Истории из жизни — Бабушка, а вы со мной поделитесь? На неё смотрела девочка с голодыми глазами…

— Бабушка, а вы со мной поделитесь? На неё смотрела девочка с голодыми глазами…

Девочка смотрит в глаза

Отщипывая кусочек за кусочком от румяного батона, баба Катя кормила голубей. Заодно и поглядывала, как весело резвятся дети, а рядом с ними вальяжно прохаживаются их родители.

Вспомнились юные годы, когда они вот также бегали в парке, наслаждаясь летними деньками. Гордые и в тоже время, добрые птицы, то подлетали и клевали хлеб, то наоборот, резко срывались с места, унося за собой вожделенный кусочек. За этим занятием её застала знакомая соседка:

— Катя, привет! Ты снова на своем посту. И почему-то я не удивлена тому, что смогла именно здесь тебя найти?

В ответ старушка улыбнулась и произнесла:

— А где же мне быть? Я ведь им почти, как мать. Только по имени их не назовешь, всё же, птицы, да и выглядят все как один. Кстати, а ты чего за мной следишь?

Соседка потупила взгляд и тихонько прошептала:

— Дед у меня опять разошёлся, вот я и сбежала из дома. Но следить за тобой точно не собиралась.

Осталась ещё половина батона и, посмотрев на неё, баба Катя произнесла:

— Ладно, оставлю на скамейке, голуби или воробьи всё равно склюют.

Поднявшись, она направилась в сторону дома, а затем, резко развернувшись, вопросительно проговорила:

— Ну, а ты чего стоишь? Идём ко мне, чай с пирогами попьём, заодно и тучи переждёшь. Пусть твой дед немного успокоится, тогда и вернешься.

Но не успела она договорить последние слова, как мимо скамейки пробежала маленькая девочка и схватила оставшийся батон. Баба Катя даже слегка опешила:

— Надо же, вот ведь дети пошли. Постой, а зачем она батон утащила?

Соседка, не дожидаясь приглашения ответить, произнесла:

— Наверное, шкодница какая-нибудь, того и гляди, бросит хлеб и поминай, как звали. Сейчас дети вообще распоясались, никакой управы на них не найти.

Что ни говори, а доля правды в этом была, но бабе Кате показалось совсем иное видение ситуации. Однако делиться своими мыслями она не стала. Спустя полчаса они пришли к ней в квартиру:

— Включай телевизор, Лида, послушаем, что по новостям гоняют.

В ответ прозвучала насмешливая фраза:

— Ага, конечно, опять скажут, что депутаты о нас заботятся и новые льготы готовят, а в итоге пустое слово. Да ты что Катя, разве можно так издеваться над собственной нервной системой? Давай лучше чаю попьём и какой-нибудь фильм посмотрим. Ты вроде говорила, что внучок тебе чудо техники купил, вон и… как их… диски вижу.

Выглянув из кухни, баба Катя шутливо произнесла:

— И всё ты подмечаешь, ничего от тебя не утаишь. Там на второй полке есть советские фильмы, сейчас их и посмотрим.

Через десять минут был готов ароматный чай и старушки уселись в кресла, чтобы начать просмотр любимого кино. Интересно было наблюдать за тем, как они эмоционально реагируют вместе с киногероями. Вроде бы всё наиграно, а такое впечатление, словно действия происходят в реальности. Больше двух часов они смотрели фильмы, пока вдруг соседка не подскочила и не посмотрела на часы:

— Ой, Катя, пойду-ка я домой, а тот дед меня уже потерял. Спасибо за чай и за кино, как-нибудь ещё раз так посидим.

Проводив соседку, баба Катя вернулась в гостиную, села обратно в кресло и досмотрела последнюю серию. После этого она выключила устройство и накрыла его прозрачной тканью. Оставшись опять одна, старушка вдруг вспомнила про ту девочку, что сегодня в парке схватила остатки батона и резво убежала. Лицо этого ребёнка было до боли знакомо, словно они уже где-то встречались. Баба Катя пыталась напрячь память, но всё безуспешно. Такое чувство, что кто-то специально делал так, чтобы прямо сейчас она не смогла ничего вспомнить. И подталкивал её к тому, что нужна ещё одна встреча, которая и откроет все карты.

На следующий день она снова хотела идти в парк, но ту позвонил сын и предложил отдохнуть за городом:

— Ну, а что мам, хватит тебе в четырех стенах сидеть!?

Екатерина Семёновна не стала отказываться, тем более что давно хотела посмотреть, как они там ремонт сделали. В общем, два дня она провела не просто на природе, а в окружении самых близких ей людей. Но что-то внутри всё равно продолжало угнетать, словно какое-то чувство вины за несовершенный проступок. Сын это заметил и, подсев к ней в беседке, тихонько спросил:

— Мам, тебя что-то беспокоит? Я же вижу, что ты сама не своя, хотя поводов для волнений не наблюдается.

Положив ему голову на плечо, она ответила:

— Знаешь, сынок, порой мне кажется, что я всё близко к сердцу принимаю.

Проведя рукой по её волосам, Павел произнёс:

— Ты это о чём?

И тут мать ему поведала о том, как видела маленькую девочку в парке, которая жадно схватила батон и скрылась из вида. Дослушав до конца, Павел резюмировал:

— Скорее всего, что твоя соседка права и девочка действительно с кем-то играла. Ну, а хлеб схватила машинально, так дети иногда делают. Вспомни, хотя бы, меня в детстве, какой я был неусидчивый ребёнок?

Покачав головой, Екатерина Семёновна, улыбаясь, проговорила:

— Это точно, за тобой нужен был глаз да глаз. И если не уследить, то потом беды точно не миновать. Но я ведь не это имела в виду: мне просто показалось, что девочка была голодная.

Павел посмотрел по сторонам, а затем спокойно произнёс:

— Вот именно, что у тебя всего лишь разыгрались эмоции. Не может быть такого, чтобы ребёнок голодным бегал по улицам, да ещё и без присмотра. Я почти уверен, что где-то поблизости были родители. Зря ты так за неё переживаешь, лучше о своём здоровье подумай.

Екатерина Семёновна сообразила, к чему клонит сын: он бережёт свою маму, чтобы та ненароком куда-нибудь не влезла. Но это не тот случай, чтобы проявлять беспечность, а вместе с ней и мнимую заботу. Да, именно так, ведь она прекрасно понимала, что сын просто делает вид, что ему очень, важно знать, как живёт его мама. На самом же деле, Павел привёз её за город, чтобы визуально отчитаться перед соседями: мол, смотрите, я своих стариков не забываю и всегда о них забочусь. С другой стороны, такое отношение Екатерина Семёновна прощала своему сыну. Ведь он много трудился и, порой, забывал о тёплых чувствах и нежности. Жизнь тоже испытала его на прочность и часть положительных эмоций просто выветрила.

Вместе с тем, баба Катя решительно настроилась на то, чтобы снова увидеть эту девочку. Но, как и когда произойдет их встреча, пока было неясно.

Через пару дней Павел привез мать обратно в квартиру:

— Спасибо, что удостоила нас своим вниманием, даже дети рады были, что их бабушка рядом. И поверь, мама, если ты думаешь, что я всё это делаю ради показного хвастовства, то это не так: мне действительно тебя порой не хватает. Словно детство незаметно пролетело, а я даже ребенком не успел побыть.

Заметив на его лице еле видимые слёзы, Екатерина Семёновна вдруг усомнилась в том, что сын лишь номинально о ней заботится. Никогда ещё она не слышала от него столь проникновенных слов.

— И вот, что, мам, если ты действительно переживаешь за эту девочку, то найди её и пусть она узнает нашу доброту. Я обязательно помогу, если скажешь, и не останусь в стороне.

Что же такого произошло с её сыном? Почему он изменил своё мнение и вспомнил про девочку? Вопрос шёл за вопросом, а ответов пока не было. И Екатерина Семёновна не могла понять, какие обстоятельства или причины так сильно на него повлияли. И отдых за городом здесь вообще не причем: было сразу видно, что сын самостоятельно принял решение помочь. Жалея о том, что так надменно о нём подумала, она высказалась:

— Прости, сынок, что не поверила в твою доброту. В последнее время мы не часто общаемся, и те минуты, что ты проводишь в моем обществе, всегда казались мне принуждением. Но сейчас я вижу, что лучик света, что теплится в твоей душе, никогда не угасал. Просто люди его не всем показывают.

Павел обнял маму и произнёс:

— И ты меня прости, что веду себя сдержанно. Я действительно кручусь, как белка в колесе и не могу светить для всех, словно яркая лампочка. Но поверь, что во мне столько доброты, что хватит на долгие годы моего существования.

Екатерина Семёновна как-то во время вспомнила про отца Павла: тот тоже редко улыбался, и не всегда от него можно было услышать ласковые слова. Зато, когда для этого был подходящий момент, то окружающие его люди удивлялись, как можно быть таким лучезарным. Екатерина Семеновна бога в душе благодарила за то, что он подарил ей такого заботливого сына. Павел стал собираться, и, когда остановился в прихожей, тихонько произнёс:

— Пусть твои годы сделают остановку, чтобы ты, как можно дольше радовала меня и внуков.

Тут и без лишних слов было понятно, о чём хотел сказать сын. Проводив его за дверь, Екатерина Семёновна присела на стул и, прикрыв лицо руками, заплакала. В этот момент у неё не просто стонало сердце, а душа просила успокоения.

Через полчаса после ухода сына пришла соседка Лида:

— Привет, ну, как отдохнула!?

Посмотрев на неё заплаканными глазами, Екатерина Семеновна ответила:

— Всё хорошо, даже лучше, чем я ожидала. И, оказывается, мой сын полон сантиментов. Никогда бы не подумала, что он может переживать за чужого человека. Похоже, что я что-то пропустила в его воспитании.

В ответ она услышала то, чего, возможно, и вовсе не знала:

— Это гены твоего Стёпы, я ведь помню, как он всем во дворе помогал. Но при этом, никогда лишнего слова не говорил. Всего было в меру: доброты, скромности и справедливости.

Вот это да – чужой ей человек с положительной стороны охарактеризовал отца Павла. Махнув рукой в сторону кухни, Екатерина Семёновна произнесла:

— Пошли, есть у меня немного наливки, взбодрим свои души, чтобы они ещё долго не умолкали.

Разговор с сыном пришёлся, как нельзя, кстати, ведь Екатерина Семёновна давно хотела с ним откровенно побеседовать. И не то, чтобы она сомневалась в родственных чувствах, просто ей нужно было понять, как Павел изменился за последнее время.

Через день она, всё же, пришла в тот самый парк. Внутри было какое-то смятение: вроде никого не ищет, а ведёт себя словно шпион. Достав из сумки батон, Екатерина Семёновна стала его щипать и бросать голубям. Птицы услышали знакомые звуки и ринулись в кружок. Такое впечатление, будто они давно её тут поджидали.

Прошло немного времени, и баба Катя уже стала закрывать глаза, как вдруг ей показалось, что кто-то шаркает за спиной. Обернувшись, она увидела ту самую девочку, но теперь бедняжка собирала крошки с земли, и складывала их в карман. От удивления Екатерина Семёновна выронила остатки хлеба из рук. В ту же секунду девочка к ней подскочила и подняла его с земли:

— Вот, держите, он почти не испачкался.

Баба Катя взяла батон, а у самой внутри все перевернулось: ведь малышка, не отрывая глаз, смотрела на него и вытирала губы. Не в силах больше терпеть подобное испытание нервов, она убрала хлеб на скамейку, а затем взяла девочку за руку и произнесла:

— Пусть его птицы доклюют, а мы с тобой в магазин сходим и там булочку купим.

Словно притянутая магнитом, девочка подчинилась и пошла вслед за Екатериной Семёновной. В магазине они сразу же прошли к стеллажам с хлебобулочными изделиями. Не глядя на ценник, баба Катя выбрала самую вкусную сдобу. Девочка посмотрела на булочку и тихонько прошептала:

— Тётенька, а вы со мной поделитесь?

У Екатерины Семёновны ещё больше сердце сжалось:

— Господи, малышка, да это я тебе купила, ешь на здоровье.

В придачу к булочке баба Катя приобрела и коробку виноградного сока.

Выйдя на улицу, они присели на лавочке, и только тут девочка принялась за угощение. Она так жадно ела булочку, что баба Катя еле сдержалась, чтобы не заплакать. Поглаживая её по плечам, старушка думала о том, как могло так произойти, что ребёнок один и голодный. У неё созрел план относительно того, как узнать местожительство девочки. Вызвавшись её проводить, Екатерина Семёновна, однако, услышала отказ:

— Не надо, я сама дойду. Дорога мне знакома, так что, не заблужусь.

Баба Катя кивнула:

— Хорошо, но ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь. Я в парк часто прихожу, вот и ты наведывайся.

Девочка убрала половинку булочки в карман и попрощалась. Дождавшись, когда она свернёт за угол, Екатерина Семёновна тихонько направилась следом. Ей пришлось, как мышка скрываться за кустами, чтобы не выдать своего присутствия. Наконец, девочка, сама того не зная, привела её к своему дому.

Из подъезда тут, же, выскочил такой же маленький мальчик и обнял бедняжку. Скорее всего, что это был её брат, другого варианта Екатерина Семёновна пока не могла предположить. Девочка достала из кармана булочку и передала ему в руки. Тот схватил сдобу и за несколько секунд съел. Похоже, что он тоже был голодный. Но неужели такое бывает, подумала Екатерина Семёновна? В наше время, когда безопасность детей на первом месте, получается, что они остаются без должного внимания? Всё это мучило и тревожило старушку, но в тоже время, она пока не знала, как поступить. Понятно, что не в её компетенции вмешиваться в чужую семью. Но если сейчас ничего не сделать, то потом будет поздно.

Рискуя быть замеченной, Екатерина Семёновна пересекла двор и уселась на лавочке у крайнего подъезда. Ей хотелось понаблюдать за тем, что дальше будут делать эти бедные дети. Однако за полчаса, что она там сидела, к ним никто так и не подошёл. Девочка и мальчик мирно бегали по площадке, словно вокруг больше никого не существовало. Но тут неожиданно появилась какая-то женщина и грозно произнесла:

— Опять шумите, покоя от вас нет.

Тихонько, чтобы дети её не заметили, она подошла к этой громогласной женщине:

— Извините, а вы хорошо их знаете?

Посмотрев на незнакомку, та, все же, ответила:

— Конечно, они уже восемь лет здесь живут. Вместе с родителями сюда приехали, чтоб им пусто было. А вы, что, из какой-то организации? Вот и правильно, давно пора взяться за их непутёвую мать, а то дела никому нет, и дети сами себе предоставлены.

В ходе доверительной, если её можно так назвать, беседы, Екатерина Семёновна узнала и другие, куда более шокирующие подробности об этой семье.

Оказывается, мать девочки и мальчика давно прикладывается к горячительным напиткам. Соседи об этом знают, но делают вид, что не замечают. Мало того, надзорные органы, которые по роду своей службы обязаны работать с такими семьями, вообще не предпринимают никаких мер. И в итоге, дети не то, что сами себе предоставлены, они ещё и брошены при живой-то матери.

Запомнив адрес, Екатерина Семёновна вернулась домой и позвонила сыну. Вкратце она рассказала ему, что увидела и какой эффект на неё это произвело. Павел выслушал мать и пообещал, что приложит все усилия, чтобы помочь бедным детям. Он задействовал свои связи и уже через несколько дней в квартиру горе матери наведались из опеки и социальной защиты. Понятно, что они обо всем знали, но ради того, чтобы отчитаться, учинили разнос и сделали вид, что шокированы увиденным бардаком. С помощью самой Екатерины Семёновны удалось найти дальних родственников, которые согласились на время взять детей к себе. Затем была суровая беседа с их матерью и показательный суд с лишением её родительских прав.

В силу своего возраста баба Катя не могла оформить на них опекунство, зато желание по воспитанию мальчика и девочки изъявила мать проблемного отца. Дело в том, что дети родились в незарегистрированном браке, какое-то время родители жили вместе, а потом папаша исчез в неизвестном направлении.

И вот, спустя годы, выяснилось, что он ушёл на тот свет, и только недавно его мать нашла фотографии и документы, из которых и поняла, что у сына были дети. Она вообще об этом ничего не знала, потому, что он жил скрытно, а в последнее время никого к себе не пускал и злостно пил. Скорее, всего, что по этой причине и умер.

В общем, детей пристроили, и больше они не будут собирать крошки, чтобы утолить голод. Екатерина Семёновна договорилась с ней и периодически навещает ребятишек. Как бы там, ни было, а ведь это, благодаря бабуле удалось спасти две детские жизни от провала в мир грязи и унижений.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Неожиданный поворот событий

Вы сейчас не в сети