Добрая красивая милая скромная стройная девушки вконтакте

Сиделка чуть не лишилась дара речи, увидев на руке старика знакомый шрам, ведь он оказался

По улице, медленно брела молодая девушка, которая, останавливаясь через каждые метров десять, сверялась с адресом, написанным на бумажке.

Незнакомку звали Ирина, и она больше всего на свете хотела найти работу, чтобы ей было чем прокормить себя и помочь старенькой маме. Ире было немногим больше двадцати, а она уже успела сполна хлебнуть горя. Жизнь часто обходилась с девушкой несправедливо, но, несмотря на это, она находила в себе силы бороться и держаться на плаву.

Вдруг, Ира остановилась и тихонько заплакала. Эта часть города была малолюдна, и девушка, могла без всякого смущения, дать волю слезам. На душе у Ирины было так горько, что хотелось кричать об этом во весь голос.

Дело было в том, что несколько дней назад девушка узнала то, что она не родная дочь. К своему огромному огорчению, Ирина поняла, что на самом деле всё это время она не знала своих настоящих родителей и называла «мамой» и «папой» людей, которые таковыми не являлись…

Девушка обнаружила документы об удочерении , совершенно случайно, когда решила устроить генеральную уборку и протереть пыль на антресолях. Они лежали в плотной картонной папке, перевязанной шёлковым шнурком. Любопытство овладело девушкой и, потянув за потрепанную перевязь, она освободила, заключенные в папке документы. Пробежавшись по ним глазами, Ирине с большим трудом удалось устоять на ногах.

Согласно почерпнутой из документов информации, её удочерили в двухмесячном возрасте. Уже потом, за столиком на кухне, приёмная мама рассказала Ирине, как всё было на самом деле. Маленькой девочкой её нашли у стен приюта в плетёной корзинке, застеленной одеяльцем. На дне её, помимо запасного комплекта одежды, лежал обрывок фотографии, на которой была запечатлена молодая пара. Снимок был надорван таким образом, что лицо мужчины отсутствовало, и сохранилась лишь часть торса и руки, держащие девушку за талию. Подброшенной малышке-сироте, дала имя воспитатель, у которой, по причине проблем со здоровьем, не было детей. Женщина нарекла девочку Ириной в честь своей покойной мамы, которая всю свою жизнь отдала работе в средней школе. Для Валентины Ивановны, маленькая Ирочка сразу стала самым родным человеком на земле. Девочка тянулась к ней, как цветок к солнцу и вопрос с удочерением малютки был решён в считанные дни.

Валентина Ивановна, жила вместе с мужем в старенькой « хрущёвке» на окраине города. Нельзя сказать, что до удочерения Ирочки, супруги прожили счастливую жизнь. Всякое, бывало… И ссоры, и обиды , и даже попытки развода…

Но в народе не зря говорят, что муж и жена — одна сатана, а потому они привыкли друг к другу и ничего менять не хотели. Но с появлением маленького белокурого чуда, в жизни Валентины Ивановны и Сергея Петровича началась светлая полоса в отношениях Супруги заботились о малютке, как о родной дочери , стараясь, чтобы у неё было всё самое необходимое.

Ирина росла смышлёной девочкой, с ранних лет проявляя интерес к медицине. Конечно, первыми её «пациентами» были куклы или уличные коты- забияки, пострадавшие в мартовских любовных баталиях. Увлечение дочери не осталось незамеченным Валентиной Ивановной, которая за годы работы в приюте для детей- сирот научилась видеть в них скрытые способности. Поэтому, когда Ирина окончила школу, то по наставлению матери, пошла на курсы медсестер.

***

Единственным событием, омрачившим радость от поступления в медучилище , стала смерть отца, который ушёл из жизни, почти сразу после выпускного бала дочери. Конечно, горе от потери близкого человека было сильным, но Ира смогла с ним справиться и сохранить веру в счастливое светлое будущее. Училась девушка прилежно и, после прохождения практики, по распределению попала в самую престижную клинику города.

— Я очень рада за тебя, моя девочка! Поработай немного , опыта поднаберись, а потом – на медицинский поступай, — советовала Валентина Ивановна, прижимая к себе дочь.

— Спасибо, мамочка! Вот увидишь! Я тебя не подведу! — радостно ответила Ира, которая , по наивности считала , что ей благоволит весь мир.

К сожалению, а может и к счастью, Ирина проработала в частной клинике недолго. Эффектную натуральную блондинку сложно было не заметить и, вскоре, за ней уже вовсю ухлестывал врач-ловелас Вадим. Вскружив голову Ирине, которая верила в искренность романтических отношений, ушлый терапевт, незаметно для неё самой, сделал девушку своей любовницей. К сожалению, пикантность ситуации состояла в том, что Вадим был женат и, как бы герой-любовник не старался скрыть своё увлечение, в конечном итоге всё стало явным. Конечно, разразился жуткий скандал, после которого, Ирину вышвырнули из клиники с волчьим билетом. Поскольку у тестя Вадима оказались весьма обширные связи, он сделал всё, чтобы девушку не взяли по специальности ни в одно из медицинских учреждений города.

Валентина Ивановна успокаивала дочь, как могла и, в конце- концов ей удалось вытащить Ирину из пучины депрессии, в которую она погрузилась после неприятной истории с Вадимом…

— Ну будет тебе плакать , доченька… Не грусти, милая… перемелется! Людская память коротка, как ночь в июне… Забудут они и переключат своё внимание, на кого ни будь другого… — говорила мудрая женщина, поглаживая дочь по плечу.

Пытаясь помочь дочери, Валентина Ивановна старалась не замечать собственных проблем со здоровьем, которые всё больше давали о себе знать. Пенсия у женщины была маленькой, и её едва хватало на лекарства. Поэтому Ирина, у которой было медицинское образование, решила работать сиделкой и, помогая больным людям, финансово поддерживать маму. И вот в такой сложный и переломный момент своей жизни, Ирина узнала, что она приемная дочь. Конечно, от этого меньше любить Валентину Ивановну, Ира не стала и, по- прежнему относилась к ней, как к матери. Но всё же, внутри самой девушки, словно, что- то надломилось и она уже перестала быть такой как раньше.

— Прости меня, доченька, что я не рассказала обо всем раньше… Вот, возьми… Это всё, что твоя мама оставила для тебя, — прошептала Валентина Ивановна и протянула дочери обрывок фотографии, который она бережно хранила все эти годы.

Ирина посмотрела на маму, глазами полными слёз и тихонько заплакала. Девушка не держала зла на приёмных родителей, которые, обеспечив её всем необходимым, дали путёвку во взрослую жизнь.

— Всё хорошо, мамуль… Не плачь… Всё наладится… Я уже нашла объявление в газете о том, что пожилому мужчине- инвалиду требуется сиделка. Завтра пойду на собеседование… — сказала Ирина, отчаянно пытаясь, чтобы её голос звучал естественно и не напряженно.

— Ирочка, может останешься? Ну, сколько нам вдвоём нужно? Пенсия какая- никакая есть… Хоть и маленькая, но всё же… — предложила Валентина Ивановна, которой в глубине души хотелось, чтобы дочь была рядом.

Но Ирина, была непреклонна и твёрдо стояла на своём. Поэтому, несмотря ни на что, она отправилась по указанному в объявлении адресу. Искомый дом, Ирина нашла с большим трудом. Это был двухэтажный особняк, расположенный в частном секторе.

— Ничего себе, домик! , — подумала девушка и , собравшись с силами, нажала на кнопку звонка.

Тишину двора пронзила звонкая трель звонка, а потом раздались шаркающие шаги. Дверь открылась, и перед Ириной возник неопрятного вида, заспанный молодой человек.

— Здравствуйте! Я по объявлению… В общем, я медсестра и хотела бы работать сиделкой,- пролепетала Ирина.

— Сиделка, говоришь… Ну что ж, проходи… — бесцеремонно перейдя на « ТЫ», распорядился парень.

Ирина, робко озираясь, последовала за молодым человеком, который проводил её в гостиную. А там, уже собрался настоящий семейный совет. Состоял он из пожилой женщины, пытающейся выглядеть моложаво, девушки, которая была лет на пять старше Ирины и тощего седого старика в инвалидной коляске.

— Ну Вот , мам… Это новая сиделка! Говорит, что медсестрой работала, — без лишних предисловий сказал молодой парень, указывая рукой на Ирину.

— Говоришь, медсестрой была ? А почему в больнице не работаешь? Небось медикаменты списывала или с пациентами шашни крутила? — недовольным тоном спросила хозяйка дома.

— Да нет… Что вы… Просто так вышло… — запинаясь, пробормотала Ирина, которую слегка шокировало такое обращение при первом знакомстве.

— Ну ладно, расслабься… Мне, в общем- то всё равно, чем – ты там раньше занималась. Главное, чтобы ты за мужем моим ухаживала… Коля у нас строптивый, людей насквозь видит… — сказала женщина и залилась противным ехидным смехом.

Молодые люди, которые судя по всему, приходились ей детьми, как стая гиен расхохотались вслед за матерью. Ирина нервно сглотнула и почувствовала, как на лбу выступила испарина.

— Да уж, ну и семейка, конечно… — подумала она и перевела взгляд на старика в инвалидном кресле.

В его глазах, Ирина увидела невыразимую тоску и боль. Старик смотрел на неё так, словно хотел, что- то сказать, но не решался, очевидно боясь членов своей семьи. Когда хозяйка дома и её отпрыски вдоволь насмеялись, девушка спросила:

— Я Вам подхожу? Или мне искать другую работу?

— Ой, брось, милочка! Конечно, подходишь… Ты только посмотри, как Коля тебя глазами пожирает… Видно приглянулась ему… Меня зовут Элеонора Максимовна… Обращайся ко мне, по любому поводу… А это мои дети — Витя и Наташа. В общем, располагайся и приступай к своим обязанностям…  — сменив гнев на милость, распорядилась хозяйка.

Ирина облегчённо вздохнула и пошла в комнату для прислуги, где переоделась, облачившись в привычный для неё медицинский халат. Девушку несказанно удивил тот факт, что несмотря на то, что в доме было богатое убранство, он выглядел очень неуютно. Частично, это объяснялось тем, что цветы на окнах давно не поливались, а пыль на мебели и мусор на полу, наталкивали на мысль о том, что в доме не было женской руки. Но входить в чужой монастырь со своими правилами, Ирина вовсе не собиралась, поэтому решила не обращать внимания на чудачества странной семейки, единственным нормальным человеком в которой, оказался супруг Элеоноры Максимовны.

Пожилого мужчину звали Николай Владимирович, и он с первого взгляда приглянулся Ирине. Парализованный ниже пояса старик был очень вежлив и обходителен, что невольно вызывало симпатию у девушки- сиделки. А ещё, в его комнате обнаружилось много книг, некоторые из которых были на иностранном языке. Ире нравилось беседовать с Николаем Владимировичем, который, казалось, знал обо всём на свете. Мужчина рассказывал сиделке о дальних странах, укладе жизни в них и особенностях климата.

— Ух ты, Николай Владимирович, а откуда вы всё это знаете? — не скрывая восхищения спросила Ирина.

В ответ на это, старик, как- то странно смутился и промолчал…

По какой- то, неведомой для Ирины причине, он редко рассказывал о своем прошлом. Девушка знала только, что Николай Владимирович получил травму позвоночника, когда ему было чуть больше сорока. А ещё, Ирину очень удивляло холодное отношение к нему членов семьи. Элеонора Максимовна и дети, откровенно говоря, презирали старика и при удобном случае, всячески это подчёркивали .

Незаметно, пролетел месяц. Ирина уже привыкла к своим обязанностям и стала для Николая Владимировича настоящим ангелом хранителем, ведь помимо травмы позвоночника, у старика хватало и других хронических заболеваний. Иногда, по вечерам, девушка смотрела на обрывок фотографии, врученной ей приемной матерью. За это время, она успела в деталях изучить каждый миллиметр фото и даже заметила шрам на руке неизвестного парня, обнимающего молодую девушку. Он был странной формы, и издали, напоминал след от ожога.

— Кто же ты, загадочная незнакомка? Может, ты моя родная мама? Или же, фотография попала в корзинку совершенно случайно? — тихонько спрашивала Ирина, глядя на снимок неизвестной девушки.

К сожалению, пролить свет на эту тайну мог лишь тот, кто был запечатлен на фото, но Ира не имела понятия, как ей найти владельца этого снимка. Смирившись с тем, что, скорее всего раскрыть секрет фото, вряд ли удастся, Ирина жила дальше и продолжала ухаживать за Николаем Владимировичем.

Иногда, когда старик чувствовал себя хорошо, он давал девушке-сиделке выходной. В такие дни Ира навещала маму, незаметно для старенькой женщины помогая ей финансово. Ирина знала, что Валентина Ивановна не возьмет у нее ни копейки, а потому тайком подкладывала приемной матери деньги в кошелек. Однажды, во время одного из таких визитов, Ирине позвонила Элеонора Максимовна и гневно крича, сказала, что Николаю Владимировичу плохо и ему срочно требуется её помощь.

— Так может, нужно вызвать «Неотложку»?,- встревоженно спросила Ирина, но хозяйка уже бросила трубку.

Взволнованная девушка, выйдя на улицу, поймала такси и, заплатив водителю за скорость, поспешила к дому своего пациента. Когда Ирина, наконец, добралась до места, то войдя в комнату Николая Владимировича, увидела ,что старик ужасно бледен , а дыхание его неровное и сбивчивое. Несмотря на испорченную репутацию, Ирина была медсестрой от Бога, а потому она быстро закатала рукав пижамы старика и сделала нужный укол. Вводя иглу шприца в вену, девушка едва сдержала громкий крик, увидев на руке старика такое, отчего по её спине пошли мурашки. Лекарство подействовало почти мгновенно и вскоре, Николай Владимирович открыл глаза и стал дышать ровно и спокойно.

— Ну вот, кризис миновал… Сердце у Вас прихватило… Точнее, скажет врач- кардиолог… А я сделала, всё, что могла… И вообще, Николаю Владимировичу нужно в больницу, — сказала Ирина, смотря на столпившихся у дверей родственников старика.

— Нееет… не нужно, больницы… Мне лучше здесь… Лишь бы ты была рядом, Ирочка, — прошептал старик и вымученно улыбнулся.

Дождавшись, когда Элеонора Максимовна и её дети вышли из комнаты, Ирина подошла к Николаю Владимировичу и, ещё раз закатав рукав пижамы, осмотрела его левую руку. На ней, чуть выше запястья, с наружной стороны, был шрам от ожога , вид которого Ирине показался до боли знакомым. Дело было в том, что раньше, старик всегда подавал для инъекций правую руку и, девушка даже не догадывалась о наличии шрама на его другой руке.

— Откуда это у Вас, Николай Владимирович? — спросила девушка, касаясь жуткой отметины.

— А… Это из прошлой жизни… Я ведь раньше был не таким овощем, как сейчас, — с тоской произнёс старик, давая сиделке понять, что тема ему неприятна.

Тогда Ирина, минуту-другую поколебавшись, достала из сумочки обрывок фотографии и протянула её Николаю Владимировичу. Старик поправил очки на носу и присмотрелся внимательнее, а затем, жалобно всхлипнув, заплакал.

— Это же Машенька, а рядом с ней я… Давно это было… Лет двадцать назад… — сквозь слёзы , пробормотал старик.

Лишь когда Николай Владимирович выплакался и успокоился, он смог продолжить свой рассказ, из которого Ирина узнала для себя много шокирующих подробностей…

Как выяснилось, Николай Владимирович в прошлом, был воздушным гимнастом, который гастролировал с цирковой труппой по всей Европе. Именно тогда он и получил ожог на руке, во время сложного трюка с огненными обручами. Как это часто бывает среди представителей цирковых династий, перспективного артиста женили на дочери владельца цирка, у которой уже было двое детей от предыдущих браков. Строптивую красавицу, взявшую гимнаста в оборот, звали Элеонора. Николай, чьи успешные выступления приносили основной доход труппе, воспитывал приемных детей, как родных, в глубине души, мечтая о своих собственных. Но Элеонора восприняла его предложение довольно холодно и кормила супруга обещаниями о будущих совместных детях. Опомнился, Николай, только тогда, когда ему исполнилось сорок. Мужчина понял, что обеспечивая роскошное существование супруге и цирковой труппе, он напрочь потерял смысл и вкус жизни. Именно в этот момент, у Николая и появилась молоденькая ассистентка Мария. Роман между ними, вспыхнул внезапно, грозя испепелить их сердца огнем страсти и любви. Это было похоже на сумасшествие, которое оказалось таким приятным, что любовники потеряли голову от общества друг друга. Именно во время одного из таких романтических свиданий и был сделан фотоснимок, который волей судьбы оказался у Иры. Известие о беременности Маши, лишь ещё больше сблизило молодых людей, и они уже строили дальновидные планы по поводу совместного счастливого будущего. Конечно, Элеонора старалась всячески помешать этому, но Николай был неумолим и ежедневно требовал развода. Наверное, так бы и распалась именитая цирковая семья, если бы не вмешался Его Величество случай. Во время исполнения сложного трюка под самым куполом цирка, Николай сорвался и с большой высоты рухнул вниз. Итогом — стали множественные переломы позвоночника и последующая за этим инвалидность. Конечно, ни о каких выступлениях, теперь, не могло быть и речи. Пока Николай находился в больнице, Элеонора выгнала беременную Машу из цирковой труппы, соврав наивной девушке о том, что её любимый человек не хочет дальнейшего продолжения отношений. Вот так, по воле злого рока, Николай и Маша расстались навсегда. Впоследствии, несчастная девушка родила девочку, но причине жуткой депрессии и тоски, отказалась от неё и оставила у дверей приюта, поместив на дно корзинки обрывок фотографии. А Николай, всё это время жил под одной крышей с Элеонорой и её отпрысками, которые никогда не питали к нему дружеских чувств. Наташа и Виктор с радостью отдали бы старика в приют для инвалидов, но дом, в который они жили, принадлежал отцу и был куплен на его деньги. В тот вечер, Ирина и Николай Владимирович пережили много приятных моментов и, сколько не крепились, проплакали не один час.

— Так вот, ты какая, моя доченька! — сказал старик, прижимая к себе человека, в один миг ставшего для него близким и родным.

Как выяснилось, следы Маши Николай Владимирович нашел спустя лет пять лет после травмы и привели они на кладбище. Дело было в том, что девушка, не в силах справиться с депрессией, стала злоупотреблять спиртным. С каждым днем, морально опускаясь всё ниже и ниже, Мария сгинула в одном из притонов в компании таких де маргинальных личностей.

Все эти годы, Николай Владимирович жил, как в аду, подвергаясь насмешкам и издевкам со стороны нелюбимой жены и ненавидящих его детей. Ведь после его травмы, цирковая труппа, лишившись главной знаменитости, распалась и работники разбрелись, кто куда. На самом деле, Элеонора Максимовна и дети, только и ждали смерти старика, чтобы прибрать к рукам его дом и сейф с деньгами, накопленными за годы гастролей.

Но теперь, когда Ирина узнала всю правду о себе и своём отце, девушка сразу взяла ситуацию под свой контроль. Не прошло и двух дней, как Элеонора Максимовна и её неприспособленные к жизни взрослые дети покинули дом Николая Владимировича. Теперь, под присмотром любимой дочери, жизнь старика засияла новыми краскам. В его доме, царит тепло и уют, о которых, так долго мечтал бывший воздушный гимнаст.

***

Каждые выходные, Николай Владимирович вместе с Ириной и её приёмной мамой, приходят на могилу Маши, которая всегда усыпана букетами свежих цветов. Так уж вышло, что вера в счастливое будущее навеки сплотила троицу, которая теперь живёт вместе и вспоминает о пережитом, как о кошмарном сне.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Ночной зимний парк
Сила веры

В то утро, накануне Рождества, Дмитрий проснулся намного раньше обычного. Какое-то необъяснимое волнение не позволило продолжить сладкий сон. Мужчина осторожно...

В то утро, накануне Рождества, Дмитрий проснулся намного раньше обычного....

Читать

Вы сейчас не в сети