Красивая женщина врач в деревянном доме

— Ты что гадина угробить меня решила!? — заорал мужчина и наставил оружие на женщину

— Ну вот Раиса Сергеевна это наш медпункт. Вас к нам отправили как медсестру, но вы же понимаете, в деревне медсестра врач, акушер, хирург, и всё вместе взятое.

Раиса слабо улыбнулась.

— Да хоть чёртом, лишь бы не видеть эти осуждающие взгляды…

Самое обидное, что за два месяца борьбы она так и не смогла доказать, что не виновата в пропаже лекарств. А Юрий Андреевич, добрая душа не дал делу хода, просто отправил её в ссылку. Ну очень удобно. Воруешь, воруешь, а потом подставляешь человека, делаешь вид что душа добрая и всё, сам чист. Можно по новой начинать воровать. И все в больнице думают, какое у Юрия Андреевича доброе сердце.

Раиса страшно не любила вспоминать тот день и ту операцию. Если бы кто-нибудь знал, каких сил ей стоило вытащить того больного и самое страшное это был ответ медсестры:

— Раиса Сергеевна, а этого лекарства больше нет.

Когда стало понятно, что опасность миновала, Раиса рванула в кабинет главному, сразу с порога задала вопрос:

— Что происходит у нас в больнице? Где жизненно необходимое лекарство?

Главный спокойно закрыл за ней дверь.

— Мне кажется это не вашей компетенции задавать такие вопросы.

— В моей! У меня на столе чуть пациент не умер!

— Значит вы плохой врач.

— Плохой врач? Ну хорошо, я этого так просто не оставлю. Имейте ввиду…

Она уже хотела уходить, но Юрий Андреевич встал:

— Вот посмотрите.

Раиса шагнула к столу.

— Что это?

— Это бумаги с вашими подписями о том, что все лекарства получены в полном объёме. Теперь я должен спросить у вас, где лекарство?

Раиса задохнулась от возмущения.

— Так вот почему ваша секретарша приносит бумаги на подпись именно перед операцией.

— Ну это только ваши домыслы. Так что рекомендую вести себя потише.

Она не послушалась, знала конечно, что у Юрия Андреевича связи, но чтобы всё так….

Ей предложили два варианта: ехать в эту деревню ненадолго, лет на пять или попасть под следствие.

Раиса любила правду и всегда боролась за неё, но тут ей пришлось временно отступить. Она решила, что обязательно вернётся и доведёт это всё до конца…

— Ничего, я справлюсь.

Председатель с сомнением посмотрел на её хрупкую фигурку. Много врачей к ним присылали, только никто больше года не выдерживал. Были даже мужики, а тут женщина молодая, хрупкая. Контингент у них тут особый, да и народу много в деревне, хоть и находится чуть ли не в тайге. Ведь вокруг столько поселений. Народ деньги зарабатывает, лес валит, от закона прячется и от любви. Люди суровые, заматерелые, то деревом кого пришибёт, то в пьяной драке друг друга порежут.

Председатель вздохнул:

— Ну, дай Бог.

Раиса посмотрела на свои вещи. Здесь особо не заморачивались.

Одна половина дома была медпунктом, вторая для проживания. Женщина обошла владения.

— Ничего себе, а тут всё довольно неплохо экипировано.

Она думала, что в такой глуши инструментов никаких нет, а тут и лекарства современные и инструменты все приличные. Это навело на мысли, что медицина здесь востребована.

Она ещё не успела перетащить вещи в жилую половину, как дверь с треском распахнулась.

— Доктор! Есть тут кто?

Раиса выбежала из комнаты и на секунду замерла. Два бородатых мужика тащили третьего. Один посмотрел на неё:

— Ты кто?

— Я доктор.

— Ты давай бегом, раз ты доктор.

Она показала на каталку и бросилась мыть руки.

— Что с ним?

— Он это, шёл и там упал, а там штыри, ну не убрали.

Раиса кинулась к больному, стала срезать с него одежду. Мужчина застонал и попытался встать. Она бросила резко мужикам:

— Держите крепко!

Мужики удивлённо посмотрели на неё. Властный голос совсем не ввязался с её внешностью, но послушно прижали товарища к кушетке.

Через полтора часа пострадавший был благополучно заштопан.

— Ну повезло вашему другу крепко. Два штыря не достали ни до чего, а два прошли так, что ничего не пострадало. Что-то подсказывает мне, что в больницу вы его не повезёте.

— Точно.

— Тогда пусть сутки здесь у меня побудет, а завтра к вечеру, если всё хорошо, можно будет его домой.

— Спасибо тебе доктор.

Раиса улыбнулась.

— Вы бы мне вместо спасибо, помогли бы мебель раздвинуть, а то там что попало.

Мужчины за пять минут расставили в её жилище всё так, как она хотела. Один из них смущённо сказал:

— Ты уж извини, но баба его сейчас прибежит. Сказать мы ей должны.

— Ничего. Пускай, мне даже легче. Присмотрит за ним.

Через полчаса дверь снова с треском распахнулась. Раиса вздохнула:

«Похоже здесь люди понятия не имеют, что значит стучать и открывать дверь руками, а не с ноги.»

— Ох, да на кого ж ты меня!…

Раиса одёрнула её:

— Что вы с ума сходите? Не орите, спит он. Нельзя ему сейчас просыпаться.

Молодая, полная женщина как будто споткнулась на полуслове, а потом застенчиво улыбнулась.

— Да я знаю, сказали мужики, только с испуга не понятно что творю.

Она присела рядом с мужем, взяла его за руку. Столько любви, столько доброты было в этом жесте, что Раиса невольно улыбнулась.

— А давайте чай попьём, а то я только приехала, тут это. Честно говоря в животе ураган.

Женщина сразу вскочила.

— Вот что, ставьте чайник, я сейчас. Я тут рядом живу совсем. Меня кстати Наташа зовут.

И прежде чем Раиса Сергеевна успела хоть что-то сказать, Наталья уже выскочила из медпункта. Раиса только головой покачала, посмотрела на пациента, проверила пульс, жар. Удовлетворенно кивнула и пошла к себе ставить чайник.

Наташа примчала быстро, в руках большой пакет.

— Вот это копчёное, муж у меня увлекается. Это мёд. Это сырое, своё. Мясо хорошее. Тут вот котлетки, я с утра делала. А это вот пирожки, тоже ему в лес пекла.

— Куда вы столько? Это же неделю надо есть.

Наташа махнула рукой:

— Глаза боятся…

Наташа помогла Раисе разобраться с вещами. Незаметно и вечер пришёл.

— Я тут вот, на кресле возле Васьки переночую.

Рая вытащила ей вторую кушетку.

— Я тоже буду присматривать.

Беспокоилась она совсем зря. Ночью выходила два раза. Василий был в порядке, а Наташа каждый раз голову поднимала.

Утром её разбудили голоса, она прислушалась. Это Наталья отчитывала Василия. Он как-то потерянно пытался бубнить что-то в своё оправдание, но Наташа чуть повышала голос и он тут же смолкал. Рая улыбнулась, пора идти спасать пациента, похоже у Натальи не забалуешь…

Через пару месяцев работы с Раисой на улице раскланивались:

— Доброго здоровья Сергеевна.

Она улыбалась в ответ. Долго не могла привыкнуть, что такое приветствие, как здравствуйте здесь почти не использовалось, а вот витиеватые, длинные пожелания это постоянно…

Она как раз шла из магазина, когда её догнал на УАЗике председатель.

— Раиса Сергеевна, вам бы пока пойти туда, где народу много.

— А что случилось Игнат Васильевич?

— Тут такое дело… Из тюрьмы зэки сбежали, их конечно ловят, но береженого Бог бережёт. Один точно раненый, направляется в нашу сторону, а раз раненный, то медпункт ему интересен будет.

Раиса почувствовала, как сердце застучало. Да, такого с ней ещё не случалось.

— Хорошо, я только сумку оставлю.

Она быстрым шагом направилась к своему дому. Только вошла, как на другом конце деревни послышались выстрелы и почти сразу её дверь тихонько открылась.

— О, и врачиха тут. Это хорошо.

Перед ней стоял здоровенный, но очень бледный мужик в зоновской робе. Весь бок его куртки был красным.

— Быстро сделай что-нибудь!

На улице послышались крики. Мужик метнулся к окну, выбил раму прикладом автомата и крикнул:

— Сунется кто, вашей врачихе каюк!

Раиса вдруг успокоилась. Чему быть, тому не миновать.

— Снимайте куртку.

Он скинул куртку, рубаху, но так что автомат всё время оставался у него в руке.

— Быстренько там заштопой.

Раиса осмотрела рану.

— Вам нужно пулю извлекать.

— Ну так извлекай.

Она стала набирать шприц лекарство.

— Э-э-э, ты это брось. Не дам себя колоть. Думаешь я такой дурак.

— Ну вы не выдержите, а если пулю не достать, то очень скоро начнётся заражение и вы умрёте в муках.

Он как то испуганно посмотрел на неё.

— Вытащи так я сказал.

Раиса всегда была хорошим доктором. Никогда не доставляла больным страдания и никогда не могла подумать, что пойдёт на это. Она взяла щипцы, мысленно попросила прощения у Бога, у этого мужика и вонзила их в рану. Мужик заорал:

— Ты что гадина угробить меня решила!?

— Послушайте, я только до половины дошла. Дальше будет больнее. Вы что не понимаете пуля сидит в живом теле?

На лбу мужчинв появилась испарина.

— Что ты колоть мне собралась?Покажи.

Она протянула пустую ампулу от анальгина, хорошо что утром не выкинула.

— Вот, обычный анальгин. Больно конечно всё равно будет, но не так сильно. Вы когда-нибудь видели, чтобы от анальгина засыпали?

— Ну чёрт с тобой, но если что, я тебя порву, поняла!?

— Конечно поняла. Закатывайте рукав.

Он закатал рукав и Раиса быстро ввела ему самое сильное снотворное, которое только у неё было. Зек отрубился через минуту. Она сразу взялась за щипцы увидев, что он свесил голову на грудь.

Бросила щипцы и посмотрела на руки, которые дрожали. Потом направилась к выходу.

Как только она вышла на крыльцо её кто-то сразу схватил и буквально отнёс в сторону.

— Ну ты как?

Раиса с удивлением узнала одного из тех мужиков, которые принесли Василия. Она пожала плечами:

— Нормально, — и заплакала.

Он прижал её к себе.

— Ну поплачь, немножко можно.

Рае стала так хорошо, будто её целая гора защищает. Она видела краем глаза, что зэка вынесли и машина отъехала.

Вечером к ней пришли Наташа с Василием и привели с собой Степана. Тот оказался симпатичным мужчиной лет 40. Здоровый, настоящий и страшно застенчивый. Наташа многозначительно смотрела на неё, а Рая смущалась как девочка.

Раиса рассказала свою историю, а Наташа воскликнула:

— Нет, ну вот гад же! Стёпа, ты чего молчишь? У тебя дядька кто? Помоги человеку.

— Ладно, — Стёпа расстроенно посмотрел на Раю, — если я помогу, там разберутся, то ты уедешь от нас, туда назад?

Рая не знала, что и ответить. Она как-то и не предполагала, что задумается над таким вопросом. Ещё вчера она сказала бы да и ни на секунду не задумалась бы, а сегодня…

Рая вообще не понимала что с ней сейчас происходит.

Степан взбодрился:

— Вы посидите, а я дядьке позвоню. Он кстати в отпуск к нам собирается через два месяца…

Рая смотрела по телевизору сюжет о разоблачения Юрия Андреевича. Ей пришлось съездить туда, где она жила раньше, чтобы дать показания, но она даже ночевать не осталась. В тот же день села на поезд и поехала обратно. Новости закончились. Рая улыбнулась и тут же попала в крепкие объятия.

— Рая, у меня к тебе предложение.

— Какое?

Она повернулась к Степану, который теперь проводил больше времени в медпункте, чем дома.

— А то ты не знаешь, — он смутился как ребёнок.

— Знаю, но ты же ничего не говоришь. Почему это я догадываться должна?

Степан встал, потом сказал:

— Раиса, выходи за меня замуж. Я обещаю быть хорошим мужем.

Степан покраснел, а Рая подумала, что двухметровый муж ,которого боятся медведи и который краснеет, как девочка это настоящий уникум, нельзя такого упускать. Она прижалась к Степану.

— А вот я возьму и соглашусь.

Он осторожно отстранил её от себя.

— Ты же понимаешь, что тебе придётся жить здесь в этой глуши. Я хочу, чтобы всё понимала, не хочу чтобы ты потом страдала.

Она вздохнула:

— Понимаю.

— Ты расстроена?

— Даже не знаю. Должен же вас кто-то постоянно зашивать. Вы же как дети малые.

Степан схватил её на руки и закружил по комнате, потом прижался в поцелуе. Именно в этот момент распахнулась дверь и на пороге появились Наташа и Вася.

— О, да тут я посмотрю всё хорошо у них.

Рая и Степан засмеялись и в один голос закричали:

— Стучаться не пробовали!?

Председатель узнав о том, что их Раечка выходит замуж и остаётся, клятвенно сказал:

— Раиса Сергеевна, обещаю за год поставлю новый медпункт. Настоящий такой, какого в больших райцентрах нет.

Рая рассмеялась:

— Можно и через два. Я всё равно скоро в декрет.

Нужно было видеть лицо Степана. Он сначала смотрел на неё удивленно, а потом вытер глаза.

— Стёп, ты чего? — она не на шутку испугалась.

— Ничего. Ты просто не представляешь, какой я сейчас счастливый. Никогда не думал, что такое вообще возможно…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Старый папа дедушка тесть свёкр мой
Дедуля

- Дедуля, мне плохо. Меня Вадик бросил, - плакала в трубку Таня. Иван Кузьмич с облегчением вздохнул, но внучке сказал:...

- Дедуля, мне плохо. Меня Вадик бросил, - плакала в...

Читать

Вы сейчас не в сети