Красивая девушка загадочная

Жизнь с чистого листа…

На кладбище царила осень. Удивительно, но только осень придаёт именно царственный образ этому месту скорби. Серый гранит могильный плит, омытый холодным дождём, задумчиво поблёскивает в оранжевых лучах остывающего солнца. Золотистые ветви берёз с тоской обнимают простые кресты и памятники побогаче, в пурпуре искусственных цветов робко бродит затерявшийся ветер. Тишина, покой, умирающая природа в тандеме с вечностью. И только вечнозеленые сосны о чем-то шумят загадочно, как будто знают больше, чем остальные или хотят о чем-то сказать, чего никто не знает…

И вот в такую пору на городском кладбище, в самом отдаленном его углу, у ограды, работники ритуальной службы заканчивали свою работу. Ещё немного, и над крошечной могилкой возвысится маленький крестик. Не каждый день приходится хоронить младенцев, а потому мужики были по-особенному хмурые и неразговорчивые и в сторону окаменевшей от горя молодой матери старались не смотреть. В последний путь ребёнка провожала она и ещё две девушки, её подруги.

— Олечка, пойдём уже, — тихо сказала одна из них и обняла несчастную мать, — видишь, всё сделали, как надо, по-божески, пусть покоится с миром твоя доченька.

— Да, Оля, пора, хватит сердце рвать, — поддержала её другая.

А Ольга всё стояла и стояла, глядя в одну точку. В её сознании калейдоскопом мелькали события из недавнего прошлого. Как всё так случилось? За что? Почему с ней это произошло? Тысяча вопросов. И возможно, было за что. Наказание ей такое…

Год назад Ольга познакомилась с красивым, успешным молодым мужчиной. У Сергея был бизнес по производству офисной мебели, Ольга устроилась к нему в контору секретарем. И очень быстро между ними завязались отношения. Да, Ольга знала, что Сергей не свободен. Но это её не остановило. Тем более Сергей уверял её, что с Региной, с женой, у них только брачные отношения на бумаге. Они друг другу чужие люди. Сергей бы давно ушёл от Регины, так у неё уже был любовник, но не мог этого сделать. Регину устраивал Сергей как руководитель фирмы. Бизнес-то её, от отца достался. А если бы Сергей подал на развод, то она оставила бы его без копейки.

Ольга верила любимому и наделась, что однажды жена отпустит Сергея и отдаст ему фирму, или хотя бы её часть. По крайней мере, Сергей на это надеялся. А сам очень часто оставался ночевать у Ольги, в её крошечной квартирке, полученной от государства. Ольга ведь была сиротой. И Ольга была счастлива, несмотря ни на что. Она любит и любима! А это значит, всё они преодолеют, со всем справятся. А потом она забеременела…

Как же Сергей был счастлив. Ведь он так мечтал о ребёнке. Поначалу, когда они с женой жили нормально, хотели завести малыша, но у Регины ничего не получилось. А потом стало не до этого, охладели их чувства, остался только бизнес. Сергей окружил Олю вниманием и заботой, на работе не нагружал, сам нашёл частную клинику, где она и наблюдалась. Об их отношениях в офисе, конечно, догадывались, но все старались не говорить об этом. Слишком пикантная ситуация. Тем более что Регина изредка заезжала в офис, проверить, так сказать, дела. Ольгу она не замечала, как, впрочем, и всех других подчинённых. Она вообще была очень заносчивой, самовлюблённой дамой, которая простых людей считала вторым, а то и третьим сортом. Регина с презрительной усмешкой заходила в кабинет к Сергею и минут через десять удалялась, о чём они говорили, Ольга не знала. А потом Сергей ей рассказывал, что жена приезжала осведомиться о доходах, прибыли. Другое её и не интересовало. И Ольга старалась не думать про Регину, она надеялась, что после рождения дочки, а уже было известно, что родится именно девочка, Сергей найдёт способ, чтобы уйти к ней, расстаться с женой по-хорошему.

Беременность протекала отлично, даже токсикоз не мучил, но вот на 38 неделе Ольга почувствовала резкую боль в животе. Это был субботний вечер, Сергей был у неё, они пили чай со сладостями. И тут эта жуткая боль! Сергей, не дожидаясь скорой, на руках отнёс Олю в машину и отвёз в роддом, с которым уже был заключен договор на роды. Оля ещё по дороге волновалась — зачем в роддом, ведь ещё рано. Но, как оказалось, Сергей был прав. Врачи сказали, что требуется экстренное кесарево сечение. Оле дали общий наркоз. Почему именно его — она не поняла, значит, так надо. И всё…

Дальше сон, пустота. Когда она пришла в себя, то поняла, что всё кончилось. Глянула на люльку рядом с кроватью и увидела одиноко лежащую пелёночку, ребёнка не было…

«Наверное, потому что я после операции», — решила Оля и вновь провалилась в тяжёлый сон…

А утром пришёл врач и, опуская глаза, сказал, что ребёнок родился нежизнеспособным. Потом он что-то ещё говорил, говорил, утешал Олю, что в будущем у неё ещё будут дети. А она не слышала ничего, словно окаменела. Но это вначале. После она закричала, страшно закричала, пыталась встать, куда-то бежать, требовала, чтобы принесли её доченьку. Опять укол и пустота…

Несколько дней Ольга была на успокоительных. С ней работал психолог клиники, медперсонал был подчеркнуто вежлив и внимателен. А она всё переживала свою боль. Нет, телесная боль была ничтожна по сравнению с душевной. Потеря ребёнка — самая страшная потеря в жизни женщины, Оля теперь прочувствовала на себе эту истину. В те минуты, когда она не спала, Ольга пыталась дозвониться Сергею. Но почему-то его телефон был вне зоны доступа. Позвонила на работу, а там сказали, что Сергей Викторович уехал в командировку. Как он мог? В такое тяжелое время бросил её одну…

И это больно ранило Олю. И только две подружки, Юля и Катя, с ними она поддерживала связи ещё с приюта, примчались к ней в роддом, передачки приносили, смс-ки писали, приободряли, как могли. А как они могли? Сами ещё молоденькие, материнских чувств не испытавшие. Но девчонки старались. И когда Олю выписали, они приехали её забирать. А Сергей так и не звонил…

Перед выпиской Оля настояла, чтобы ей выдали тело дочери. Главврач клиники её отговаривала — мол, сами похоронят плод, зачем Оле все эти хлопоты, только ещё больше себя растравлять. Но несчастная молодая женщина была настроена решительно. Ребёнка она доносила, поэтому это не плод, а родившийся человек. Согласился врач в итоге, дал справку для захоронения. Подруги оперативно всё организовали, нашли местечко на кладбище, уж какое дали. И, забрав Олю, отправились в морг, а потом оттуда с работниками ритуальной компании и на кладбище. В морге работники гробик не открыли, сказали, что смотреть не стоит. Время прошло, да и тяжёлые роды были. Оля безвольно кивнула головой. Так и не увидела она свою девочку. И вот всё кончилось…

— Олечка, пойдём, помянем в кафе, — тихо сказала Юля и подхватила подругу под руку.

И хорошо, что это сделала, иначе бы Оля упала, от слабости, переживания, боли.

— Мне кусок в горло сейчас не полезет, — прошептала Оля, — лучше домой, девчонки, проводите меня.

— Правильно, — кивнула Катя, — а вообще надо бы в ЗАГС ещё за свидетельством о смерти, не нужно тянуть с этим. Оформить, чтобы было, и всё.

— Да зачем оно мне, — слабо махнула Оля рукой.

— Ну, не скажи, жизнь долгая. А у нас, ты знаешь, лучше все бумажки сразу собирать.

— Но не сейчас же мне туда ехать.

— А может, и сейчас, — упрямо кивнула головой Катя, — сразу сделать, чтобы потом эту болячку не ковырять, забыть понемногу весь этот ужас.

— Может, ты и права, — вздохнула Оля, — но где же Серёжа? Мне его поддержка сейчас так необходима.

— Потом разберёмся с Серёжей, — откликнулась Юля, — а сейчас в ЗАГС, раз решили.

Они домчались на такси до ЗАГСА, зашли в помещение и заняли очередь. Оля и не думала, что здесь бывает столько народу за справками, человек десять впереди. Ей стало немного душно, она подошла к окну и вдохнула свежего воздуха. Рядом с окном и был нужный кабинет, дверь в него была немного приоткрыта. И тут Оля услышала разговор…

Уловив знакомые интонации, она напряглась. В кабинете был Сергей! А ещё Регина и работница ЗАГСа.

— Искренне поздравляю вас, Сергей Викторович и Регина Андреевна, с рождением дочери! — говорила сотрудница ЗАГСа, — Вы такая замечательная пара, верю, что вы будете отличными родителями.

— Постараемся, — улыбнулся Сергей, — наш малыш — это дар божий, столько лет мечтали, и вот всё получилось.

— Сережа, ты такой сентиментальный, — с усмешкой ответила Регина, — лучше проверь документ. Всё правильно записали?

— Да, Снежана Сергеевна Беляева, — прочитал он в свидетельстве о рождении.

— Хм, звучит! — вновь усмехнулась Регина…

А Оля, слушая их разговор, не понимала, что происходит. Сергей с Региной? Он же в командировке. И вообще почему он с ней? Ведь уверял же, что с женой его ничего не связывает. И какой ребёнок? Регина не была беременна, Ольга сама её видела около двух месяцев назад, у жены Сергея даже намека на живот не было. Суррогатную мать наняли? Но опять же Сергей говорил Оле, что и этот вариант не подходит. Регина полностью бесплодна!

И тут её пронзила страшная догадка: а что, если её дочь жива! И Сергей с Региной таким образом просто отобрали малышку. Подкупили врачей, у них же есть деньги.

«Нет, я схожу с ума! Надо всё выяснить», — пробормотала Ольга сама себе.

Юля и Катя, заметив мертвенную бледность, направились к ней. А Оля вдруг сделала шаг вперёд и распахнула двери кабинета.

— Подождите в коридоре, — резко крикнула сотрудница ЗАГСа, — видите у меня ещё посетители.

Очередь тоже заволновалась — куда эта девица лезет. А Оля ни на кого не обращала внимания. Она стояла и смотрела в глаза Сергея. Он, увидев её, растерялся, потом засуетился, подхватил Регину за руку, и они поспешили из кабинета.

— Стой! — в отчаянии крикнула Ольга и кинулась за ними.

Она не чувствовала ни боли от швов, ни усталости, ни внутренней опустошенности. Ольга вдруг превратилась в волчицу, в яростного зверя, который готов кинуться, чтобы только установить истину.

— Где мой ребёнок? — закричала она, схватив Сергея за рукав пиджака. — Ты её украл?

— Ольга, вы о чём? — подчёркнуто вежливо спросил Сергей.

При этом он сделал круглые глаза, очень удивился, показывая всем видом, что ничего их не связывает и не связывало.

— Ты же знаешь, о чём! Я родила от тебя дочь, а мне сказали, что она умерла. А твоя жена? Откуда у неё ребёнок?

— Милочка, способ один, — спокойно ответила ей Регина за Сергея и прищурилась, — дорогой, это вроде бы твоя секретарша? О каком ребёнке она говорит?

— Не знаю, — пожал он плечами, — была беременна, ушла в декрет, это да. Но кто отец, что с её ребёнком, я не знаю. У нас были чисто деловые отношения, я не вникал. Похоже, что-то случилось у неё. Наверное, с головой плохо у бедняжки. Оля, может быть вам скорую вызвать?

И Сергей посмотрел на Ольгу со всем сочувствием. А она…

Она отшатнулась от него. Это был не тот человек, которого она любила, милый, нежный, внимательный. На неё смотрели колючие глаза совершенно постороннего человека.

— Серёжа, что происходит? — еле слышно прошептала Ольга.

Но ничего ей Сергей не ответил. Картинно вздохнул, он покачал головой. Мол, с ума девушка сошла от горя. И вместе с женой они быстро покинули ЗАГС.

Катя и Юля подошли к Ольге и в растерянности смотрели на неё. Сергея они знали раньше, подруга им его показывала на фото, про проблему Регины тоже рассказывала, и сейчас все слышали.

— Оль, а может, ты ошибаешься? — робко произнесла Катя.

Ольга посмотрела на неё диким взглядом, подруга даже губу прикусила, понимая, что ошибается, похоже она. Ведь явно ситуация странная.

— Я еду в полицию! — уверенно произнесла Ольга, — буду писать заявление, пусть разбираются. Вы со мной?

Подруги с готовностью кивнули в ответ. Да вот только в полиции никто Ольгу и слушать не стал. Сказали, что это всё её домыслы, доказательств никаких нет, даже заявление не взяли. Посоветовали зайти в аптеку и купить успокоительное. Но Ольга не унималась, она направилась в следственный комитет. Там её выслушали. Пожилой следователь всё же взял заявление, но как-то странно посмотрел на девушку, потом уточнил, у каких врачей она наблюдается.

— Я абсолютно здорова, — ответила Ольга.

Она понимала, что все считают, что она сошла с ума. Но её сердце и разум кричали, что надо разобраться, надо что-то делать…

Подруги проводили её до квартиры, и остались у неё ночевать. Если честно, они терялись в догадках. Возможно, Ольга, действительно, просто перенервничала. Да, Сергей подлецом оказался, но является ли он преступником? Как это доказать?

На следующий день Ольга отправилась в роддом, она думала, что если скажет всё в лицо главврачу, то поймёт по его реакции, верны её догадки или нет.

Подруги отправились вместе с ней.

В роддом им не удалось попасть, Ольга дождалась, пока врач вышел из клиники, и кинулась к нему на встречу.

— Умоляю, скажите, мой ребёнок жив? — проговорила она срывающимся голосом, перегородив дорогу доктору, — Моя девочка не умерла?

— Кротова, это вы? — удивился врач, — зачем вы сюда пришли? Ольга, ваш ребёнок умер в родах, примите это, как факт. Нет, надо было вам вызывать психиатра, когда находились у нас, вы не отдаёте отчёт реальности.

— Я осознаю всё, — тихо ответила Ольга, — я понять хочу. Откуда у Регины Беляевой ребёнок? Она не была беременна.

— Нет, а мне откуда это знать? — хмыкнул доктор и нахмурился, вспоминая, — хотя, помню. Регина Андреевна поступила в наш роддом две недели назад и родила здоровую девочку.

— Но этого не возможно!

— Я не буду это с вами обсуждать. — побагровел врач, а потом рявкнул, — уходите, иначе я вызову полицию!

Подруги подхватили Ольгу под руки и увели её в сторону, успокаивая. Ничего она тут не добьётся. Надо ждать, что ответит следственный комитет, пусть они и проверяют всё.

Но Ольга понимала, что никто ничего не будет проверять должным образом. А сердце кричало, что её девочка жива, она похоронила чужого ребёнка!

А в это время разговор Ольги с доктором слышал ещё один человек. Валентина работала акушеркой в этом роддоме несколько лет, до этого трудилась в другом месте, но пришлось уйти, так как здесь платили больше. И только со временем Валентина стала понимать, почему. Иногда были ситуации, о которых следовало забыть сразу. И вот одна такая случилась совсем недавно. И именно с этой девочкой, которая сейчас рыдала в больничном парке. В тот вечер Валентина дежурила, мужчина привёз молодую женщину с болями. Именно Валентина её посмотрела, ничего критичного не было. Хотела только сказать, что надо просто понаблюдать, как в кабинет ворвался главврач и хирург. Валентине сказали выйти, а потом беременную увезли в операционную. При этом акушерка увидела, как мужчина, привёзший беременную, благодарно кивнул главврачу. А после операции, когда женщину увезли в палату. Валентина увидела в палате новорожденных девочку. На бирках были другие данные, не той, которой делали кесарево сечение. Потом в базе данных появилась какая-то Регина, которой вообще не было в клинике. Всё это показалось Валентине странным, она хотела уточнить у главврача, что происходит, и вот тогда услышала, что молоденькой прооперированной женщине говорят, что она потеряла ребенка. Валентина пошла к главному.

— Не лезь не в своё дело! — грубо сказал ей доктор, — здесь я всё решаю. И если я сказал, что это дурочка потеряла ребёнка, значит, так и было. Ты чего хочешь добиться? Разборок? Думаешь, я плачу вам такие бабки только за красивые глазки? Иногда приходится идти на небольшие хитрости. А будешь открывать рот, живо вылетишь отсюда и пойдёшь копейки сшибать в государственном роддоме.

Валентина — человек маленький, решила молчать…

А вчера случилось страшное. Её восемнадцатилетняя дочь сделала аборт. Ничего ей не говорила о беременности, а тут такое. Валентина даже не знала, что она с кем-то дружит. Дочь призналась, что встречалась с главврачом роддома, и это он настоял на операции. Валентина была в ярости. Этот гад рушит женские судьбы, как танк. Да кто он такой? Она ещё обдумывала, как отомстить главврачу за боль дочери, когда увидела в парке Ольгу. И тут Валентина поняла, что делать…

Конечно, в базе данных, в документах теперь был порядок, ни к чему не подкопаешься, но показания акушерки могли хотя бы подтолкнуть расследование. Валентина нашла в базе данных номер телефона Ольги и позвонила ей, всё рассказала.

— Я вам очень сочувствую. И у меня нет точных доказательств, но в вашей истории точно что-то нечисто, — сказала Валентина.

— Я чувствую, что моя девочка жива, — заплакала Ольга.

А потом Валентина съездила к следователю. И дело, действительно, завертелось. В роддом нагрянули проверки, ох, и переживал главврач. Вызвали на допрос и Сергея с Региной. Они только глазами хлопали. Как можно их в чем-то подозревать? Кому в комитете верят? Какой-то сошедшей с ума девчонке? Они уважаемые, порядочные люди, и Регина сама родила. Да, беременность не была заметна, просто живот был маленький.

И вроде бы всё было в порядке, но следователь назначил генетическую экспертизу между Ольгой и малышкой. И вот тогда Сергей с Региной забеспокоились. Накануне экспертизы они с ребёнком попытались покинуть страну, но были задержаны полицией, так как нарушили подписку о невыезде.

Первым сломался Сергей и все рассказал. Они с женой давно придумали этот план: ему следовало охмурить простую девчонку, чтобы она забеременела, а потом отобрать у нее ребенка. Но просто бы вряд ли Ольга отдала дитя. Поэтому был подкуплен главврач частного роддома. Он и дал лекарство, которое спровоцировала боли в животе, потом сделал операцию и оформил ребёнка на Регину, которая тоже, якобы, рожала в ту ночь в клинике. Оставалось только выпроводить Ольгу из роддома. А она вдруг потребовала тело, чтобы похоронить свою дочь. Доктор и тут вывернулся. Был в его клинике недавно случай, когда женщина, беременная двойней на шестом месяце, потеряла одного ребенка, второго удалось сохранить. Так вот тот плод и подсунули Ольге при выписке. Конечно, документы помог правильно оформить заведующий моргом, хороший друг главврача.

Регина, узнав, что Сергей во всём признался, долго ругалась, обзывала его слабаком. А он молчал. Почему-то ему стало легче после признания. Всё же что-то человеческое в нём осталось…

Теперь и его, и Регину, и медиков, повинных в этой ситуации, ждал суд. Валентина ушла из роддома, ей было просто противно там находиться. Да и коллеги бывшего главврача косились на неё. Зачем ей все эти сложности?

А Ольге после всех разбирательств, наконец, удалось увидеть дочь. Их разлука длилась почти два месяца. И когда Оля взяла малышку на руки, её сердце радостно забилось.

Катя и Юля, конечно, были с подругой, когда отдали девочку из дома малютки.

— Машенька моя! — шептала Ольга, когда они уже добрались до дома, — никому тебя не отдам.

— Машенька? — улыбнулась Катя, — в честь кого?

— Не знаю, просто всегда нравилось это имя, — пожала плечами Оля.

— Правильно, — оживилась Юля, — всегда под защитой Богоматери будет наша девочка.

— Юлька, ты вдруг стала у нас такой верующей, — засмеялась Катя.

— А Юля права, — ответила Ольга, — пусть Боженька мою девочку оберегает…

А за окном уже была зима. Пушистый снег сыпал и сыпал, закрывая всю серость. Дома, тропики, деревья — все было укрыто снежным кружевом. И жизнь начиналась с чистого листа…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Недовольная женщина
Вспомнила, что у неё есть дочь, спустя 10 лет

Наталья Викторовна, очень приятная женщина. Мы с ней познакомились в парке, рядом с нашим домом, где она по выходным гуляет...

Наталья Викторовна, очень приятная женщина. Мы с ней познакомились в...

Читать

Вы сейчас не в сети