Трактор поле

Фермер

Темнота постепенно сгущалась над обширными сельскохозяйственными угодиями, раскинувшимися на многие километры вокруг. Здесь легко можно было потеряться среди зарослей капусты, баклажанов и иных дорогостоящих ныне для многих деликатесов. Казалось бы, что ничто уже не должно было нарушить идиллию на сельских полях. Но вдруг вдали, пробиваясь сквозь заросли озимой пшеницы замелькал свет от ярких фар приближающегося автомобиля. Это был гигантских размеров дорогой внедорожник.

Сквозь лобовое стекло, в последних лучах быстро заходящего оранжевого солнечного диска можно было разглядеть пару весьма плечистых головорезов, злобно зыркающих по округе свирепыми глазами, третий же их спутник надёжно укрылся от посторонних взглядов на заднем сиденье.

Вскоре автомобиль, который нещадно трясло на выбоинах, оставленных широкими колесами трактора, наконец остановился у глубокой мелиоративной канавы, ищущей вдоль всего поля. Обычно воду оттуда использовали для полива плантаций, но в этот раз она пригодилась совершенно для иных целей. Выйдя из машины, пассажир с заднего сидения — низенький тучный мужчина с лоснящейся лысой головой торопил своих подчинённых.

— Давайте -ка ребятки поторопливайтесь! Не хотелось бы чтобы кто-то нас заметил. Бережёного, как известно бог бережёт, — глубокомысленно изрёк толстяк.

— Всё будет в порядке шеф, не впервой нам заниматься такой грязной работой, правда столь крупная добыча, давно уже не попадала в ниши сети, — ответил ему один из амбалов.

— И поделом старику! Мог бы сразу всё подписать, а не ерепениться, — подхватил второй качок.

После чего, под строгим взглядом босса, они быстро выскочили из салона, да поскорее побежали к багажнику, ведь платят им точно не за пустую болтовню. При этом не заметил пассажир с переднего сиденья, того что выпала от его движения небольшая папка с документами лежащая сзади.

Открыв багажник, верзилы вытащили оттуда бездыханное тело пожилого уже человека, схватив его за руки и ноги, они размахнувшись, бросили его тело прямо в канаву, наблюдая как медленно оно погружается в пучину. Но тут вдруг вдали замелькал свет от фар приближающегося трактора. Взглянув туда, Семён Игнатьевич, тут же дал команду, немедленно ретироваться. Так преступная тройка и сделала, живо вскочив в машину и умчавшись восвояси…

Осень постепенно вступала в свои права, зерновые с полей в основном уже были убраны, но от этого меньше работы у крепкого мужчины управляющего трактором-комбайном не было, ведь аккурат подошла пора уборки с поля картофеля. В нынешнем году тот уродился на редкость крупный, а главное отборный. На счастье Максима ему почти не приходилось отбраковывать элитные клубни, которые он собирался продать одной частной компании занимающейся изготовлением чипсов.

Хороший делом занимался мужчина, нужным для общества, вот только доходов оно ему к сожалению почти не приносило. Не рассчитал немного он похоже собственных возможностей, точнее тех и сил богатырских то у него было хоть отбавляй, но отчего-то труд его ценился на рынке весьма низко, в отличии например от работы программиста или нефтяника, да даже лётчиком он получал в разы больше.

Вот только все профессии в мире важны, так он считал, ведь если не вырастит он картофель и не соберёт урожай зерна, чем питаться тогда будут вышеуказанные граждане с элитной работой? Часто задавал Максим себе подобный вопрос, будучи уверенным, что в таком случае уж точно не понадобятся людям подобные услуги, когда в желудке у них булькает пустота.

Пару лет назад, выйдя в отставку в чине полковника военной авиации, мужчина решил что слишком молод он ещё, чтобы уходить на заслуженный покой, коротая долгие зимние вечера у телевизора, потому приценившись и решил он вложить свои небольшие средства в покупку старой фермы в одном из отдаленных районов области, да вместе с престарелой матерью и переехать из крошечной хрущёвки, где они жили, в просторный деревенский дом.

Всё таки за годы армейской службы, привык он жить скромно, наверное потому что некогда особо ему было тратить деньги. Оттого и личную жизнь не устроил Максим, потому как любил он только штурвал своего истребителя, которого ласково называл коньком-горбунком за резвость его и красоту. Первым делом для него были самолёты, ну а девушки уж точно потом. Небо всем являлось для мужчины, настолько обожал он его. Да так дообожался, что и к 50 не нашёл свою суженую, похоже уже оставшись в вечных холостяках навсегда. Постоянно и мать его Зоя Ивановна твердила сыну, что непременно тому следует жениться, да пока не поздно завести ещё и ребятишек, если найдёт он конечно для себя женщину помоложе, уж больно ей хотелось ещё внучат понянчить успеть.

Но что мог ей ответить сын, по заказу ведь такие дела не делаются, да и забыл он совсем, как это вообще с женщинами знакомится, цветы им дарить, ухаживать. Да и какие вообще тут в глуши могут быть дамы?

Хотя конечно парочка таковых имелась у фермера на нынешнем сборе урожая, вот только лучше уж бы и вовсе леди с опухшими лицами не являлись на работу, так как в их извечно болезненном состоянии проку от них было не больше, чем от козла молока. Пришлось Максиму за ними всю работу переделать, при этом имели ещё те наглость заявить, что маловато денег он им заплатил, грозились мужей своих прислать, а уж у тех разговор с ним будет коротким.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Тяжеловато конечно было летчику шлёпнуться с небес прямо о сырую землю, но всё же несколько сгладило его падению то, что фактически вырос он на ней, почти всё время проводя у бабушки в деревне, потому и вложил он свои деньги в ферму, так как иного подходящего для себя занятия не видел.

Просто просиял бывший владелец фазенды, когда наконец избавился от хомута, мертвым грузом висевшем на его шее. Однако об этом обстоятельстве, он конечно из скромности умолчал, наоборот расхваливал ферму и её отличный жирный чернозём, на котором всё растёт, словно как на дрожжах. В принципе не обманул его бывший владелец, вырастить на обширных угодьях действительно можно было много чего, что и сделал в первый год Максим, рассчитывая к зиме на замечательные барыши, вот только только кроме огромного шиша и головной боли, ничего более он не получил. Под завязку мужчина набил овощехранилища, а в итоге никому не нужны оказались клубни, даже по бросовой цене, едва половину урожая смог он продать, остальное же со слезами на глазах пришлось выбросить на помойку.

В этом году конечно же, после провального прошлого занял посевами он значительно меньшую площадь, но судя по всему и это всё пропадет напрасно. Не брали поставщики его продукцию, хоть и была она весьма качественной, а всё потому, что давно уже был поделен рынок и новичкам там не слишком то рады были, вытесняли их оттуда всевозможными способами, не останавливаясь иногда и перед преступными.

Постоянно кто-то начал поджигать его поля. Совсем недавно вот сгорело целых 10 гектаров пшеницы, едва успели потушить пожарные, иначе бы и оставшиеся 10 полыхнули бы. Хорошо ещё, что быстро раскрыл он, кто же это пытается разорить его. К счастью оказалось это не происки конкурентов.

Не далее как вчера, когда вечером объезжал он на машине свои угодья, чтобы спланировать на завтрашний день уборку урожая, он издали увидал пару плюгавеньких неряшливо одетых мужичков, которые с канистрой забрались на его пасеку, только поджигатели хотели было сделать своё чёрное дело, как вдруг ни с того ни с сего и появился перед ними фермер, столкнув приятелей лбами, так что искры у тех посыпались из глаз.

Как оказалось, пришли верные мужья мстить ему за обманутых жен, дескать раз не заплатил он им, то и ответ держать нужно было. В общем сдал Максим в итоге поджигателей в полицию, обеспечив стражам правопорядка уже раскрытое дело, да и продолжил работу на своей земле, в надежде хоть как то сдвинуть дело с мёртвой точки, иначе в следующем году придётся ему свернуть свою фермерскую деятельность и податься куда-нибудь в охранники, благо подготовка и телосложение позволяли ему это сделать.

Вот и нынче, закончив убирать очередную гряду с картофелем и нагрузив клубнями полный прицеп трактора, неспешно катил фермер к дому. Пора было отдохнуть ему и так почти до ночи он провозился со своим урожаем, тем более и мать ему позвонила совсем недавно поскорее приглашая сына на ужин, на который женщина запекла в настоящей русской печи целого гуся с яблоками. Знатным получилось блюдо, словно для какого-то званого ужина, а не для скромных домашних посиделок. Но так или иначе, но у фермера уже желудок сводило от голода, а аромат от жареного гуся, так аппетитно щекотал ему ноздри в воображении, что посильнее надавил Максим на педаль газа, выжимая из трактора все на, что тот был способен на столь пересечённой местности. До приличной скорости разогнал фермер своего железного коня, но вдруг неожиданно резко пришлось ему затормозить, так что едва прицеп с картошкой у него не перевернулся. А всё потому, что под колеса бросился какой то мокрый и оборванный пожилой уже человек, по всему видно из тех же гостей-поджигателей, которых он имел честь принимать у себя накануне. Вот только видимо мститель не рассчитал своих сил и совсем чуть-чуть не дошёл до его дома. В ярости выскочил фермер из кабины трактора и с криком подлетел к пьяньчуге:

— Да, что же это такое! Сколько же вас ещё таких осталось? Словно саранча вы что ли плодитесь и лезете на мой участок? Я ведь ответил ещё вашим женам, что как работали, так и заработали, ни копейки вы больше не получите от меня…

Но тут вдруг осёкся Максим, получше разглядев мужчину, ведь тот при ближайшем рассмотрении вовсе не был похож на пойманным им контингент, одет он был в хоть и весь в тине и мокрый, но сразу видно очень дорогой костюм, да и одни только ухоженные пальцы его рук, которыми, с трудом стоя на ногах, он ухватился за его куртку, говорили о том, что перед ним человек из высшего общества, невесть как появившийся в этой глуши.

— Что с вами, как вы сюда попали? Может вам нужна помощь? — тихо спросил фермер, сменив гнев на милость.

— Да, помогите мне, умоляю! Меня хотят жизни лишить, точнее уже лишили… — печально ответил ему мужчина, — ведь если бы я не очнулся, когда полетел в воду, то непременно захлебнулся бы.

— Кто же посмел с вами такое сделать, сейчас ведь вроде не лихие 90-е?- с удивлением спросил Максим, но вдруг рассмеялся, вспомнив народных мстителей, едва не спаливших его ферму, рассказав об этом мужчине.

Тот же в свою очередь поведал свою печальную историю:

— Нужно поскорее вызвать полицию, ведь в опасности сейчас не только я, но и моя дочь! Этот негодяй, кого я считал своим другом, в погоне за деньгами уже ни перед чем не остановиться. Компаньоны мы с ним, совместно владеем сетью супермаркетов, вот только видно мало ему показалось, вот и вынудил он меня подписать документы, что всё моё имущество я якобы продал ему. Всё здесь, в этой папке, которая каким-то чудом оказалась на земле. Переживаю я за свою Дарью, ведь наверняка Семён захочет избавиться и от неё, так как девочка она у меня боевая и наверняка не поверит она, что я всё продал и исчез.

Понял Максим, что действовать тут нужно без промедления, вот только когда достал он из куртки свой телефон, то оказалось, что сети и нет совсем. Всему виной был грозовой фронт, прошедший в нескольких километрах отсюда. Ударила молния прямо в сотовую вышку, обесточив ту. Тогда фермер предложил бизнесмену, поскорее забраться в трактор и мчать к нему домой, а уж там они возьмут машину и поедут в полицию. Так мужчины и сделали.

Весьма удивлена была Зоя Ивановна, когда к ужину сын явился не один, а с каким-то странным человеком, в тине и водорослях тот был похож на настоящего водяного, но на её вопрос, Максим лишь отмахнулся:

— Некогда мама! Принеси лучше Владимиру Николаевичу сухую одежду, пока я ключи найду от машины… Чёрт, куда же они запропастились! — крикнул он ей.

Но тут вдруг раздался страшный грохот в дверь, а после и зычные голоса раздались из-за неё:

— Открывай хозяин! Дело есть!

Бизнесмен тут же похолодел от ужаса, узнав голос Семёна. Всё таки вернулись бандиты, обнаружив что потеряли документы. Вот только на месте преступления папки уже не было, зато отчетливо были видны свежие следы от колёс трактора, поехав по которым и обнаружила его троица стоящим во дворе дома фермера. Сомнений, что именно он забрал документы у Семёна Игнатьевича не оставалось, а свидетелей своих чёрных делишек ой как не любил оставлять бандит. Насчёт своего компаньона он уже не волновался, будучи уверенным в том, что лежит тот на дне канавы, но документы необходимо было вернуть.

Ничего более не оставалось бывшему лётчику, как только принять бой, всё же в глубине души надеясь, что уйдут незваные гости, когда скажет он им, что ничего не знает, в противном случае он вынужден будет сражаться не только за свою жизнь, но и матери с бедолагой бизнесменом. Жестами показал он последим, чтобы спрятались те на втором этаже, а сам вооружившись тяжёлой гантелей, спрятанную за спиной, смело открыл дверь. Тут же в дом ворвались трое.

— Где папка, которую ты несколько минут назад подобрал на дороге? — рявкнул Семён, внимательно рассматривая мокрые следы на полу.

— Так не брал я ничего целый день дома работаю, — ответил фермер.

— Врать вздумал? У меня этот фокус не пройдёт! Не отдашь сам, значит мы тебе в этом поможем! Ребятки, помогите крестьянину вспомнить, а то кажется он страдает потерей памяти, — улыбаясь приказал бизнесмен амбалам.

Собирались уже те приступить к своей работе, но тут же оба прилегли на пороге отдохнуть, не зря ведь полковник столько лет хлебал армейскую кашу.

— Ну вот, а теперь можно будет и поговорить, ведь я кажется вспомнил о какой папке идёт речь, ну а вы случайно не помните этого человека?- спросил Максим, указав на спускающегося по лестницы Владимира Николаевича.

Тот, убедившись, что разговор перешёл в нужное ему русло, вышел из своего убежища. Тут то и позеленел босс, поняв, что песенка его спета, попытался он было откупится, весь свой бизнес отдавал, но не нужны были его грязные деньги ни компаньону ни фермеру, а тут как раз и телефон заработал, оставалось лишь только вызвать полицию и передать ей преступников, которым в скором времени суд определит достойное наказание.

Тут же позвонил Владимир и своей дочери, чтобы убедиться, что с той все в порядке. К счастью не успели добраться до тридцатипятилетний женщины мерзкие руки его компаньона.

Ведь он, как оказалось, просто задолжал кучу денег очень влиятельным людям, вот и решил всё исправить за чужой счёт, теперь ему на зоне будет обеспечен отличный приём, бандиты ведь долгов не прощают.

Тут же примчалась Даша к отцу, бросившись тому на шею, не забыла она в порыве благодарности обнять и Максима. Странные ощущения при этом овладели бывшим лётчиком, судя по всему небо для него отошло на второй план, земля разверзлась под ногами, а в сердце ощущалось лёгкое покалывание иглами любви. Никогда подобного не испытывал мужчина, не в силах оторвать глаз от настоящей красавицы, времени на это у него было хоть отбавляй, ведь как только уехала из их дома полиция, с удовольствием в очередной раз чужими руками раскрутив дело, уж поважнее сизоносых поджигателей, как всплеснула руками бабушка Зоя, весь вечер наблюдавшая за Максимом и Дарьей:

— Ох батюшки, так ведь у меня стол уже накрыт! Милости прошу, гости дорогие, чем богаты, тем и рады! — пригласила она тех отведать настоящего деревенского деликатеса — гуся с яблоками.

Вот и закончился период неопределённости в жизни Максима, уж лучше поздно, чем никогда. Сразу двух зайцев поймал мужчина, благодаря тому что не испугался и невесту он нашел и сбыт для продукции со своей фермы. Осталось лишь немного подождать, а там и внуками порадует вновь образовавшаяся пара порядком заждавшихся пополнения в семействе Зои Ивановны и Владимира Николаевича.

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.