Милая девушка

Большое сердце

Виктору уже утром позвонили на работу.

— Ваш сын подрался с одноклассником, — сказала классная руководительница, — вас ждёт для разговора директор.

— Понял, — коротко сказал Виктор и положил трубку.

Он тяжело вздохнул и покачал головой.

Ну что такое происходит с его сыном? Совсем от рук отбился. В школу регулярно вызывают — раз в неделю, это точно. То учителю нагрубит, то подерётся с одноклассниками, как сегодня, а в прошлом месяце окно разбил в кабинете биологии. Виктор с ним и разговаривал, и ругал, и угрожал, что лишит карманных денег. Все бесполезно. Димка смотрит на него, а как будто не слышит…

Всё началось сразу после смерти Маши, жены Виктора. Для Димки смерть мамы стала полным шоком, они были очень близки. По большому счёту, мальчишка и рос с матерью, а Виктор вечно на работе. У него ведь большой бизнес, руку на пульсе надо держать круглосуточно. Виктор уходил на работу ранним утром и приходил затемно. Димка почти и не видел отца. Всё с мамой. А потом эта болезнь. И ничего не помогло, никакие деньги не спасли молодую красивую женщину, сгорела за полгода. И вот сразу после похорон Димка заявил, что он теперь один на свете…

И так плакал…а пацану почти двенадцать было, когда всё случилось.

— Сынок, ты не один, я тобой, — пытался убедить его Виктор.

Димка только плечами дёргал и взгляд отводил. Виктор нанял ему лучших психологов, чтобы помогли парню справиться с ударом. Но это мало помогало. Прошло несколько лет. Димка все больше уходил в себя. А Виктор? Ему по-прежнему нужно было много работать. Он также уходил с утра, сын ещё спал. Приходил — сын уже спал. В доме была прислуга, которая и присматривала за сыном. Водитель увозил и привозил его в школу. Опять же психолог частенько бывал. Нет, парень не был брошен. Но было понятно, что его прежний мир, где была она — мама, самая родная и любимая, потерян навсегда. А Виктору было некогда. Он лишь в выходные пытался побольше времени проводить с сыном, на рыбалку его брал, в парке они гуляли. Но словно чужой сын стал. Всё больше молчал. А потом вот начал в школе хулиганить…

Виктор перенёс совещание и с тяжёлым сердцем поехал в школу — опять его будут отчитывать как мальчика. А ему и сказать нечего — виноват его сын в очередной раз. И главное, сколько раз он пытался с ним поговорить о произошедшем, Димка только отмалчивался. Он вообще с отцом последнее время говорил по минимуму.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Виктор Сергеевич, так больше продолжаться не может! — директриса, женщина средних лет, строго поджала губы, — будем решать вопрос об отчислении вашего сына из нашей школы. При всём уважении к вам… Но простите, у нас элитное учебное заведение. А здесь такое. Вы знаете, что Дима в этот раз натворил?

— Мне сказали, подрался, — уныло ответил Виктор.

— И не просто подрался! Он избил одноклассника! И знаете, за что?

— За что?

— За то, что тот показывал ребятам на телефоне фотографии с семейного торжества. Ваш Дима обозвал его сосунком и разбил ему нос!

— Я возмещу лечение мальчика, — также уныло ответил Виктор.

— Это, само собой разумеется. Но не в этом дело, Виктор Сергеевич! С Димой происходят странные вещи. Он озлобился. Наш психолог с ним работает, конечно, но я, думаю, тут уже психиатров надо подключать.

— Разберёмся, — сухо ответил Виктор, — мне можно с сыном поговорить? Где он сейчас?

— У психолога, забирайте его! И, простите, больше в нашей школе мы не желаем его видеть.

Виктор вышел из кабинета директора, в убитом настроении.

Психиатр нужен? Да что происходит с его сыном? Неужели действительно смерть Маши так повлияла на Димку?

Из школы они вышли с сыном. Мальчишка опустил глаза, молчал. Виктор тоже молчал, и на сына смотреть не хотелось. Уже в машине он наконец прервал молчание.

— Ну вот скажи, чего тебе не хватает? — взорвался Виктор и повернулся к сыну на заднее сиденье, — деньги есть, компьютер, шмотки, телефон последней модели. Ну чего ты бесишься? Ты чего меня перед людьми позоришь? Думаешь, мне легко после смерти мамы? Но я держусь, на людей не кидаюсь.

— А я и не кидался.

— А зачем Сашке этому нос разбил? Нет, это вообще ни в какие ворота. Пацан фотографии семьи показывает, а этот с кулаками. Ну Сашка здесь при чём?

Дима сосредоточенно смотрел в окно и молчал.

— В психушку тебя сдам! — рявкнул Виктор и ударил по газам.

Всю дорогу больше они не проронили ни слова. Виктор с раздражение вел автомобиль. Дима также смотрел в окно. На пешеходном переходе Виктор притормозил — там как раз проходил какой-то бомж, старый дед, еле ногами передвигал.

— Ну, шевели копытами! — закричал ему Виктор, — отребье чёртово. И когда уже этих куда-нибудь свезут подальше от города, только заразу разносят.

— Он тоже человек, папа, — Дима вдруг прервал молчание и посмотрел внимательно в спину отца.

— А ты не умничай! — отрезал Виктор…

А дома он заявил сыну, что переводит его на домашнее обучение — хватит ему позориться перед учителями. Не хочет быть в обществе — не надо. Это решение пришло как-то само по себе по дороге. И почему он раньше не додумался?

И уже со следующей недели к ним в дом стали приходить педагоги, но очень скоро они заявили Виктору, что будет проще, если задание и новую тему будут присылать по Интернету.

— Вы поймите, мальчик у вас сложный, возраст ещё такой. В общем, он вообще не заинтересован в учёбе. Грубит часто…- в один голос говорили педагоги.

И только одна молоденькая девушка, учительница английского, сказала, что Дима совсем не плохой мальчик.

— Мне кажется, мы нашли с ним общий язык, — сказала она Виктору.

Так и пошло: все предметы дистанционно и только по английскому Димка занимался напрямую с педагогом. И удивительно — мальчишка был заинтересован в предмете! Виктор все узнал про новую учительницу Димы.

Вике было двадцать шесть лет, после университета работала в одной из элитных школ города. Но почему-то уволилась. Потом работала в турагентстве. После того, как настал кризис, в том числе и в туристической сфере, была фрилансером. Попутно искала работу по специальности. И сейчас вот устроилась преподавать английский Дмитрию. Это все Вика рассказала Виктору. В принципе, как педагог, она его устраивала, но ему не давало покоя, почему же она уволилась вначале со школы, а потом вдруг опять решила заняться педагогикой? Притом, что в школу не устраивалась?..

— В той школе у меня был личный конфликт с директором, — только и ответила Вика на вопросы.

Виктор решил навести справки о педагоге. В той школе, где работала до этого Вика, особо никто ничего толком Виктору не рассказал, все больше отмалчивались. И только одна из старых педагогов раскрыла, что директор приставал к Вике, а та дала отпор.

— А Павел Юрьевич наш отомстил девчонке, — рассказала бывшая коллега Вики, — перекрыл ей кислород. Дал ей такую характеристику, что ее ни в одну школу больше брать не хотели. Удивительно, что к вам её направили. Вы через отдел образования педагога подыскивали?

— Нет, я в интернете, — ответил Виктор.

— А, ясно…Но вы не переживайте. Вика хорошая девчонка. Молоденькая только еще, — педагог внимательно посмотрела на Виктора, — а сколько лет вашему мальчику?

— Пятнадцать…

— Да, сложный возраст. Надо бы учителя постарше, для солидности и авторитета.

Виктор понял, что она свою кандидатуру предлагает и даже улыбнулся про себя, представив рядом с Димкой эту старенькую даму. Вряд ли его сыну будет интересно слушать, что она говорит. Хотя…в чём-то она права. Виктор решил проверить, как занимаются Вика с Димой и установил в комнате сына скрытую камеру. Регулярно просматривал записи. Около недели ничего интересного он не заметил, сын внимательно слушал Викторию, та объясняла интересно и доходчиво. Виктор поймал себя на мысли, что симпатичная эта Вика…

И Димка как-то изменился, стал серьезнее, рассудительнее. И главное — спокойнее! Он даже начал общаться с друзьями, с которыми за последние годы рассорился в пух и прах…

А потом Виктор уехал на неделю в командировку. Когда он вернулся, его у дома встретил Дима.

— О, сынок! Привет! — радостно ответил отец, не ожидая приветствия в ответ, но сын его удивил.

— Привет! — улыбнулся Дима, — как поездка?

— Отлично! Переговоры прошли как по маслу! — немного удивлённо ответил Виктор, — а как у тебя дела? Чем занимался?

— Я все домашние задания наперёд сделал! — гордо ответил Дима, — а ещё я с Мишкой вчера в боулинг ездил.

— С Мишкой? — у Виктора прямо челюсть отпала, ведь с тем самым Мишкой его сын не общался с тех пор, как умерла Маша.

Миша был другом Дмитрия, мальчики с раннего детства общались. А когда умерла Маша, Дима вдруг прекратил всякое общение. Сказал, что Мишка — дурак.

— Значит, вы помирились? — спросил Виктор.

— Да. Я ведь тогда сам был виноват. — признался Дима, — обозвал Мишку. Он обиделся. В общем, я признал свою вину.

— Вот и молодец! — похвалил Виктор.

В тот день они впервые за долгое время вместе с удовольствием поужинали, общались, и даже смеялись…

Виктор выдохнул — наконец-то то всё нормализовалось. Нормальный у него ребёнок…а те, кто советовали обратиться к психиатру, пусть сами обращаются.

Уже ближе к ночи он вспомнил про видеонаблюдение и решил посмотреть, как там все это время занимался его сынок. То, что он увидел на мониторе, повергло его в шок. Виктор после просмотра ещё долго сидел молча, а его щеки и уши пылали. Стыдно было, в первую очередь за себя…

Все записи были примерно похожие: Вика объясняла, Дима слушал, записывал, они упражнялись в произношении. А потом вдруг эта запись…

Вика с Димой сидели на диване и складывали в пакеты какие-то вещи, продукты.

— А вы давно этим занимаетесь? — спрашивал Дима.

— Да ещё с университета, — отвечала Вика, — как-то решила попробовать в волонтёрстве и, знаешь, зацепило. Вначале кошек и собак по городу собирала и в приют свозила, пристраивала, кого могла. А потом одного бомжа на улице встретила. Старичок совсем. Его дочка из квартиры выгнала, он уже год жил на улице. Я вначале его подкармливала, лекарства покупала, а потом узнала про приют, куда можно его пристроить. И, знаешь, он до сих пор живёт в том приюте. Хороший такой дедушка. Я тебя с ним как-нибудь познакомлю. Потом еще находила таких людей. И до сих пор стараюсь им помогать.

— А одежду, лекарства вы на что покупаете? Там какой-то фонд есть?

— Да какой фонд? Я сама… Из своей зарплаты. Да мне хватает…

— Виктория Владимировна, вы такая классная! — Димка с восхищением смотрел на девушку, — вы мне чем-то маму напоминаете. Она тоже никогда не могла пройти мимо брошенного котёнка или собаки. Тоже их в приюты отвозила. И я с ней.

— А папа? Что он по этому поводу думал?

— А папа даже не знал об этом. Ему всегда некогда было. Да и вообще…Он такой…

— Какой?

— Мне кажется, он иногда людей не любит, не то, что зверей… Вот как-то на переходе так обругал одного бомжа, что даже мне стыдно стало. За папу… У него только деньги на уме.

— Может быть, ты ошибаешься?

— Да не ошибаюсь я.

И тут Диму, как прорвало. Он рассказал Вике о том, как переживал, когда умерла мама, как ему нужна была поддержка самого родного человека — отца. А он все время был занят. И когда в школе его начали обижать, тоже ничего не говорил отцу.

— Меня ведь обзывать начали, — признался Дима, — тормозом называли. А я после смерти мамы, правда, как во сне был. Но я молчал, не реагировал. А потом как-то треснул одному… И понял, что только так могу им рот заткнуть. И главное учителя ведь слышали, что они говорят в мою сторону, но ничего не предпринимали. И как я мог учиться в такой школе? А папа…Если я начинал что-то говорить, тут же отвечал — мол, сынок, сейчас не до тебя…

Вика молча слушала эту исповедь мальчика и осторожно держала его руку в своей.

— А потом вдруг вы появились, Виктория Владимировна, — продолжал мальчик, — такая. Я понял, что вы не такая, как это стадо… Вас не интересует чужое мнение, статус и всё такое… Вы всегда готовы прийти на помощь тому, кому она так необходима… а когда мы с вами были на улице, и вы раздавали бомжам еду, я понял, какое у вас огромное сердце. Почти как у мамы…

Мальчик замолчал, на глазах его были слёзы…

Виктор сидел и смотрел на застывшую картинку в мониторе — его сын смотрел прямо в камеру…

Как же быстро вырос его мальчик, а он все считал его ребёнком. Какая же у него добрая и открытая душа, у Димки его. Да, а он ведь ничего не знал — о том, что его сына обижают. Он почему-то думал, что виноват Дима в тех драках, а оказывается, все было совсем не так…

Добрый мальчик…

Эта Вика смогла найти к нему подход. И именно поэтому Димка изменился в последнее время. Какая же Вика мудрая девочка!

Следующим вечером Виктор пригласил Викторию в кабинет.

— Виктория Владимировна, я тут узнал о вас кое-что.

— Что? — девушка немного растерялась.

— Признаюсь, я установил скрытую камеру.

— Камеру? — Вика замерла, — как вы могли?

— Поймите меня правильно, у меня уже взрослый сын, а вы молодая девушка, я волновался… Но то, что я вчера увидел и услышал на записи, меня поразило.

— Что именно?

— Ваши разговоры о волонтерстве.

— Вы о том, что мы с Димой ездили помогать бомжам? — Вика слегка покраснела, — простите. Вы не думайте! Мы не лазим там по подвалам или свалкам, сама понимаю, что это опасно. На улице выискиваю таких людей. Но я всё равно должна была этот вопрос согласовать с вами.

— И правильно, что не стали согласовывать. Я бы обязательно отказал вам. А сейчас, я вижу, как вы были правы. Димка прям на глазах изменился. Неужели вот это ваше волонтерство так помогло.

— Я думаю, да, — неуверенно ответила Вика, — ваш мальчик очень добрый и ранимый по натуре. А ещё очень одинокий. Отсюда были все его выходки… После смерти мамы у него мир разрушился. Помогая другим, он понял, что может быть нужным, у него появился смысл жизни.

Виктория посмотрела в глаза Виктору.

— Простите, но вы были немного жестки по отношению к сыну. Вы думали, что, обеспечивая его материально, делаете достаточно. Но мальчику нужно было ваше общение. А ещё пример.

— Я вас понял! — кивнул Виктор, — скажите, а те пакеты, что вы собирали, уже раздали?

— Нет, на днях собирались…С Димой. С нами ещё его друг собирался. Миша…

— Можно и я с вами поеду? — Виктор так быстро решился на это, что даже сам удивился.

Он, который всегда с презрением относился к бомжам и обездоленным, вдруг решился им помогать.

— Конечно, можно! — улыбнулась Вика.

— Может быть, что-то ещё надо купить? Ну там, продукты или вещи?

— А я не знаю, — пожала плечами Виктория, — чаще всего на месте только ясно. Там ведь разные ситуации бывают.

— Значит, решим! Простите, ещё один вопрос. Что у вас там за история с директором?

— Ах, это.

Вика вначале растерялась, покраснела вновь, а потом рассказала. История проста. Она — молоденькая учительница, он — стареюший ловелас. Вначале мягко, потом более настойчиво начал намекать, что может помочь с зарплатой, с дополнительной нагрузкой. Только за дополнительные услуги с Викиной стороны.

— Ну я ему и залепила пощечину, — улыбнулась Вика.

Правда, потом директор отыгрался — натравил на Вику проверяющих из отдела образования, начались бесконечные придирки. Финальным аккордом стало то, что Вику обвинили в непедагогическом поведении — якобы, ее одежда была слишком вызывающей для школы. Но это был полный абсурд! Вика не стала больше бороться, просто ушла.

— Вы простите, что я об этом спрашивал. Просто нужно было все выяснить.

— Да, это ваше право, вы же доверили мне своего ребенка. Я все понимаю.

— Ну вот и хорошо! Значит, между нами нет больше никаких недосказанностей! Простите, что пришлось ставить эту дурацкую камеру.

— Да, ладно! — улыбнулась Вика.

И вскоре они выехали в город, чтобы помогать обездоленным — Вика, Дима, Виктор и друг Мишка…

Виктор никогда и не знал, что столько человек в городе не имеют дома. Вначале они нашли старичка в парке, который был одет не по погоде, сильно кашлял. Виктор купил ему теплую одежду, а потом вызвал скорую. Но в скорую его не забрали, еще и отругали Виктора, что побеспокоил медиков из-за бомжа.

— А бомж не человек что ли? — возмутился Виктор.

— Удивительно слышать такие слова от вас, — ответил фельдшер, рассматривая дорогой костюм Виктора.

И уехала скорая…

А Виктор вместе со всей своей командой отвёз старика в приют, про который говорила Вика. Правда, приют был старенький и переполненный, но все же взяли дедушку. Виктор ему ещё лекарств и еды прикупил…

Были еще несколько человек, которым потребовалась помощь…

Так, одна девушка, которая просила милостыню в переходе. Оказалось, что ее обворовали в поезде, когда ехала в город по делам. Ни денег, ни документов…

Виктор купил девушке билет на автобус, и она, счастливая, уехала домой к сыну.

— Храни вас господь! — шептала она, когда Виктор и его команда провожали ее на автовокзале.

А вечером, когда Виктор и Димка вернулись, уставшие, домой, они смогли откровенно поговорить.

— Спасибо тебе, папа, — сказал Дима, — ты такой классный, оказывается! И такой добрый. Прости, я был о тебе другого мнения.

— Это ты прости меня, сынок! Я давно должен был понять, что у тебя в душе происходит. А у меня все работа и работа…

— Слушай, а как тебе Вика? — мальчик хитро посмотрел на отца.

— Хорошая она, — кивнул Виктор.

— Да… Я знаешь, что подумал. Я ведь уже взрослый, и все понимаю. Тебе нельзя без женщины. Маму не вернёшь. Ты к Вике приглядись.

— Сынок, ты что мне предлагаешь? — смутился Виктор.

— Я предлагаю тебе быть счастливым.

Виктор только улыбнулся. Время покажет.

Прошёл год.

За это время Виктор с Димой наладили отношения. Дима вышел учиться в школу — в другую, более простую, но в ней парню более комфортно. Виктория теперь не приходила на занятия. Она жила в доме Виктора! Несколько месяцев назад они с ним расписались. Виктор вдруг вновь стал счастливым! Как в те давние времена, когда они были с Машей. Но Машу теперь не вернуть. Есть Вика. И она теперь его любовь. Дима спокойно принял выбор отца, даже одобрил — он ведь сам был за то, чтобы папа обрёл счастье.

— Сынок, ты правда не обижаешься на меня? — с тревогой спрашивал Виктор, — не считаешь меня предателем?

— Папа, я уже взрослый, сколько раз повторять! — отвечал Димка, — Вика — хорошая, с ней ты прямо светишься. А мама… Её ведь всё равно мы никогда не забудем?

— Конечно, сынок, не забудем, — кивал Виктор, — мне иногда кажется, что она там, на небесах, смотрит на тебя и радуется, что ты вырос таким мудрым парнем.

И отец с сыном улыбались, а потом, обнявшись сидели, задумавшись. Да, столько всего было пройдено. И, казалось, однажды, что все! Они зашли в тупик. И не смогут больше друг друга понимать, а тут раз — и всё поменялось.

За это время Виктор многое понял — чтобы жить в согласии с собой и с родными, не самое главное много зарабатывать, нужно знать, что происходит на душе у самых близких, не быть в стороне от их проблем. Тот поход по городу, когда Виктор помогал обездоленным, получил продолжение. Виктор построил большой современный центр, где теперь живут те, кто нуждается в помощи.

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.