Судьба

У судьбы свои планы

— Привет, Руслан! — Михаил позвонил под конец рабочего дня. — Ты забыл, наверное, как твои друзья выглядят? Совсем зашился в своей клинике!

Руслан обрадовался звонку друга:

— Мишка, приятно тебя слышать! Я и вправду немного заработался. Давно не виделись, дружище!

— Так в чём проблема? — улыбнулся в трубку Михаил, — Затем и звоню. Давай вспомним молодость, оттянемся вечерок с ребятами.

— Я только «за». Сегодня?

— Давай сегодня. Тут в центре открылся не так давно замечательный клуб. Заметь, закрытый клуб. Только для избранных. Попасть туда можно исключительно по протекции. Абы кто с улицы не попадёт. Так вот, мы с тобой — избранные.

— Звучит интригующе. Хорошо, я действительно немного устал. Предложу Тамаре. Думаю, она будет не против.

— Ты погоди, не гони волну! — торопливо заговорил друг, — Забыл тебе сказать. Это чисто мужской клуб.

— Вот как! — присвистнул Руслан, — Ты меня подбиваешь на какое-то безумство?

— Безумству храбрых поем мы песню, как сказал Горький! — засмеялся Миша. — Развлечёмся. Ничего противозаконного.

— Хорошо, уговорил.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Руслан положил трубку и вышел из своего кабинета. Клиника, которую два года назад открыли они с женой Тамарой, быстро обрела популярность и теперь приносила стабильный доход. Впрочем, вполне заслуженно. В наше время, чтобы клиника пластической хирургии приносила прибыль было необходимо завоевать репутацию и иметь в своем штате талантливых и опытных хирургов. В этом деле они с женой были непревзойдёнными мастерами. Оба были блестящими специалистами. Они и познакомились в медицинском институте. Между молодыми студентами быстро вспыхнули чувства и превратились в стойкие, надежные отношения. Что немаловажно — прошло уже десять лет, как они женаты — а чувства не угасли. Напротив, только укрепились, благодаря дружбе и общему делу, которому они отдавались всей душой.

Он вошёл в кабинет с надписью «Главный врач» и увидел Тамару, поглощенную изучением какой-то информации на экране компьютера.

— Привет, любимая, — Руслан поцеловал супругу, — Нашла что-то интересное?

— Привет, Руслан, — улыбнулась Тамара, — Да вот, посмотри, новые веяния в косметологии. Думаю, может, нам в штат принять ещё и косметолога?

— Ну что ты, Тома, — уселся напротив жены Руслан. — Мы конечно несём красоту в массы. Но мы — не салон красоты. Мы коррекцией внешности занимаемся. И чаще по медицинским показателям. А дальше уже пусть продолжают в салонах. Такими темпами мы сначала косметолога примем, потом массажиста, потом визажиста и докатимся до парикмахера. Пусть лучше всё остается, как есть.

— Наверное, ты прав, — задумчиво оторвала взгляд от экрана Тамара.

Руслан залюбовался своей женой. Ей уже перевалило за тридцать. Но красота женщины только словно раскрылась, из яркой и броской превратилась в мягкую и женственную. Они любили друг друга трепетно и нежно. Бережно несли свою любовь через годы. Единственное, что омрачало их чувства — это невозможность иметь детей. В детстве Тамара перенесла тяжелую операцию, в результате чего осталась бесплодной. Руслан уже давно смирился с этой мыслью. А вот Томочка до сих пор переживает. Мужчина прекрасно это видел и утешал её:

— Выбрось из головы. Ну нет — значит, так предназначено судьбой. Не мы первые, не мы последние. Если захочешь — можем усыновить малыша. Или обратимся за помощью суррогатной матери. Но, по-моему, наше детище — клиника, и так отнимает у нас с тобой уйму времени, не хуже, чем ребёнок.

Тамара кивала, соглашалась, но в глазах читалась печаль и чувство потери.

— А ты чего это такой довольный? — улыбнулась Тамара.

— Мишка звонил, предлагает вечер провести вместе. Только в каком-то мужском клубе.

— Тот ещё затейник, Мишка твой, — женщина потянулась. — Так иди, развейся. Мы с тобой день и ночь вместе. Скоро надоедим друг другу хуже горькой редьки. И я от тебя отдохну. В бассейн схожу, поплаваю. Потом надену безразмерный халат, возьму вредных чипсов, закажу вредной пиццы, и буду получать удовольствие от телевизора, лежа на диване и рассыпая вокруг себя крошки.

— Ты так сексуально всё описала, что мне уже не хочется ни в какой клуб! — засмеялся Руслан.

— Иди, иди, не порть удовольствие размечтавшейся женщине!

Рабочий день уже подошёл к концу. Никаких операций или важных процедур не намечалось и Руслан отправился домой, с наслаждением принял ванну и выбрал одежду, чтобы было и солидно, и удобно.

Когда мужчина подъехал к зданию, в котором располагался закрытый клуб, Михаил уже ждал его у входа. Они обнялись и пожали друг другу руки.

— Ты, как всегда, с хирургической точностью, — пошутил Михаил.

— Привычка, — пожал плечами Руслан, — Ну что, показывай свое таинственное место.

Они постучали в неприметную дверь и Михаил показал открывшему охраннику что-то наподобие визитной карточки. Охранник расплылся в улыбке и пригласил:

— Добро пожаловать в мужской клуб!

Друзья спустились по каменным ступеням вниз и им открылся необычный вид. В полумраке огромного помещения были разбросаны небольшие кабинки, с мягкими креслами и резными столиками. Огромный бар сверкал огоньками. Бармен, видимо из профессионалов, поигрывал шейкером, подбрасывая и на лету открывая и разливая по бокалам коктейли. Так же виртуозно разливая и смешивая напитки из разных бутылок. Между кабинок сновали официантки — красивые молоденькие девушки, в одежде, которая, в общем-то ничего не скрывала. К ним подошла привлекательная женщина лет сорока, увешанная драгоценностями:

— Мишенька! Сколько лет, сколько зим! — улыбнулась она, — Что-то вы совсем о нас забыли!

— Знакомься, Руслан, это — владелица заведения — милейшая Катрин, — представил её Михаил, поцеловав женщине ручку, — А это мой лучший друг Руслан, прошу любить и жаловать.

— Рада знакомству, Руслан. Надеюсь, тебе все сегодня понравится и ты станешь нашим завсегдатаем.

Руслан кивнул и направился вслед за Катрин к дальней кабинке. Расположившись и сделав заказ, мужчины откинулись в мягких креслах.

— Интересно тут, необычно, — проговорил Руслан, оглядываясь вокруг.

— Это только начало, — довольно усмехнулся Михаил, — Дальше будет ещё интересней. Тут есть всё. Любое развлечение на самый притязательный вкус.

— Как твой бизнес? Процветает? — перевел разговор Руслан, — Когда вторую гостиницу будешь открывать?

— Всё так хлопотно, — признался друг, — Вроде всё уже готово. А всё какие-то заморочки. У меня же нет такой подруги жизни, как твоя Томочка. Везде кручусь один.

— Так в чём проблема? Ты у нас знатный ловелас, — засмеялся Руслан, — Чего до сих пор не женился?

— Легко тебе говорить, — вздохнул Михаил, — А я как представлю, что каждый день долгие годы буду видеть одно и то же лицо, слышать один и тот же голос — прямо выть от тоски хочется! Это тебе с женой повезло. Сразу попал в десятку! А мне пока не везёт. Да и, честно сказать, не хочется ограничивать себя в прелестях холостой жизни. Ты только посмотри — сколько в жизни ещё интересного и непознанного!

Михаил развёл руками, словно показывая мир вокруг себя.

Тут подошла молоденькая официантка, неся поднос с заказанной выпивкой и закуской.

— Ба, да у нас новенькая! — пропел Михаил и обратился к другу, — Теперь понимаешь, о чём я? Пока на свете существуют такие ягодки — мир не будет скучным!

Подошла хозяйка заведения:

— Вы всем довольны? — поинтересовалась она, — Если что-то будет нужно, я рядом.

Официантка расставила бокалы, напитки и закуску и, улыбнувшись, ушла. А Михаил тут же обратился к хозяйке:

— Катрин, это что за цветочек? Новенькая? Прямо нераскрывшийся бутон!

— Ох, Мишель, сразу заметил, — засмеялась Катрин, — Новенькая. Неделю только работает. Не хочется пугать недотрогу. Пока всему обучаю. Правда, подробностей ещё не знает. Пусть немного пообвыкнется.

— Так в чём проблема? Я и научу!

Они понимающе переглянулись и Катрин отошла от их кабинки.

— Вы сейчас о чём это говорили? — не понял Руслан, — Тут что, публичный дом?

— Давай выпьем, дружище, и я тебе по порядку обо всём расскажу.

Друзья выпили и немного расслабились.

Из динамиков звучала негромкая не напрягающая музыка. Вокруг царил полумрак. Кабинки освещались рассеянным светом откуда-то из невидимых глазу светильников. Всё настраивало на спокойный отдых.

— Ну как? Нравится? — уловил настроение друга Михаил.

— А знаешь, очень даже нравится, — ответил Руслан, — Ничего не напрягает, хочется сидеть так долго-долго. Успокаивает и отвлекает от быта и трудовых будней. И обслуживание на уровне. Вроде и движение вокруг, а всё тихо и спокойно. Действительно, отдыхаешь.

— Это ещё что! — подхватил Михаил, — Дальше начнется самое интересное! Будет яркое незабываемое шоу!

— Только не говори, что будет стриптиз, — недовольно поморщился Руслан, — Все впечатление испортишь!

— Ну вот ещё! — рассмеялся друг, — Стриптизом сейчас никого не удивишь. У Катрин заведение классом повыше. Поэтому такое дорогое. Развлечения — на любой вкус. Хочешь — сходим на первый этаж — там игорный зал. Блэк джэк, рулетка и всё такое. Есть биллиардная, комната с кальяном. А на втором — сауна и огромный выбор средств для расслабления.

— Интересно. Ладно, позже расскажешь. Чувствую, что-то начинает происходить.

Действительно, во всем зале стал медленно приглушаться свет и затихать музыка. Наконец, стало совсем темно и тихо. Даже посетители замолчали в предвкушении. Вдруг резко вспыхнул мигающий свет сотен светильников и Руслан в изумлении обнаружил, что перед каждой кабинкой стоит танцовщица в экзотическом наряде — сверкающий лиф, обшитый сотнями монет и легкие шаровары на бедрах, оставлявшие открытым живот. Резко заиграла зажигательная восточная мелодия и танцовщицы начали фееричный танец живота, извиваясь и раскачиваясь, ритмично вздрагивая плечами и плавно двигая руками. Профессиональные танцовщицы восточного танца живота медленно подходили к посетителям и тут же отбегали, словно маня за собой. Зрелище было незабываемым и восхитительным. Наконец, музыка резко оборвалась и свет выключился. Все снова очутились в полной тишине и темноте. И вот постепенно полилась тихая музыка и начал зажигаться свет. Восточных красавиц уже и след простыл. Все посетители зааплодировали и закричали:

«Браво!»

— Ну как тебе? — довольно спросил Михаил.

— Слов нет! — покачал головой Руслан, — Прямо скажу — неожиданно и восхитительно.

— А я тебе что говорил? Не жалеешь, что пришёл?

— Ладно-ладно, молодец, удивил. Что дальше?

— Ну дальше — выбирай сам. Я тебе уже перечислил, что тут есть. Хочешь, пойдем в рулетку судьбу испытаем. Хочешь, в сауне попаримся. Сегодня ты — мой гость.

— Нет, Миша, я как-то равнодушен к азартным играм, — отказался Руслан, — А вот в биллиард я бы с удовольствием поиграл.

— Как скажешь, старик, — согласился Михаил, — В биллиард, так в биллиард. Пойдём, покатаем шары.

Они поднялись на второй этаж и прошли в небольшую комнату со столом, покрытом зелёным сукном. Стол был только один. Рядом диванчик, столик и кресла.

— А что, больше желающих нет? — удивился Руслан.

— Разумеется, есть, — с гордостью первооткрывателя ответил Михаил, — Просто тут ценят уединенность. Это не единственный кабинет с биллиардным столом. Так что не переживай за других клиентов. Всё схвачено.

Они лениво толкали кий, загоняя очередной шар лузу. Разговаривали обо всём и ни о чём. Расслабленно сидели на диванчике. И Руслан с благодарностью сказал другу:

— Ну, Мишка! Угодил так угодил. По-моему, я давно так не отдыхал! Словно заново родился!

— Да ты не торопись, старина, — проговорил Михаил с загадочной улыбкой, — Вечер только начинается.

Он нажал на кнопку где-то сбоку столика и в кабинет вошла официантка. Та самая, что подходила к ним в зале.

— Ну что, молодая-симпатичная, как зовут тебя? — обратился к ней Михаил.

— Валентина, — смущённо представилась девушка.

— Как тебе здесь работается? — поинтересовался Миша.

— Нормально. Не очень тяжело. И зарплата приличная, — доверчиво поделилась Валентина.

— Вот и славно, — удовлетворенно сказал Михаил, — Пойдём на второй этаж? Я сегодня очень щедрый. Заработаешь месячную зарплату.

Руслан удивленно прислушивался к разговору, но не вмешивался. Видимо, здесь так принято. Так он и понял, не обошлось без интимных услуг! Как же иначе, наверное, это — изюминка ночного клуба. Между тем девушка в ужасе отпрянула от взявшего её за руку Михаила:

— Вы что себе позволяете? Отпустите немедленно! Я сейчас закричу!

— Ты не переигрывай, красотка, — плотоядно ухмыльнулся Михаил, — Будто не знаешь, где работаешь! Я такие бабки плачу не за бокал коньяка. Выпить я и дома могу.

Он схватил девушку за плечи и потащил к выходу. Валентина извивалась и уже билась в истерике. Руслан непонимающе наблюдал, не зная, что предпринять. Возможно, это очередная фишка заведения? Вдруг в дверях появилась Катрин.

— Что происходит? — спросила она.

— Катрин, твоя девушка ведёт себя неподобающе! — Михаил недовольно достал платок и вытер расцарапанную руку.

— Валентина! — строго обратилась Катрин к девушке, вытиравшей слёзы, — Ты что о себе возомнила? Ты прекрасно знала, куда пришла работать! Не нужно строить из себя святую невинность!

— Неправда! — отчаянно закричала девушка, — Я официанткой устраивалась, а не проституткой!

— Не говори ерунды! — зло прошипела хозяйка, — А ну, марш на второй этаж! И постарайся меня не расстраивать! Не то сейчас вызову охранника и ты запоешь по-другому!

— Эй, вы! — Руслан поднялся с дивана. До него, наконец, дошло, что происходит. — Немедленно отпустите девушку!

— Ты что, дружище, — повернулся к другу Михаил, — Это же одна из услуг клуба. Не обращай внимания!

— То, что ты называешь услугой — выглядит, как попытка изнасилования, — резко ответил Руслан, — Не ожидал от тебя, Миша! Тебе мало женщин, согласных на всё? Что с тобой случилось? Ты ведёшь себя, как пресыщенный мерзавец, дорвавшийся до запретного! Отпусти девушку!

Михаил растерянно выпустил руку девушки и пробормотал:

— Прости, дружище, я что-то реально переборщил. Видимо, выпил лишнего.

— С тобой потом поговорим, — бросил Руслан, — Собирайтесь, Валентина, я отвезу вас домой!

Девушка бросилась к выходу.

— Вы не подумайте, Руслан, что у нас такое часто происходит, — заискивающе улыбнулась Катрин, — Я была уверена, что Валентина прекрасно обо всём осведомлена. Просто набивает себе цену. Обещаю, такого больше не повторится. Я буду внимательнее выбирать себе персонал! Вы не оставляйте плохого мнения о моём клубе. Надеюсь, мы ещё не раз встретимся и забудем про это недоразумение!

Руслан молча отвернулся и дождался возвращения Валентины.

— Пойдём.

Руслан протянул девушке руку и вывел её из кабинета, через зал, к выходу. И открыв дверцу автомобиля, помог сесть Валентине на заднее сиденье. Сам подошёл с другой стороны и сел рядом. Видимо от пережитого потрясения, Валентина вдруг резко, как-то отчаянно разрыдалась и прижалась к груди Руслана. Мужчина растерялся, но обнял девушку и, похлопывая по плечу, мягко произнес:

— Ну-ну, успокойтесь. Всё уже прошло. Не переживайте так.

— Ну почему? — Валя в слезах подняла голову и посмотрела прямо в глаза Руслана, — Почему всё так плохо?! Что я такого сделала в прошлой жизни, что в этой мне так не везёт? Понимаете? Я очень устала. Морально. Я больше не могу всё это нести в себе!

— А вы расскажите мне всё, — предложил мужчина, — Необходимо выговариваться. Поверьте мне, как доктору, нельзя все эмоции и переживания держать в себе. Это чревато последствиями для здоровья. Нехорошими последствиями. И не только психическими.

— Да, — кивнула Валентина, — Я расскажу. Вы добрый. А вам не нужно домой?

— Я никуда не тороплюсь, — успокоил её Руслан, — Говорите.

И Валентина начала своё невесёлое повествование…

Валя росла в дружной семье, где мать и отец очень любили друг друга. Семья была не богатой. Средний класс, по общепринятым стандартам. Мама — бухгалтер на заводе. Папа — бригадир строителей. На самое необходимое средств хватало. Валечка была одета, обута, не хуже других детей. И баловали её родители, покупали не особенно дорогие гаджеты, игрушки. Мать даже ухитрялась за год сэкономить определенную сумму, чтобы они всей семьей могли на летние каникулы отправиться отдыхать куда-нибудь на море. Не за границу, разумеется. Но всё-таки на море они купались и на пляже загорали. Родители даже ухитрились купить автомобиль отечественного производства. Тоже по приемлемой цене. Так Валя и выросла. Девушка уже готовилась поступать в институт. Но тут неожиданно грянул гром…

В тот день Валя осталась дома, решив позаниматься. И отец с матерью, попрощавшись, поехали за город, где присмотрели себе небольшую дачу. На приобретение дачи почти два года откладывалась определенная сумма.

— Вы знаете, — продолжала девушка, — Когда я отказалась ехать, мама так грустно, как-то с укором, посмотрела на меня и сказала: — Доченька, может всё-таки вместе с нами поедешь? А я равнодушно так ответила: — Нет уж, езжайте сами. Мне там делать нечего. Справитесь без меня. Понимаете? Это были последние слова, которые я сказала маме. Не про то, как я её люблю. Не про то, как она мне дорога. Получилось так, будто учёба мне была важнее, чем моя мамочка. Больше я её живой уже не увидела.

Валентина всхлипнула и снова разрыдалась.

— Что же случилось с вашей мамой? — тихо спросил Руслан.

— Они разбились в аварии. Я сидела дома и уже наступил вечер, а родителей всё не было. Я стала переживать, нервничать. Не могла дозвониться ни до отца, ни до матери. Уже не представляла, что делать. Когда, наконец, телефон отца ответил чужим голосом: — Алло, кто это? — это был полицейский. Я представилась и спросила, где папа и мама. Он ничего конкретного не ответил и попросил приехать в отделение. И ни на какие вопросы отвечать не стал.

Девушка уже была на грани нервного срыва от неизвестности и острого предчувствия беды. Она бросилась ловить такси и очень скоро вошла в отделение. Там она бросилась к окошку и спросила дежурного:

— Мне велели приехать сюда. Где мои родители?

Уточнив у девушки фамилию, дежурный вызвал следователя. Тот пригласил её в свой кабинет. Валентину уже сотрясала крупная дрожь. На неё обрушилось чувство неотвратимой катастрофы, которая перевернет всю ее жизнь. Так и случилось. Следователь предложил девушке присесть и мягко произнёс:

— Ваши родители попали в автомобильную катастрофу.

— Они живы? — не в силах сдерживаться от рвущегося наружу страха закричала Валентина.

— Ваш отец жив, но в критическом состоянии, — ответил следователь и замолчал.

— А мама? Где моя мама?

— Мне очень жаль, Валентина, — неловко погладил девушку по плечу следователь, — Вашей мамы больше нет. Она погибла.

Эти роковые слова: «вашей мамы больше нет» навсегда врезались в память и душу девушки. Этот страшный вечер разделил жизнь семнадцатилетней Валентины на «до» и «после» катастрофы.

Отец был в коме почти месяц. Девушка сама похоронила маму. Ей пришлось узнать изнанку всех хлопот, связанных с моргом, бюро ритуальных услуг и похоронами. Она не проронила ни слезинки всё время, пока занималась погребением. А когда вернулась с кладбища в пустую квартиру, дала волю слезам и оплакивала маму несколько дней, совсем не выходя из дома. В себя Валентину привела мысль о том, что отец всё ещё жив и ему требуется её помощь. Девушка собрала волю в кулак и отправилась в больницу.

Начались тяжелые дни и недели ожидания, когда отец выйдет из комы и надежды на его выздоровление. Когда отец пришёл в себя и увидел рядом дочь, первыми словами было:

— Где мама? С ней все в порядке?

Когда дочь горько покачала головой, Владимир Сергеевич снова потерял сознание. Видимо мысль о потере любимой супруги стала для него невыносимым ударом. И все заботы об отце легли на плечи девушки. О поступлении в институт пришлось окончательно забыть. Как оказалось, у Владимира Сергеевича был поврежден позвоночник. Мужчина оказался в инвалидной коляске. Денег стало катастрофически не хватать. Отцу требовались дорогие лекарства, процедуры. Все эти траты, включая коммунальные услуги, легли на плечи молодой девушки. А ведь ещё нужно было покупать еду и одеваться! Валя устроилась работать курьером. День напролёт она бегала по всему городу с поручениями. И при этом получала сущие копейки. Отец получал пенсию по инвалидности, совсем крошечную. Такая борьба за существование вконец измотала девушку. Однажды вечером в дверь позвонили. Валентина, еле передвигая ноги от усталости, пошла к двери, раздумывая, кто бы это мог быть. На пороге стояла Верочка, одноклассница и подруга детства. Вера выглядела сногсшибательно: дорого и стильно одетая, с прической и макияжем, словно только что из элитного салона красоты.

— Привет, подруга, — просияла Вера и нахмурилась, — Что это с тобой? Ты заболела?

— Привет, — ответила Валентина, — А что, так плохо выгляжу?

— Да уж не цветешь, — кивнула Вера, — Выглядишь лет на тридцать!

Валя обессиленно упала в кресло и рассказала подруге, насколько тяжело ей приходится. Вера посочувствовала:

— Бедняжка, устаёшь наверно, как каторжная?

— Да ладно, что толку жаловаться на судьбу, — махнула рукой Валя, — Ты-то как? Замуж удачно вышла что ли? Выглядишь, как картинка с обложки глянцевого журнала!

— Чего сразу замуж? — усмехнулась подружка, — Туда я ещё лет десять не собираюсь. Спешу взять от жизни всё. Но с материальным положением у меня и вправду всё в порядке.

— Хорошую работу нашла?

Валя прекрасно знала, что одноклассница не собиралась никуда поступать. Разве что в училище, на парикмахера или продавца. На большее она была не способна. Ещё в школе, чтобы у Верочки была твёрдая троечка, Валентине приходилось постоянно подтягивать подругу по всем предметам.

— Работа и вправду хорошая. Официанткой работаю.

— Да ладно! — не поверила Валя, — И где это официанткам платят столько, чтобы выглядеть, как ты?

— Ну конечно не в кафе или придорожном трактире, — рассмеялась Вера. — Там я могла бы заработать только больные ноги и поясницу. Бери выше. Работаю в одном закрытом, но жутко популярном клубе.

— И от кого он закрыт? — улыбнулась Валя, — От посетителей?

— От женщин, балда! Закрытый мужской клуб.

— Так что же там есть такого, что он закрытый? Наркотики и проститутки?

— Неправильно ты понимаешь, Валька! — приняла таинственный вид Вера. — Там отдых для богатых и солидных мужчин на все вкусы. Есть биллиардные, кальянные, сауны с массажем. А в ресторане — запредельные цены, но народ прямо валом прёт. И попасть с улица никто чужой не может. В клубе вход строго по визитным карточкам. Если кто-то из постоянных клиентов захочет кого-то пригласить, то отдаёт ему такую карточку. Тогда вход открыт. А так — ни-ни. У нас всё на высшем уровне. даже бармен — победитель на каком-то барменском чемпионате. Тоже деньгу зашибает — будь здоров! А если бы ты видела, какая там вечерняя шоу-программа! Экзотические восточные танцы! Профессиональные танцовщицы!

— Верка, — загорелись глаза Валентины, — А можно и мне попасть к вам на работу? Я тоже официанткой работать могу!

— Я поговорю с Катрин, это наша хозяйка, — пообещала Вера, — Если что — сразу позвоню. Только предупреждаю. Есть один нюанс. У нас очень специфическая униформа. Ну то есть, одежды совсем мало. Что надо — прикрывает. Но не больше. Что поделаешь, такое заведение.

— Да и ладно, — отмахнулась Валя, — Чем-то всегда приходится жертвовать.

Подруги ещё немного пообщались, попрощались и Вера ушла. А Валентина впервые за долгое время легла спасть согретая какой-то надеждой…

Подруга позвонила через несколько дней:

— Валька, бросай всё и лети ко мне, — радостным голосом прокричала она в трубку, — Я поговорила с Катрин, показала ей твою фотографию, сама понимаешь, у нас свои особенности. Ты ей понравилась и она пригласила тебя на собеседование.

Вне себя от предчувствия перемен к лучшему, Валентина бросилась по адресу, продиктованному подругой.

Клуб произвёл на девушку колоссальное впечатление. Начиная с роскошной обстановки, заканчивая подсмотренными в меню астрономическими ценами. Сама хозяйка выглядела, как императрица. Она оглядела Валентину с ног до головы и осталась довольна:

— Ты мне подходишь, — сказала Катрин, — Можешь выходить прямо сегодня вечером. Жду в восемь.

Так Валентина стала официанткой в закрытом мужском клубе. Проработав там всего неделю, девушка смогла купить отцу лекарств на целый месяц! Валентина повернула заплаканное лицо к Руслану:

— Но я честное слово не знала, что от меня будут требовать интимных услуг! Я не проститутка! Что же мне делать? Как жить дальше? Я так устала от всего! От нехватки денег, от этой проклятой жизни! И папу так жалко! Он ведь погибнет без моей помощи!

И девушка зарыдала так безутешно и горько, что в душе Руслана все перевернулось от жалости к ней. Он обнял её и поцеловал. А Валентина и не сопротивлялась. Только доверчиво прижалась к мужчине, неловко обняла его за шею и ответила на поцелуй…

С того вечера жизнь Руслана словно раздвоилась. Пару вечеров в неделю он выкраивал время и встречался с Валентиной в гостинице Михаила. Тамаре говорил, что идёт отдохнуть с другом и весь вечер проводил со своей молодой любовницей. Мужчина не понимал, что с ним происходит. Ему нравилась девушка, но он прекрасно понимал, что у них нет будущего. Он любит Тамару и никогда от неё не уйдёт. Но и от встреч с Валей не мог отказаться. А признаться девушке, что он женат, не хватало решимости. Вскоре паутина лжи настолько обволокла его, что стало трудно дышать. Руслан силился и никак не мог найти выход из сложившейся ситуации. Он плохо спал, постоянно находился в таком напряжении, что Тамара обратила на это внимание:

— Что с тобой, Руслан? — как-то спросила жена, — Ты стал невнимательным, рассеянным. Хирургу это может дорого стоить.

— Всё в порядке, Томочка, просто немного устал.

«Больше так продолжаться не может, — решил мужчина, — Это какой-то порочный круг. И я должен его разорвать!»

Сегодня он во всём открыто признается Валентине и завершит их отношения.

Вечером девушка уже ждала его в номере гостиницы. У порога она с сияющим лицом бросилась Руслану на шею:

— Любимый! У меня для тебя сюрприз! Ты должен быть на седьмом небе от счастья!

Руслан мягко оторвал руки девушки и заставил её сесть в кресло.

— Погоди, Валечка, мне нужно серьёзно с тобой поговорить!

— А вот и нет, — счастливо рассмеялась Валя, — Я первая! Смотри, что у меня есть!

И девушка помахала перед лицом любимого тестом на беременность:

— Ты скоро станешь папой! И мы сможем быть вместе всегда!

Валя вдруг увидела ошарашенное лицо любовника и растерянно спросила:

— Ты не рад?

— Валечка, послушай меня, — мужчина попытался взять себя в руки, — Я не могу на тебе жениться. Я давно женат. И счастлив в браке. Прости меня, что не сообщил сразу. Но я люблю свою жену. Ты не беспокойся. Я оплачу твою операцию. И буду материально помогать тебе, пока ты не найдёшь достойную работу и не встанешь на ноги…

Девушка окаменела. Ей казалось, что перед ней открылась пропасть и она летит в бездну, не в силах остановиться. Наконец она произнесла шёпотом, боясь, что сейчас внутри что-то сломается и она уже не сможет дышать:

— Уйди. Просто развернись и выйди из номера и из моей жизни. Молча. И не оборачиваясь.

Руслан тяжело встал и направился к двери. Перед дверью он достал из портмоне всю имеющуюся наличность и положил на столик и вышел, чувствуя себя раздавленным и виноватым…

В тот вечер он впервые в своей жизни напился так, что даже Тамара испугалась:

— Ты заболел? Что случилось? Я никогда не видела тебя в таком состоянии!

— Всё нормально, Тома, — пьяно улыбался супруг, — Настолько нормально, что даже противно в зеркало на себя смотреть!

На следующий день Тамара настояла на том, чтобы они вдвоем улетели за границу:

— С тобой что-то происходит, Руслан, — говорила она, — И мне это не нравится. Мы немедленно улетаем. Расслабляемся, отдыхаем, перезагружаемся и начинаем всё сначала. Ты просто переутомился.

Руслан был не в силах сопротивляться. Он уже махнул на всё рукой.

Месяц на курорте пролетел незаметно. Мужчина стал понемногу приходить в себя и даже подумал:

— В принципе, это удачно, что я уехал. Так Вале будет легче пережить наш разрыв. Она молодая, красивая девушка. Сможет ещё родить, когда встретит молодого достойного парня и выйдет замуж. Денег я ей оставил достаточно. Хватит и на прерывание беременности, и на реабилитацию. Останется еще и на уход за отцом и на первое время. Если будет необходимо — дам ещё.

И тут же проклинал себя последними словами за малодушие и трусость.

Они с женой вернулись в свой город и жизнь вернулась в свою колею. Постепенно Руслан с головой окунулся в любимую работу и стал реже вспоминать о своём предательстве. А через полгода случилось то, что перевернуло всю его жизнь. И не только его…

В тот вечер он задержался в клинике и Тамара поехала домой одна. Руслан ещё заполнял истории болезни, когда вдруг зазвонил телефон. Звонила жена:

— Руслан, немедленно приезжай домой, — в голосе Тамары звучали какие-то незнакомые нотки, от которых мороз пробежал по коже.

— Что с тобой, Томочка? — забеспокоился Руслан, — У тебя всё нормально?

— Не нормально, — ответила жена и отключила телефон.

Предчувствие надвигающейся беды накрыло мужчину с головой и он бросился домой. Едва войдя в дом, он сразу понял, что случилось что-то непоправимое и сердце сжалось от страха:

— Что, Тамара? — кинулся он к жене, сидевшей в кресле неестественно прямо от напряжения.

Она оттолкнула руки мужа с какой-то брезгливостью и тихо произнесла:

— Полчаса назад позвонили из родильного дома. Умерла некая Валентина. При родах. Она оставила твой домашний номер телефона, как контакт в случае чрезвычайной ситуации.

Кровь бросилась в голову Руслана. Он упал в кресло и потрясенно уставился на жену:

— Как это — умерла? При каких родах?

— Так ты не будешь уверять меня, что произошла какая-то ошибка? И то слава Богу.

Тамара медленно опустилась в соседнее кресло и приказала:

— Рассказывай. Всё рассказывай. И не смей мне лгать.

— Тамара, я не могу, — Руслан закрыл лицо руками, — Это так гадко. Я конченный мерзавец. И даже не надеюсь, что ты меня простишь.

— Об этом в следующий раз. Теперь речь о другом. Расскажи мне о Валентине.

Мужчина немного помолчал, собираясь с духом и, наконец, начал свой рассказ. С каждым словом, поначалу дающимся с огромным трудом, Руслан постепенно раскрывался и уже не останавливаясь, выплескивал свое повествование, полное горечи и стыда, прямо на Тамару. Жена слушала, застыв и не перебивая, только глаза становились всё темнее и плечи опустились, будто от навалившегося нестерпимо тяжелого груза. Высказав всё, что накипело, рассказав про свой грех и про бедную девушку, Руслан почувствовал себя полностью опустошенным. Он откинулся в кресле и закрыл глаза.

— Я рад, что в конце концов тебе во всём признался. И я пойму, если ты меня не простишь. Я виноват кругом. И перед тобой, и перед Валентиной.

— Да о чём ты сейчас говоришь, Руслан? — вдруг вскричала женщина, — Какое прощение, какая вина? Ты что, не понимаешь, что произошло?! Девушка умерла при родах! Умерла, слышишь? Её нет больше! Она рожала твоего сына, понимаешь? Твоего! Сына!

До мужчины начала доходить вся правда и он побледнел:

— Сын? Ребёнок остался жив? Как же так? Что же мне делать?

Тамара с трудом встала и, не глядя на мужа, произнесла:

— Мне сейчас нужно побыть одной. Ты уходи, пожалуйста. И не звони мне, пока я не буду готова к разговору…

Руслан вышел из дома и потерянно побрел в сторону гостиницы Михаила. Друг, предупрежденный звонком, уже ждал его у входа в гостиничный комплекс. Увидев, насколько подавлен Руслан, Михаил, не говоря ни слова, повел его прямиком в ресторан. В отдельной кабинке для вип-персон, Миша заказал официанту много выпивки, закуски и обратился к Руслану:

— Дружище, я в первый раз вижу тебя таким раздавленным, убитым. Может, поделишься?

— Валя умерла, Мишка.

— Вот как? — удивился друг, — А от чего? Она была больна? Вы же вроде расстались?

— Эх, старина! — Руслан опрокинул стопку и грустно покачал головой, — И какой чёрт меня дернул идти с тобой в тот закрытый клуб? Ну какого рожна мне это было нужно? Всё ведь в жизни моей было тихо, спокойно. Я был так счастлив с Томкой! Я даже не подозревал раньше, что бывает так хорошо, живя много лет с одной женщиной. Просто принимал, как данность, как само собой разумеющееся. Какой же я был идиот, что не ценил простые семейные радости. А теперь?

Он устало махнул рукой и снова выпил.

— Я понимаю, что виноват, — Михаил сочувственно улыбнулся, — Втравил тебя в эту историю. Но причём тут твоя семья? Почему умерла Валентина? Расскажи всё по порядку.

— Мишка, я порвал с Валей как раз в тот момент, когда она забеременела. Но совсем не из-за её положения. хотя это только все усложнило. Я просто больше не мог обманывать Валю, обманывать Тому, обманывать самого себя. Понимаешь, Миша? А получилось, что я бросил её беременную. А ей и так приходилось не сладко. мать погибла, отец — инвалид. Опять-таки, с работой пролетела, не без твоего участия, как ты помнишь. А потом я — весь такой рыцарь в сияющих доспехах. Воспользовался ситуацией, её беспомощностью, она была так уязвима в своих переживаниях. И я, как последний кобель!..

— Так, хорош, успокойся, у тебя уже чувство вины зашкаливает! — испугался Михаил, — Толком говори, что делать собираешься?

— А чё делать-то, Мишка? Она родила ребёнка. Сына. А сама умерла. И узнал я обо всем от Тамары! Где теперь ребёнок? Что мне делать? Я просто в шоке от происходящего.

— Ты, Руслан, не гони волну, — успокаивающе сказал Миша, — Не собираешься же ты ребёнка забрать? Кто его будет воспитывать, нянчится и кормить? Не думаешь же ты, что Томка тебя простит и заберет твоего ребенка?

— Миша, ты не понимаешь! — отчаянно вскричал Руслан, — Я уже и так всё испортил! Я испортил жизнь молодой девушки, она умерла! Я предал нашу семью с Тамарой! И главное — на свете существует малыш, мой сын! Я люблю Тамару. Я дорожу нашей семьей. Если нам придется расстаться — я потеряю половину себя. Но выбор другой я не могу сделать. Этот ребёнок не должен жить где-то без меня. Мама умерла, рожая его на свет. И я не сделаю ему больнее, оставив его на произвол судьбы или органов опеки.

— Не горячись, Руслан, остынь, — Михаил попытался разрядить обстановку, — Сначала все обдумай хорошенько! Давай сделаем так. Ты оставайся у меня столько, сколько тебе нужно. А уж война план покажет. На том и порешили.

Посидев ещё с полчасика, Руслан встал и извинился перед другом:

— Прости, Мишка, собеседник из меня сегодня никакой. Пойду лягу.

На утро Руслан проснулся на удивление свежий, бодрый и безо всякого чувства похмелья. Он поднялся, принял душ и съел завтрак. Всё делал чётко, размеренно, спокойно. Да и чего беспокоиться? Ведь он уже все для себя решил. Мужчина позвонил в свою клинику и попросил администратора передать Тамаре, что он сегодня не придет в клинику. На что изумлённый администратор ответила:

— А ваша супругу сама позвонила чуть раньше и предупредила, что её не будет!

— Неужели? — удивился Руслан, — В таком случае, пусть заместитель и персонал сами со всем справляются.

Он попрощался и выключил телефон. Теперь предстояло самое трудное. Мужчина принялся планомерно объезжать все родильные дома, пытаясь найти малыша. Как и полагается в таком случае, нужный роддом оказался самым последним. Вбежав по ступенькам, Руслан вошёл в кабинет главврача и не поверил своим глазам. У стола заведующего отделением сидела его жена, его Тамара!

— Тома, ты что здесь делаешь? — спросил Руслан.

— По-видимому то же, что и ты, — спокойно ответила Тамара, — Интересуюсь судьбой ребёнка и матери.

— Доктор, где мой сын? — нетерпеливо повернулся Руслан к врачу.

— После трагической смерти Валентины, мы передали ребёнка в дом Малютки. Под попечение органов опеки. Ребёнок совершенно здоров. Тут его оставлять не было необходимости. Да, отцом ребёнка Валентина указала вас.

— А… Валентина? — чуть запнувшись, спросил мужчина, — Я знаю, её отец — инвалид-колясочник. Кто же её похоронил?

Доктор пожал плечами:

— Государство, по всей видимости. Я не уточнял.

— Спасибо, доктор. Пойдём, Руслан.

Тамара взяла мужа под руку и они вышли вдвоём из родильного отделения.

— Том, у меня нет слов! — Руслан с благодарностью взглянул на жену, — Так ты меня простила?

— Этот вопрос мы с тобой ещё не раз обсудим, — вздохнула женщина, — Пока есть дела гораздо важнее твоих чувств или моей задетой гордости. Нужно найти малыша.

— Как же мне повезло с тобой! Ты такая великодушная!

Супруги сели в автомобиль и поехали в дом Малютки.

Среди всех грудничков, Руслан почему-то сразу, без колебаний понял, кто его сынишка. И не ошибся.

— За эти несколько дней, что он был у нас, — делилась с ними нянечка, — мы прозвали мальчишку Тихоном. Ну чистый ангел! Самый тихий младенец.

Руслан взял сына на руки и голова закружилась от переполнявших его эмоций.

Сын! Мальчик! Его родной!

Тамара занималась заполнением необходимых документов, улаживала все бюрократические проволочки. Наконец, учитывая трагическую ситуацию, ребёнка отдали в семью Руслана и Тамары. Теперь всё своё свободное время Руслан проводил с ребёнком. Тамара приняла его сына. Но не особенно им занималась.

Супруги ещё не раз обсуждали всё произошедшее и Руслан неоднократно признавал своё предательство, свою постыдную неверность и постоянно просил прощение. Женщина снова и снова прощала мужа. Понимала, входила в положение. Всё стало в семье, как прежде. Только появился сын. Тамаре пришлось уйти в декретный отпуск по уходу за ребёнком. Что ее совсем не обрадовало. Она скучала по работе, по их совместному с мужем детищу — клинике. Да, женщина приняла сына любовницы мужа. И нянчится с ним, воспитывает, кормит, купает и гуляет. Вот только, когда бы она не посмотрела на мальчика повнимательней — ей всегда начинало казаться, что в малыше то и дело проглядывают черты той, другой. С которой её муж её обманывал. Молодой и красивой. Той, что ушла, но, даже после смерти, осталась рядом с ними, в своем ребенке.

Временами становилось совсем невыносимо. Ревность не пропадала. Просто пряталась где-то глубоко. Умом Тамара понимала, что ребёнок ни в чём не виноват. Он пострадал гораздо хуже. Ведь он не просился на свет. Те не менее, мальчик — плод предательства её мужа. И она не может заставить себя забыть об этом.

Мальчику так и оставили имя, данное в доме Малютки — Тихон. И оно очень ему подходило. Тиша рос на редкость спокойным, тихим ребёнком. Очень редко плакал, почти не болел. И в общем-то не доставлял особых хлопот. Руслан не мог нарадоваться на сынишку. Любил безмерно, баловал, каждую свободную минутку играл с ним, покупал кучу игрушек, лично покупал одежду и еду. И был благодарен своей жене:

— Томочка, ты просто не представляешь, как я тебя люблю! У тебя — широкая душа! Ты сделала счастливым двух мужчин — меня и Тишку. Я никогда не смогу тебя отблагодарить в полной мере.

В такие мгновения Тамара лишь молча улыбалась. Но в душе не разделяла чувства супруга. Ну не лежала её душа к мальчику. Не было в её сердце той огромной материнской любви, о которых пишут в книгах и показывают в фильмах. Для неё этот малыш так и останется сыном той, другой. Между тем Тихон рос. И вскоре Тамара предложила мужу:

— Руслан, Тихону уже три года. Теперь можно отдать его в садик. А я, наконец, смогу вернуться на работу.

— Томочка, но ведь Тишка ещё такой маленький, — Руслана огорчила такая перспектива, — Ему бы ещё пару лет побыть дома!

И тут Тамара не выдержала, её словно прорвало:

— Тихону нужно то, Тихону нужно это! А меня ты спросил, что нужно мне? Хочу ли я сидеть дома с ребёнком? Бесконечные кашки-пелёнки-памперсы!

— Боже, Тома, я и не знал, что тебе так плохо, — поразился Руслан, — Я думал, что тебя всё устраивает. Я даже думал, что ты полюбила Тихона!

— Ты слепой, Руслан! — попыталась взять себя в руки Тамара, — Я буду воспитывать твоего сына. Но не требуй от меня ещё и любви к ребёнку. Это выше моих сил. Я прекрасно понимаю, что мальчик ни при чём. Но никогда не забуду, чей он сын. И в результате чего он появился на свет!

Руслан в растерянности прошёл в комнату сына и принялся разглядывать спящего ребёнка, пытаясь угадать в мальчике черты его матери.

Что же происходит? Почему он не замечал, как тяжело его жене? Неужели она совсем равнодушна к мальчику? Он думал, что все давно забыто. Что Тамара полюбила Тихона, как собственного. Да, он действительно слепой.

Мужчина вышел из детской и подошел к супруге:

— Прости меня, Тома, прости, что взвалил все на тебя. Я пересмотрю своё отношение. Но в детский сад Тихону ещё рано. Ты ведь хочешь вернуться на работу?

Тамара молча кивнула, стараясь не смотреть на мужа и ругая себя за то, что так неожиданно сорвалась.

— Так мы поступим проще. Мы найдём нянечку. Она будет сидеть с Тишей. А ты снова пойдешь работать. Согласна?

Так и решили. Руслан тщательно перебирал кандидаток в няньки, чтобы выбрать достойную. Наконец, выбор пал на пожилую пенсионерку — добрую, милую тётю Клаву. К тому же, тётя Клава жила совсем недалеко.

Теперь Тамара вновь окунулась в свою прежнюю жизнь. Допоздна находилась в клинике и была снова счастлива. Словно с её плеч свалился огромный булыжник и стало легче дышать. Тётя Клава прекрасно справлялась с обязанностями нянечки и маленький Тихон очень привязался к старушке. Даже называл ее бабушкой. Мальчику уже исполнилось пять лет. Он стал бойко разговаривать, чем доводил до смеха отца и няньку. Тамара же по-прежнему оставалась равнодушна к малышу. Она терпеливо принимала его любовь к ней, как к матери, так же терпела восхищение мужа сынишкой. Но в сердце ни разу ни екнуло, материнская любовь не проснулась. И ни разу не дрогнула внутри от обращенного к ней слова «мама». И ни разу Тамара не назвала его «сынок».

Как-то раз тётя Клава неожиданно приболела. Руслан не захотел, чтобы с сыном сидела чужая женщина, другая няня, как предлагала Тамара. Поэтому Тамаре пришлось временно посидеть дома, с Тишей. Утром женщина покормила мальчика, дала игрушки, а сама погрузилась в мир интернета. Через некоторое время до Тамары вдруг дошло, что Тихона давно не слышно. Вообще ничего не слышно — ни звуков игры, ни топота, и голоса мальчика. Женщина обеспокоенно вошла в детскую и застыла на пороге. Тихон лежал на кровати, прижав к себе игрушку. Глаза малыша лихорадочно блестели, лицо горело и его трясло. Испуганная Тамара бросилась к мальчику:

— Тихон, что с тобой? — она потрогала лоб и убедилась, что у ребёнка очень высокая температура, — Что же ты молчишь, Тихон!

Женщина схватила телефон и набрала номер скорой. На том конце провода её выслушали, звонок зафиксировали, но в конце равнодушно проговорили:

— К сожалению все машины на вызовах, к вам приедет первая освободившаяся бригада.

— И что же делать? – испугано прошептала Тамара.

— Дайте ребёнку жаропонижающее и ожидайте – услышала она ответ, все тем же равнодушным тоном.

Женщина положила трубку и решительно повернулась к мальчику:

— Тихон, Немедленно вставай! Мы поедем к доктору. Поликлиника недалеко.

Она подняла не сопротивляющегося ребенка, одела и повела на улицу, на ходу вызывая такси. Тихон послушно шёл рядом. Тамара позвонила мужу и сообщила, что ребёнок заболел и они собираются в поликлинику. Перепуганный отец обещал приехать сразу, как закончит с делами. Наконец, подъехало такси. Тамара открыла дверь, положила в салон сумку и сказала:

— Садись, Тиша. Поедем на машинке. Вдруг всегда спокойный Тихон отошёл от машины.

— Нет. Я не поеду на машине.

— Что с тобой, малыш? — удивилась Тамара, — Не капризничай, садись. Тебе нужно к доктору. Ты болеешь!

Но Тихон продолжал упрямо качать головой:

— Мама! Пошли пешком пойдём! Пожалуйста, я не хочу на машине! Мамочка, давай не поедем на машине!

Ребёнок уже готов был расплакаться. Тогда растерянная Тамара извинилась перед водителем, забрала свою сумку и взяла Тихона за руку:

— Ну пойдём, горе луковое. С такой температурой — и пешком! Ну чего придумал!

Пока женщина с ворчанием вела мальчика в сторону поликлиники, она услышала, как автомобиль такси тронулся с места, колеса взвизгнули и раздался резкий, ударивший по ушам, грохот и крики прохожих. Тамара в ужасе обернулась и увидела, что тот самый автомобиль такси, в котором они с ребёнком должны были находиться в эту минуту, стоял и дымился, врезавшись в столб! И если бы не Тихон! Вдруг первое, что пришло в голову женщине, остолбеневшей от увиденного, была пронзительная мысль: ведь и Тихон и она могли погибнуть! Её мальчик, её милый, спокойный Тихон мог остаться там, в машине! Волосы зашевелились от ужаса и страха! Получается он их спас. Тамара схватила мальчика, прижала его к груди и заплакала:

— Сынок! Милый мой, сыночек! Ты со мной! Ты с мамой! Я никогда не дам тебя в обиду!

Мальчик, перепуганный не меньше Тамары, вдруг тоже заревел, размазывая слезы:

— Мама, а дядя умер?

Тамара увидела таксиста, вывалившегося из водительской двери и с облегчением взяла малыша на руки:

— Нет, сынок, дядя жив, с дядей ничего не случилось! И с нами ничего не случилось!

Она побежала домой и снова набрала номер скорой. Женщину сотрясала крупная дрожь. Она неожиданно для себя поняла, наконец, как же дорог ей её сын! Не Тихон, не малыш, не мальчик! Это её сын! Какой же она была глупой и злой! Да какая же разница, как и от кого родился Тиша! Он её называет мамой! Поглощенная своей обидой, она чуть не лишилась своего счастья быть матерью этого самого дорогого в мире ребёнка! Какая она дура! Зациклилась на измене мужа. И чуть не потеряла самое главное на земле — своего сына! Вечером, когда Тамара с Русланом уложили Тихона спать, заставив выпить все выписанные врачом лекарства и сбив температуру, Тамара тихо, но твёрдо сказала мужу:

— Руслан, думаю, тётю Клаву мы уволим.

— Почему? — удивился супруг, — Она очень хорошая женщина. И Тиша её любит, бабушкой называет.

— Нет, Руслан, — покачала головой Тамара, — Я немедленно ухожу с работы и буду сидеть дома, с сыном. Я не хочу оставлять его ни на минуту! Слишком много времени я потеряла, находясь в своих дурацких душевных терзаниях. Я хочу начинать и заканчивать каждый день рядом с Тишей. Сама.

— Хорошо, Томочка, — улыбнулся муж, — Будет, как ты решила. Только тётю Клаву мы не уволим, а оставим помогать тебе с ребёнком и по дому, договорились?

Тамара улыбнулась в ответ и кивнула.

— И ещё одно, — женщина виновато взглянула на Руслана, — Помнится, ты говорил, что у Валентины остался отец-инвалид.

— Да, Владимир Сергеевич.

— Мне кажется, он имеет право видеть внука. Ты узнай, где он сейчас.

На следующий день супруги взяли сына и поехали в дом престарелых, где, как узнал Руслан, жил сейчас Владимир Сергеевич, отец Валентины.

Государственный дом престарелых больше напоминал богадельню. Старое, давно не видевшее ремонта, здание. Унылый пейзаж. В коридорах противно пахло квашенной капустой и чем-то подгорелым. В комнатах-палатах всюду облезлая штукатурка, одинокая лампочка под потолком безо всякого плафона. Одеяла и подушки не первой свежести и навязчивый запах пота, мочи и лекарств. Можно сказать, что пациенты были предоставлены сами себе и ухода за ними почти не было. Когда супруги отыскали палату Владимира Сергеевича, то в испуге остановились. На кровати, прямо в одежде, на давно не стиранных простыне и подушке, лежал изможденный, очень худой старик, с тоской глядевший в потолок.

— Владимир Сергеевич! — обратился к нему Руслан.

Старик повернул голову и тихо прошептал:

— Кто вы?

— Меня зовут Руслан. Это моя жена Тамара. А вот это, — мужчина подтолкнул сына к постели больного, — Тихон. Наш сын и ваш внук.

По заострённому морщинистому лицу старика покатились крупные слёзы.

— Тихон, — повторил он, — Внук. Какой хороший парень. И имя красивое. Валечка была бы счастлива…

Больше Тамара была не в состоянии выдерживать. Она выбежала из этого страшного заведения и расплакалась от жалости и обиды за стариков. Когда вышли Руслан с сыном, женщина уже успокоилась и сказала мужу, стараясь снова не заплакать:

— Руслан, это неправильно. Что будем делать? Он же совершенно одинок и никому не нужен. Это родной дедушка нашего сына!

— Томочка, после этой аварии ты стала какая-то другая, — улыбнувшись, обнял жену Руслан, — Хочешь, давай переведём его в другое учреждение, платное. Там за ним хоть уход будет!

— Да, любимый, я стала немного другой. Как-то близость смерти стимулирует жизнь. А насчёт Владимира Сергеевича — он совершенно одинок. Всех близких потерял. Что ему той жизни отмеряно? Давай заберём его к себе. Дом большой, всем места хватит. Опять же, тётя Клава поможет. Да и всё время рядом с внуком будет. Ведь, по сути, в жизни не так много хорошего видел бедный старик. Пережил жену, дочь. Хоть на старости лет поживёт среди близких. тепле и уюте.

— Как же я люблю тебя, Томочка, — поцеловал её Руслан.

— И я люблю мамочку! — подхватил Тихон и обнял колени матери…

Прошло полгода.

Тамара снова вышла на работу. Теперь она не беспокоилась за сына. Рядом с мальчиком всегда были дедушка и бабушка, Владимир Сергеевич и тетя Клава. А значит, их сын был под присмотром самых близких, после родителей, людей. Тамара и Руслан были счастливы, как никогда. Их дом стал действительно полной чашей. У них был любимый сын. Родной и самый лучший. Дела в клинике процветали. Дома всегда был порядок. Кроме того, недавно супруги узнали, что Владимир Сергеевич настолько пришел в себя, что сделал предложение Клавдии. И она согласилась. Все в жизни налаживается. Всё течет, всё идёт своим чередом. А Тамара и не знает, то ли благодарить ту аварию, благодаря которой поняла, насколько ей дорог ее сын. То ли проклинать себя за черствость и обиды, из-за которых она потеряла несколько лет драгоценного счастья быть матерью…

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.