Красивая девушка в очках

Обида

— Валюш, посмотри что тётя Таня принесла.

Девушка оторвалась от грустных мыслей и вышла в комнату. Она сказала маме, что совершенно не горит желанием идти на школьный выпускной, хотя это было не так. Валя безумно хотела туда. Пусть отношения с одноклассниками у неё были прохладными, но не враждебными, а это всё-таки такой праздник…

Валя была хорошей ученицей, правда в аттестате было две четверки по химии и геометрии, потому что оба предмета вела одна преподавательница, Инна Олеговна. Она наверное была грамотным педагогом, только вот своих детей у неё не было и чужих недолюбливала. Зачем пошла учителя непонятно, но видимо были у неё на это какие-то причины.

Инна Олеговна пришла к ним в конце прошлого года, сначала вела себя корректно, просто учила, а вот в этом году началось что-то невообразимое. Во-первых, она всех встретила на первом уроке странными словами, окинув взглядом класс произнесла:

— Да-а-а, лето пошло многим не на пользу. Вы стали выглядеть как падшие женщины.

Девчонки смущённо зашептались, стали застегивать пуговички на рубашках, одёргивать юбки. А Валя ничего не сделала. Да и делать в принципе нечего было. Она всегда одевалась более чем скромно, потому что жили они с мамой очень трудно. Инна Олеговна уставилась на неё.

— Ну, а ты что сидишь или тебе всё равно. Хотя да, дети которые выросли в низших слоях общества очень рано продают себя.

В классе сначала затихли, потом зашушукулись, а учительница подошла к побледневшей Вале.

— Ах да, простите не сразу разглядела. Думала кофточка прозрачная, потому что вызывающая, а оказывается нет. Просто она настолько старая, что вся просвечивается.

В классе засмеялись. Валя выбежала в слезах за дверь. Несколько дней она не появлялась в школе, но идти пришлось. Валя прекрасно понимала, этот последний год нужно учиться, иначе она как и мама дальше дворнички не уйдёт.

Мама не была глупой, просто чуть раньше жизнь её пережевала и выбросила. Она работала в магазине, а хозяин какие-то тёмные делишки проворачивал. Никто знать не знал. Ну, по крайней мере Ольга Антоновна, мать Вали. В одну ночь полицейские, наручники…

Валюшке тогда было 11. Хозяин не только свои делишки на неё спихнул, но и повесил какую-то немыслимую растрату. Больше всего Ольга боялась, что у неё отберут Валю, поэтому продала квартиру, пусть и небольшую, но свою. Набрала долгов, наняла адвоката. От делишек хозяина удалось отвертеться, а вот растрату, которую она не делала, пришлось выплачивать.

После этого, так и пошло: жилья нет, на работу не берут. Мама пошла дворником, чтобы выделили метры, где жить можно. Зарплата маленькая, хоть и работала мама на две ставки. За всё платить нужно. Может быть другая женщина попыталась бы что-то изменить, но Ольга Антоновна сломалась. Она просто хотела вырастить дочь, а всё остальное ей было не интересно. Только ближе к окончанию школы, мать как будто просыпаться начала, интересоваться делами Вали, спрашивать про оценки, про то, куда она поступать собирается. Валя поняла, мама просто боится остаться одна.

После того случая, в первые дни учёбы, Инна Олеговна как будто забыла о существовании Вали. Она просто не обращала на неё никакого внимания, как будто девушки совсем не было на уроках. Валю такое положение вещей устраивало. Сейчас для неё главным было окончить учёбу и получить аттестат…

Татьяна, подруга мамы, она жила в соседнем подъезде и работала на каком-то заводе уборщицей. Тётя Таня очень хромала, когда то её сбил велосипедист и случился перелом. Было это давно, ещё по молодости. Что-то там неправильно срослось. В общем, замужем она не была и детей не было у неё. Но женщина она была доброй и Вале она очень нравилась…

— Валюш, мама сказала, что ты не хочешь на выпускной идти. Я конечно уговаривать тебя не буду, но вот посмотри, что у меня есть. Я когда-то на бал свой собиралась, но так получилось, что попала в больницу, а платье… Вечерние платья возраста не имеют.

Тётя Таня открыла пакет, который стоял перед ней и достала платье. Валя ахнула. Платье это действительно и сейчас было бы модным. Оно одновременно простое, но при этом очень изысканное.

— Ой! Какая же красота!

Валя сначала обрадовалась, но потом сразу же скисла.

— Но у меня всё равно туфель нет…

Мама куда-то убежала и вернулась с коробкой.

— Вот смотри. Не знаю конечно, может быть тебе и не понравится, но это всё что есть.

Ольга Антоновна открыла коробку. Там лежали туфли. На первый взгляд ничего особенного, просто светлые туфли, только вот каблук немного выдавал принадлежность к прошлому веку. Мама, как будто поняла о чём думает дочь.

— Но сейчас же ходят и на более широких каблуках…

Валя шла по улице и ловила на себя взгляды прохожих. Она улыбалась, сама знала, что очень хороша.

— Валентина, — Инна Олеговна смотрела на неё так, как будто бы Валя была привидением.

Валя не стала отвечать, а просто прошла в зал. Теперь ей Инна Олеговна не сможет больше портить жизнь, так что пусть захлебнётся ядом.

Вечер был весёлый, торжественный. Перед тем, как должно было начаться вручение аттестатов, Валя пошла в туалет припудрить носик, причесаться. Там были девчонки из её класса.

— Варька молодец! Выглядишь сегодня на все 100.

Валя смущённо улыбнулась.

— Спасибо девочки.

— Слушай, у тебя туфли такие прикольные. Я бы тоже присмотрела такие. Где покупала?

Одна из девушек даже наклонилась, чтобы получше рассмотреть обувь Вали.

Валя никогда не умела врать.

— Это мама мне свои туфли дала.

Девушка резко выпрямилась, уставилась на Валю и отвернулась. Валя видела как её плечи трясутся от смеха. Она почувствовала себя ущербной, развернулась и услышала.

— Прийти на выпускной в туфлях дворнички, это же нужно так школу любить.

Валя выскочила из туалета и бросилась в зал. Когда церемония вручения аттестатов подошла к концу, их класс в полном составе высыпал в школьный сад. Ребята были возбуждены. Кто-кто сзади громко крикнул:

— Валь, туфли-то мамкины не жмут или она их растоптала пока дворы в них мела.

Валя не помнила, как добежала до дома. Всю дорогу ей казалось, что смех ребят догоняет её. Мать увидев дочку в слезах испугалась.

— Валечка, что случилось?

Валя захлёбываясь слезами рассказала, что произошло.

— Мама, я хочу уехать отсюда. Понимаешь?

Ольга Антоновна растерянно смотрела на неё.

— Да, я понимаю дочка.

Через два месяца Валя уезжала. Провожали её мама и тётя Таня. Обе плакали.

— Как же ты там в незнакомом городе?

— Мамочка, я справлюсь. Вот увидишь, всё будет хорошо.

Валя сжала губы, а мать даже замолчала на секунду, её испугало лицо дочери.

— Валенка, ты не держи на них обиды. Не нужно. Все дети злые.

Валя криво улыбнулась.

— Всё мамочка. Давай прощаться. Через пять минут отправление.

Поезд увозил дочку в большой город. На душе у Ольги Антоновны было очень неспокойно. Она даже перекрестила несколько раз последний вагон, хотя никогда не верила в Бога…

Прошло 10 лет.

— Валечка, тётя Таня звонила.

Валентина отложила ноутбук в сторону и ласково улыбнулась маме.

— Да? И что рассказывала? Как её здоровье?

— Ой, щебечет как молодая. Говорит, что лекарство, которое ты прислала настоящее чудо. Что нога почти совсем не болят.

— Не уговорила ты её ещё?

— Ой… Ну ты же знаешь Таню. Говорит, что все хорошие годы хромала, а теперь в 50 лет Валя решила меня красавицей сделать. Но ты знаешь, она там с каким-то мужчиной познакомилась. Вроде как бывший военный. Ну вот. Таня говорит, что они просто вместе смотрят фильмы, вместе гуляют, но мне кажется, что ещё немного и она согласится на операцию.

Валя улыбнулась.

— Ну, если на горизонте замаячил мужчина, то точно согласится.

— Валечка…

Валя удивлённо посмотрела на мать.

— Я так понимаю, что есть что-то ещё?

— Да. Таня говорит к ней приходил кто-то из твоего класса. Через неделю встреча выпускников. Они тебя ищут, оставили все данные у Тани.

Валя застыла.

— Валь, ты же не поедешь? Что тебе там делать? Пять лет уж как не была там я, а ты и того больше.

Валя улыбнулась своей хищной улыбкой, которая так пугала её партнёров.

— Ошибаешься мамочка. Я обязательно поеду. Нужно же поставить точку в этом деле.

Ольга Антоновна только вздохнула. Это внешне у Вали было всё отлично, но материнское сердце не обманешь. Дочка загнала себя в такую оболочку каменной леди, что теперь и не выберится возможно оттуда.

Мама отчасти была права. Чтобы иметь то, что сейчас было у Вали, она прошла не один круг ада. Да, было противно, больно. Она ненавидела себя. Но знала, что просто так, каким-то там умом ничего не добьёшься. Она нашла себе папика. Пожилого, очень известного и довольно жестокого человека. Честно ему рассказала, чего хочет от жизни и от него. И как ни странно, он её понял.

Валя встречалась с ним пять лет. За это время папик купил ей два магазина и один салон красоты. Ввёл во все хитрости бизнеса, хоть Валентина параллельно училась, но всегда считала, что её престарелый друг научил её большему. Потом они попрощались, причём инициатором был сам любовник Вали.

— Теперь ты не просто человек, ты бизнесмен. Я наблюдал за тобой и считаю, что ты пойдёшь далеко. Только одно меня немного смущает… Строгость, жесткость бизнесе хорошо, но не распространяя её на свою жизнь. Если чем-то нужно будет помочь, всегда обращайся. Надеюсь, что мы останемся друзьями.

В тот вечер Валя искренне и тепло обняла его.

— Спасибо тебе. Ты осуществил мою мечту.

Мужчина усмехнулся.

— Ты сама её осуществила. Не было бы меня, ты нашла бы другой способ. Потому что ты упрямая и сильная…

Валентина медленно ехала по своему городку. По городку, в котором родилась и выросла, в котором не хотела жить и не хотела возвращаться сюда, но почему-то вернулась…

Хотя…

Всё же понятно. Как говорила сама Валя: нужно изживать детские комплексы, а ещё наказывать обидчиков. Она понимала, что последнее не очень правильно, но уж очень хотелось.

Девушка припарковала машину у школы. Здесь уже были автомобили. Самая дорогая, современная — это Логан синего цвета, лет 10 не меньше. Судя по тому, на каком почтительном расстоянии от него стояли остальные машинки, Логан здесь был главным. Валя усмехнулась, подала чуть вперёд, так что бы Логан не смог выехать со стоянки и заглушила машину. Руки чуть подрагивали.

— Так, нужно успокоиться.

Она открыла дверь и закурила. Окна актового зала выходили на стоянку, даже здесь была слышна музыка. Потом наступила тишина. Валя улыбнулась.

— Похоже за стол сели. Ну что ж, пора.

Она вошла в зал как раз тогда, когда слово держала Инна Олеговна. Она размахивала бокалом в такт своим поздравлением или восхваленьям и ничего не замечала. Учительница практически не изменилась. Сейчас ей около 50. Все те же ярко-красные губы, нарощенные ресницы, которые смотрелись нелепо.

Дверь хлопнула. К ней повернулись, но видимо никто не узнал. Валя скинула шубу, взяла за горлышко две бутылки дорогущего виски и пошла к столу. Инна Олеговна вдруг икнула.

— Валя, ты что ли?

— Здравствуйте Инна Олеговна.

Валя лучезарно улыбнулась. Учительница внимательно всматривалась в неё, в лицо, в одежду. Потом молча села. Валю тут же усадили между собой физик и историчка, засыпали её вопросами и Валя вдруг почувствовала, что её отпускает. Ну ведь не все же здесь над ней смеялись, многие хорошо относились, а она из-за своей обиды готова была весь городок с лица земли стереть.

Физик осторожно выпил немного виски, замер. Валя рассмеялась.

— Ну как?

— Ай зараза. Она и в Африке зараза, — и сам расхохотался.

Примерно через полчаса Валя вышла на улицу, чтобы подышать и покурить. Услышала сзади шаги, обернулась. Это была Наташка. Как раз та самая Наташка, которая рассматривала её туфли, а потом разнесла всем откуда они у Вали. Наташа остановилась рядом, слегка покачнулась. Стояла молча, молчала и Валя.

— Знаешь Валь… После того, как ты уехала, мне было стыдно. Да, ты можешь мне не верить, с каждым годом чем взрослее я становилась, тем стыднее мне было. Но я всё равно никогда не извинилась бы, потому что тогда мне было бы ещё стыднее.

Валя удивлённо подняла брови. Таких слов она как-то не ожидала и теперь окончательно растерялась.

— Ты Валь молодец. Видела нашу Инну? Она вот-вот лопнет от злости. Время не меняет людей и сейчас она достаёт тех детей, которые из семей попроще. Такая уж змея…

Наташа повернулась, чтобы уйти, но Валя удержала её за руку.

— Постой ты, подыши немного, а то уже качает.

Та махнула рукой и ушла. Валя подставила лицо снежинкам.

«Надо же, всего-то и нужно было, увидеть восхищение в глазах одноклассников и всё. Как будто забылось сразу. А школе она поможет, купит что-нибудь или ремонт сделает, только с одним условием, чтобы Инна Олеговна покинула эти стены. Нечего детей обижать…»

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Счастливый дедушка
Любви все возрасты покорны

В тот день после работы я решила наконец-то забежать к дедуле в гости. Вспомнила, что не появлялась у него уже...

В тот день после работы я решила наконец-то забежать к...

Читать

Вы сейчас не в сети