Мужчина за решеткой

— Пускай дурачок думает, что я его люблю и жду, — сказала женщина и засмеялась

Артём познакомился с Наташей случайно. Забежал после работы в супермаркет купить пельменей – вполне приличный ужин для холостяка, который домой приходит только спать. Артём программистом работал в одной из крупных фирм города. У холодильника с полуфабрикатами буквально налетел на тележку – торопился очень.

— Ой, простите! – извинился он и улыбнулся симпатичной девушке.

— Да нормально всё! – улыбнулась она в ответ.

И вроде бы разошлись. Но на кассе Артём, стоя в очереди, вдруг почувствовал лёгкий толчок в бок. Оказывается, та самая девушка, толкая тележку вперёд, что-то попутно читала в телефоне и не смотрела вперёд. Наехав на Артёма, она с удивлением подняла глаза.

— Так вы и мимо кассы проедите, — пошутил Артём.

— Ой, простите, — смутилась девушка и тут же лукаво блеснула глазами, — мимо кассы вряд ли – там охранник.

Они посмеялись. Тут подошла очередь Артёма, он расплатился за пельмени и отошёл от кассы, оглянувшись на девушку. Она складывала свои покупки.

«Симпатичная», — подумал он.

Артём уже был у своей машины, когда увидел эту самую девушку, выходящую из магазина с тяжёлым пакетом. Внезапно пакет лопнул, и покупки девушки посыпались на асфальт. Артём подбежал к ней и предложил помощь, сбегал за пакетом. Потом вместе собрали продукты, познакомились, разговорились. В итоге Артём подвёз Наташу до дома.

— Я тебе позвоню завтра! – пообещал Артём.

Наташа радостно улыбнулась в ответ. Так началось их знакомство, которое очень скоро переросло в нечто большее…

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Наташа была ну вот такая…

Красивая, умная, с хорошим чувством юмора. Артём влюбился впервые в жизни. К тридцати годам у него, конечно, были отношения и до этого. Но чтобы так, когда думаешь о ней каждую минуту – впервые. А вскоре они и свадьбу сыграли. Гостей было немного – несколько друзей и коллег Артёма, подружки Наташи из её музея, где она работала экскурсоводом да около десятка её родственников. У Артёма родни вообще никакой не было. Его родители погибли, когда он в школе учился. Его бабушка растила, но она уже умерла, оставив внуку в наследство квартиру. Родня у Наташи была весёлая, шумная, на свадьбе погуляли от души. Только тёща Екатерина Николаевна была как-то немного в стороне, тревожно лишь смотрела на зятя. Потом, улучив минуту, шепнула ему:

— Сынок, ты мою Наташку в узде держи! Не давай ей воли.

— Не понял? – удивился слегка подвыпивший Артём.

— Она у меня характером в отца своего покойного пошла. Он тоже балагур и гуляка был. И Наташка такая же.

— Ну и что? – улыбнулся Артём, — главное, что она меня любит!

И посмотрел на невесту, лихо отплясывающую с гостями. Весёлая, заводная…

Разве это плохо?

Екатерина Николаевна только вздохнула и ничего больше не сказала…

После свадьбы где-то полгода прошло. За это время молодые успели съездить на море, поменять машину.

— Наташ, а может быть, нам о третьем в нашей семье подумать? – как-то перед сном спросил жену Артём.

— О третьем? – сонно пробормотала Наташа, — милый, я не думала, что такой затейник.

— Да я о ребёнке, Наташка, — засмеялся Артём.

— А я уже напряглась, — встряхнув остатки сна, фыркнула она, — думаю нечего себе заявочки…

И они, мечтая о будущем, лежали в объятиях друг друга. Казалось, счастливей их нет никого на белом свете. За это время Артём сдружился со своей тёщей. Иногда казалось, что он уделяет больше времени ей, чем родная дочь то лекарства купит и завезет, то продуктов, то в поликлинику свозит, то кран в ванной починит. Да и много ещё чего. И частенько сидели они на кухне Екатерины Николаевны разговаривали о жизни.

Тёща всю жизнь проработала в школе, могла часами рассказывать про своих бывших учеников, коллег, ситуации разные смешные. А Артём слушал и улыбался. Хорошо ему было с этой женщиной. Как будто она его мама…

Наташа даже иногда на него обижалась – мол, к моей матери готов бежать по первому зову, так неправильно.

— Наташ, Екатерине Николаевне уже шестьдесят. Вроде и немного, но она же еле ходит из-за артрита, и давление с диабетом.

— Диабет? — удивилась Наташа, — это когда его обнаружили?

— Уже три месяца, — немного с укором ответил Артём, — а ты и не знала. Хотя, Екатерина Николаевна вроде бы тебе говорила по телефону. Я как раз у неё был.

— Да? Ну, может быть, у меня в последнее время на работе аврал. То проверки какие-то, то экскурсии без конца. Совсем голова кругом…

Артём лишь кивнул в ответ. А сам подумал, что Наташе, как дочери, всё равно надо бы внимания матери больше уделять. Он даже был не против, чтобы Екатерина Николаевна с ними жила – спросил ее об этим.

— Что ты, Артёмушка, — замахала руками та в ответ, — я с Наташей не уживусь. И вообще ты у неё спрашивал об этом?

— Нет, но разве она будет против родной матери?

— Вот и не спрашивай! – посоветовала теща, — пока ноги носят, одна буду, так всем спокойнее. А Наташа… Я же не смогу молчать, учить её начну, а у неё характер взрывной. Ругаться только будем.

Артёму удивительно было слышать такие слова Наталья ему казалась самим ангелом. Хотя это и не его дело…

Однажды они ехали с женой с дачи от друга после шашлыков. Артём немного выпил. Наташа была за рулём. Вообще-то Артём ей редко давал управлять машиной – неуверенно она водила, но тут такое дело. Да и дорога была свободная, субботний вечер…

— Наташ, сбавь скорость, — заметил Артём, — чего ты разогналась? Всегда же тихо едешь.

— Ну, надо же когда-то начинать! – засмеялась она, — расслабься, муженёк! Всё же в порядке! Она повернулась к Артёму…

— На дорогу смотри! – закричал он, — человек!

Наташа недоуменно посмотрела вперёд… и перепутала газ с тормозом. Резко прибавила – в следующую секунду прямо на пешеходном переходе она наехала на девушку…

Та отлетела в сторону и не шевелилась. Артём помог жене остановить машину.

— О, господи! – заплакала Наташа, вцепившись в руль, — она мертва.

Но Артём ее уже не слушал, побежал к пострадавшей. Та была жива, только без сознания. Артём вызвал скорую, полицию.

— Артёмочка, Артём, — рыдала Наталья на плече мужа рядом со сбитой девушкой, в ожидании врачей и гаишников, — я боюсь. Меня посадят. Нет, нет! Я не хочу.

— Тише, тише, — успокаивал Артём, — мы наймём лучших адвокатов. Главное, чтобы она выжила.

— Ты не слышишь меня? – вскричала Наташа, — Мне нельзя в тюрьму! Я беременна!

— Беременна? Почему ты молчала? — Да я сегодня вечером хотела об этом рассказать, сюрприз хотела сделать.

Артём обнял жену, он лихорадочно соображал – да, наезд случился по их вине, это явно срок. Наташе нельзя такие испытания пережить…

Он возьмёт всё на себя! Но он же выпил!?? И что теперь? Отправлять любимую, беременную его ребенком, за решётку?

Этого он не мог допустить. После всех разбирательств Артёма арестовали. Да, в его крови был алкоголь, пострадавшая в тяжёлом состоянии. Не было ни одного обстоятельства, смягчающего его вину. А потому судья на суде вынес строгое наказание шесть лет заключения в отбывании колонии общего режима. Из зала суда его уводили в наручниках. Наташи на процессе не было, Артём её понимал – не нужны ей эти переживания, чтобы на ребенке не отразилось. Его пришла поддержать лишь тёща.

— Артёмочка, держись! — крикнула она ему вслед.

— Екатерина Николаевна, следите за своим здоровьем, и пусть Наташа себя бережет, – ответил он.

И краем глаза он увидел, как Екатерина Николаевна робко крестит ему вслед…

Время на зоне потянулось медленно. Новые порядки, новая жизнь…

Трудно Артёму пришлось. И только письма из дома грели душу. Первые два месяца Наташа писала часто. Она и рассказала, что с той девушкой – пострадавшая выжила, но осталась инвалидом. Артём понимал, что вряд ли ему теперь можно рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Но его волновал и другой вопрос – как там сама Наташа, как ребёнок, кто у них будет?

Жена долго не отвечала, а потом пришло письмо…

«Я только начала забывать весь этот ужас, и ты вдруг опять спрашиваешь, — писала она, — после всех тех событий, мне было так тяжело. В общем, у меня случился выкидыш».

Как переживал Артём! И винил себя во всём. Вот зачем он тогда выпил, поддался на уговоры друга? Так бы доехали домой без проблем. Наташка была бы уже на шестом месяце…

Всё пошло прахом. И тут же брал себя в руки – ничего, всё пройдёт! Он обязательно выйдет, и у них с Наташкой все еще будет – и дети, и счастье. Вот только жаль ту незнакомую девушку, которая теперь инвалид. Но Артём решил, что обязательно попробует ей помочь. Вот только выйдет из тюрьмы.

Писала Артёму и Екатерина Николаевна. Её письма были такие душевные, добрые. Женщина по-матерински поддерживала Артёма, тревожилась – все ли у него в порядке.

«Не волнуйтесь за меня Екатерина Андреевна, — писал Артём, — всё у меня в порядке. Вы обязательно следите за своим уровнем сахара. Там, наверное, тест-полоски к глюкометру уже кончились, что я покупал. Вы уж не экономьте, купите…»

Он очень надеялся, что в его отсутствие Наташа будет больше внимания уделять Екатерине Николаевне – ведь мать же она ей. И ему за это время стала как мама. Артём наказывал в письмах Наташе чаще ездить к Екатерине Николаевне, та в своих письмах упорно молчала об этом — бывает она или нет…

А через год пришло письмо от тёщи. Его содержание потрясло Артёма.

«Милый мой, дорогой зять, сынок… Я бы была очень рада, если бы ты был моим ребенком. Грех такое писать, но иногда мне стыдно, что я родила Наташу. Когда вы с ней поженились, я думала, что она остепенилась. И вроде бы так и было. Но на деле оказалось, что нет. Артём, гулящая она у меня. Ещё со школы начала таскаться с мужиками. Я её и ругала, и даже раз по щекам отхлестала. Всё бесполезно. Не слушала она меня. Потому и сложные у нас с ней отношения были. Потом вот ты появился, и я думала, что все теперь изменится. Но нет! А когда тебя посадили, так вообще с катушек слетела – разные мужики ходят к ней… Молчать больше об этом не хочу. Понимаю, что тяжело тебе такое узнать. Но и уходить с таким грузом не хочу, потому как ты мне роднее дочери стал. Артём, я умираю. У меня тут два месяца назад опухоль обнаружили. Она очень агрессивна, быстро растет. В общем, врачи ничего сделать не могут. От силы мне еще месяц-два остался. Я сейчас в хосписе лежу. Вот пишу это письмо уже несколько дней. Тяжело сразу… Артём, я хочу тебя об одном попросить когда ты выйдешь, то съезди ко мне на кладбище и раскопай мою могилу. Ты всё поймёшь потом…»

Артём несколько раз перечитал письмо…

Измена Наташи, конечно, больно резанула. Но просьба тёщи…

Она от болезни что ли такое написала? А через некоторое время Артёма вызвал начальник колонии.

— Карасев, твоё дело отправляют на пересмотр, — сказал Анатолий Иванович.

— Почему? – удивился Артём.

— Там скрылись новые обстоятельства… Вот, Карасев, скажи честно, кто был за рулем в тот вечер?

— Я уже все сказал на суде, — Артём посмотрел в глаза начальнику, хоть какая была Наташа, но теперь что-то менять, лить на неё грязь он считал не по-мужски.

— Просто такое дело… Девушка, которая тогда пострадала, в себя пришла и вспомнила, что за рулём была женщина. Эта девушка настойчивая, за справедливость… В общем, добилась она, что твое дело заново будут расследовать. – начальник вздохнул, — и, Артём, если тебе если что есть сказать следователю, то скажи… Ты же нормальный парень, я вижу, что ты здесь случайно…

А потом его привезли в суд, где рассматривали повторно его дело. На судебном заседании была пострадавшая девушка, ее показания и стали решающими. А ещё запись…

Оказалось, что в магазине рядом с местом аварии работала видеокамера, и записи сохранились. Никто тогда этим не заинтересовался, да и зачем? Когда Артём сам всё признал. А вот Настя, как звали девушку, все это подняла. И на записи отчетливо был виден момент аварии, и кто за рулём…

Записи каким-то чудом сохранились…

— Я не могу жить спокойно, зная, что человек, который меня покалечил, спокойно живёт дальше, а невиновный человек в тюрьме, — объяснила она судье. — Я ведь тогда, когда переходила дорогу, видела, что на меня летит машина, где водитель — женщина. А потом мне сказали — что мужчина…. Я поняла, что произошла ошибка. Каждый должен сам отвечать за свои поступки!

Как же тогда Наташа выкручивалась, кричала, плакала, обвиняла во всем Артёма. А он молчал. Неприятно было видеть, что жена так себя ведет. А когда судья объявил, что дело направляется на доследование, Наташа чуть не лишилась чувств.

— Ты почему молчишь? – закричала Наташа Артёму, — неужели ты меня совсем не любишь? Это ведь ты был за рулём…

А Артём опустил глаза. Пусть каждый сам отвечает за свои поступки…

Вскоре его освободили, а Наталью взяли под арест. Вернувшись в свою квартиру, первым делом Артём принялся наводить порядок – Наталья не очень-то занималась в последнее время уютом. Нашёл несколько мужских вещей, явно не его.. Противно стало…

И он начал выкидывать в мусорный мешок всё, что напоминало ему о жене…

И тут он нашёл телефон Наташи. Почему-то решил включить его, немного покопался в нем и нашел одну удивительную запись – Наталья, видимо, случайно нажала на диктофон при разговоре с подругой из музея.

— Лена, а это понятливый доктор? – спрашивала Наташа, — мне надо, чтобы он написал мне справку про выкидыш, и языком не болтал.

— Не переживай, он всё сделает, — успокоила подруга, — главное деньги плати.

— Да там на карте мужа ещё осталось, — засмеялась Наталья, — не свои же я буду тратить на это…

— Не понимаю, зачем тебе вообще эта справка…

— Ну как зачем? Чтобы Артём верил и страдал там, в тюрьме, что вот такая несправедливая жизнь…. Вдруг захочет удостовериться – а я ему справочку…

И они обе весело засмеялись…

А Артём молча сжал кулаки, скрипнул зубами…

Значит, жена его и с ребёнком обманула. Екатерина Николаевна может быть и это знала, да только говорить не стала. Вспомнив о теще, Артём вспомнил и ее последнее письмо, и странную просьбу…

Решил поехать на кладбище…

Там его увидел сторож кладбища – Ивану Ивановичу уже было под семьдесят, но он, как ни странно, любил свою работу.

— Екатерина Николаевна? – вспомнил сторож, — да, я знаю, где она похоронена, а вы кто?

— Я зять.

— Так это вы…

Удивился старик, но почему-то попросил документы, удостоверился… И пока они шли по аллее к могиле, старик рассказал ему, что хоронили Екатерину Николаевну через социальные службы – дочка отказалась.

— Я ведь знал Екатерину, — вздохнул Иван Иванович, — я труды преподавал в школе, она — географию… Хорошая была женщина. Вот муж подлец – гулящий был, умер хоть рано, не мучил ее своими изменами. И дочка вся в него пошла. И мать ни во что не ставила. Катя ведь позвонила мне перед смертью и попросила забрать из квартиры одну вещь, и закопать ее на своей могиле. Сказала это зятю…

— Что за вещь?

— Сам увидишь. Я тогда предложил – может быть у меня пусть побудет, но Катя сказала, что в могиле целее будет, я ведь тоже не вечный…

Вот, пришли. Простой деревянный крест, фотография, где Екатерина Николаевна ещё молодая…

— Я немного могилку прибрал, венки поубирал, траву оборвал, дочка ведь совсем не ходит сюда… — объяснил Иван Иванович и протянул Артёму небольшую лопату, — вот, у креста немного подкопай.

— Зачем? – Артём до сих пор не мог поверить в происходящее, ерунда какая-то.

— Копай, а я покараулю.

И Артём неуверенно взял сапёрную лопатку. Буквально через пять минут лопата звякнула обо что-то железное.

— Да, да! – кивнул старик, — оно самое! Рой!

И вскоре Артём вытащил из могилы… шкатулку! Обтёр с неё землю и осторожно открыл ее. Да так и ахнул! Драгоценные камни, золото…

Столько он никогда не видел. И была небольшая записка…

« Артём, — писала Екатерина Николаевна, — эти все драгоценности – мои, они перешли ко мне по наследству. Наш род очень старинный, мои предки были дворянами. После революции прабабушка смогла сохранить эту шкатулку, и потом ее передала своим потомкам. Вот так ее и передавали, но никто ею не воспользовался. Я не хочу, чтобы после моей смерти Наталья бездумно растратила их. Поэтому и отдаю тебе, они твои! Знаю, что ты сможешь ими правильно воспользоваться».

Артём был в шоке – так вот для чего Екатерина Николаевна просила раскопать его могилу.

— Вы знали, что внутри? – Артём вопросительно посмотрел на Ивана Ивановича.

— Конечно, знал, — улыбнулся он.

– Удивлён, что себе не забрал? Катю я очень уважал… Да и наказала она мне взять оттуда пару украшений… Не переживай, моими внукам тоже теперь хватит на жизнь…

Артём аккуратно заделал могилу, немного посидел еще рядом. И пошёл прочь. Да, он знал, как он поступит с украшениями. Продать их было – делом не простым, но Артёму все же удалось. И часть этих денег он направил… Насте. Той самой девушке, которую Наташа покалечила. Артём узнал, что ей можно помочь, только на операцию требуется много денег. Деньги послал анонимно…

Но Настя как-то всё равно узнала и позвонила ему уже из клиники.

— Артём, спасибо вам, — сказала она, — я, когда вас только увидела в суде, поняла, что вы очень порядочный…

Они немного поговорили, Артём приободрил её перед операцией. Скрывать больше, что это он перечислил деньги, он не видел необходимости. А через несколько месяцев он встретил Настю из клиники. Девушка шла на своих ногах! И это было чудо! А потом они начали встречаться. К этому времени Артём развелся с Наташей и организовал свой собственный бизнес – дела пошли в гору.

Как-то Настя сама предложила помочь Наталье с УДО.

— Ты её простила? – удивился Артём, хотя, если честно мысли про УДО его тоже не покидали.

Ведь благодаря матери Натальи все так сложилось, как ни крути….

— Я простила… Тем более я теперь жива, здорова, счастлива…. – Настя задумалась, она ведь тоже знала про драгоценности, — А Наташа… Мне кажется, она уже сполна ответила за свой поступок. Сколько она сидит? Почти два года…

Артём нашёл хорошего адвоката, попросил заняться делом бывшей жены. И вскоре её выпустили по УДО. Артём больше видеть ее не хотел. Впрочем, Наталья тоже не горела желанием с ним общаться. Артём перевёл на её счёт приличную сумму денег с выручки от драгоценностей – бывшей жене должно было хватить на лет десять безбедной жизни, а если смогла бы ими правильно воспользоваться, то и навсегда. К слову, Артём из той шкатулки на Настю и на свой бизнес взял совсем немного. Остальное он всё же решил вернуть законной владелице…

Но не впрок пошли эти деньги Наталье, права была Екатерина Николаевна.

Через года, когда Артём вместе с Настей гуляли в парке, катая в коляске двухмесячного сына, произошла странная встреча.

— Что, гуляешь? Счастлив? – злобно крикнула он ему вслед какая-то женщина.

Артём обернулся, он сразу и не узнал в этой неопрятной крепко выпившей женщине свою бывшую красавицу-жену.

— Наташа? Ты?

— Я, — качнулась она, — Что плохо выгляжу?

— Ну как-то так… Как ты?

— А никак, — усмехнулась она и пьяно заплакала, — Артём, все меня бросили… Деньги мои потратили и бросили… И только ты меня любил по-настоящему…

Пьяная, она не соображала и потянулась к Артёму, но он отстранил ее, усадил на лавочку – пусть сидит, думает о своей жизни, потраченной впустую. А он пойдёт – его сын ждёт и жена. Вон Настя уже оглядывается… И Артём побежал к своей семье. А Наташа… Она сама во всём виновата.

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.