Женщина пожилая мама

Здравствуй, мама…

Молния осветила всю округу, и страшный удар грома оглушил Дарью Матвеевну. Она торопливо пробежала из сарая, где держала десяток кур и козу, к маленькому домишке и поспешила закрыть за собой дверь. Потом прошла из сеней в комнату, отдёрнула занавеску и выглянула на улицу: низкие чёрные тучи делали сгущающиеся сумерки ещё более устрашающими, а гром и молния то и дело раскалывали небеса.

– Что за погода такая, – проговорила старушка, поворачиваясь к коту Ерофею, и тут же вздохнула, – и Васятка куда-то подевался, уже пятый день не появляется, пострел хвостатый.

Ерофей замурлыкал, как будто понял, что хозяйка говорит о молодом волке, которого Матвеевна два года назад нашла раненым в лесу. Старушка принесла малыша домой и выходила его. Первый год он почти не покидал двора, только если Матвеевна отправлялась в лес за грибами, ягодами или травами, сопровождал её. Но потом, когда окреп и превратился в здорового матерого волка, стал уходить из дома. Постепенно его отсутствие становилось всё более частым и долгим. Дарья Матвеевна понимала, что волк не может жить в неволе и не сердилась на него за это, однако всегда переживала, как там её Васятка, все ли у него хорошо. Вот и теперь, глядя, как упругие струи ливня хлещут землю, тихонько вздохнула, подумав о своем питомце.

Жизнь Дарьи Матвеевны так сложилась, что к восьмидесяти годам у неё не было никого, кроме верного кота Ерошки и волка Васятки. Впрочем, она уже привыкла к одиночеству, и знала, что не в её силах что-то изменить, а потому давно смирилась со своей судьбой. К слову сказать, она была у неё не простой.

Много лет назад Дарья Матвеевна, тогда ещё молодая, двадцатисемилетняя женщина, вернулась домой с работы и только собралась переодеться и начать готовить ужин, как в калитку кто-то постучал:

– Дашааа! Даша! Ты дома?

Дарья узнала голос Тимофеевны, соседки, жившей, напротив.

– Да, тётя Надя, – отозвалась она. – Иду!

– Быстрее! – Надежда задыхалась от волнения. – Там твой Фёдор в машине… Я сама видела! За деревней, в кустах!

Всё ещё ничего не понимая, Дарья, на ходу застёгивая халат, бросилась за соседкой, но очень скоро выбилась из сил и остановилась:

– Да подожди ты, Тимофеевна! Скажи толком! Что произошло???

– Вот глупая баба! Я ж тебе сказала, – с трудом переводя дыхание, заговорила Надежда, – Фёдор твой с какой-то городской фифой в машине забавляется. Я шла с фермы и увидела. Побежали, застанем их на месте, голубчиков. Говорила я тебе, дурёхе, не позволяй ему таксистом работать. Он же у тебя мужик видный, мало ли чего. А ты только руками махала, вот и домахалась! Эээй, ты куда?

Надежда даже растерялась, увидев, что Дарья развернулась и пошла в сторону дома. Она догнала её и схватила за руку:

– Да ты что??? Разве ж так можно?!

– Отпусти! – коротко произнесла Дарья и обожгла раскрасневшуюся от волнения соседку взглядом. – Не твоё это дело, понятно!?

Растерянная Надежда только руками всплеснула, а Дарья уже подошла к дому и скрылась за калиткой…

Фёдор приехал домой только через пару часов, улыбнулся жене, сказал что-то ласковое, спросил про ужин и оправился мыть руки, а Дарья чувствовала, как её горло сжимают стальные тиски, не позволяя ей дышать. Фёдор, наконец, заметил её состояние и приподнял красивую бровь:

– Да что с тобой, ты как неживая… Заболела что ли?

– Это правда? – с трудом разжала губы Дарья. – Правда, что ты сегодня там, в боярышнике…

В глазах Фёдора полыхнул испуг, но он быстро взял себя в руки и шагнул к жене:

– Даш, да ты что…

– Уходи, Федя, – сказала Дарья. – Я уже собрала твои вещи. Уходи…

Фёдор бросился ей в ноги, горячо заговорил о том, что любит, что у него ничего серьёзного с той женщиной не было, что это просто помутился разум, и он думал, что она, Даша, никогда об этом не узнает. Говорил ещё что-то, но она не захотела слушать его и снова указала на дверь:

– Уходи!

Она так и не сказала ему, что ждёт ребёнка…

Фёдор виновато взглянул на жену, а потом ушёл, чтобы никогда уже не вернуться…

Через несколько дней его нашли в машине без признаков жизни. К Дарье приехала милиция, её стали допрашивать и узнали, что никакого алиби у неё нет. Следователь, мужчина лет сорока с ехидным взглядом и узкими, плотно сомкнутыми губами, растянул их в презрительной усмешке:

– Ну что, довольна?! Отомстила мужику? Он тебе рога, а ты ему петлю на шею? Сядешь ты теперь надо-о-олго! Я тебе это обещаю!

И обещание свое сдержал. Никто не слушал объяснений Дарьи, никто не верил её слезам – дело было подготовлено очень быстро, и суд признал её виновной.

Мать Фёдора, Галина Витальевна, во время суда не сводила с невестки ненавидящего взгляда. На самом деле она не верила в её виновность, но простить того, что эта деревенщина Даша женила на себе её Феденьку, единственного сыночка, которому был открыт весь мир, не могла. И в кого он превратился с ней? В таксиста!!!

– Не прощу! Никогда тебя не прощу! – крикнула Галина в конце концов, и горько заплакала, закрыв лицо руками.

Когда Дарья освободилась, ей было уже под сорок, но она ещё верила в своё счастье, потому что где-то там, на воле, её ждал сынок, Витюша. Она родила его на зоне и несколько месяцев была самой счастливой на свете, потому что рядом с ней был он, её маленький мальчик. Её на это время даже перевели на улучшенные условия содержания. А потом…

Потом его забрали. Дарья думала, что воспитанием внука займётся Галина и написала ей об этом, но в ответ не получила ни слова. И когда Дарья, отсидев положенный срок, приехала к ней домой, узнала от соседки, что Галина Витальевна продала свою квартиру почти сразу после смерти сына и уехала куда-то, и нового адреса не оставила.

– А мальчик? С ней был мальчик, мой сын? – задохнулась от обрушившегося на нее удара Дарья.

– Не знаю, – равнодушно пожала плечами женщина. – Кажется, у неё никого не было. Я не помню никакого ребёнка. Нет, не помню…

Даша пыталась добиться правды и узнать, куда отдали её ребенка, но с ней никто не стал разговаривать. А когда она пригрозила, что найдет на всех управу, пообещали снова упечь её за решётку и просто прогнали. Так и осталась Дарья ни с чем. Она вернулась в родной дом, который за долгие годы её отсутствия превратился едва ли не в развалюху, кое-как подлатала его и стала жить, не рассчитывая, что радость когда-нибудь снова постучится в её дверь.

Но счастье однажды всё-таки сделало попытку вернуться к Дарье. Года через два после её возвращения в деревне началось строительство новой конторы, и бригада наёмных плотников и каменщиков прибыла на место стройки. Дарья вместе с другими женщинами согласилась готовить на рабочих и вдруг однажды, подняв глаза на стоявшего перед ней чернобрового красавца Григория, вспыхнула от его жгучего взгляда. И ведь понимала, что через месяц другой он, как перекати поле, уедет и забудет о ней, а сердце билось часто-часто и не хотело успокаиваться. Он словно понял её волнение и однажды вечером стукнул в дверь её домишка:

– Я пришёл,  – сказал он просто и протянул к ней руки.

Дарья качнулась к нему и словно провалилась в тягучий, непрекращающийся туман. Никто в деревне не знал про их встречи, и когда Григорию пришло время уезжать, она сказала ему:

– Давай простимся заранее, Гриша, и больше, пожалуйста, не приходи.

– Даша, я женат, я не могу остаться с тобой, – проговорил он виновато.

– А я тебя об этом и не прошу, – улыбнулась она и коснулась своего живота.

Даша уже знала, что снова ждёт ребёнка и была очень счастлива…

Теперь ей снова было для чего жить. Григорию про малыша она говорить не стала, знала, что у него дома подрастают сыновья, зачем ему ещё кто-то на стороне. Она просто радовалась шансу, который так неожиданно подарила ей судьба. Нет, она не собиралась настаивать на чем-то, не собиралась разбивать семью Григория и твёрдо знала, что никогда его больше не увидит. Пусть так! Её волновала только зародившаяся в ней жизнь и потому она легко рассталась с тем, кто помог ей стать счастливее.

Никто из односельчан даже не догадывался о положении Даши, а сама она ни с кем об этом не разговаривала. Она вообще сторонилась людей, да и они, не забывая о её прошлом, не стремились набиваться к ней в друзья. И Дарья привыкла к своему одиночеству. Даже когда она шла купаться на озеро, раскинувшееся сразу за деревней, выбирала безлюдное местечко и подолгу загорала там, скрытая от любопытных глаз.

Даша была на четвертом месяце, когда случилось непоправимое. Она пришла на свой бережок, но едва успела снять халат, как услышала ребячьи крики. Тонул мальчишка, заплывший слишком далеко и не рассчитавший свои силы. Даша, не раздумывая, бросилась ему на помощь. Она успела вытащить его, когда он уже ушёл под воду, и поплыла с ним к берегу. На помощь к ним уже спешили люди и подхватили мальчика. В суматохе они не сразу заметили, что сама Дарья, уставшая от борьбы с водой, в какой-то момент захлебнулась…

Она пришла в себя в больнице и сразу же схватилась руками за свой живот. Врач, стоявший рядом, покачал головой. Даша не закричала, не заплакала, она завыла, как смертельно раненный зверь…

Лето закончилось, пришла осень, а наступившую зиму сменила весна – Дарья не замечала ничего. Для неё каждый день стал похож один на другой и все краски жизни поблекли.

Но время не стоит на месте и годы ровным строем проходили мимо состарившейся Дарьи: у односельчан рождались и вырастали дети, которые тоже становились родителями. Старики обзаводились внуками и правнуками, а у Дарьи не было никого, кроме кота Ерошки и волка Васятки и потому она всегда переживала за них, как за самых близких…

Новый удар грома вывел старушку из задумчивости, и она невольно охнула, а потом вскрикнула от неожиданности, услышав стук в дверь. К ней и днём в хорошую погоду никто не приходил, а тут среди ночи в грозу кто-то пожаловал. Дарья Матвеевна испуганно прижала руки к груди. Стук повторился и старушка, отбросив все сомнения, шагнула к двери и открыла её. На пороге стояла молодая женщина, промокшая насквозь, а рядом с ней сидел Васятка и смотрел умными глазами на свою хозяйку. Дарья Матвеевна всплеснула руками и торопливо заговорила:

– Васятка! Ты кого это ко мне привёл? А вы проходите, проходите, пожалуйста. Да как же вы так в такую непогодь!

– Спасибо! – незнакомка тряслась от холода и все время пыталась обхватить себя руками, чтобы хоть чуть-чуть согреться.

Дарья достала из шкафа полотенце, теплый байховый халат и шерстяные носки:

– Вот, милая, переоденься. А я пока чай поставлю и на стол соберу.

Вскоре Настя, так звали нежданную гостью Дарьи, сытая и раскрасневшаяся, рассказывала старушке о том, что с ней произошло.

– Даже не знаю, с чего начать, – вздохнула она. – Я замужем за богатым человеком. Его зовут Даниил. Мы вместе прожили уже много лет, и все думают, что у нас всё хорошо. А я ни одного дня не была счастливой.

– Почему? – удивилась Дарья. Настя пожала плечами.

– Наверное, потому что меня силой выдали замуж. Отец был должен Даниилу большую сумму денег, он работал у него водителем и случайно разбил очень дорогую машину. Вот Даниил и предложил родителям выдать меня за него замуж. Они охотно согласились и настояли на моем согласии. А я с детства была влюблена в другого парня. И Алёша меня тоже любил. Но он с семьёй переехал в другой город, и мы потеряли друг друга. А через месяц после того как мне исполнилось 18, я стала женой Даниила. Настя вздохнула.

– Первое время муж играл со мной как с куклой, сейчас я это понимаю. А потом я ему надоела. У него бизнес, постоянные встречи то с партнёрами, то с инвесторами, поездки куда-то. А я дома одна. Много лет. Я хотела ребёнка, но Даниил был против, он не может иметь детей, а чужой, как он выразился, ему не нужен.

– И что же ты? – встрепенулась Дарья, затронутая за живое.

– А я забеременела, – вздохнула Настя. – Назло всем. Нет, не подумайте, я не изменяла мужу, я сделала ЭКО. Даниил уехал за границу, и я всё успела. Думала, что он поймёт и у нас будет настоящая семья, но он страшно разозлился и выгнал меня. А ещё очень быстро устроил развод.

– Ты вернулась к родителям? – спросила Дарья.

– Да, но они тоже не захотели видеть меня. Папа сильно кричал, обвинял в том, что я подвела семью, что теперь Даниил не будет помогать им и давать деньги. Мама тоже рыдала. Они, оказывается, собирались ехать на отдых, а теперь, без поддержки Даниила это стало невозможным.

– Ну и что ты?

– Ушла из дома и всё. Денег у меня нет, Даниил постарался оставить меня ни с чем. В ваших краях когда-то жила моя бабушка, вот я и решила приехать сюда. Может быть, найду кого-то из родных…

– Здесь? В нашей деревне? – удивилась Дарья, – а кто это?

– Галина Витальевна Орлова, – пояснила Настя. – Только она, вообще-то мне прабабушкой приходилась, бабушку я не знала, там какая-то история была нехорошая, я не помню…И дедушку Федю тоже никогда не знала, он умер ещё до рождения моего отца. А жила бабушка Галя не здесь, а в городе. Я ехала туда на попутке, но, когда водитель узнал, что мне нечем расплатиться, высадил меня прямо посреди дороги.

Смысл слов Насти не сразу дошёл до Дарьи Матвеевны, она просто не могла поверить в такое совпадение, а когда поняла, что видит перед собой свою внучку, тих стала приподниматься с места, потом вскрикнула и без чувств упала на руки подхватившей её Анастасии.

Испуганная Настя схватила полотенце и, намочив его, принялась обтирать лицо старушки, а Васятка вскочил с половицы, на которой мирно спал, и зарычал, не понимая, что происходит. Настя расплакалась, но Дарья уже начала приходить в себя и тихонько застонала:

– Внученька моя, родненькая… Боже мой, счастье-то какое… Счастье…

Настя подумав, что она бредит, помогла ей подняться и отвела в комнату, где уложила на диван.

– Где у вас лекарства, Дарья Матвеевна? – спросила она. – И телефон, давайте я вызову скорую помощь.

– Не надо, ничего не надо, – попросила Дарья, – просто посиди со мной рядом. Мне тебе нужно столько всего рассказать.

– Вам мне? – удивилась Настя. – Но что вы можете мне рассказать?

– Хотя бы то, что ты моя родная внучка, – слабо улыбнулась Дарья. – Встань, возьми вон там, на полке альбом с фотографиями, видишь, синий такой. Полистай его, ты там найдешь один снимок, на нем я стою с моим мужем Фёдором и его матерью, Галиной Витальевной. Я ведь Орловой так и осталась. А в смерти Феди я не виновата и срок свой отсидела, от звонка до звонка ни за что… Ох, Настенька, внученька моя, родная… Отца твоего я родила в больничном крыле зоны, потом его у меня забрали. И найти его я уже не смогла.

– Не может быть! Этого просто не может быть… – проговорила Настя. – Хотя… Я как-то спросила папу о том, кто была его мать, моя бабушка, и он сказал мне, что она, то есть ты, была плохим человеком и он ничего не хочет о тебе знать. Его самого вырастила бабушка Галя и её он любил. А о тебе я больше и не спрашивала.

Дарья Матвеевна побледнела как мел и Настя спохватилась:

– Простите, я не хотела обидеть или огорчить вас. Просто сказала правду. Знаете, я все ещё не могу поверить в то, что все это правда.

– Я тоже, – кивнула старушка и, протянув руку, погладила подошедшего к ней Васятку. – Маленький мой, где же ты нашёл мою Настеньку?

– Ничего себе маленький, – улыбнулась Настя. – Знаете, я таких собак никогда не видела и очень удивилась, когда он вышел ко мне из темноты и стал обнюхивать. А потом побежал вперёд, сел, подождал, пока я подойду, и снова отбежал в сторону. Я сразу поняла, что пёс дрессированный и куда-то меня ведёт. Не знаю почему, но я ему доверилась.

– Не собака это, внученька, а самый настоящий волк, выкормыш мой. Я его в лесу нашла, когда по грибы однажды пошла. Щенок он совсем был, может только месяц от роду. Мать его охотники, видать подбили, а его то ли не заметили, то ли подумали, что и сам не выживет. А он ничего, отошел. Я только ради него и козу купила, чтоб молочком кроху выкармливать. Соседи поначалу ругались на меня, зачем, мол, зверюгу эту в дом привела. Волк всегда диким будет, вдруг хозяйство деревенское попортит или еще чего хуже на людей нападать станет. Но я своего Васятку в обиду не дала. Да и умный он такой… Видишь, нашёл тебя, беспомощную и привёл ко мне, знал, что я в беде и тебя не оставлю.

– Ох, бабушка… – Настя обняла старушку и положила голову ей на плечо.

– Ничего, ничего, внученька, – заговорила Дарья Матвеевна, – всё будет хорошо. И ребёночка родишь, и вынянчим вместе. Не бойся, не пропадём…

На следующий день Настя позвонила отцу и начала рассказывать ему о том, кого встретила так неожиданно, но Виктор не захотел слушать её:

– Не было у меня матери и нет. Была только бабушка Галя. А ты возвращайся домой, нечего свой характер показывать.

– Я не приеду, папа, – сказала Настя и хотела добавить ещё что-то, но он уже положил трубку.

В деревне так и ахнули, когда узнали, что в домишке старой Дарьи поселилась молодая женщина, которая к тому же была в положении. Кое-кто даже покрутил пальцем у виска, но старушка, непреклонная в своем решении, оправилась в сельский совет и прописала у себя внучку.

– Будем жить поживать и добра наживать, – сказала она Насте и улыбнулась. – Видишь, когда меня счастье-то нашло…

– И меня, бабушка, – обняла старушку Настя, – и меня.

Прошло два месяца.

Как-то утром, у дома Дарьи остановилась машина и оттуда вышел молодой мужчина и седой старик, опирающийся на палочку.

– Кто это там, внученька? – спросила Дарья. – Не Витенька ли?

Несмотря ни на что, она всё ещё надеялась, что сын однажды приедет к ней и она сможет рассказать ему, что всю свою жизнь она любила его и не прощала себе, что не смогла его отыскать. Но Настя покачала головой и вдруг вскрикнула:

– Алёша!!!

В самом деле это был тот самый Алексей, первая любовь Насти, тот, о котором она пролила так много слёз.

– Как ты меня нашёл? – удивилась она, а он, сам изумленный этой встречей, во все глаза смотрел на ту, которую так и не смог забыть.

Ни Алексей, ни Настя не заметили Дарью, которая вышла встретить гостей и протянула обе руки смущенно стоявшему в стороне старику:

– Ну здравствуй, Гришенька… Где же твои чёрные кудри, дорогой мой?

Потом, сидя за накрытым столом, Григорий рассказал, что давно овдовел, а дети разъехались кто куда.

– И только внучок мой, Алёша, деда не бросил. Вот и живём вместе. А недавно я решил тебя проведать, узнать, как ты тут… Может помощь какая нужна…

– Да какая мне помощь, – улыбнулась старушка и махнула рукой. – Видишь, внученька моя нашлась. Ну да я тебе всё расскажу, сейчас пойдём в сад, сядем в тенечке, и всё расскажу…

И долго, очень долго Дарья и Григорий рассказывали друг другу об всем, что было в их жизни, а Настя и Алексей больше молчали, у них ещё было время для разговоров…

За неделю до родов Настя и Алексей стали мужем, и женой и когда на свет появились близнецы, Настю пришла забирать из роддома целая семья: бабушка, дедушка Гриша и счастливый муж с огромным букетом цветов в руках. Все уже усаживались в машину, когда Настю окликнул кто-то.

– Папа, мама! – закричала Настя, а Дарья резко обернулась и побледнела, увидев перед собой копию Фёдора, своего погибшего мужа.

– Сынок, – качнулась она к нему, – Витенька… Мальчик мой…

– Здравствуй, мама, – сказал Виктор и улыбнулся. – Здравствуй…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Добрая красивая милая скромная стройная девушки вконтакте
Сиделка чуть не лишилась дара речи, увидев на руке старика знакомый шрам, ведь он оказался

По улице, медленно брела молодая девушка, которая, останавливаясь через каждые метров десять, сверялась с адресом, написанным на бумажке. Незнакомку звали...

По улице, медленно брела молодая девушка, которая, останавливаясь через каждые...

Читать

Вы сейчас не в сети