Простой парень

Тёща всем сердца ненавидела своего зята, но однажды..

Анжела Викторовна с недоумением посмотрела на дочь, не сразу поняв, о чём та говорит. Когда же смысл слов Вероники дошёл до неё, всплеснула руками:

– Да ты что это выдумала? Как это ты выходишь замуж?!!! За кого???

– Мам, ну ты говоришь глупости. Ты что, не знаешь как замуж выходят? Хотя, да…, – Вероника усмехнулась, – твоё замужество было таким далёким, неудачным и недолгим, что можно и позабыть о нём.

– Ника!!! – одёрнула её мать.

– Ну прости, мама, – Вероника прильнула к плечу матери. – Ты же знаешь, как я тебя люблю… И Егора тоже люблю. Он очень хороший. А мне уже 22 года, в конце концов сколько можно женихов перебирать?

– Ну и кто он, твой Егор? Чем занимается?

– Мам…Ну он строитель, штукатур, маляр… В общем, занят на стройках.

– Час от часу не легче! Он что, простой чернорабочий??? Боже мой, Вероника! Ты у меня такая красивая девочка, умничка, работаешь в хорошем салоне…Ну зачем тебе этот нищеброд? Где ты его нашла?

– Как раз в моем салоне. Он приходил стричься. Мама, если бы ты видела, какой он хорошенький…

– Господи, дочка, ну кто в наше время ведётся на смазливое личико? Что с его красоты, если у него дыры в карманах? Нет, я даже слышать ничего о нем не хочу.

– Мама, если я сказала, что выйду за него, значит, выйду! И никто, даже ты, не отговорит меня.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Вероника вышла из комнаты, с силой хлопнув дверью. Анжела Викторовна посмотрела ей вслед, задумчиво теребя пояс своего халата. Ну что за упрямая девчонка? Словно назло матери, решила повторить её судьбу…

Когда-то Анжела вот также повелась на сладкие речи голубоглазого красавчика и ничего хорошего из этого не вышло. Костя, в отличие от Егора, не был нищим, его отец занимал хорошую должность в районе и готов был сделать для сына всё, что угодно. Анжела решила во что бы то ни стало женить этого мажора на себе и добилась этого, удачно и быстро забеременев, припугнув его отца громким скандалом. Свадьба состоялась, но радость Анжелы была недолгой…

Константин уже в первый год их брака превратился в настоящего деспота. Он не желал уделять времени молодой жене, гулял от неё направо и налево, даже не скрывая своих бесконечных любовниц. Анжела, с уже хорошо округлившимся животом, бегала за ним по всем клубам, где он пропадал, доставала его из чужих постелей, кричала и плакала, не скупясь на злые слова и оскорбления.

Однажды Константин, будучи сильно пьяным, ответил на её упрёки с размаху ударив жену. Вовремя остановиться он не смог и только когда Анжела упала на пол, крича от боли, опомнился. Ребенка врачи не спасли…

Анжела долго лежала в больнице и строила планы мести для мужа, которого задержала полиция. Но когда в палате появился отец Константина и предложил договориться, практичная Анжела задвинула эмоции в дальний угол своей души и согласилась на условия, которые предложил ей Игорь Васильевич.

Так у неё появился большой дом в хорошем посёлке, где было много новостроек. А ещё в собственность Анжелы поступил магазин, который располагался там же, недалеко от дома. Сверху Игорь добавил невестке немного денег, как он сказал «на первое время». Взамен Анжела забрала заявление из полиции и согласилась на развод с Константином. Денег Игоря хватило Анжеле на полгода, к тому же она не сидела сложа руки и, проявив деловую хватку, быстро поставила свой бизнес на поток.

Через несколько лет она вышла замуж за Николая, водителя-экспедитора, который часто привозил товары в её магазин. Спустя год, Анжела родила Веронику. Когда же девочке исполнилось шесть лет, Анжела выставила оказавшегося никчёмным мужем и отцом Николая из дома, запретив ему появляться рядом с ними.

С тех пор она жила вдвоем с дочерью, время от времени встречаясь с мужчинами, но не позволяя им переступать порог собственного дома. И вот теперь Вероника решила нарушить их идиллию и привести к ним какого-то нищеброда, который явно позарился на достаток её глупенькой и наивной дочери.

– Нет, этому не бывать никогда! – воскликнула Анжела, взволнованно глядя в огромное зеркало, висевшее в прихожей. – Я этого не допущу!

Но не прошло и двух месяцев, как она поправляла свадебное платье счастливой дочери и вздыхая о судьбе, которую та выбрала для себя.

Жених дочери Анжеле не понравился. Ко всему прочему оказалось, что вырос в детском доме и не имел за душой вообще ничего.

– Всё ясно, – сказала ему тогда Анжела. – Значит, свадьба будет за мой счёт. Ну что ж, ты неплохо устроился, парень.

– Я просил Веронику не устраивать никакого торжества, – ответил Егор и краска бросилась ему в лицо. – С моей стороны не будет ни одного приглашенного…

– Да уж… Смотрю ты не успел накопить ни денег, ни друзей. Странно это всё…

– Ну зачем вы так, Анжела Викторовна… В детском доме трудно дружить, там каждый за себя. По крайней мере, так было у нас. В армии товарищи у меня были, но сейчас они далеко. А здесь я живу не так уж давно, приехал всего полгода назад, устроившись в бригаду по найму…

– Ага, и сразу решил устроить для себя тёплое местечко. Хваткий ты парень, нечего сказать…

– Вы не правы, – снова вспыхнул Егор и, сдержанно простившись, ушёл.

Дело решила Вероника. Она устроила матери настоящий скандал, угрожала, что обязательно с собой что-нибудь сделает и Анжела, испугавшись, согласилась на всё.

С Егором Веронике было труднее. Она пообещала, что с матерью они поживут недолго, а потом снимут для себя отдельное жильё. Горькие слёзы девушки растопили сердце парня, и он сделал девушке предложение, поверив, что однажды всё встанет на свои места.

Свадьба прошла весело, но Егор, чувствуя на себе взгляды гостей, краснел от смущения, понимая, что они о нём думают. Он вообще хотел просто тихо расписаться, но Анжела сказала, что её не поймут, если она не устроит для дочери грандиозное торжество.

– Всё-таки мы здесь не последние люди, – сказала она будущему зятю, – и скоро ты в этом убедишься.

Егор покачал головой и ничего не сказал.

Прошёл год.

Всё это время Егор пытался хоть как-то содержать свою семью, но сколько бы он ни работал, доходы тёщи превышали его собственные во много раз. К тому же Ника стала вести себя совсем по-другому. Егор и не догадывался, какая она своенравная и капризная. Ей всегда и всего было мало: его внимания, денег, развлечений.

Выбившись из сил, Егор накопил денег, чтобы свозить жену на море, планируя, что они хорошо проведут там две-три недели. Но уже на пятый день им пришлось вернуться домой, потому что запросы Лины оказались настолько высоки, что у Егора остались деньги только на обратную дорогу.

– Надо было взять у мамы, – расплакалась Вероника.

– Нет, я не буду одалживаться у неё, – ответил Егор. – Мне и без того хватает упрёков…

– Ну и что? Мама отходчивая! А я первый раз приехала на море и хотела отдохнуть по-настоящему!

– Да, поэтому на море ты сходила всего два раза, а всё остальное время предпочитала зависать в клубах и на всяких там пенных вечеринках!

– Ну и что?! Мы один раз живём! И, к твоему сведению, молоды мы тоже всего один раз! Я хочу жить и развлекаться, а не лежать как старые толстые тётки на грязном песке!

– Тогда тебе надо было выходить замуж за какого-нибудь Рокфеллера, а не за простого строителя!

Вероника дулась на мужа всю обратную дорогу и даже хотела попросить проводника, чтобы он перевёл её в другое купе, но тут увидела, как какие-то две девицы посматривают на её красивого мужа и передумала.

– Ну ладно тебе, Егор, прости, – она подошла и обняла расстроенного парня. – Я не хотела ссориться с тобой. В конце концов у нас ещё всё впереди. Мы же любим друг друга… И у нас настоящая семья…

– Ника, я хочу ребёнка, – проговорил Егор. – Сына или дочь.

– Егор…ну мы же говорили…

– Я не говорил. То, что нам сейчас не стоит заводить ребёнка, решили вы с мамой…

– Ну хорошо, Егорушка, хорошо, обязательно…Ох, Егор, я так тебя люблю… Хочешь ребёнка, значит будет ребёнок…Только больше на меня не сердись…

Анжела Викторовна, узнав от дочери их причину возвращения домой, презрительно поджала губы:

– Ну всё понятно, – сказала она. – А я тебя, Ника, предупреждала, что так и будет.

Вероника опустила голову:

– Мама, мне кажется, что я всё ещё люблю Егора, по крайней мере точно ревную и не хочу, чтобы он был с кем-то ещё. Но это его безденежье…просто убивает. Мама, я не о такой жизни мечтала. А он ещё настаивает, чтобы мы съехали от тебя. И как я буду там жить? Мне же придётся самой готовить, убирать и всё такое… Мама, поговори с Егором, помирись с ним, я не хочу переезжать от тебя!

– Ох, дочка… Ну разве плохо нам было двоим… Да хоть бы мужа нашла нормального, а то так, не пойми что… Кстати, знаешь что? Вчера я видела Игорёчка Трофимова. Он о тебе спрашивал. Вот это я понимаю был бы муж, всё-таки его отец директор завода и сам он при деле… Зря ты, всё-таки с ним рассталась.

– Мама, я застала его с другой…

– Ой, ну зато твой Егор верный… – вздохнула Анжела Викторовна и добавила:

– Потому что никому, кроме тебя не нужен… Так и просидишь одна всю жизнь. Вчера вечером только с отдыха вернулись, сегодня с утра он уже делами занялся. Работничек…

– Ну это же хорошо, пусть работает, деньги лишними не бывают! – ответила Вероника.

– Ага, как же… Деньги… Разве это деньги?! То-то тебе их даже на нормальный отдых не хватило. А вот с Игорёчком…

– Всё, мама, перестань…

Когда вечером Егор вернулся домой, Анжела завела с ним разговор о том, что им рано ещё съезжать от неё.

– Зря вы так думаете. Тем более, что я уже нашёл для нас с Никой жильё.

– Да неужели? – не выдержав, раскричалась Анжела. – Ты что, хочешь, чтобы она голодала там с тобой??? Я не позволю тебе этого! Ты же нищеброд и навсегда им останешься! Кому ты вообще нужен такой??? Прилепился к моей дочери как паразит!

– Ника, – Егор спокойно повернулся к жене, – я ухожу прямо сейчас. А ты выбирай сама, оставаться тебе здесь или идти со мной.

– Мама! – в отчаянии воскликнула Вероника, но Анжела только махнула рукой и, схватившись за голову, ушла в свою комнату.

Тем же вечером Егор и Вероника перешли на новое съёмное жильё. Небольшой домик находился в том же посёлке, практически на его краю, и Ника едва не расплакалась, увидев условия, в которых ей теперь предстояло жить. Но ласки и забота мужа кое-как мирили её с неприглядной действительностью и она, скрепя сердцем, занялась обустройством их жилья.

Постепенно в их жизни всё наладилось, только Анжела Викторовна, оставшись одна, стала часто болеть и Нике приходилось часто навещать мать. Егор не возражал. Хоть у него отношения с тёщей и не сложились, но Ника была её единственной дочерью и то, что она ухаживала за мамой было понятно, объяснимо и правильно.

Иногда Вероника, возвращаясь с работы, сначала заходила к ней и только потом шла домой. Егор всё равно возвращался поздно, осенью было много работы, люди готовились к зиме и торопились с ремонтом своих жилищ. Мастеровитый и отзывчивый Егор был просто нарасхват.

Наступила зима.

Как-то к Егору пришел старик-егерь и попросил помощи. Нужно было сходить на заимку и принести оттуда кое-какие вещи.

– Егорушка, не откажи, – просил Трофимыч. – Видать погода переменится, кости ноют, шагу ступить не могу. Я там был на днях, рюкзак оставил, сил не было домой его тащить. Дровишек бы ещё хоть чуть нарубить, у печки сложить, мало ли кому понадобится. Хотел я всё-таки собираться, да как на беду, старуха моя совсем расхворалась, как её оставить, это ведь если идти, так на два дня, раньше мне не управиться. А ты уже к вечеру дома будешь.

– Хорошо, Трофимыч, не переживай, – Егор легонько похлопал его по плечу, – я сейчас быстро соберусь и сбегаю.

– Ты куда так рано? – потянулась в постели Вероника.

Егор, быстро одеваясь, рассказал о просьбе старого егеря, потом подошёл и поцеловал жену:

– А ты чем сегодня займёшься?

– Не знаю ещё… Наверное, схожу к маме…

Егор привлёк её к себе:

– Когда уже ты сама станешь мамой? Ника, ты обещала подарить мне ребёнка…

– Я знаю, милый… – улыбнулась Ника, – ладно, иди, тебе же ещё в такую даль добираться…

Тропа к заимке петляла по лесу, но Егор не боялся сбиться с пути. Много раз он помогал Трофимычу и часто бывал с ним в старом бревенчатом домишке, затерявшемся в лесной глуши. Пару раз тропинка приближалась к дороге, по которой иногда проезжали машины, сокращая путь между селениями, но она находилась немного выше, а тропа проходила по дну оврага.

Егор шел спокойно и легко, посматривая по сторонам и любуясь зимней природой, вдруг его взгляд упал на что-то темневшее в снегу. Егор остановился и присмотрелся, а потом поспешил на помощь к человеку, который, по всей видимости, сорвался на снегоходе с обрыва.

Искореженная машина лежала неподалеку от припорошенного снегом силуэта.

– Эй, брат, ты живой? – Егор наклонился над мужчиной и внимательно осмотрел его, потом облегчённо вздохнул: слабое сердцебиение было. – Ну как же тебя так угораздило?

На вид незнакомцу было около пятидесяти. Он был одет в хороший теплый костюм и, вероятно, это спасло его от обморожения, но не защитило от переломов. Нога мужчины была неестественно вывернута, и рука тоже явно сломана, поэтому Егор поторопился помочь несчастному. Он наложил на переломы шины из обломанных веток, зафиксировав их своей разорванной рубашкой. Потом постарался привести мужчину в чувство, растирая его щеки и руки. Когда же тот наконец пошевелился, дал ему несколько глотков горячего чая. Потом развел костёр.

– Что же мне с тобой делать? – стал думать Егор. – До деревни далеко, заимка ближе, к тому же там есть старенькая рация. Один я доберусь туда быстрее, чем с тобой, но как же тебя тут оставить? Вдруг волки…они кровь издалека учуять могут…

Не успел Егор договорить, как где-то вдалеке послышался протяжный волчий вой.

– Ну вот, я же говорил, – вздрогнул Егор и повернулся к пострадавшему, который вдруг открыл глаза. – Ладно, брат, придётся тебе потерпеть.

Около часа возился Егор, пока смастерил какое-то подобие волокуш и очень аккуратно затащил на них несчастного. А потом перекинул лямки себе через плечо и потянул свою ношу по направлению к заимке. Много раз ему приходилось останавливаться и отпаивать мужчину чаем, проверяя заодно, не стало ли ему хуже. Лицо до глаз Егор обмотал ему своим шарфом и с радостью заметил, что дыхание пострадавшего стало хорошо заметным. Несколько бесконечно долгих часов, Егор тащил его к заимке и когда она, наконец, показалась среди деревьев, облегчённо вздохнул.

Вскоре Егор вызвал спасателей, рассказав о случившейся трагедии, потом затопил печь и, наконец-то согрел мужчину и отогрелся сам. Почувствовав тепло, несчастный пришёл в себя.

– Кто ты? – спросил он Егора слабым голосом.

Егор коротко рассказал.

– А я Олег… – назвал своё имя незнакомец. – Я умираю…

– Ну уж нет. Я столько сил приложил, чтобы тебя спасти, поэтому даже не надейся на это. Скоро прибудет помощь и тебя отвезут в больницу. Не бойся, я не уйду, буду рядом…

Врачи приехали ближе к ночи и, наскоро осмотрев Олега. сказали Егору, что он молодец и всё сделал правильно.

– Вы спасли ему жизнь! И когда он выздоровеет, обязательно ему об этом расскажем.

– Я знаю, – проговорил Олег и протянул здоровую руку Егору.

Тот ответил на слабое рукопожатие и пожелал Олегу скорейшего выздоровления.

Ночью Егор возвращаться домой не стал, он очень устал и хотел спать, а утром принялся за работу и присел отдохнуть только сделав всё, что просил егерь.

Домой Егор вернулся поздним вечером и удивился, не увидев света в окнах своего дома. Он понял, что Ника задержалась у матери и пошёл ей навстречу, не желая, чтобы она возвращалась по темноте одна.

Улицы были пустые, люди спали, и Егор вдруг почувствовал смутное беспокойство. Он ускорил шаг и вскоре стоял у высокого забора, окружавшего дом тёщи.

До него вдруг донёсся запах дыма и Егор, напрасно стучавший в запертую калитку, перелез через ограду и бросился к дому. Блики огня освещали окна, в доме что-то горело. Егор ворвался в комнаты и, задыхаясь от дыма, стал искать и звать жену и тёщу.

Анжелу он нашёл быстро, она лежала в спальне на своей кровати и была без сознания, а вот Ники нигде не было. Егор вынес Анжелу Викторовну на улицу и, распахнув ворота бросился к соседям, призывая их на помощь. Как только он увидел, что его услышали, снова бросился в дом искать жену. Чувствуя, что вот-вот упадет замертво, Егор выбрался во двор. Там уже толпилось множество людей, они привели в чувство Анжелу и Егор, шатаясь, подошёл к ней.

– Я не нашел Нику, – с отчаянием проговорил он, оглядываясь на пылающий дом, – я прошёл везде, но не смог найти её…

– Ники там нет, – сквозь рыдания заговорила Анжела. – Егор, родной, прости меня за всё…Это я во всем виновата… Я разрушила ваш брак…

– Почему разрушили?

– Ника бросила тебя. Она ушла к Игорю… Егор, она уже несколько месяцев встречается с ним…

Соседи вызвали пожарных и скорую, переговаривались о том, что в доме Анжелы, по всей видимости, замкнуло проводку, а она спала и если бы не Егор… Но он сам не слышал ничего из этого, потому что в его ушах звучали безжалостные слова Анжелы:

– Она ушла к Игорю… Она уже несколько месяцев встречается с ним…

Прошла неделя. Егор жил один. Жену он искать не стал и только съездил в город, чтобы подать заявление о разводе. Да ещё через приёмный покой передал тёще кое-что из любимой ею еды. Ещё через пару дней она, похудевшая и печальная, пришла к Егору и постучалась в дом.

– Егор… – в глазах женщины показались слёзы. – Прошу тебя, пусти меня к себе хоть на время… Я была у Ники, но она сказала, что Игорь будет против, если я поживу у неё. А ты?

– Заходите, Анжела Викторовна, я как раз яичницу собрался жарить, – проговорил Егор. – Располагайтесь. Как вы себя чувствуете?

– Спасибо тебе…сынок, – расплакалась женщина. – И за гостинцы, что ты передавал, это ведь ты передавал мне их… и за твоё доброе, незлобное сердце…

Три месяца Анжела и Егор прожили вместе. Они больше не ссорились, и Анжела теперь просто души не чаяла в бывшем зяте. А потом случилось то, чего Егор никак не ожидал: на его пороге появился Олег. Он крепко обнял Егора и после того как поблагодарил за своё спасение, улыбнулся:

– А я за тобой. Мне тут рассказали, что ты хорошо разбираешься в строительстве, так вот, я владелец крупнейшей в регионе строительной компании. И мне позарез нужен помощник, который будет руководить огромным подразделением. А ты, к тому же, знаешь все тонкости работы. Соглашайся. Будешь жить в областном центре. И если я ещё когда-нибудь решусь покататься на снегоходе, обязательно возьму тебя с собой, для страховки.

– Ты уедешь? – с тоской в голосе спросила Анжела Викторовна, не сводя глаз с Егора.

Тот подумал и покачал головой:

– Я не могу оставить её. Мне жаль Анжелу Викторовну. И у меня, кроме неё никого нет…

– Тогда поедем вместе, – сказал Олег и улыбнулся Анжеле: – Разве можно заставлять тосковать такую очаровательную женщину?

Прошёл год. Анжела и Олег очень быстро привязались друг к другу и вскоре стали мужем и женой, а Егор женился на племяннице Олега, хорошей, доброй девушке, которую тот вырастил сам, после гибели её родителей. Своих детей у Олега не было, и он всю свою заботу дарил Насте.

Теперь же, с радостью доверил её судьбу Егору, которому был благодарен и за спасённую жизнь и за счастье, которое вместе с ним пришло в его дом.

Вы сейчас не в сети