Бездомный мужчина

Дети и чуть ли не пинком выгнали родного отца

— Юленька, любимая, помоги мне с лестницей, будь так добра? — Прокряхтел мужчина в сторону кухни, где чуть ли не круглосуточно торчала его любимая жена.

— Иду, Славик! — Нараспев ответила ему девушка в цветастом халатике.

Она быстренько что-то перемешала в кастрюле, выключила огонь, а затем вытерла руки о кухонное полотенце и проследовала за мужем. На выходе из дома он ловко подхватил лестницу, стоявшую рядом, после чего услышал бойкое:

— Тяжёлая же, погоди! — И Юля тут же просунула крохотную ручку под соседнюю деревянную ступеньку. — Или ты меня просто так на помощь зовёшь? Полюбоваться твоей работой? — Шуточно пожурила она мужчину.

— Ну не тяжести же таскать! — Довольно ответил он, но руку жены с лестницы убирать не стал.

Так они вдвоём и обошли дом, помогая друг другу пробираться через заросшие кустарники.

— Слав, ты бы подстриг их, что ли? Все руки мне искололи! Совсем заросли уже, ходить невозможно! — Предложила девушка.

Подобными работами в доме занимался исключительно её мужчина. Он считал, что девичьи руки созданы для более тонких обязанностей (приготовление пищи, рассадка и полив грядок и так далее).

— Слышу, Юль, слышу. Займусь попозже, после крыши. Давно залатать пора было, а Юрку не допросишься. Видите ли, дел у него с друзьями больно много, а родителям помогать времени нет. — Начал жаловаться мужчина на старшего сына.

Юрке было уже четырнадцать и надо сказать, что на пропащего хулигана он никогда не был похож. Маме помогал, хоть и с неохотой, учился на четвёрки с тройками, но «мужскую» работу по дому недолюбливал. Склад ума у мальчишки был каким-то одухотворённо творческим, его вечно тянуло писать стихи, да песни под гитару с девчонками петь, а не заколачивать гвозди.

— Не ругай Юрку, он у нас хороший, другой работой пусть занимается, раз эта не по нраву. А я тебе сама помогу. Если надо, и на крышу залезу с инструментами. — Защищала мальчишку мама.

— Ну нет уж, я тебе не позволю! — Уверенно сказал мужчина, устанавливая лестницу поустойчивее и притаптывая её в землю.

Так пролетело добрых полтора часа. Славка ползал по крыше, чудом удерживаясь на ногах, и проверял её на прочность. Было найдено три слабых участка, в одном их которых шифер и вовсе был пробит насквозь. Пришлось латать основательно, кое-где даже удалось заменить покрытие. Юля в это время придерживала снизу лестницу, подавала мужу инструменты и беззаботно щебетала о всевозможных домашних делах.

Муж постоянно работал, почти не бывая дома, поэтому даже такой короткий отрезок времени наедине радовал обоих. И девушка стремилась как можно больше рассказать ему про то, как проходят её дни с детьми. Семейная пара была многодетной. Помимо старшего сына Юры, было ещё двое средних мальчишек, учащихся в третьем и пятом классах, а также прелестница-дочурка, посещавшая садик. «Коллекцию» карапузов завершал младшенький сын, едва научившийся ползать и агукать что-то более-менее разборчивое.

Почти шестнадцать лет эта пара провела в полном благополучии и согласии. Они поженились и тихонько втайне ото всех расписались, потом Юля переехала к Славе в крошечный домик, который они сейчас и ремонтировали. Шли годы, семья постепенно обзаводилась благами. Начали появляться и расти детишки, так что пришлось перенести в дом туалет и смастерить небольшую душевую кабину, чтобы постоянно не бегать с тазиками и не греть воду для купания в чайниках.

У самого Славки никогда не было приличного хозяйства или животины, но жена исправила эту ситуацию. Она была абсолютно городской девчонкой, никогда не связывавшейся с копанием грядок и разведением животных, но с удовольствием изменилась ради любимого. В доме появились куры, утки, начали неконтролируемо размножаться кролики. На более крупный скот женщина пока не решалась, боялась не справиться и ждала, когда средние ребята хоть немного подрастут.

Дом был — полная чаша. И хотя средств к существованию не всегда хватало, да и комнат было всего две, ребятам как-то удавалось уживаться без ссор и обид друг на друга. Старший сын грезил поступлением в музыкальное училище и мечтал создать собственную группу. На недавний день рождения матери даже удалось подарить ему неплохую электронную гитару, о которой Юрка давно мечтал.

— Хватит на балалайках своих играть! Об учёбе лучше бы подумал, да матери побольше помогал! Скоро уж экзамены, а ты хотя бы наполовину готов? — Беззлобно ругался отец на старшего сына.

Он любил мальчишку, наверное, даже больше остальных детей, но предъявлял ему повышенные требования. В воображении отца Юрка должен был быть самым серьёзным и собранным отпрыском, чтобы показывать хороший пример остальным, а этого категорически не получалось. Благо разрыв в возрасте с другими сыновьями был большой, и они ещё не успели впитать от брата эту юношескую «расхлябанность».

И вот недавно дела семьи пошли в гору. Отец устроился на дополнительные подработки и начал осуществлять то, о чём они с женой подумывали уже несколько лет — расширять дом. Всё-таки семь человек — это вам не шутки, каждому хочется личного пространства, особенно старшим ребятам. Да и одна девчонка среди мальчишек живёт — это же не дело! Стройка и ремонт протекали крайне медленно ввиду недавнего подорожания стройматериалов, категорической нехватки времени, да и самой обычной усталости. Всё-таки основная ответственность легла на плечи бати, который и без того был постоянно занят. Привлекать строительные или ремонтные бригады было накладно, тем более что у Славы уже был ремонт строительства и он был полностью уверен в том, что если хочешь чтобы что-то было сделано хорошо, то надо делать своими руками.

Тут и детям уже было не отвертеться. Максим и Митя — средние сыновья проявили свой детский интерес к стройке и постоянно крутились возле отца, поднося ему инструменты, помогая замешивать растворы и даже выкладывать кирпичи. Им и Юрку удалось привести без особых проблем. Когда парнишка понял, что может рассчитывать на собственную комнату в доме, принялся за дело с удвоенным усердием. В общем, всё шло гладко настолько, насколько это вообще было возможно в подобных условиях. Работали гладко, слаженно, хотя и не без разногласий. Юля с доченькой только и успевали любоваться, да приносить труженикам домашние пирожки в качестве перекуса.

Ребята же успешно залили фундамент и даже начали складывать стены, как вдруг что-то пошло не так. Никто позже не мог сказать, откуда всё началось и что послужило причиной. Юле показалось, что она давно чувствовала что-то неладное, а тут в один день семья будто развалилась на части.

— Мам, я сегодня не пойду в школу. — Произнёс десятилетний Максим за завтраком.

— И я тоже! Мы сегодня дома! — Тут же поддержал его двенадцатилетний Митя.

— Что за ерунда, что за бунт на корабле? — Ничего не поняла утомлённая Юля.

Эту ночь она провела почти целиком на ногах. Восьмимесячный Мишка устроил истерику на несколько часов, его приходилось три раза выносить на улицу и успокаивать, чтобы не мешать остальным домочадцам. То ли у парнишки были колики, то ли резались зубки, то ли начал проявляться характер — мама так и не поняла. Конечно, она проходила уже похожие периоды со старшими детьми, но Мишка, как ей всегда казалось, отличался от остальных просто железобетонным спокойствием. Он мог спать под крики старших детей, не реагировал на звуки пылесоса или громкую музыку, да вообще не доставлял проблем! Почти всё детство малыш просыпался исключительно чтобы покушать, полюбоваться на родственников, а затем так же сладко засыпал, сунув кулачок в рот. Юля даже врачам его показывала, опасаясь за здоровье младенца. А те проводили тесты, делали анализы по графику и крутили пальцем у виска.

— Девушка! Что вы к нам пристали? Здоровый у вас ребёнок, всё у него в порядке! У вас же пятый уже, чему вы так удивляетесь? Порадовались бы лучше, что наконец, в доме тишина, да покой. Подарочный он у вас, гордитесь лучше! — Говорили в больнице и старались спровадить девушку поскорее.

— Но как же так! Может, он немой у меня? Или глухой? Не бывает таких спокойный детей! Может, я ем что-то не то? — Допытывалась девушка.

— Успокойтесь. Здоровье у него отличное, приходите, когда заболеет! — Убеждали её врачи.

А она и верила…

А теперь начинала скучать по тем месяцам, когда Мишка и вовсе не подавал голоса. А тут ещё и эти двое в школу идти отказываются. Ну что за напасть такая?

— Да что случилось у вас? Объясните хоть! Поругались с кем-то? Двоек не хотите? Контрольная? — Допытывалась мать в надежде найти разумное объяснение.

— Мне школа надоела! — Заявил Максим. — Нечего в ней делать, все вокруг тупые! Только время зря тратим. Лучше вон, с ребятами гулять или хотя бы печку в доме складывать. — Уверенно заявил он.

— Чего-о? — Изумилась мать.

Такой наглости она от собственных детей ещё не видела.

— Макс всё правильно говорит, мам. Учёба — это не наше, нам что-то попроще, да поинтереснее надо. Я хочу с мальчишками на футбол записаться в команду. Меня берут, я уже спрашивал! — Огорошил её Митя.

— С ума посходили мне тут? Школу бросать! Где это видано! Это тебя Максим, Митька науськал, да? Признавайтесь давайте, я же вижу, откуда ноги растут! Митя! — Вспылила ничего не понимающая девушка.

— Да ну нет, мам. Это мы вместе решили. Вон, Юрка тоже в школу ходит, и что? Чему-то путному научился, что ли? — Выступил Митя.

Пришлось подключать к разговору старшего сына. Мать то и дело заламывала руки, смахивала непрошеные слёзы и была так поражена, что не могла толком сказать ничего путного кроме ругательств. Вообще она даже не помнила, когда в последний раз так ссорилась с детьми. Наверное, никогда? Раньше всё удавалось решить миром. Ребята всегда уважали и слушали её, а сейчас начался какой-то внезапный бунт.

Юрка нехотя пытался объяснить братьям, что в их возрасте так разговаривать с мамой нельзя, что нужно учиться изо всех сил, что нужно стараться ради оценок и будущего. Казалось, всё пролетало мимо ушей мальчишек. Да и что тут можно было заявить? У самого Юрки ветер в голове гулял, он не верил в то, что его заставляли делать.

В тот же вечер мальчишки пришли со школы все в синяках. Они долго скрывались от матери, прикрывали руки рубашками, а головы опускали вниз, пытаясь спрятать лица. Даже шлялись где-то до вечера, чтобы не быть пойманными на драке до последнего. Но конечно, скрыть содеянное им не удалось. Женщина так и осела, как только заметила наливающиеся фингалы и стёртые костяшки пальцев.

— Что с вами? Кто это сделал? Почему…? — Сыпались вопросы, на которые совсем не хотелось отвечать.

Юля потом даже ходила к классному руководителю, а затем и к директору с подобными вопросами. Ни сами мальчишки, ни одноклассники, ни учителя не могли адекватно объяснить, что произошло. Ну подумаешь, подрались. Прям событие невероятное! Что-то не поделили, да и всё. К чему здесь разбирательства? И всё можно было бы замять и забыть, если бы это был разовый эпизод.

В течение следующего месяца уже саму маму несколько раз вызывали в школу из-за подобных происшествий. Мальчишки то и дело начали вступать в перебранки: то с младшими что-то не поделят, а то и на старших начнут кидаться. И ведь так упорно сражаются! Горой друг за друга стоят, не сдаются! Теперь в школе, да и во дворе за ними закрепился статус местных хулиганов. Нет, они не отнимали ни у кого деньги, сами не вступали в конфликты, не трогали девчонок, но и не упускали возможности помериться силами, если кто-то начинал их подначивать. И ни мать, ни отец, ни старший брат не могли убедить их, что поступать так некрасиво.

Вслед за ними и младшая доченька решила показать характер. Наслушалась видно, насмотрелась на братьев, да врезала какому-то одногруппнику в садике лопаткой по носу так, что врачам пришлось вправлять вывих. Причину девочка не назвала, но воспитательница заметила, что у неё с этим мальчишкой давняя неприязнь и неприкрытое соперничество. Видимо, девочке надоело терпеть такое отношение, и она решила показать «кто тут главный» старым-добрым методом.

Потом появилась новая беда, откуда не ждали. Юрка, взбрыкнув на родителей из-за каких-то домашних правил, которые ему не понравились, заявил, что собирается уйти из дома. Мол, раз малышня делает, что хочет, уж ему-то и вовсе позволено так поступать. У мальчишки как раз недавно появились первые серьёзные отношения, и он не желал упасть в грязь лицом, слушаясь мамочку с папочкой. Даже подработку себе подыскал, а затем и съёмное жильё, чтобы водить туда девчонок. А раз есть своя комната, работа, да девушка-красавица, то выходит, что на учёбу в школе-то времени и не остаётся? А значит, пора от неё отказываться. Подумаешь, без образования вырастет! Не пропадёт! Какая-то такая у неё была логика.

Мама, услышав подобные новости, чуть в грядки не свалилась от шока. Спасло наличие лопаты в руках и врождённое чувство равновесия. Как это так? Её Юрка, её свет в окошке и помощник такое заявляет? Он же ещё юный совсем, какая работа? Какие девчонки? Какое отдельное жильё, когда парню и пятнадцати нет?

Благо, тут подействовала целительная сила отцовского «кнута» Нет, он никого не избивал. Но когда Юрка предпринял первую попытку сбежать из дома, тут же отловил мальчишку. Пришлось, правда, уйти с работы, а потом брать дополнительные смены, но это того стоило. Уж неизвестно, о чём они говорили с сыном за закрытыми дверями, но длилось это добрых полтора часа. Отец вышел с победоносным видом, а Юра выглядел раздосадованным, обиженным и потупившемся. Он на время перестал быть таким дерзким и спорить со взрослыми, но казалось, что не оставил надежды сбежать от родителей.

Мать уже не знала, за что хвататься. Такие милые, послушные и во всех смыслах положительные детки вдруг стали приносить одни неприятности. Её вызывали в школу, по дороге домой она встречала обеспокоенных (и даже взбешённых) родителей других детей, а дома ждали ещё большие разбирательства. Совсем неудивительно, что у девушки начали не выдерживать нервы, а за ними появились проблемы и с сердцем. Сначала она чуть не упала посреди огорода, а затем пришлось и вовсе лечь в больничку на обследования. У неё что-что болело в груди, начались постоянные головокружения и скачки пульса. Врач диагностировал у Юли прединфарктное состояние. Это казалось удивительным, ведь девушка всегда славилась отменным здоровьем, никогда не жаловалась на сердце, да ей вообще всегда говорили, что с её давлением только в космос летать. Да и детей, вон, сколько нарожала, а до сих пор скакала, будто её всё ещё двадцать. Ох, подорвали её здоровье, всё-таки, эти детские выходки. Старалась бороться, переживала сильно, волновалась, не могла спать и нормально мыслить, вот и вылилось всё в проблемы с сердцем.

А там и муж решил масла подлить в огонь, пока появилась такая возможность. Нашёл себе любовницу! Поначалу, конечно, просто на работу сбегал, иногда сутками не появлялся, но исправно приносил деньги и старался достроить дом. Затем появились уже ссоры между супругами. Вроде и не было объективной причины для них, просто накопилось какое-то всеобщее недовольство и усталость. Юля винила мужчину в том, что он совсем не участвует в домашних делах, не видит детей и как будто не желает провести с ними даже лишней минутки. Он в ответ твердил, что она просто дура, раз не замечает его вклада в их общую семью. Тряс перед лицом деньгами, кидался в стену посудой и утверждал, что это она во всём виновата. Мол, она не занимается детьми, поэтому они и начали своевольничать настолько, что уже не видят никаких авторитетов. Это был удар ниже пояса.

— Я? Я не занимаюсь? Если не я, то кто же, интересно, все эти годы детей тянет? Кто каждую ночь их всех спать укладывает? Кто с самого детства им пелёнки-распашонки вручную стирает до мозолей на пальцах? — Возмущалась Юля, ошарашенная такими обвинениями.

— Да я давно уже тебе машинку купил! Она сама всё стирает! — Парировал Слава.

— Как будто только в машинке дело! У нас пятеро детей, ты вообще в курсе? Ты хоть понимаешь, сколько им нужно внимания? Сколько времени надо, чтобы с каждым пообщаться, спросить о самочувствии, новостях, помочь с домашним заданием! Ты когда-нибудь хоть что-то из этого делал? — Закипала девушка.

Никогда! Никогда раньше она так не наезжала на мужа. Ей казалось, что уж в их-то семье полное взаимопонимание. А теперь оказывается, что она бездельница? Плохо воспитала?

В общем, так они и разругались в пух и прах. Дошло до того, что он просто в один день взял с собой сумку с вещами, какие-то документы и исчез. Все говорили, мол, дурак, перебесится, но Юля уже чувствовала, что это начало конца. Будто знала, что больше не увидит мужа. Его не было день-другой, затем прошла неделя и после безуспешных попыток дозвониться Юля решила, что пора идти в полицию и объявлять мужчину в розыск. Документы подала, ситуацию подробно описала и стала ждать, да так и не дождалась. Мужчина будто сквозь землю провалился без единой зацепки.

Объявился лишь через три месяца. И то сил не хватило чтобы лично встретиться, лишь сообщение с незнакомого номера прислал. Мол, люблю другую, а от тебя одни проблемы. И дети ему не нужны, да и неизвестно, от него ли они вообще. В общем, поступил как как последний подлец, просил её одну с пятью детьми и даже угрызений совести не почувствовал.

Как она горевала, это просто словами не передать! Ревела день и ночь, стараясь скрыться от детей, чтобы не видели маму в таком состоянии. Забила и на себя и на хозяйство, была совершенно не в состоянии заниматься чем-то полезным. Малышня ещё больше от этого распоясалась, чувствуя безнаказанность.

Хорошо хоть Юрка тут взял всё в свои руки. Всё-таки устроился на подработку, худо-бедно занялся огородом и младшими братьями с сестрой, попутно пытаясь вытащить мать из депрессии. Только это ему не удалось. Зато удалось соседке!

К ним в домик напротив как раз переехала молодая и довольно зажиточная семья. Девушка была чуть моложе самой Юли, но когда увидела соседку в таком состоянии, просто не смогла пройти мимо. Ежедневно начала бороться за неё: то деньгами поможет, то по хозяйству поколдует, то с детишками поиграет, то в парк саму Юльку сводит. И Юля, глядя на соседку, в какой-то момент поняла, что её жизнь вовсе не кончена. Да, муж ушёл, но есть голодные дети, которые без неё не справятся. Разве она может их бросить? Да и стоит ли ставить на себе крест из-за бывшего мужа?

Теперь пришлось уже ей самой выходить на несколько работ сразу. Девушка и до этого подрабатывала, но лишь по паре дней в неделю, а теперь полностью загрузила себя так, чтобы даже минутки свободной не осталось на самокопание. Они с Юркой и Нелей, соседкой, составили чёткий распорядок уборки, готовки и ухода за малышнёй. Неля просто помогала по-соседски, а Юрка так увлёкся в попытках помочь маме, что и вовсе почувствовал себя главой семьи.

Слава богу, выкарабкались. За пару лет даже умудрились остаток дома достроить и какую-то мебель приобрести. К тому времени уже и Макс с Митей повзрослели, стали настоящими мамиными помощниками.

Прошло лет пятнадцать.

Почти все дети выросли, встали на ноги, Юрка даже успел собственной семьёй обзавестись и поселился в домик по соседству. И тут случилось то, чего уже никто не ожидал и даже не надеялся! Объявился отец. Славка, уже порядком потрёпанный и измученный жизнью, с залысинами и больной печенью показался на пороге своего старого домика. Мишка, младший сын, даже не узнал отца, но это и неудивительно, ведь тот ушёл, когда тому ещё и года не исполнилось. Мальчишка хотел впустить незнакомого дядю, но повезло что с ним оказался Юрка. Он, конечно же, узнал блудного папашу и закрыл перед ним дверь. Словами не передать, как удивился Славка, что его не пускают к себе домой.

— Это мой дом! У меня документы есть! Я его строил, да я же тут сам всё делал! Юрка, не помнишь? Крышу с тобой латали! Миха! Качельки, вон, с тобой катались вместе! — Орал он, надеясь непонятно на что.

Конечно, никто его не впустил. Дети чуть ли не пинком выгнали этого мужчину, Юрка даже подраться хотел, но ему не дали. Маме решили вообще ничего не говорить, чтобы её не расстраивать. А батя так и ушёл ни с чем искать приют у дальних родственников. Даже судиться не стал. Наверное, понял, что никто его слушать не станет с таким прошлым. А Юлька — молодец. Сумела-таки одна малышню поднять. Не без помощи, но разве же это важно?

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Милая красивая девушка зима снег
Всё получится

Вот уже три года, как Настя жила и работала в городе. Поступить в юридический институт на бюджет у неё не...

Вот уже три года, как Настя жила и работала в...

Читать

Вы сейчас не в сети