышко! Я пришлю за тобой водителя. А мне правда пора! Прости меня, дорогая! И выходя из салона, директор кинул грозный взгляд на своих консультантов, и погрозил пальцем Ане. Хорошенькое дело! «Не она, а Лариса» – это само собой разумеется! А вот что имя Ани три года не мог запомнить – это в порядке вещей. Он уехал.

Примерки пошли по второму кругу. Уставшая Аня тихонечко проворчала сквозь зубы, вздохнув, чтобы никто не услышал:

– Сама ты… пожелтевшая модель! Где ты только взялась на мою голову… Ещё работы лишусь из-за её капризов.

Увидев, что всё снова грозит закончится ничем, а в итоге – обещанным увольнением, Аня схитрила. Она задумчиво потерла пальчиком подбородок, и сказала:

– Даже не знаю… Есть у нас ещё одна модель, но она была ранее забронирована…

Лариса оживилась:

– Ну, так несите! Живее!

– Но за неё внесли задаток… Боюсь, она будет выкуплена с вероятностью сто процентов… Там клиентка сомневалась между двумя моделями…

– Я сказала, несите! В конце концов, я вип-клиент! В первую очередь – мои желания, а потом все остальные! Вы что, не знаете кто я?!

– Да уж знаем, – тихонько проворчала Аня и принесла платье, которое было примерено капризной невестой в числе первых, и забраковано по причине недостаточно блестящей вышивки на лифе.

Увидев, какую модель принесла Аня, Карина прыснула, но тут же сделала серьезное лицо и притворилась, что нечаянно поперхнулась. Покашляла, а потом подыграла подруге:

– Ой, боюсь, нам не поздоровится… За него действительно внесли задаток… Как бы шеф нас не уволил за такое нарушение, если клиент начнёт возмущаться…

– Тут Я решаю! Как я скажу, так и будет! Пусть другую модель выбирают. Сами же выбирали из двух! – топнула ножкой Лариса.

Она вертелась перед зеркалами, стоя на возвышении, и восклицала:

– Ну вот! Это именно то, что нужно! И стразов больше, и юбки пышнее, и спина открытая! Всё, решено!!! Беру это! Раньше не могли его подать, растяпы!

Девушки упаковали платье в большую коробку, и помогли донести её до двери, где ношу у них принял водитель. За Ларисой как раз приехала служебная машина, присланная шефом. У выхода Лариса оглянулась на девушек, смерила их царственным взглядом, и заявила:

– Ну, ведь можете же, если хотите!

Как только она скрылась, Аня с Кариной тут же хлопнули друг друга по ладошке, поздравляя с победой. И дружно передернулись:

– Бррр! Не хватало такую хозяйку в салоне… Если она тут будет часто появляться, я уволюсь…

– И не говори! Остаётся надеяться, что она будет впредь пропадать в салонах красоты, а не в нашем свадебном салоне. А то нам несдобровать.

В течение следующего месяца шеф в салоне не появлялся. Был занят приготовлениями к свадьбе. Наконец наступил торжественный и знаменательный день. Но не обошлось без происшествий.

Во время церемонии произошёл неожиданный казус. Когда подошло время молодожёнам с гостями входить в зал регистрации, случилась заминка. У входа обнаружилась приметная коробка, перевязанная голубой лентой. Кто её принёс, и почему у входа в зал регистраций, осталось неясно.

– Что это? Подарки? Уже? – воскликнула Лариса.

Сначала хотели коробку открыть позже, после росписи, но внутри послышался какой-то невнятный писк.

– Что там? Щенок, что ли? Ой, я же хотела лабрадора! Дорогой, ты подарил мне щенка? – спросила Лариса у Константина, хлопая в ладошки.

Жених и свидетель развязали коробку, и все любопытные могли увидеть, что внутри не щенок, а самый настоящий младенец! Крошечный!

– Вот так лабрадор! – дружно ахнули присутствующие.

Константин растерянно держал малыша на руках, а Лариса присела и вынула двумя пальчиками из коробки записку. Там было написано:

«Костя, это твой сын! Имя ему дай сам».

– Что?! У тебя сын?! – взвизгнула Лариса.- И ты от меня это скрыл?!

– Да нет у меня никакого сына! Это какая-то ошибка! Скажи, Костян, это какое-то недоразумение!

Жених и свидетель переглядывались. Обоих звали одинаково, но все почему-то сосредоточились на Константине, виновнике торжества: все взгляды были направлены на него.

– Вы вдвоем великолепно смотритесь! Как две фотокопии! – процедила невеста.

Лариса сорвала с головы фату и швырнула в лицо жениху. А потом влепила ему звонкую пощечину и сбежала по лестнице прочь из Дворца бракосочетаний, придерживая свои сверкающие стразами пышные юбки. Тем временем девушка свидетеля тоже залепила своему парню пощечину.

– Предатель! Бабник! – воскликнула она, и тоже дробно стуча каблучками, спустилась вниз, а на улице немедленно поймала такси.

Второй Костя кинулся было за ней вдогонку, но она раздражённо хлопнула дверцей машины и уехала. Он потоптался, но следом не поехал, рассудив, что это не имеет смысла. И вернулся к Константину. По иронии судьбы отца жениха ведь тоже звали Константин! И по сути, теоретически, он вполне мог быть тем Костей, который был упомянут в записке.

Мужчина был импозантен, спортивного сложения, с благородной проседью – на него заглядывались и молоденькие девушки. Мужчина беспомощно повернулся к жене:

– Надеюсь, ты понимаешь, дорогая, что я тут совершенно ни при чём! Или ты тоже сейчас съездишь меня по физиономии? Для комплекта пощёчин?

– Конечно, ты совершенно ни при чём! Со своими Анжелами и Ниночками! Лучше не приближайся ко мне! Я сыта по горло твоими похождениями!!! За вещами можешь не заезжать – я сама соберу чемодан и отправлю на такси к тебе на дачу! Видеть тебя не хочу! – женщина, гордо вскинув голову, прошествовала к выходу, оставив остальных растерянных гостей в сверкающем мраморном зале, где женская часть изрядно поредела.

Свадьба, как стало ясно, провалилась. Поднялся по лестнице третий Костя, свидетель, который безуспешно догонял свою девушку на такси. Три Константина уставились на ребёнка, которого по-прежнему держал на руках Константин-жених.

Пришлось вызывать полицию. Ни один из мужчин не согласился брать на себя вину за содеянное. Полицейские активизировали поиски мамаши кукушки, разыскивая малейшие зацепки и записи с видеокамер, а младенца тем временем передали представителям опеки. Константин в сотый раз добивался разговора с невестой – но безуспешно. Лариса не соглашалась поговорить с Костей, называя его предателем и подлым двоеженцем. Даже после того, как он сделал в лаборатории тест на установление отцовства, который показал ноль процентов совпадений. Лариса в ответ на это фыркнула, что Костя просто подкупил лаборанта и сунул ей под нос фейковую бумажку!

– Угу. А потом окажется, что я должна буду воспитывать чужого ребёнка, к чему я совершенно не готова. Я и своего не спешила бы заводить! А тут ещё и непонятный подкидыш!

– Ларочка, солнышко, я же тебе доказал, что я ни при чём!

– Ну уж нет! Я же уже сказала. Чужие спиногрызы – это не по моей части! Лучше бы я согласилась выйти за Анатолия! Он хоть и старше, но у нет левых детей, и бизнес посолиднее, не то что твой несчастный магазин! Все, не звони мне больше!

Константин сидел в своем кабинете, обхватив голову руками, и размышлял, что делать дальше. Похоже, любимая его бросила окончательно. Потом выглянул за дверь и увидел Аню. Она как раз катила по коридору стойку с платьями, расставляя в зале новые поступления.

– Сделайте мне кофе, Карина, пожалуйста! Если Вам не трудно. Секретарша как назло заболела.

– Сию минуту, Константин Константинович. Только я Аня, простите.

– А… простите. Я почему-то путаю ваши имена… – рассеянно произнёс шеф.

Пока Костя ждал свой кофе, позвонил отец.

– Ну что, сын? Ты как? Как тебе событие?

– Да я в шоке, пап. Но можешь быть спокоен, и маму успокоить – раз по моему анализу нули, то и по твоему автоматически – тоже! Ну, если я, конечно, твой сын! А то мало ли… – он нервно хохотнул.

– С ума сошёл? Конечно, мой! Подойди к зеркалу, посмотри на своё отражение. Никаких анализов же не нужно, сходство явное!

– Ладно, пап. Шучу я. Что там мама – не перестала бушевать? Может, вернёшься к ней?

– Пока не хочу. Моя жена, с которой мы прожили тридцать лет, не усомнилась в чужой лжи, но не захотела поверить мне… Это, знаешь ли, обидно.

Константин Петрович деликатно упустил некоторые пикантные детали своей личной жизни, на время вычеркнув милых секретарш. Он справедливо полагал, что жена – это святое, а невинные шажочки на сторону – это ничего не значащие детали. И уж точно там нет никаких детей! Он очень внимательно бдел, чтобы не получилось ничего подобного, как случилось недавно на свадьбе его сына. Его жизнь уже устаканилась, он всем доволен, и уж если чем-то поступаться и что-то выбирать – то он выбрал бы лучше рыбалку и уху у костра, чем девицу, честно слово!

– Судя по всему, это Костян попался, если только не ещё кто-то из гостей. Урожайное скопление Константинов случайно собралось в этот день… А ты что же, теперь не простишь маму, пап? – спросил Константин.

– Пока нет. Прости. Ну ладно, давай, сын. Трудись. Ты же на работе – не буду мешать!

– Ты ещё подумай, пап! – успел ещё сказать Константин, но в трубке раздались короткие гудки.

Ещё маме позвонить надо…

Но тут вошла Аня с чашкой кофе. Константин отхлебнул и блаженно зажмурился:

– Ммммм… Мне стоит уволить мою секретаршу и взять на её место Вас, Аня. Вы варите восхитительный кофе! Аня улыбнулась: шеф впервые правильно назвал её имя.

– Вы мне что-то хотите сказать?

– Я о том малыше… Куда его отвезли, не подскажете?

– А почему Вас это интересует? – удивился шеф.

Аня пожала плечами:

– Ну… Это же не щенок, чтобы его выбросить и забыть о нём… Да и щенка жалко! Такому крохе нужно, чтобы его брали на ручки, баюкали, обнимали, чтобы он чувствовал тепло материнских рук… А его в лучшем случае перепеленают только, ведь никто с ним не будет заниматься…

– Так Вы что, хотите заменить ему материнские руки? Вы меня удивляете! Не ожидал!

– Не думайте, Константин Константинович, я не просто от нечего делать… Я сейчас попробую объяснить.

Аня не заметила, как присела к столу в кабинете директора, и рассказала историю из своего детства. У неё была сестра. Приемная девочка, подкидыш, которую её мама с папой удочерили. Сначала у них в посёлке ходили сплетни. Всяко болтали. Говорили, что это папина внебрачная дочь. Но мама верила папе, и ни одним словом не упрекнула, и не усомнилась в его правде. Они много усилий приложили, чтобы добиться сначала опеки, а потом удочерения.

– Так у Вас есть сестра?

Аня покачала головой.

– К сожалению, нет… Я совсем одна. Моя сестрёнка умерла ещё в детстве… У неё была какая-то сложная патология сердца. Делали даже операцию. Но она все равно не выжила… Моя мама так убивалась, как по родному ребёнку… Я вот думаю, что эта история с подкидышем – может, она не зря встретилась мне на жизненном пути? Вы верите в реинкарнацию?

Константин пожал плечами и покачал головой:

– Скорее, нет…

– А я верю. И вот думаю – а вдруг это папина душа в этот мир снова пришла, а я пройду мимо… Или моей сестрички, которая умерла ещё маленькой… Или – мамина…

– Не знаю, Аня. Но знаю одно – Вы ещё такая молоденькая. Стоит ли Вам связывать себя такими обязательствами? Вы же можете выйти замуж, родить своих детей… Зачем Вам чужой ребёнок!

Аня покачала головой:

– Константин Константинович, Вы же обо мне ничего не знаете… Я работаю у Вас четвертый год, а Вы сегодня впервые правильно назвали мое имя. Я не такая уж и молоденькая – мы с Вами почти ровесники. И я замужем, просто у нас с мужем нет детей… Моя вина… Врачи говорят, причина во мне… Так что у меня ещё одна причина для усыновления.

– А Вы… Ваш муж будет рад усыновить чужого ребёнка?

Аня растерялась.

– Хм… я боюсь, что нет. Точнее, я предполагаю. Но я с ним ещё не говорила. Вы правы, надо непременно поговорить, сегодня же.

Константин слушал девушку и недоумевал. Уже давно он выпил свой кофе, и Ане следовало унести пустую чашку, и вернуться в торговый зал, а они все говорили и говорили…

Он удивился, что они ровесники – он думал, Аня только что закончила школу и просто не поступила, и потому устроилась пока работать в его магазин…

А она ещё и замужем, оказывается. И у нее такое большое сердце! Он ещё не встречал таких девушек! Общался с ослепительными красотками типа Ларисы, и даже не замечал, что говорить-то с ними не о чем… О Милане? О Монако? О шубках и очередном абонементе в фитнес клуб? И по сути всё…

А с Аней он успел обговорить пол жизни.

– Ой, извините меня, Константин Константинович! Заболтала я Вас… Мне же пора бежать, я не закончила с товаром!

– Хорошо, идите, Аня. Я узнаю, куда определили малыша, и скажу потом Вам… И ещё. Аня, простите меня, пожалуйста!

– За что? – удивилась Аня. – За то, что угрожал Вам увольнением из-за вздорного характера моей… Ларисы. Я пошёл на поводу её капризов, но я не должен был Вас обижать… Да и сам тоже хорош. Вы хорошо работаете!

– Спасибо, Константин Константинович!

Аня искренне поблагодарила шефа. Она прикрыла дверь, отнесла чашку на кухню, и подумала, что их шеф не бездушный пластиковый манекен. Он хороший, и чуткий. Она, оказывается, тоже его совсем не знала! Единственное, что она не путала – его имя. Во всем остальном она ошиблась.

Константина Константиновича вскоре ожидал очередной сюрприз. Выяснилось, его друг Константин тоже оказался ни при чем, в смысле отцовства. Он сделал тест, который однозначно показал, что он не имеет отношения к младенцу.

– Ну и дела… а был ли мальчик, как говорится?! – изумлённо воскликнул Константин, обращаясь к приятелю. – Эта неизвестная мамаша, которую пока ещё до сих пор не нашли, либо родила ребёнка от непорочного зачатия, либо банально не знала, от кого! Перепутала, обвинив не того!

– И смех, и грех… Хоть бы отказ написала по-человечески, чтобы дитё усыновили…

Аня в скором времени добилась опеки вопреки протестам мужа. А тот не простил её решения, ушел от неё, и подал на развод. Квартира Ане досталась от родителей, потому Вадим не мог на неё претендовать. Но у него была доверенность на машину, и он умудрился её продать, и деньги забрать себе. Машина была папина, досталась Ане по наследству. Но она так была поглощена хлопотами с оформлением опекунства, что не обратила внимания, что Вадим хорошенько её обчистил, уходя. А напоследок, кроме своих вещей, вывез все остальные, Анины.

Фактически, после развода у неё осталась только квартира, в которой раздавалось гулкое эхо. Всю бытовую технику Вадим успел вывезти, и даже увез мебель. Пришлось все покупать заново, постепенно. И начать с кровати. Потому что детская кроватка у ребёнка уже была, а Ане пришлось некоторое время спать на полу, просто на матрасе. И ещё пришлось договориться с шефом, чтобы он разрешил работать ей через день. Пришлось потуже подтянуть поясок и нанять няню. В зарплате Аня проиграла, но зато имела возможность больше быть с ребёнком, наблюдая, как он подрастает. Да и учебу же нельзя было запускать. Говорят, чужие дети растут быстро… Но и свои ведь тоже!

Уже наутро Аня удивлялась, наблюдая, как за ночь успел измениться её любимый мальчишка! Бровки стали чуть темнее. Округлились щёчки. Он стал узнавать Аню и радостно улыбаться ей своими розовыми беззубыми дёснами…

Как-то утром раздался звонок, который Аню удивил: она никого не ждала. Она как раз готовила смесь для малыша, когда тишину пронзила звонкая трель. Аня вздрогнула: вот же, опять забыла уменьшить звук сигнала! На пороге стоял шеф в обнимку с огромным белым медведем. Кто кого держал, большой вопрос – Топтыгин был такого же роста, как и Константин. Так они и ввалились оба в прихожую.

– Ему ещё рано такие огромные игрушки! – засмеялась Аня.

– А это ему на вырост! – отдуваясь, заявил шеф. – Или тогда – Вам, Аня. Как Вы тут? О, у Вас тут так… просторно…

Константин оглядывался, удивленно. Слово «уютно» у него не получилось: уют отсутствовал.

– А у Вас совсем нет мебели? А муж как – мирится с такой свободой от вещей? Тотальное расхламление?

– А нет мужа, – просто сказала Аня. – Мы развелись. Так получилось. Вот и вещей нет…

– Из-за малыша? Кстати, я никак не спрошу, как его имя!

– Ну как же? Константин, разумеется! Как же иначе? – засмеялась Аня.

– А что Вы будете делать, если вернётся мать и заберёт его? Отказа ведь так и нет…

Аня погрустнела.

– Не хочу об этом думать! Давайте лучше пить чай!

– Если можно – то мне лучше кофе, пожалуйста! Скучаю по Вашему кофе!

А потом Константин разыскал Аниного мужа, и вежливо объяснил ему, что чужое отнимать нехорошо. В следующий раз в дверь позвонили грузчики, и ловко и аккуратно внесли Анину мебель. Она только растерянно сновала туда-сюда, в сотый раз благодарила, не в силах поверить, что ее вещи возвращены.

– А это – тоже Ваше, – сказал Константин, вложив в ее ладонь брелок с ключами от её машины.

– Ключи от машины? Как Вам удалось? Он же её продал кому-то! Кажется… – Аня была изумлена.

– Ну, скажем, я был очень убедителен, – ограничился объяснением Константин, опустив делали.

Через какое-то время нашлась и мамаша кукушка. Красотка из провинции, которая думала, что выскочит за Константина, который был свидетелем на несостоявшейся свадьбе Константина Константиновича. Потом переметнулась на другого кандидата, а ребёнок не вписывался в её планы. Тем более, она даже не знала, кто отец. Подозревала, что это Костик, и написала записку наобум – авось, угадала. Потом она уехала с группой танцовщиц в Грецию, и там всё-таки нашла своё счастье: толстенького лысенького винодела с замком на холме вокруг бескрайних виноградников. Девица не настаивала на возвращении ребёнка. Аня получила долгожданный отказ от Костика и была на седьмом небе от счастья! Она тут же занялась оформлением документов на усыновление, и тут опять встал ожидаемый вопрос, что у нее семья неполная. Константин, который тогда был с ней рядом, как и обычно в последнее время, просто заявил:

– Почему это вдруг, неполная? Очень даже полная. Мы подаем заявление в ЗАГС. Правда, дорогая?

Аня чуть не икнула от неожиданности, но тут же с серьёзным лицом закивала, соглашаясь. А он сжал её ладонь.

Через четыре года взволнованный отец с сыном, родителями, друзьями, и Кариной с мужем, приехали в роддом забирать Аню с новорожденной дочкой. Были вручены все букеты, все уже сфотографировались, и наконец собрались усаживаться по машинам, и тут Костик младший возмущенно воскликнул:

– Мама, а зачем ты купила девочку? Что ли там не продавались мальчики? Я братика хотел, а не девчонку!

За него ответил папа Костя:

– Ну, сынок, следующий будет братик. Обещаю! Правда, дорогая? Аня счастливо закивала. Она всегда во всем соглашалась с мужем. Потому что он всегда был прав.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Прости меня дочь

Вы сейчас не в сети