Маленький мальчик с щенком

Чужой, но родной сын

Матвейка весь вечер ныл и плакал:

— Мама! Где моя мама? Не хочу мыться! Меня всегда мама моет.

— Ну, сыночек, не плачь. Ты же знаешь мама в больнице, ненадолго, всего на несколько дней. Вернётся и снова будет с тобой. Я тоже скучаю по маме. Но мы же настоящие мужчины, а значит не должны плакать, — как мог Сергей утешал сына.

Матвей надул щёчки, сжал кулачки. Вдруг как взрослый принял серьёзный вид и смахнул слезу со щеки…

Его любимая мама Таня неожиданно попала в больницу с аппендицитом. На время Сергей стал для Матвейки папой и мамой в одном лице. Татьяна была педантом и обожала порядок во всём. И если уж заведено мыть сына по воскресеньям, значит так и должно быть. Сергея порой удивляла такая категоричность жены. Но любовь к ней была в тысячу раз сильней всяких странностей.

Женился Сергей поздно, в 40 лет. Его мать, Антонина Петровна, да и он сам уже и не надеялись, что это произойдёт.

— Довыбирался ты, сынок. Дождался пока хороших девчонок разобрали. Оставил меня без внуков, — сокрушалась мать.

Но случайная встреча с Таней в кафе, перевернула однообразную жизнь Сергея с ног на голову. Влюбился, женился, родился сын. Вот и стало всё как у всех…

Сергей на минуту поддался сладостным воспоминаниям. Очнулся от стука детских ножек, бегущих по коридору.

— Пап, ну ты где? – серьёзно спросил сын.

— Иду, Матвейка, иду. Ты взял свою любимую уточку?

— Ага, — ответил Матвей.

Необычная задача для Сергея. Первый раз моет сына. Таня всегда это делала сама, никому не доверяла. Но сегодня исключительный случай. Не все детки любят мыться. Матвей из числа таких детей. Чтобы отвлечь сына от нелюбимого дела, Сергей напевал детские песенки. Сын с неподдельным интересом слушал. И всё шло хорошо, без слёз и криков, как вдруг…

Сергей оборвал песню на полуслове. Глаза его расширились от удивления, сменившегося ужасом. Когда очередь дошла до спины, Сергей увидел под левой лопаткой сына необычное родимое пятно, по форме напоминающее звёздочку. Всё бы ничего, если бы не одно «Но!».

Точно такое же пятно и в этом же месте было у его сослуживца Вадима. Они работали в одной строительной фирме, а по пятницам вместе ходили в бассейн. Там Сергей и увидел особую примету Вадима. Ещё подумал:

— Надо же, бог его отметил.

И правда, жизнь Вадима сложилась успешно. Удачно женился на дочери местного богатея. Двое детей. Большая просторная квартира, дорогой автомобиль. Денег куры не клюют. Да и сам не без способностей. Сумел построить карьеру. Сейчас первый заместитель в фирме и на должность генерального директора метит. С таким рвением и связями, добьётся всего, что пожелает.

Сергей ловил себя на мысли, что завидует Вадиму. Он знал, что его самого в фирме считали обычным посредственным инженером и карьера ему точно не светила.

Татьяна работала продавцом в магазине верхней одежды. Жили в маленькой двушке на окраине города, доставшейся Сергею в наследство от бабушки. Денег, конечно, не хватало. Каждый раз думали, как бы рассчитать деньги так, чтобы выкрутиться и не остаться без средств к существованию. О таких проблемах даже не помышлял предприимчивый Вадим.

«Ещё какой предприимчивый! — вздрогнул от гнева Сергей. — Гад! Развлекался с моей Таней значит. А она ребёнка нагуляла от него. Ну нет таких пятен ни у меня, ни у Татьяны».

Сергей еле сдерживался, чтобы не закричать и не напугать ребёнка. Он до боли крепко сжал пальцами мочалку. Да так что ногтем содрал кожу с ладони. Появились небольшие капли крови.

— Пап, ты что, поранился? – испугался Матвей.

— Нет, сынок, нет. Просто царапина. Не беспокойся.

Сергей нашёл в себе силы улыбнуться…

До конца дня Сергей держался, не показывая Матвейке своего подавленного состояния. Но как только уложил сынишку спать, дал волю эмоциям. Язык не поворачивался назвать Матвея чужим ребёнком. Да и Таня всегда была любящей женой и мамой, даже на рабочие корпоративы никогда не ходила, проводила свободное время только с семьёй.

«Как же такое могло случиться? Ладно, утро вечера мудренее. Успокоюсь и завтра приму правильное решение. Всё это завтра. Сейчас спать,» — успокаивал себя Сергей.

Но сон не шёл.

Сергей вертелся с боку на бок, но ни на минуту не сомкнул глаз. Это родимое пятно на спине у сына не давало ему покоя. Ужасные мысли лезли в голову, несмотря на то, что он всеми силами пытался их отогнать. Внезапно мужчина вскочил, открыл дверцу шкафа и вытащил фотоальбом.

Они с женой по старинке самые любимые снимки хранили не только в памяти телефона, но и в альбоме. Нашёл фотопортрет сына, начал приглядываться к каждой чёрточке его лица. Матвейка не был похож на Сергея. Мальчишка светловолосый с зелёными глазами, а Сергей, наоборот, брюнет с карими глазами. Сходства с Татьяной также было немного. Она русая, но глаза синие. Конечно же, супруги давно заметили, что сынок далеко не их копия, но Таня утвердительно сказала, что Матвей похож на её бабушку. Такое бывает. Сергей схватился за голову.

«Какой же я дурак, купился на Танькин бред. Обманула меня, а я и уши развесил. А ведь она моложе меня на 10 лет. На молодого её потянуло. Изменяла мне. Но я выведу её на чистую воду и этого гада Вадима тоже. Они же жизнь мою разрушили».

Только сегодня Сергей сам говорил Матвейке, что мужчины не плачут и тут же нарушил своё утверждение. Мужчина полночи топил себя в слезах и алкоголе, лишь под утро забылся в обрывочном сне. Но всё-таки сумел принять объективное решение.

«Не буду больше гадать и изводить себя. Сдам тест-ДНК и всё узнаю».

Сергей отстриг небольшую прядь волос у спящего Матвейки. Когда-то в кино он видел что-то похожее.

Утром Сергей отвёл сына в садик. Матвей словно почувствовал настроение папы, который всеми силами пытался натянуть на лицо улыбку.

— Папочка, ты меня сегодня точно заберёшь?

— Ну, конечно, сынок, приду за тобой!

Матвейка посмотрел на него таким любящим взглядом, что у Сергея перехватило дыхание. В голове стучало, а может быть произошедшее — чудовищное совпадение, и Матвей его сын. Именно с такой мыслью Сергей пришёл в платную клинику, где сдал тест-ДНК.

Целые сутки он вынужден томиться в ожидании ответа. Весь день на работе Сергей был сам не свой. Мысли о сыне не давали сосредоточиться на делах. А когда увидел Вадима, думал, что убьёт его.

— Привет, дружище! – сказал Вадим и протянул ему руку.

Сергею хватило сил не закричать о том, что он узнал о них с Татьяной. Но ответить на рукопожатие не смог. В ответ на протянутую Вадимом руку отвёл взгляд в сторону и прошёл мимо.

«Странный он какой-то. И зачем я с ним общаюсь. Неровня мне, да ещё и ненормальный», — подумал Вадим.

Сергей еле дождался вечера. Он шёл в клинику за ответом, нервно пиная под ногами последние осенние листья. Внутри всё колотилось, а сердце трепыхалось, как птица в клетке, когда он взял в руки результаты теста-ДНК. Долго не мог решиться прочитать его. А когда прочитал, остолбенел и на несколько секунд потерял дар речи. Ему казалось, что жизнь его в этот момент закончилась. В документе за длинной чередой слов значился короткий вывод. Как выстрел в голову.

«Отцовство исключено на 99%».

Сергей чуть не зарыдал при всех посетителях, находящихся в эту минуту в клинике. Девушка-администратор, заметив его удручающее состояние, спросила:

— Мужчина, Вам плохо? Может воды?

Сергей ничего не ответил, лишь глянул на неё безумным взглядом и поплёлся к двери. Он никак не мог взять себя в руки и как заведённый по десять раз повторял:

«Господи, за что?»

Лишь одна мысль крутилась у него в голове:

«Обманула меня Танька так жестоко! А я ей доверял как себе. Ненавижу! Ответит она! За всё ответит».

Сергея ждала очередная бессонная ночь, полная мучительных переживаний…

На следующий день, проводив Матвейку в сад, Сергей сам не свой ринулся на работу. Увидев Вадима рядом с курительной комнатой, он со всего размаху ударил его по лицу, которое за секунду стало пунцовым. А потом схватил оторопевшего от неожиданности мужчину за грудки и прохрипел:

— Как ты мог?

Вадим наконец-то пришёл в себя и отпихнул Сергея к стене.

— Ты что, совсем ополоумел? На людей начал кидаться. В психбольнице тебе самое место, — крикнул Вадим, держась за щёку.

— Да как земля тебя носит. Развлекался с моей женой, а потом ей ещё и ребёнка сделал, — в бешенстве голосил Сергей.

У Вадима от удивления глаза стали как две огромные плошки.

— Какую чушь ты несёшь! Я твоей жены никогда не видел и видеть не хочу. Ааа…Понял. Да от тебя перегаром воняет за версту. Пойди, проспись. А то уже глюки начались.

Сергей словно не заметил нелестных реплик Вадима, а вытащил из кармана две бумаги и начал тряcти перед носом мужчины:

— Вот, смотри сюда. Это результаты теста-ДНК. Моё отцовство над ребёнком, которого я считал сыном, полностью исключено.

Вадим нехотя взглянул на документ и недовольно ответил:

— И что? Это твои проблемы. При чём тут я?

— А вот при чём! – с ехидством сказал Сергей и показал вторую бумагу.

На ней было две фотографии. На одной из которых Матвейка, а на другой – крупным планом родимое пятно на его спине.

— Узнаёшь? Такое же пятно у тебя. И хватит отпираться. Можешь сам сделать тест-ДНК и проверить.

Вадим возмущённо отмахнулся от бумаг.

— Слушай, перестень ерунду городить. Такие пятна у кучи людей могут быть. Ещё раз повторяю — не был я с твоей женой, не был. Никаких анализов сдавать не собираюсь. Ты лучше у своей благоверной поинтересуйся, где она гульнула и с кем. А потом сбегаешь, проверишь этого мужика, — хихикнул Вадим.

И через секунду добавил:

— И ещё запомни. Сегодняшнюю пьяную дурь я прощаю. Но если ты ко мне снова с кулаками и расспросами полезешь несдобровать тебе. Ещё и генеральному шепнуть могу, он мигом тебя с работы выставит.

Вадим, зло ухмыльнувшись, скрылся в коридоре. А Сергей так и остался стоять на месте.

Мысли хаотично крутились в голове и никак не могли выстроиться в правильном направлении.

«Что же теперь делать? Завтра из больницы должны выписать Татьяну. Хоть я очень люблю Матвейку, но не могу я делать вид, что ничего не случилось. Он мне изменила, как же с ней жить после этого. Никак, ни за что не смогу! Подам на развод».

Наутро Сергей не изменил своего решения. Он слишком любил свою жену, чтобы вот так просто простить предательство. Будет мучиться всю жизнь, но не простит.

Татьяне словно передалось тревожное настроение Сергея. Муж всегда был очень чутким, внимательным, заботливым. Когда угодила в больницу, Сергей переживал больше, чем она. Постоянно звонил. И вдруг за два дня до выписки звонки от мужа резко прекратились. Татьяна ждала целыми днями, но телефон упорно молчал. К вечеру она не выдерживала и звонила сама:

— Серёжа, почему не звонишь? Как Матвейка, с ним ничего не случилось?

В ответ Сергей лишь ледяным, равнодушным голосом отвечал:

— Всё нормально.

Татьяне было не по себе от такого настроения мужа.

«Что-то с ним произошло», — поняла Таня.

Тревога усилилась до предела, когда Серёжа, не приехал забрать её из больницы. А ведь раньше он обещал это сделать…

Дома ей обрадовался только Матвейка. Он обхватил руками её шею, обнял и ни за что не хотел отпускать.

— Мама, мамочка! Я тебя люблю!

Сергей не разделял радостных эмоций Матвея, он демонстративно отстранился от жены, не удостоив её даже нескольких слов.

— Серёжа, что случилось? На тебе лица нет, — не на шутку заволновалась Таня.

Сергей окинул её злобным взглядом.

— Лица, говоришь, нет. Конечно, не будет из-за твоей чудовищной измены. Столько лет меня обманывала.

Татьяна оцепенела от ужаса, когда муж рассказывал ей весь этот кошмар. Да, конечно, она заметила родимое пятно на теле сына ещё в роддоме. Но не придала этому особого значения. Это же не трагедия. Настоящая трагедия в том, что Сергей считает её изменщицей. А у неё даже в мыслях такого не было. Потому что любила, искренне и беззаветно. Наслаждалась каждым днём, прожитым с дорогими людьми.

— Серёжа, я тебе никогда не изменяла. Ты же знаешь, для меня в этом мире нет никого дороже тебя и Матвейки, — воскликнула Татьяна.

— А это ты видела? Полюбуйся, — сказал Сергей и протянул Татьяне результат теста-ДНК.

— Серёжа, это какая-то нелепая ошибка. У меня не было мужчины, кроме тебя. Матвейка – твой сын, — со слезами взмолилась Таня, призывая Господа вразумить мужа.

Но Сергей был непреклонен.

— Не держи меня за дурака. Ребёнок совсем на меня не похож и ДНК это подтверждает. Завтра подаю документы на развод. Я измен не прощаю.

Решение мужа «убило» Таню. От отчаяния она закричала:

— Пожалуйста, не делай этого!

Сергей грубо прервал Татьяну.

— Хватит притворяться. Столько времени мне врала и сейчас продолжаешь врать. Собирай вещи и завтра же уходи или уйду я.

После таких слов Таня зарыдала и рухнула лицом в подушку…

Ночью она не сомкнула глаз, а подушка стала мокрая от слёз, которые градом катились по её щекам. Такой обиды и боли Таня не испытывала никогда в жизни. Она всё надеялась, что муж к утру переменит своё решение. Но нет! Сергей по-прежнему был чужим и беспощадным. Совсем не тот близкий, нежный, родной человек, которого она знала.

Татьяна стала собирать вещи. Это квартира Сергея, и она не имела законного права оставаться в ней. Решила пойти к матери. Сложнее всего было собрать Матвейку.

— Мама, мамочка, мы переезжаем?

— Да, сыночек, — горько вздохнула Татьяна.

Ребёнок как будто почувствовал, что между родителями произошло что-то страшное и спросил:

— А папа тоже с нами?

— Нет, Матвейка, папа не с нами. Так получилось, сынок.

— Я без папы никуда не поеду! — закричал Матвей, затопал ногами и специально начал разбрасывать по комнате игрушки, которые только что собрала Татьяна.

Даже в такой ситуации Таня, любившая порядок во всём, не изменила своим принципам.

— Ну-ка, немедленно собирай игрушки! – прикрикнула она, вызвав у Матвея море слёз.

Когда дошла очередь до прощания с отцом, Матвей вконец разрыдался, всем своим тельцем прижимался к папиным ногам.

Пришлось приложить немало усилий, чтобы успокоить ребёнка, прежде чем Татьяна появилась в квартире у своей матери, Антонины Васильевны. Увидев ужасное настроение дочери, Антонина Васильевна сказала:

— А может всё к лучшему? Зачем тебе этот занудный неудачник Сергей? Мне он никогда не нравился. Танюша, ты у меня красивая и умная, встретишь ещё достойного мужчину.

— Мам, о чём ты говоришь? Я люблю Сергея, он и Матвейка – моя семья. И я не хочу их потерять.

Татьяна хоть и была в подавленном состоянии, но всё же сумела взять себя в руки.

«Я найду, найду выход! — твердила она – Я родила сына от Сергея. У меня не было других мужчин. А тест-ДНК, который сделал муж, ошибочный, точно ошибочный. Завтра сама сдам этот злополучный анализ, и у Сергея не будет ни малейшего сомнения в том, что Матвейка наш сын».

Таня успокаивала себя весь вечер, и в конце концов ей это удалось. Но, увы, её ждало разочарование.

Утром она сдала тест-ДНК. Результат поверг её в отчаяние. Вероятность родства с Матвейкой составляла 0%. Таня была в шоке и не смогла проронить ни слова. Получилось, что они с Сергеем воспитывают чужого ребёнка.

«Господи, это просто выше человеческих сил считать Матвея не родным сыном. Он навсегда останется для неё самым родным и любимым, её солнышком. Но что могло произойти и где их настоящий сын?» — тщетно пыталась понять Татьяна.

Кроме как подмены ребёнка в роддоме, Тане ничего не приходило на ум. Необходимо идти в роддом, выяснять. А может не нужно?

Независимо от всяких анализов она никогда не откажется от Матвейки и не будет любить его меньше, чем раньше. Так и не приняв решения, Татьяна через несколько дней вышла на работу. Коллеги конечно же увидели удручающее настроение Тани. Выдавали её ужасная бледность и мешки под глазами после бессонных ночей. Но на расспросы Татьяна лишь отнекивалась, не решаясь никому рассказать о своём горе. Она пыталась взять себя в руки, приветливо разговаривая с покупателями. Тем более, что многие из них были её постоянными клиентами. В их числе — женщина по имени Елена, как раз сегодня она зашла в магазин, чтобы присмотреть для себя новую куртку. Таня познакомилась с Еленой в магазине три года назад, и даже не заметила, как мимолётное знакомство с годами переросло в крепкие дружеские отношения.

— Танюша, как дела? Ты почему такая грустная? Что произошло? – допытывалась Елена.

Таня не смогла больше сдерживать эмоций и всё рассказала своей подруге.

— Бедняжка, сочувствую тебе. А в каком году ты родила сына? Ты говорила, что Матвею четыре года, как и моему Олежке.

— Да, четыре года назад, в сентябре. Если быть точной, то днём 15 сентября в роддоме на улице Чернышова.

Тут настала очередь удивляться Елене. Она тоже рожала второго сына — Олежку в этот же день и в этом же роддоме. Только лежали они с Татьяной в разных палатах. Татьяна в общей, а Елена – в отдельной, платной. Наверное, поэтому они и не встретились там. И с мужем Вадимом иногда ловили себя на мысли, что Олежка не очень-то похож на них. Чего не скажешь о первом сыне – Владе. Он растёт точной копией отца. Но решили супруги отбросить сомнения и не ворошить это дело, а жить как живётся. Тем более, что жизнь у них прекрасна и в плане отношений, и в плане денег. А тут Таня со своей историей. Как тут не поверить в судьбу! Елене стало не по себе. Вдруг они с Вадимом воспитывают сына Татьяны и Сергея?

Елена решила поговорить на эту тему с мужем. Уж очень нравилась ей эта молодая женщина Татьяна. Привлекла к себе внимание неподдельной искренностью и добротой, и от этого в тысячу раз тяжелее смотреть на её страдания, грозящие обернуться разводом.

— Вадим, после ужина нам нужно поговорить, — попросила она мужа, придя домой.

— Поговорить, дорогая? Да, конечно, — улыбнувшись, — ответил Вадим.

Но его хорошее настроение резко сменилось бурей, когда Елена заговорила о Татьяне и Сергее.

— Так её муж — этот тот самый ненормальный с моей работы, который обвиняет меня во всех смертных грехах. Я уже стал отцом его ребёнка. Леночка, это не лучшая тема для разговора в такой прекрасный вечер.

— Вадим, для Татьяны и Сергея это очень серьёзно, речь уже идёт о развале семьи. Они воспитывают чужого ребёнка. А мы рожали детей в одно время с Татьяной. Вдруг произошла подмена? И наш Олежка на самом деле их настоящий сын, а ребёнок, который живёт с ними, наоборот, наш сын. Тем более у него такое же родимое пятно, как у тебя. Давай тоже сделаем тест – ДНК и проверим.

Вадим даже занервничал от таких речей, хотя он никогда не повышал голос на жену, но здесь изменил своим многолетним принципам.

— Лена, ты в своём уме? Раз поверила бредням этой странной парочки. Олежка – наш сын, наш! Никакой подмены не было. А про родимое пятно даже смешно слушать. У меня оно совершенно другое, чем то, что совал на фотографии Сергей.

— Ну, Вадим, пожалуйста, что тебе стоит. Для нас это пустяк, а у людей жизнь рушится, — сказала Лена и умоляюще посмотрела на мужа.

— Что ты со мной делаешь, Ленок. Ладно, соглашусь я на эту авантюру, но только ради тебя.

Спустя пару дней Вадим сидел в клинике и с чувством выполненного долга держал в руках результаты тестов-ДНК, его и жены.

«Ну, вот, что и следовало ожидать, оба теста подтверждают их родство с Олежкой. Это – наш сын, и как только Лена могла в этом усомниться».

Вдруг кто-то положил ему руку на плечо. Оглянувшись, он увидел своего одноклассника Алексея.

— Привет, Вадим, дружище! Неожиданная встреча! А ты что здесь делаешь, да ещё и с тестами-ДНК, какие-то проблемы? Прости, что увидел у тебя в руках документы. Это у меня профессиональное, – сказал Алексей.

Он долгие годы работал следователем в полиции.

— Да, Лёш, у меня то всё в порядке. А вот…, — замешкался Вадим, не зная говорить ему про Сергея или нет. И всё-таки решился сказать, — у моего сослуживца большие проблемы. Недавно с женой узнали, что воспитывают чужого ребёнка. Ты по своим каналам не можешь разузнать, в чём дело. Может, ребёнка подменили?

— Да, что ты, Вадим! Ни в одном роддоме тебе не скажут, что подменили ребёнка. Это же уголовное преступление. Но я выясню всё что в моих силах, позвоню. Только данные о своём сослуживце скажи.

— Спасибо, дружище. Ты как был отличным парнем, таким и остался, — поблагодарил Вадим.

Уже через три дня Алексей позвонил и предложил встретиться.

— Удалось кое-что выяснить по твоему вопросу. В тот день, когда были роды у Татьяны, жены твоего коллеги, также рожала Тамара Попова, у неё родился мальчик. Сначала всё было хорошо. Но вдруг в последний день перед выпиской Тамара написала заявление об отказе от ребёнка. Случай был неординарный. Многие из медицинского персонала, включая заведующего родовым отделением, его запомнили. Семья Поповых — многодетная, при чём неблагополучная. Отец ребёнка оказался страшным человеком, он заставил жену отказаться от новорождённого только потому, что он на них совсем не похож и пятна родимого нет. Решил, что жена ему изменила.

— Какого пятна? – удивился Вадим.

— Не знаю, возможно того, которое увидел твой сослуживец на спине у сына.

Вадим изумился ещё больше:

— Да разве такое бывает? Я думал только в кино. Только при чём тут ребёнок Татьяны и Сергея. Почему им не отдали их собственного сына?

— Возможна произошла путаница. В тот день в одно и то же время в родовое отделение прибыло много рожениц. Даже вот у твоей жены были роды. Часть персонала ещё находилась в отпуске, рабочих рук не хватало. Просто роковое стечение обстоятельств. В общем, есть у меня подозрение, что ребёнок – отказник, может быть настоящим сыном твоего коллеги. Парнишка сейчас в детдоме, адрес имеется.

Вадим был поражён, что аж присвистнул от таких новостей и радовался так как будто дело касалось лично его семьи.

— Ну ты, голова, Алексей, разобрался в два счёта.

На следующий день Вадим рассказал обо всём Сергею. Тот сначала, приняв его в штыки, в конце так расчувствовался, что не смог сдержать слёз. Просил прощения у Вадима за брошенные им серьёзные обвинения и без конца благодарил. Больше всего он виноват перед женой Татьяной, которую просто уничтожил своими подозрениями.

«Я вымолю у неё прощение, на колени встану, но вымолю».

Он приготовил столько слов для жены, но, взглянув в её родные, любимые глаза, смог произнести только одно:

— Танюша, прости меня…

А дальше были слёзы, объятия, прикосновения, которые лучше всяких слов рассказали о чувствах Сергея к жене и Матвейке. Для него и Татьяны он навсегда останется родным сыном. Всей семьёй они приехали в детский дом, чтобы встретиться с мальчиком по имени Фёдор. Так его назвали в детдоме. Только взглянув на светлорусого мальчишку с голубыми глазами, точную копию Татьяны, без всякой экспертизы стало понятно, что это их сын. А кода маленькие детские ручки обхватили шею Татьяны, и тоненький голосок произнёс:

«Мама! Ты – моя мама…» сомнений в том, что они должны стать единой семьёй не осталось.

Спустя месяц долгие бюрократические процедуры закончилась и родные люди воссоединились. Впереди целая жизнь, Сергей и Татьяна уверены, что она будет долгой и счастливой.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая женщина деревенская
Неожиданная встреча

Тьма сгущалась над густым еловым лесом и если бы не огромные сугробы, ничего бы не смог разглядеть одетый в какой-то...

Тьма сгущалась над густым еловым лесом и если бы не...

Читать

Вы сейчас не в сети