Официантка

Вчера валялись оба пьяные, а сегодня как принцы

— Нин, ну что ты суёшь свой нос везде, где тебе не надо?

Нина возмущённо уставилась на администратора:

— В каком смысле суёшь нос? Это, мне вообще-то, клиентам еду в грязной посуде носить. Почему вы до сих пор не поменяли посудомойщицу?

Оля, другая официантка, которая пробегала мимо, сказала:

— Потому что она какая-то его родственница, которую нигде не берут на работу из-за постоянного пьянства.

Павел побагровел.

— Да, кто вы такие? Официантки? Вот и работаете. А вы сегодня обе получаете штраф!

Нина недобро усмехнулась:

— Отлично. Тогда я завтра с утра иду к хозяину и рассказываю, что ты заставляешь подавать еду в грязной посуде. Ты посмотри, посмотри, как вымыты тарелки, в таких только свиньям и давать есть!

Павел не особо боялся хозяина, который приезжал сюда только, чтобы спросить: всё ли в порядке и не нужно ли чего. Он давно уже сделал упор на другой бизнес, но от ресторана не отказывался, потому что это было его первое детище. Но нрав у Никандровича был крутой. Сейчас-то всё хорошо было, он Пашке, как себе, доверял, но если копнёт, если разозлят. А копать было ни в коем случае нельзя, потому что тут Павел столько дел проворачивал, мама не горюй. Кстати, и посудомойку бы он давно выгнал, но она действительно была его родственницей, к тому же достаточно много знала про его дела.

— Ладно, хорошо. Но что ты предлагаешь? Мне прямо сейчас, выложить тебе другую посудомойку?

— Не знаю я, что ты будешь делать, но я еду в таких тарелках не понесу.

Павел выхватил тарелку и ринулся в моечную. Девушки слышали, как он долго орал на посудомойщицу.

— Зря ты, Нинка, лезешь к нему постоянно. Вот уволит он тебя, где такую работу найдёшь?

Нина вздохнула:

— Нигде наверное, только как… ну, скажите, как подавать такое?

Официантки пожали плечами и разбрелись. Нина поменяла блюдо на подносе и тоже пошла работать. Конечно, девочки были абсолютно правы в одном: в том, что если Павел её уволит, ей хоть ложись и помирай. Дома брат-алкаш. Ну, как алкаш, жена его бросила, работу потерял и вот уже полгода сидел на их шее и пил горькую. Пропил уже всё. Нина надеялась, что просить у мамы ему будет стыдно и тогда он остановится, но пока что Димка молчал. А ведь был отличным менеджером, в рекламе подрабатывал и вообще рубаха-парень, весельчак. Мама давно болела, за день, если только пару раз на кухню могла сходить, да в туалет, а так всё больше сидела или лежала. Суставы совсем измучили.

Нине очень удобно было в этом ресторане, и рядом с домом, всегда можно у девчонок отпроситься, если маме укол сделать или брата пьяного поднять, до постели дотащить и платили не так уж и плохо, плюс чаевые. Так что терять такое место не хотелось.

Вот брат точно такой же, как и она, тоже весь такой же принципиальный и сидит теперь дома, без семьи, без работы, потому что нужно иногда сдерживаться и делать так, как говорят, а не так, как справедливо.

Нина вздохнула, но не может она, так как надо, не может.., и всё тут.

Смена выдалась тяжёлая. Народ шёл и шёл. Закрылись позже обычного. Пока готовились к завтрашнему дню, вообще сил не осталось. Правда, в кошельке лежали чаевые, для мёртвого сезона совсем не маленькие.

Завтра у них в ресторане бедный день, как говорил Пашка. Никто этот день не любил, но местный губернатор ввёл такое обязательство: один день в месяц любое заведение должно продавать свои блюда по социальной цене. Конечно, не лангустов и прочее, а обычные блюда, чтобы весь рабочий класс, как выразился сам губернатор, мог посетить ресторан. Этот день, конечно, делал честь ресторану, но и официанты его не особо любили, потому что чаевых или не было вообще, или были это сущие копейки. Честно говоря, никому не хотелось особо бегать перед такими гостями, только Нинка со своей извечной справедливостью носилась как электровеник.

Она тихо открыла дверь и вздохнула. Брат спал в прихожей прямо в куртке, видимо вернулся откуда-то. И так Нине стало жаль себя, что она с силой пнув Димку, расплакалась.

— Господи, ну за что мне всё это? Все уж замуж повыходили, живут своей жизнью, а я всё тебя пьяного таскаю.

Дима вдруг сел, посмотрел на сестру почти трезвыми глазами.

— Ты что, Нин?

— Да ничего! Вот брошу вас здесь и уеду на край земли.

Она прошла в свою комнату, громко хлопнула дверью. Дима потёр лицо, услышал, как в комнате тихонько плачет мать, зажмурился.

«Боже, что он вообще творит? Нет, чтобы помочь младшей сестричке. Сел и ноги свесил…»

Дима с трудом поднялся, подошёл к двери за которой скрылась сестра.

— Нин, открой…

Но в ответ только всхлипывание…

***

На следующий день Нине было стыдно, нет, не перед братом, а перед мамой. Она с утра приготовила обед, всё прибрала, заглянула к матери.

— Мам, я пошла.

— С Богом, дочка. Ты не держи на меня зла, я же не специально.

— Мам, ну ты что? Ты же понимаешь, я просто устала, и не про тебя я говорила. А где, кстати, наш Герой?

— Не знаю, доченька. С утра встал, помылся, побрился, оделся прилично и куда-то подался.

— Вот гад, последние приличные шмотки угробит. Ну, всё, я побежала.

***

Нина переоделась и вышла ко всем. Официанты скучали, а по подсобке распространился какой-то нехороший запах.

— А это чем у нас так воняет?

Оля пожала плечами:

— Наш Паша распорядился ту рыбу, которая испортилась, приготовить. Сказал, что рабоче-крестьянскому классу всё равно, что есть.

Нина испуганно сказала:

— А если кто-то отравится?

В этот момент в подсобку вошёл сам Павел.

— А если кто-то отравится, то наш ресторан накажут и не позволят больше кормить людей за просто так.

Нина покачала головой.

— Доиграешься, ты, когда-нибудь.

Администратор зло посмотрел на неё.

— Что, побежишь жаловаться боссу? Посмотрю, кого он пришлёт на моё место и как вас тут строить будут.

Коллеги сразу ополчились против Нины.

— Тебе что, больше всех надо? Не ты готовишь, не тебе отвечать. Посмотрите на неё, прям совесть ресторана.

Нина съёжилась и вышла в зал.

«Неужели им всем так плевать на других людей?»

Народу было немного. Нина увидела, что какой-то мужчина сделал ей знак рукой. Она взяла меню, дежурно улыбнулась и подошла к столику.

— Здравствуйте. Вот меню, пожалуйста.

Через полчаса она уже несла заказ. Честно, ей хотелось провалиться сквозь землю, потому что этот гость заказал рыбу. Пока шла, думала:

«В принципе, можно уронить поднос, хотя он может заказать другую порцию и ведь дождётся, потому что явно первым будет есть суп.»

Нина просто не знала, что делать, потому что спиной чувствовала взгляды коллег. Мужчина, а он был не намного старше самой Нины, смотрел на неё с улыбкой.

— А вы молодец, всё так быстро. Я первый день в вашем городе. Не думал, что тут такой сервис.

Нина широко улыбнулась.

— Пожалуйста, только рыбу не ешьте, она просроченная, — говорила она всё с той же улыбкой, а гость слегка опешил.

Нина развернулась и ушла.

***

К вечеру разразился скандал. Мужчина оказался далеко не работником какого-нибудь завода. Выяснилось, что он приехал в город, чтобы купить это заведение, но сначала решил отобедать там. Даже сам Никандрович не знал, что покупатель приедет именно сегодня, и сначала поедет в его ресторан. Этот мужчина взял рыбу с собой, заехал куда-то на экспертизу и пришёл к действующему боссу.

Что творилось вечером! Шеф орал, так что стены дрожали. Паша каким-то чудом остался работать. Зато, как только хозяин уехал, с огромным удовольствием уволил Нину при всём коллективе без выходного пособия. Кто-то произнёс:

— Довыпендривалась правдолюбка чёртова.

Нина скинула униформу, схватила свою сумочку и бросилась бежать. Слёзы мешали видеть и пару раз она чуть не растянулась.

— Нет, ты только посмотри. Я-то думала, что у них только Димка пьёт, а оказывается и Нинка такая. Вот горе то матери, лучше уж помереть, чем с такими детьми жить.

Нина рванула на себя дверь подъезда.

Дома было тихо. Никто не валялся, как обычно. Пахло супом. Нина заглянула на кухню. Там Дима чинил кран.

— О, привет сестра.

Нина забыла всё, что только что произошло. Она осторожно села на стул.

— Ты что, трезвый?

Дима хохотнул:

— Непривычно да? Сам хожу и не понимаю, чем себя занять. Всё, сестрёнка, хватит. Посмотрел на календарь и чуть в обморок не упал. Как вы меня столько времени терпели? Подожду недельку пока лицо в нормальное состояние придёт, и выхожу на работу.

— Куда? — Ничего глупее Нина спросить не могла.

— Ну, не думаю, что я не найду себе работу. Знаешь, сходил сегодня в одно местечко. Но, судя по взглядам, рано пришёл. Мой.., мой отдых оставил на мне неизгладимый отпечаток. Так что, сестрёнка, посижу у тебя на шее ещё недельку.

Нина грустно улыбнулась:

— Без проблем, только меня сегодня тоже уволили.

Дима вытер руки, сел перед ней.

— Глаза на мокром месте… Ну, рассказывай, что случилось-то?

Нина начала рассказывать, потом расплакалась, потом снова рассказывала.

— Ну, гад, надо ему морду начистить.

— Перестань, Дим. Ты же знаешь, сейчас же каждый сам за себя.

— Знаю, конечно. Ладно, не унывай, всё будет хорошо.

Он только успел договорить, как в дверь позвонили.

— Кто бы это?

Нина пожала плечами:

— Иди, твои алкаши наверное тебя потеряли.

Дима нахмурился и двинулся в прихожую, вернулся через пару минут.

— Нин, там к тебе…

Следом за Димой шёл тот самый мужчина, которому она сегодня сказала про рыбу.

— Здравствуйте, Нина, ещё раз. Извините, что я вот так без приглашения, но узнал, что вас уволили, и сразу поехал. Можно присесть?

Нина схватилась.

— Конечно. Простите, может быть чай или кофе?

— Не откажусь. Я сегодня совсем забыл обо всём.

Дима улыбнулся:

— А может быть, поужинаете? Моя сестра прекрасно готовит.

— Ваша сестра? Ой, я подумал, что вы муж.

Гость съел тарелку супа.

— А вы правда замечательно готовите. Вам просто нужно быть поваром?

— Ой, что вы, какой из меня повар? Я, конечно, люблю готовить, но не до такой степени, чтобы весь день стоять у плиты и выкладываться.

Он внимательно посмотрел на неё.

— Нина, это правда, что вы всё время ругались с Павлом из-за того, как он ведёт ресторан?

— Да, так уж получалось.

— Расскажите мне, из-за чего вы спорили конкретно?

Они засиделись за полночь. Мирон оказался совершенно простым человеком, и Нина выкладывала всё как на духу.

— Да, не очень приятное открытие. Ну ничего, будем выправлять ситуацию. Завтрашнего дня Нина, вы старший администратор. Персонал будете набирать сами, брать только тех, кто по вашему мнению подходит. На неделю ресторан будет закрыт на реконструкцию. Эх, мне бы менеджера грамотного, чтобы рекламу сделать. Ну, чтобы продвинуть…

Дима кашлянул, посмотрел на ошеломлённую сестру, которая никак не могла отойти от таких новостей.

— Ну, ты Нин иди, ложись. А мы тут с Мироном ещё посекретничаем.

***

Утром Нина нервничала так, что даже не могла нормально накрасить губы. Она надела новый костюм, туфли на каблуке, и чувствовала себя не очень-то уютно, но мама настояла:

— Ты теперь какой-никакой начальник.

В комнату заглянул Димка.

— Нин, ты готова?

Она посмотрела на него удивлённо.

— А ты чего такой нарядный?

— Так я с тобой иду, буду продвигать ресторан.

Нина взвизгнула и повисла на шее у Димы.

— Правда, Дим? Он тебя взял? Всё.., всё закончилось?

— Всё сестрёнка, вот посмотришь. Теперь мы заживём.

Они ушли, мать тихонько перекрестила их в спину.

Бабушки во дворе проводили их взглядами.

— Вот пойми эту молодёжь. Вчера валялись оба, сегодня как принцы. Тьфу ты, Господи.

Ресторан, вернее, персонал встретил Нину гробовым молчанием. Она собралась, улыбнулась:

— Всем здравствуйте. Вы думаю уже в курсе, что теперь я администратор. Поэтому, кто согласен работать по моим правилам, а вы все их знаете, можете оставаться, кто нет, извините.

Не прошло и трёх месяцев, как о ресторане заговорили. Его называли в числе самых лучших. Бронь на столики иногда доходила до месяца.

Димка давно уже съехал от них, попросил у жены прощения, и сейчас у него был медовый месяц. А Нина…

Нина старалась не думать о том, что каждый раз при виде Мирона её сердце трепыхалась как бабочка, не дай бог заметят.

— Нина, тебе цветы.

Она удивлённо повернулась к Оле.

— Мне?

— Да, и мне кажется, я знаю от кого, — девушка хитро улыбалась, а Нина покраснела.

— Ой, напридумываешь то же…

Но цветы были и правда от Мирона, а с ними записка, где он приглашал её на свидание…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Зима, снег, красивая девушка
Чёрный человек

Вот и позади зимняя сессия! Лена выдохнула с облегчением, вспоминая, каково ей дался гранит науки в этом году. Нет, она...

Вот и позади зимняя сессия! Лена выдохнула с облегчением, вспоминая,...

Читать

Вы сейчас не в сети