Истории из жизни Девушка была удивлена, узнав кто покупает её картины

Девушка была удивлена, узнав кто покупает её картины

Девушка рисует, художник

Заглянув в комнату дочери, Борис тихонько спросил:

— Доченька, ты кушать будешь или потом придёшь?

Дарья кивнула головой и отложила холст, в сторону:

— Сейчас, пап, только немного приберусь. Кстати, у меня неплохо, получается рисовать пейзажные композиции.

Не в силах побороть интерес, Борис подошёл к столу, на котором лежал белоснежный лист:

— И то верно, настоящей художницей у меня растёшь. Ладно, я на кухню, жду тебя через пять минут.

Убрав кисти и краски в ящик, Дарья ещё раз посмотрела на рисунок и сама себе произнесла:

— Ничего… у меня всё получится, папа ещё будет мной гордиться.

На кухне девочка присела за стол и, как-то неуверенно взяв ложку, принялась за ужин. Борис это заметил и осторожно спросил:

— У тебя нет настроения?

В ответ Дарья с грустью в голосе проговорила:

— Маму вспомнила, она мне сегодня снилась.

Вздрогнув от таких слов, отец посмотрел в окно, и только после этого произнёс:

— Я тоже по ней скучаю, но мы не в силах что-либо изменить. Прости, что говорю тебе подобные слова, но ты взрослеешь и когда-нибудь всё равно столкнешься с не менее суровой реальностью. Поэтому лучше я тебя подготовлю сейчас, чем потом буду пожинать плоды своего беспечного воспитания.

Даша опустила голову и прошептала:

— Может, ты и прав, и мне пора понять, что ничто не вечно на этой земле.

Толком, не поужинав, дочка снова удалилась в свою комнату. Оставшись один на кухне, Борис достал из кармана фото жены и, еле сдерживая слёзы, стал водить по нему пальцами.

Супруги и матери Дарьи не стало два года назад: она погибла по роковой случайности. В тот день Елена возвращалась с работы и, чтобы быстрее прийти домой, она решила сократить путь. Минуя дворы, женщина как раз проходила вдоль одного из домов старой постройки. И, непонятно, по какой причине, в этот момент произошло обрушение балкона на четвертом этаже. Следствие тогда никого не наказало, отчитавшись, что из-за ветхости жилья случилась аварийная ситуация. Елену спасти не удалось, хотя медики сделали всё, что могли. Но они ведь тоже не волшебники и реанимировать человека, оказавшегося под грудой тяжёлых бетонных обломков, врачи, увы не смогли.

Борис тогда с трудом нашёл в себе силы, чтобы не пасть духом, но нервное потрясение сделало своё коварное дело. В итоге, сразу после похорон жены с ним случился сердечный приступ. Однако в этом случае врачи смогли ему оказать должную помощь. В тоже время, испугавшись повторных инцидентов, начальство на заводе попросило его написать заявление по собственному желанию. Бориса уволили, как потенциально больного сотрудника. И ведь даже не посмотрели на то, что у него осталась дочка на руках. Ему пришлось искать новую работу, а так как завод был единственным более, менее функционирующим предприятием в городе, то от безысходности Борис устроился дворником. Дарья всё понимала, да только её сверстники в школе восприняли этот факт в штыки и стали дразнить. И сколько Борис не ходил к директору, и не говорил с учителями, толку от этого не было. К нему тоже относились, как к человеку третьего сорта. Наконец, учеба в школе закончилась, и Дарья поступила в техникум. Она думала, что хоть здесь ей никто не будет говорить гадкие слова, но нет, иногда насмешки, всё же, проскакивали. Однако такие случаи были не частыми, и Даша старалась не обращать на них внимание. И чтобы не думать о негативе, девочка стала рисовать.

На первых порах у неё получалось не очень, но постепенно, набираясь опыта, из-под кисти выходили неплохие картины. В знак уважения и гордости за талант дочери, Борис находил деньги, чтобы приобрести все необходимое для живописи. Ему было приятно, что Дарья стремится не только постигать знания в техникуме, но приобщать себя к миру искусства. Дочка пошла в свою мать: Елена тоже любила живопись.

Прибрав на кухне после ужина, Борис снова заглянул в её комнату: дочка навела порядок и легла спать. Одеяло немного сползло на пол, заправив обратно, он провел рукой по её волосам и тихонько произнёс:

— Спокойной ночи, моя красавица.

Прикрыв дверь, Борис ещё минутку постоял, а затем ушёл к себе в спальню. Утром его разбудил телефонный звонок:

Да, привет Олег, чего так рано!? Хорошо, я согласен, мог бы и не спрашивать.

Не успев дойти до ванной, он услышал голос дочери:

— Папа, кто тебе звонил?

Выдавив из тюбика пасту на зубную щётку, он спокойно ответил:

— Да это с работы, сегодня будет возможность дополнительно пополнить наш скромный бюджет. И поэтому, дочка, я вернусь позже, так что ты дома остаёшься за главную хозяйку.

Дождавшись, когда отец выйдет из ванной, Дарья прошмыгнула следом и звонко протараторила:

— Так точно, всё будет сделано. Кстати, пап, я тоже придумала вариант, как заработать. Раз у меня неплохо, получается, рисовать, то буду продавать картины. Мне сокурсница подсказала, с чего нужно начать.

Борис как-то неоднозначно воспринял такую информацию:

— А ты точно уверена, что нужно это делать? Денег нам вроде бы хватает, во всяком случае, голодные мы не сидим.

Однако Дарья стояла на своём:

— Пап, я тоже хочу быть полезной для нашей семьи. И не отговаривай, я уже всё решила.

Напор дочери был настолько серьёзным, что Борис сдался:

— Ну, хорошо, доченька, только смотри, чтобы тебя не обманули. Сейчас вокруг столько мошенников, что можно здорово от них пострадать.

Дарья учла предостережения отца и пообещала, что ни в какие авантюры ввязываться не будет.

Как и предупреждал, Борис вернулся с работы только под вечер, когда уже стемнело. Дочка сама приготовила ужин и с улыбкой на лице встретила его в прихожей:

— Пап, иди мой руки и за стол, я приготовила пюре и пожарила карасиков, которых ты поймал на прошлой неделе.

Удивлению не было предела, однако запах, который шёл из кухни, только лишь подтверждал слова дочери о вкусном ужине. Немного перекусив, Борис вдруг захотел посмотреть, как у неё продвигаются дела по поводу картин. Даша нахмурилась, но разрешила взглянуть одним глазком:

— Вот, это мои новые наброски, я сама придумала тему изображения. Если хочешь, то могу попробовать твой портрет нарисовать.

Борис в ответ махнул рукой и засмеялся:

— Да не надо, не такой я уж и презентабельный, чтобы изображать меня на холсте. Ты лучше рисуй то, что тебе по душе, но и про учебу не забывай. Постой, а как же ты их собралась продавать? Не боишься, что обманут?

Дочка включила компьютер и показала на сайт:

— Смотри пап, вот здесь я зарегистрировалась и мне помогает куратор выставки. Она раз в неделю проходит в городе, куда приезжают ценители искусства. Но мне разрешили показывать картины через Интернет. Куратор сама будет договариваться с покупателями, а мне перечислять деньги от продажи.

Идея была заманчивой, однако Борис не верил, что всё будет гладко. Опыт подсказывал ему, что дочку втянут в какую-нибудь схему, а потом ещё и виноватой сделают. В тоже время, если уж она решила попробовать себя на этом поприще, то нужно было дать ей шанс.

На следующий день они вместе съездили в специализированный магазин и купили новые краски. Дочка принялась за подготовку картин, не забывая при этом, исправно ходить в техникум и радовать отца положительными успехами.

Как ей удавалось всё совмещать, одному богу известно. И вроде сама собой разрешилась проблема, которая мучила Дарью в последнее время. Больше никто не задевал её по поводу отцовской работы, наоборот, стали уважительно к ней относиться. Ведь общение с куратором не ограничивалось лишь интернетом, она иногда и лично приезжала. Правда, в квартиру не заходила, но те, кто до этого косо поглядывал в сторону Дарьи, теперь глотали слюни от зависти. Такого эффекта девочка точно не ожидала. Но вместе с тем, на этой волне у неё не появилось чувство гордыни.

Постепенно дела с картинами пошли в гору и появились первые покупатели. Но в силу специфики данного мероприятия, Дарья не могла знать, кто становится покупателем её картин. Правда, такое происходило всего несколько раз в месяц. Куратор объясняла это тем, что в этой сфере есть большая конкуренция:

— Но ты не переживай, Дашенька, в будущем ситуация улучшится. К тому же, у тебя есть все шансы стать известной художницей, хотя бы в пределах нашего города.

Слова куратора вселили в неё уверенность, и Даша с ещё большим оптимизмом трудилась над созданием картин. Она успешно совмещала любимое увлечение с учёбой, однако не замечала, что отец как-то часто стал задерживаться на работе. Один раз он даже пришёл в двенадцать часов ночи:

— Пап, ты, где так долго пропадал? Неужели с фонариком улицы подметал?

Борис вздёрнул плечами и, подмигнув, ответил:

— Это точно, прямо с прожектором ходил. Надо же чистоту наводить, а то город в грязи утонет.

Шутка отца пришлась ей по душе:

— Ну, ладно, иди на кухню, я тебя покормлю. Кстати, моя картина очень понравилась покупателю, за неё куратор больше денег получила.

Можно сказать, что финансовое положение в их семье улучшилось. И дочка подумывала о том, чтобы отец уволился с работы, или, хотя бы, нашел другое место, где не придётся махать метлой и подбирать за всеми мусор. Однако пока она не решалась с ним об этом заговорить. Нужен был подходящий момент, чтобы всё прошло в спокойной атмосфере.

Что же до Бориса, то он вроде и радовался успехам дочери, и в тоже время, ощущал себя серой мышкой. На фоне таких изменений произошли события, которые оказались предвестниками бурных поворотов судьбы. И кто бы мог подумать, что рисование картин определит будущее его дочери. Правда, были моменты, когда казалась, что всё потеряно. Но Борис смог удержаться от того, чтобы раньше времени не сделать поспешных шагов. С тех пор прошло несколько месяцев, и Дарья вроде привыкла к тому, что куратор сама занимается продажей её картин. В тоже время, изменилась система продажи, и в месяц уходило лишь одно полотно. Скромно, конечно, но Даша и этому была рада, ведь в их семье стало чуть больше денег. В тоже время, она не могла понять, с чего это вдруг отец стал рьяно цепляться за любую подработку.

Однажды, когда они сидели на кухне, Дарья у него спросила:

— Папа, ты кому-то задолжал?

Борис чуть ложку не выронил, как это услышал:

— Ничего себе подозрения. Не думал, что меня когда-нибудь в должники запишут. Дочка, я тебя не узнаю, что происходит?

Смутившись от того, что она задала глупый вопрос, Даша произнесла:

— Да нет, пап, у меня всё в порядке. Просто ты постоянно приходишь домой поздно, и говоришь, что это подработки всему виной. Неужели без них нельзя обойтись? Ладно, раньше ты задерживался, потому, что нам действительно не хватало денег, но сейчас, зачем это делать? Я хоть и не великий художник, но раз в месяц одну из моих картин покупают.

Борис жестом руки остановил её раздражённую речь:

— Достаточно, дочка, я тебя понял. Но и ты пойми: не могу я без работы, тошно мне станет, если дома буду лежать на диване. Так хоть немного забываюсь, сердце не скрипит, как несмазанная телега. Вот, когда окончишь техникум, найдёшь себе парня и выйдешь замуж, тогда и поймёшь, что такое настоящая взрослая жизнь. То, что у тебя картины покупают, тоже хорошо, но самая лучшая проверка на прочность, это решение нестандартных ситуаций.

Дарья не совсем поняла, о чём идёт речь и попросила отца разъяснить.

— Ну, вот, смотри: ты рисуешь картины, в твоём воображении мелькают красивые пейзажи и сюжеты. Перенося их на холст, у тебя, получается, создать пусть и не мировой, но тоже совершенно чудный шедевр. В тоже время, вокруг происходит много событий, которых ты, порой, не замечаешь. И только я всегда держу руку на пульсе. Не подумай, что это нравоучения, но рисование картин – это всего лишь хобби, а реальная жизнь держится на более суровых испытаниях, которые тебе ещё предстоит преодолеть.

Вот теперь дочка поняла, что отец хотел до неё донести, и больше не заводила тему насчёт его работы. Продолжая трудиться дворником, Борис всячески, как мог, поддерживал начинания дочери. Ему казалось, что так она хоть на какое-то время задерживается в мире добрых сказок, а суровый и не всегда понятный мир пусть подождёт.

Однажды, вернувшись из техникума пораньше, Даша случайно увидела, как отец что-то заносил в подвал. Там у них находился склад инструментов, а предмет который он нёс был большой и громоздкий, внешне похожий на кусок фанерного листа. Спустя пять минут отец снова вышел из подвала и, не заметив дочку, поднялся в квартиру. Дарья выждала ещё немного и спустилась вниз. Было очень темно и она, едва не споткнувшись, вскоре оказалась в просторной комнате. Вдалеке послышались голоса: похоже, что здесь были и другие работники. Пытаясь найти выключатель, она чуть не закричала, увидев перед собой странного мужчину. Тот улыбнулся и произнёс:

— Привет, Даша, а твой папка на обед ушел. Ты что-то потеряла?

Кивнув головой, она попросила его показать рабочее место отца:

— Мне просто интересно, я ведь здесь никогда не была.

Мужчина согласился и провел её в другую комнату, предварительно включив свет. Дарья осмотрелась и в углу увидела несколько таких же, похожих на фанеру листов, которые были завернуты в белую материю. На вопрос, что там, мужчина пожал плечами:

— Не знаю, Борис уже не первый месяц приносит сюда эти штуки. Но я не интересуюсь, так как это не моё дело. Если хочешь, то сама посмотри, но имей в виду, что он не любит, когда копаются в его вещах.

Дарья осторожно сняла материю с одного из листов и ею взору предстала одна из её картин. Сразу же нахлынули слёзы, а вслед за этим нервная дрожь, от чего плечи ходуном заходили. Выскочив из подвала, Дарья направилась в парк, чтобы никто не видел, как она плачет. Она поверить не могла, что покупателем её картин является отец. Но зачем он это делал, а самое главное, почему скрывал? Столько жгучих вопросов, которые требовали ответа, и в тоже время, осознание того, что, оказывается, её картины, кроме отца, больше никому не нужны.

С подавленным настроением она пришла домой и, не реагируя на предложение пообедать, прошмыгнула в свою комнату. Борису стоило немалых усилий, чтобы пробиться на разговор. Внутреннее чутье подсказывало ему, что между ними предстоит серьёзная беседа. Так оно и вышло: Дарья с ходу потребовала объяснений. Отцу пришлось рассказать о том, как он встретился с тем самым куратором. И ему сразу дали четко понять, что картины хоть и хорошие, но не мировые шедевры, и продаваться они могут годами, а то и больше. Тогда у Бориса и созрел план, как помочь дочери. Он стал брать дополнительную работу, чтобы потом выкупать картины. Благо, их стоимость была не такая высокая, и несколько полотен в месяц он мог себе позволить. Дарья всё это слушала и не верила своим ушам.

— Вот это да, а я-то думала, что мои картины пользуются спросом и нужны людям.

Не дав ей договорить, Борис встал и произнёс:

— Кстати, один из твоих рисунков, всё же, перекупил один молодой парень. Он застал меня на улице, когда я нёс картину в подвал, и предложил за неё хорошую цену. В общем, не один я приобретал твои шедевры.

И только он закончил последнюю фразу, как по почте Дарье пришло сообщение от куратора, что кто-то только что купил ещё одну картину. Посмотрев на отца, она с печальным видом спросила:

— Пап, это опять твои проделки?

Борис отрицательно покачал головой:

— Да нет, я больше ничего не покупал. А то, что сегодня принёс, так это ещё было на прошлой неделе.

Заинтригованная, Дарья связалась с куратором и кое-как уговорила её назвать имя и фамилию того, кто купил картину. Им оказался один из сокурсников, и звали его Артёмом. Он тоже любил живопись, а ещё и симпатизировал Дарье. Отец убедил дочку, что нужно с ним поговорить и всё выяснить.

На следующий день она встретилась с Артёмом, и после недолгих отпирательств, тот признался, что пришлось занять деньги у своего отца на покупку картины. Мало того, парень рискнул и признался Даше в своих чувствах.

Вскоре произошла встреча отцов с обеих сторон. Оказалось, что и тот, и другой, в одиночку воспитывают своих детей. И тогда они решили способствовать тому, чтобы Даша и Артем налаживали отношения.

Что же касается картин, то для них выделили отдельное помещение. Поначалу Дарья переживала за то, что отец Артёма узнает правду о том, кем работает её папа. Но тот даже похвалил Бориса, сказав, что он настоящий мужчина, который не боится никаких трудностей. Дарья и Артем пока встречаются, но всё идёт к тому, что вскоре они сыграют свадьбу. Осознав свое место в этой жизни, дочка Бориса, однако, не бросила рисовать и продолжает развивать свой навык. Правда, уделяет этому занятию теперь меньше времени, и всё потому, что готовит себя к тем самым испытаниям, о которых когда-то в искренней беседе говорил отец.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Дурочка

Вы сейчас не в сети