Сгоревший дом в деревне

Вся деревня отказалась помогать погорелице

Татьяна жила в маленькой деревушке вместе со своим мужем.

Девушка была счастлива, хоть каждый ее день был тяжёлым и изнурительным. В деревне по-другому никак: нужно было и за скотиной следить, и за огородом ухаживать, и дом в чистоте держать, и обед готовить…

Словом, дел всегда было невпроворот.

Со своим мужем, Геннадием, Татьяна договорилась с детьми не торопиться. Решили, что лучше сначала как следует быт наладить.

Вскоре муж с женой заимели корову, двух свиней, несколько куриц и обустроили большой огород. Всё было отлично, и супруги решили, что пора пополнить семью.

Татьяна забеременела и ждала появления дочери. Супруги были счастливы, Геннадий всячески помогал Татьяне по дому и с хозяйством. Девушка же радовалась тому, что ей так повезло с мужем, ведь далеко не каждый мужчина в деревне готов был выполнять женские обязанности, пока жена в положении.

Так незаметно и пришло время рожать, Татьяна отправилась в роддом.

В тот день была сильная гроза. Молнии так и сверкали, разрезая потемневшее в миг небо. Жители деревни суетились, прятали скот, накрывали грядки на огородах, чтобы ливнем не побило посевы.

Геннадий должен был остаться дома, чтобы совершить все эти необходимые приготовления. Терять урожай из-за непогоды в такой ответственный период жизни мужчина не хотел. И надо ведь было случиться несчастью: в тот момент, когда Геннадий натягивал пленку, чтобы укрыть урожай томатов от дождя, в одно из креплений ударила молния.

Шансов выжить у мужчины не было.

Но мало гибели человека, от мощного удара вспыхнуло сено для скота, а следом пламя перекинулось и на дом.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Пожар! Пожар! – закричал кто-то из соседей.

Мужчины тут же бросились тушить огонь, но деревянный дом был построен в основном из сосны, так что горел сильно и быстро.

И дождь, как назло, так и не начинался.

Соседи бегали по участку Татьяны и Геннадия, пытаясь сбить пламя, но всё было тщетно. Кто-то поливал дом из шланга для огорода, кто-то таскал ведра с водой – все бесполезно. Огонь пожирал дом.

— Где Генка?! – вдруг опомнился кто-то из соседей. — Почему-то хозяина дома не было видно в тушении пожара.

— Да с женой поехал! Туши, туши! – прокричал мужчина. – Сейчас и на соседние дома перекинется! Лейте на землю, рвите сухую траву!.. Тут уже ничего не спасти…

Действительно, дом уже догорал. Люди кинулись ограждать пламя, чтобы не сгорела вся деревня. В этот-то момент и пошёл дождь, который окончательно потушил огонь.

— Господи! Горе-то какое!.. – запричитала женщина.

– Хоть огород спасти надо!.. Да скотину!

Один из мужчин кинулся в сарай, взять защитную плёнку, но не нашел её там.

«Наверное, где-то возле грядок», — решил он и отправился к огороду.

Соседи лишь услышали дикий вопль, прорывающийся сквозь гром. Кто-то побежал к огороду, но мужчина, который ушел укрывать грядки, поймал своего соседа за локоть.

— Не ходи туда, — процедил он, плотно стиснув стучащие зубы.

– Уже ничего там делать не надо.

— А огород как же? Что там? – спросил второй мужчина.

Но первый лишь сильнее вцепился в его плечо.

— Да плевать уже на огород. Пойдём по домам.

Конечно, не обошлось без любопытных, которые горько пожалели о своём решении, но большинство разогнал ливень.

Человека, который первым побежал укрывать грядки и обнаружил Геннадия, звали Михаил. Он целый час просидел дома молча, вздрагивая от каждого раската грома, от каждой вспышки молнии. И не мудрено. Мужчина пережил сильный шок.

— Милый, смотри, расходится, — подошла к нему Галина, его жена.

— Да, и правда… — вздохнул с облегчением Михаил.

И только сейчас ему в голову пришёл вопрос, который он тут же и озвучил.

– Что же теперь с Танькой будет?

— Ох, не знаю, — покачала головой Галина.

– Ну, пустим их пожить у себя немного. Пока лето, так могут на веранде устроиться… К зиме придумаем что-то, Генка мужик рукастый, построит что-нибудь.

— Галь, невозможно за 3-4 месяца дом построить, — рассеянно ответил Михаил. – Да и Генки нет больше.

— Как нет? – округлила глаза Галина.

— Вот так. Молния в него ударила, — мрачно ответил Михаил.

Галина тут же огласила дом ужасным воплем, осознавая, какая жуткая участь могла ожидать её, её мужа или их детей. Ведь трагедия произошла совсем рядом. Галина впала в истерику, и Михаилу пришлось дать ей успокоительное.

— Господи… Господи… — причитала Галина, всхлипывая. – Что же теперь делать…

Что же будет с Танюшкой и её дочкой… Где же они будут жить…

— Вот и я себе те же вопросы задаю, — вздохнул её муж.

– На лето мы и правда можем их приютить. А дальше что?

В доме Михаила и Галины было всего 3 комнаты: в одной жили они сами, во второй – трое их детей. Третья же комната служила и кухней и столовой одновременно. Дом у них был небольшой, зато очень теплый, но в данный момент волновались не о тепле. Во всей деревне мало кто имел большой дом, вряд ли кто-то сможет приютить мать с дочерью, потерявших все в одночасье. Это понимали и Михаил и Галина. А ещё кто-то должен был сообщить Татьяне, что ей некуда и не к кому возвращаться.

— Бедная женщина, она же сойдёт с ума, — бормотала Галина, сидя с «корвалолом».

— Я скажу, — решил Михаил.

– Всё равно кто-то должен подготовить ее к этому.

Завтра поеду в больницу и все ей расскажу.

— Ладно, Бог поможет, — рассеянно ответила Галина.

Татьяна, не подозревая о катастрофе, родила здоровую девочку – копию отца. Молодая мама радовалась и не могла дождаться, когда она всё-таки покажет ребёнка папе. Акушерка сказала ей, что на улице разыгралась настоящая буря, не стоит сегодня ждать супруга, наверняка у него возникли дела дома. Татьяна не расстроилась, а даже обрадовалась – она сможет хорошенько выспаться и отдохнуть. Отдых ей пригодится.

На следующий день, Михаил с самого утра отправился к Татьяне. Женщина была в своей палате, медсестра проводила Михаила к ней.

Услышав стук в дверь, Татьяна радостно улыбнулась и уже встала, чтобы поприветствовать мужа, но тут дверь открылась, и внутрь зашёл Михаил, сосед.

— Миша? – немного растерянно спросила Татьяна. – А где Гена?

— Тань, ты крепись, — выдохнул мужчина и рассказал молодой матери о том, что случилось с её мужем.

Татьяна плохо помнила следующие несколько часов. Она кричала и плакала, пока медсестры не вкололи ей несколько доз снотворного. Только после этого Татьяна сдалась и погрузилась в беспокойный сон.

— Что Вы ей такого сказали? – сварливо буркнула медсестра.

– Ей нельзя сильно переживать, чем она потом ребёнка накормит?

— Если бы Ваш муж погиб, когда Вы были в больнице, Вы бы не переживали? – в свою очередь огрызнулся Михаил.

Медсестра кинула на мужчину удивленный взгляд.

— Так не Вы отец? Извините, но я попрошу Вас уйти, — покачала головой медсестра. — И, чуть помолчав, добавила. — Мне очень жаль эту женщину…

— Да, — вздохнул Михаил.

Надо было что-то делать. Хоть у мужчины у самого было дел невпроворот, но он чувствовал себя обязанным хоть как-то помочь Татьяне. В свободное от работы время, Михаил отправлялся на участок Татьяны и пытался соорудить хоть какое-то подобие дома из сарая для скотины. Дело конечно непростое, если не сказать невозможное. По сути, от сарая подходил только фундамент и опорные балки.

Галина с сожалением провожала мужа взглядом. Ей было жаль мужчину; он и так работал до самого вечера, а теперь ещё надо было наскоро строить дом для соседской женщины.

Тем временем Татьяну выписали из роддома с дочерью на руках. Растерянная женщина вернулась туда, где раньше был её дом. Смотреть на обгоревший фундамент без слёз она не могла. Ей прописали антидепрессанты и велели кормить дочь смесью.

Мало того, что и так денег не было, теперь из-за этих лекарств и смесей Татьяна не может позволить себе даже снять какую-нибудь комнату.

Что ей делать?

— Таня! Танечка! – к Тане направлялась Галина, её соседка.

Она улыбнулась маленькой девочке на руках Татьяны и посмотрела на женщину.

– Всё-таки ты молодец, не могу тебя не поздравить с рождением дочки. Ну, чего ты стоишь? Пойдём.

— Куда идти-то?.. – сквозь слёзы выдавила Татьяна.

— Пока что поживёте у нас. Правда, можем предложить только веранду. Там тепло, не замёрзнете.К онечно, я дам и одеяла, и простыни, и светильник… Да найдем, как обустроить комнатушку!.. Главное ведь что? Чтобы крыша была над головой, — тараторила Галина, чтобы не разрыдаться.

Она и сама прекрасно знала, как тяжело с маленьким ребёнком, а что сейчас приходится переживать Татьяне – вообще уму непостижимо.

— Вы нас приютите? – всхлипнула Татьяна.

— Конечно! Что за вопросы? Ну, чего тут стоять? Пойдём, пойдём. Как, кстати, дочку-то назвала? — Галина тронула молодую мать за плечо и повела к своему дому.

— Машенька, — ответила Таня. – Мы давно имя выбирали…

Время шло быстро, Татьяна плохо осознавала, что вокруг что-то происходит. Она слышала плач дочери, шла к ней, проверяла, что не так, решала проблему и шла обратно. Женщина не спала, она просто лежала на спине и смотрела в потолок, время от времени глотая таблетки. Для Татьяны казалось, что жизнь кончена. Куда ей деться? Что будет зимой? Как она сможет позаботиться о дочери без мужа? Кто её поддержит?

Да, соседи пустили к себе, но понятно же, что не на всё время. Рано или поздно ей укажут на выход, и что потом? Побираться? Умирать с голоду? Пытаться выживать в лесу, как какой-то дикарь? И что будет с Машей?

Маша ведь не виновата в своей судьбе. Девочка ещё и не подозревает, как может быть жесток мир. ВА этот самый мир, с самого начала лишил её отца. Может, ей будет лучше и без такой матери?.. А что, если Машу передать другим родителям? Она ведь совсем крошечная, даже и не заподозрит ничего…

Эта мысль прочно засела в голове Татьяны и покидать её мыслей не собиралась.

Тем временем, Михаил пытался разобраться с тем, как строить дом. Нужны были материалы, чертежи, замеры, да и одному точно не успеть до зимы. Михаилу требовалась помощь. Мужчина решил отправиться к своим друзьям и соседям, чтобы просить их помочь в строительстве, однако то, что он выслушал в ответ на свою просьбу, повергло мужчину в состояние шока.

— Миш, ты, конечно, хорошее дело задумал, — Василий почесал подбородок. – Да только не найдёшь ты никого. Не пойдут туда люди. И я тоже.

— Что? Это почему? – не понял Михаил.

— Да ты сам голову-то включи. Вот каков был шанс, что всё так произойдёт? А? Крошечный. Неспроста так вышло, Мишка. В день рождения дочери погибает отец, ты что, каждый день о таком слышишь?

— Что-то я тебя совсем не понимаю. Ты можешь яснее выражаться? – вздохнул Михаил.

— А куда уж яснее? Бабка, которая на углу в полуразвалившемся доме живёт, ещё год назад сказала, что проклята та земля…

Михаил закатил глаза:

— Господи… Ты серьезно считаешь эту женщину ведьмой? Ну ты же взрослый мужик!..

— Ведьма не ведьма, да только вон что случилось, — заявил Василий. – Подумай после такого, стоит ли долго на той земле задерживаться.

— Вася, это просто трагическое стечение обстоятельств. Времена, когда все верили в ведьм, давно прошли! – пытался вразумить соседа Михаил.

— Мишка, вот ты сам по себе, конечно, хочешь – верь, хочешь – не верь в проклятье, а я туда не пойду и делать там ничего не буду, — прямо сказал Василий. – У меня своя жена есть, свои дети. Я ради чужих не стану рисковать.

Михаил кивнул. С этим все было понятно. Но вот когда и другие мужчины начали находить глупые отговорки или прямо заявляли о проклятии, Михаил и вовсе перестал верить в происходящее.Что это такое?

Не каменный век уже, не времена Инквизиции! Их односельчанка, отчаянно нуждается в помощи, а взрослые мужчины всякий бред несут!

Один якобы ногу потянул, хотя это не мешает ему в поле и на огороде работать, второй жене с детьми помогает, хотя им по 6-7 лет, другие прямо про «ведьм» рассказывают…

В общем-то, все было ясно. Вся деревня была напугана случившимся, а напуганный народ поверит во что угодно. Кто—то один ляпнул про «проклятие», вот и понеслось.

И что теперь делать Михаилу? Казалось, один он не верит в эту чушь и искренне хочет помочь Татьяне. Мужчина присел напротив сарая, из которого собирался строить дом, закурил и начал думать, какие же материалы ему потребуются, чтобы до зимы успеть построить маленький, но тёплый дом.

…Татьяна серьёзно задумалась над мыслью, отдать Машу какой-нибудь любящей паре, которая никак не может завести детей. Как правило, это хорошие люди. И они точно позаботятся о будущем ее дочери. Не то, что сама Татьяна.

Женщина закусила губу и зарыдала от собственного бессилия.

Ну за что ей такое наказание?..

Маша поддержала маму и заплакала с ней в унисон.

— Ну что у вас тут за оркестр? – всплеснула руками Галина, заходя в комнатушку.

– Я могу чем-то помочь?

— Галь… Я не знаю, что мне делать, — плакала Таня.

– Я хочу, чтобы у Маши было все хорошо, но что я ей могу дать?!

Мне самой жить не на что, не знаю, на что буду покупать смеси для нее, подгузники…

Что мне делать?!

Я не смогу!..

С Татьяной приключилась настоящая истерика, она уткнулась лицом в подушку и только повторяла 2 слова: «не смогу».

Галина молча наблюдала за ней, потом взяла на руки Машу и дала ей бутылочку.

Девочка тут же замолчала, принявшись за еду.

— Ну вот, посмотри.

Одну проблему мы решили, Маша не плачет, — улыбнулась Галина.

– И другие тоже решим.

— Да как? – крикнула Татьяна в подушку.

— А ты сама-то что думаешь? – спросила Галина.

— Я… — Татьяна замолчала.

Она поняла, что не может вслух сказать то, о чем только что размышляла.

Она так сильно любит свою дочь!..

Но что она может для нее сделать?

Жуткие картины проносились перед глазами Татьяны: она представляла себе детство Маши, которое девочка проведет в крайней нужде и нищете, без игрушек, без вкусностей, потом школа, в которую, возможно, Машу даже и отдать не получится.

А если и получится, то над ней все будут смеяться: начнут с ужасных вещей, закончат безотцовщиной…

А потом какая судьба ждет ее дочь?

Татьяна даже представлять боялась.

Женщина вздохнула.

— Я должна отдать Машеньку…

Кому-то, кто сможет обеспечить ей счастливое будущее, а не то, что смогу дать ей я… — прошептала Татьяна.

— Ну и дура же ты! – неожиданно воскликнула Галина.

Таня вздрогнула и перевела затуманенный взгляд на соседку.

– Не смей так даже говорить! – продолжала кричать Галина.

– Ты хоть что-то попыталась сделать?

Я понимаю, что у тебя трагедия, катастрофа… То, что ты пережила и врагу не пожелаешь, но ты ведь должна бороться!

Не ради себя, так ради своей дочери.

Ты уже готова отдать родную кровь, каким-то чужим людям, которые пустят тебе пыль в глаза, своими деньгами!

Неизвестно, как они на деле отнесутся к твоему ребенку.

И что же?

Ты этим довольна?

Такого ты хочешь для нее будущего?!

— Нет, — губы Татьяны дрожали, она готова была в любой момент расплакаться, но старалась удержаться.

– Ты права.

Господи, какую же глупость я могла совершить!..

Ты права, Галь, я не сделала ничего, чтобы помочь Маше.

Почему же кто-то другой будет?..

Я… Я сейчас же начну искать работу.

Я сама умру, но Машку не брошу.

— Вот, другое дело, — довольно улыбнулась Галина.

– Только умирать не надо, договорились?

— Договорились, — тоже улыбнулась Татьяна, впервые со дня рождения Маши.

Работы было не так уж много в деревне, где жила Таня.

Можно было отправиться торговать, засевать и убирать поле, уезжать на птицефабрику, расположенную за 50 километров от села, забивать животных или доить коров.

Подумав, Татьяна решила попробовать с коровами, все-таки свою дочку она планировала брать с собой, соответственно ни дальних поездок, ни кровавую работу, она себе брать не могла, а дышать пылью ребенку, тоже вряд ли полезно.

На следующее утро Татьяна взяла на руки дочь, положила в сумку необходимые вещи и отправилась устраиваться на работу.

Коров доили в небольшом ангарчике, индустриализация была еще очень далеко, поэтому все делали вручную.

Стадо было не особо большое, но доярок по сути не было совсем.

У каждой семьи была хотя бы одна своя корова, поэтому в местном деревенском магазинчике, редко брали молоко, зато покупали сыр, творог и другие молочные продукты, которые сложно было делать дома.

Татьяна приготовилась разговаривать с хозяином всего этого добра, когда дочка расплакалась.

— Ну, тише, тише, что случилось? – шептала Татьяна, гладя дочь по спинке.

– Ты же кушала уже, тебе тепло, все сухо, что еще может быть?

— Попробуйте переодеть, — раздался голос со стороны.

– Наверное, что-то в одежде загнулось и мешает.

Татьяна обернулась и увидела мужчину со связкой ключей в руке.

Это и был хозяин магазина, а вместе с ним и этого ангара.

Как раз с этим человеком Татьяне и нужно было договариваться о работе.

— Да, да, — растерянно сказала женщина.

Ну и о чем ей говорить здесь, в коридоре?

С плачущим ребенком на руках.

— Вы по делу? – сам начал мужчина.

— Ох, да, я бы хотела узнать, не нужны ли доярки… — Татьяна осторожно поправляла нехитрую одежку дочери.

И правда, уголок загнулся и натирал коленку, как только проблема была решена, девочка замолчала и с интересом принялась разглядывать, что вообще вокруг происходит.

— Доярки?

Хм, надо бы одну, — ответил мужчина.

– Вы сами хотите устроиться или для знакомой спрашиваете?

— Сама.

— Хорошо.

А то, знаете, бывает… Приходят, спрашивают, тут же находится множество подруг, а мест столько у меня уже нет, — казалось, мужчина совсем забыл о том, что должен принять решение о работе Татьяны.

Вместо этого он пустился в рассуждения о состоянии экономики, новых скачках прогресса и прочего.

Чего-то очень далекого, непонятного и совершенно не интересного молодой вдове.

– Вот такие дела.

А что, ребенок-то Вам не помешает работать?

— О, нет, она со мной будет, но никаких проблем не создаст, — попыталась улыбнуться Татьяна.

Но вместо улыбки у нее вышла какая-то гримаса, ведь женщина в очередной раз напомнила себе, что оставить дочку не с кем.

— Ну, конечно, она проблем не создаст… А вот для нее, думаете, это все хорошо?

– Татьяна тяжело вздохнула и уставилась в пол.

– Знаете, а что мы в коридоре стоим?

Пройдем вот сюда, хотя бы.

Чаю выпьем, да?

— Да, хорошо, — безразлично пожала плечами Татьяна.

Мужчина уверенным шагом направился куда-то вглубь ангара, оказалось, что есть второй этаж.

Наверху не стояло специфического запаха, либо он был минимальным и не чувствовался.

На втором этаже располагались несколько комнат, таблички указывали, для чего они нужны.

Как оказалось, этот человек заботится о своих работниках, ведь здесь была комната отдыха и для пастуха, и для охраны, и для доярки…

Ну и, конечно, для самого хозяина.

Но все эти заманчивые комнатушки они миновали и направились к двери, где гордо значилось: «офис».

Внутри стоял стол, пара шкафов с документами и накладными, несколько офисных кресел, диван и мелкая бытовая техника, вроде микроволновки и чайника.

В общем-то, офис не очень напоминал рабочую комнату, но Татьяну это не особо волновало.

— Вот, располагайтесь, сейчас будет чай, — мужчина указал Татьяне на диван, а сам занялся приготовлением обещанного напитка.

– Так что Вас заставило идти, на не самую простую работу, с ребенком на руках?

— Ну… Мне не с кем ее оставить…

Мой муж совсем недавно погиб, и я не имею средств к существованию.

Поэтому… моя ситуация более, чем вынужденная, — попыталась говорить ровно Татьяна, но все равно, несколько раз почти сорвалась на плач.

— Ага, вот оно как, — собеседник подвинул к Татьяне чашку чая и блюдо с какими-то печеньями.

– Что ж, непростая Вам досталась судьба, но ничего не поделаешь, да?

В другие-то места обращались?

— А куда еще?

На поле работать, так это еще вреднее для Маши, а оставить ее… Не могу.

— Хм… Вы знаете, у меня четверо детей, старшая дочь вполне может присмотреть за Вашей дочкой, у Вас дома, пока Вы работаете.

Варвара у меня девочка аккуратная и ответственная, Вы только покажите ей, где и что лежит.

Она сама выхаживала свою младшую сестру, я ведь тоже лишился жены.

— Сочувствую, — искренне произнесла Татьяна.

– Только вот живу я пока у соседей.

— Почему? – не понял мужчина.

— Дом сгорел… Я совсем не знаю, что буду делать зимой, ведь живем мы на веранде, — Татьяна глупо улыбнулась, понимая, что по щекам, против ее воли, скатываются слезы.

Собеседник девушки тяжело вздохнул и положил ей руку на плечо.

— Понятно.

Что ж, тогда у меня к Вам другое предложение.

Доярка, конечно мне нужна, но еще мне нужна няня для моих девочек.

Бог наградил меня 4-мя дочками, а вот жену забрал.

И я не представляю, что мне с ними делать.

Старшей, Варваре, всего 12, а она уже тащит на себе дом.

Мне жаль ее, я нанимаю повара, чтобы хотя бы еду готовил, пока меня нет, но девочки его не любят, жалуются, что он животных дома обижает.

То кошку их любимую пнет, то собаку в дождь выгонит…

В общем, понимаете.

Они-то что, дети, сказать ничего не могут.

А вот если бы был взрослый человек… Тогда бы совсем другое дело.

Живу я отсюда, правда, далеко, гораздо ближе к городу.

Из города няню найти просто невозможно, всем бы только денег, да парней своих водить, хвастаться не своим коттеджем, алкоголь пропадает… Короче говоря, кошмар!

А из деревень девушки, дом бросать не хотят, да боятся.

Но, Вы уж извините, Вам, кажется, нечего терять?

Может быть, Вы согласитесь поработать няней?

Разумеется, с проживанием, у Вас с Машей будет отдельная комната, еда тоже не Ваша обязанность… Только присмотрите, пожалуйста, за моими девчонками.

Татьяна молча выслушивала мужчину.

Он был, конечно, прав.

Что ей терять?

Кто ее там обидит?

Девочки?

Вряд ли, Татьяна еще не такая уж взрослая, чтобы не найти общий язык с ними, сама прекрасно помнит, чего хочется в 12 лет.

Собака облает?

Да сколько она этих собак в деревне видела, к ним с лаской пару раз подойди, так те и привяжутся.

Раз этот мужчина живет с 4-мя дочками, то и Маше там ничего не угрожает.

А если останется она здесь…

Выкрутится-то, конечно, можно, Татьяна и план придумала:

работать вместе с дочкой на руках.

Однако это в разы тяжелее.

В общем, думала женщина недолго.

— Если Вы мне доверяете, то я бы с радостью, — легкая полуулыбка тронула губы Татьяны.

Все-таки не всё в этом мире против нее.

Татьяна распрощалась с Галиной и Михаилом, которые приютили ее с дочкой на время, и отправилась в дом Виктора.

В ее обязанности входило присматривать за детьми и быть им чем-то, вроде заместителя мамы.

Поначалу, конечно, девочки с подозрением относились к незнакомой женщине, но очень быстро подружились с ней.

Татьяна любила домашних животных, поэтому кошка Шерри и пес Полковник, всегда получали что-нибудь вкусное.

Девочки слушались Татьяну, тем более, что она особо их и не трогала – дочери Виктора оказались на редкость самостоятельными.

Словом, жизнь девушки потихоньку налаживалась.

— Таня, — позвал девушку Виктор.

– Можешь подойти?

— Иду, — ответила девушка и завязала бант на голове младшей дочки Виктора.

– Ну вот, теперь ты совсем как Бэлль из мультика.

Полковник будет принцем, да?

— Да, — расплылась в улыбке девочка.

— Чудно, ну иди играть, — тоже улыбнулась Татьяна.

– Только смотри осторожно!

— Хорошо! – и девочка убежала во двор.

Татьяна проводила ее взглядом, обычно игры с Полковником заканчивались тем, что собака засыпала, пока его наряжают и облагораживают настолько, чтобы он мог считаться принцем.

Поэтому ничего опасного в таких забавах не было.

— Хотели меня видеть? – зашла Татьяна в кабинет Виктора.

Это, к слову, был настоящий кабинет, совсем не похожий на тот «офис», в котором Татьяна была несколько лет назад.

— Да, — мужчина глуповато улыбнулся, несколько раз сводил и разводил руки – нервничал, в общем.

– Таня, — снова начал он.

– Ты у меня уже 4 года работаешь, правильно?

— Правильно, — кивнула Татьяна.

Что это он задумал?

Наверное, ему уже не особо нужна няня, ведь младшей дочке исполнилось уже 9.

Вероятно, мужчина думает, как бы потактичнее указать Тане на дверь.

— Вот, правильно!.. – обрадовался Виктор.

– Знаешь, девочки очень тебя полюбили за это время…

И вообще, всем ты нравишься…

А Полковник от тебя вообще без ума, раз уж на то пошло…

И Машенька, конечно, нам всем как родная…

— Вы мне хотите сказать, что пора бы и честь знать? – мягким тоном вернула Татьяна Виктора в нужное русло.

— Что?.. – казалось, это выбило его из колеи.

Несколько секунд Виктор думал над сказанным Татьяной.

– Нет!..

Что ты!..

Нет, совсем наоборот!

— Наоборот? – приподняла бровь Таня.

— Ты выйдешь за меня? – неожиданно выпалил Виктор и тут же встал на одно колено.

Шокированная Татьяна сначала отшатнулась, прижала ладонь ко рту.

Но потом тихо рассмеялась.

Она давно уже поняла, что нравится Виктору.

И он тоже ей нравился.

Казался таким мягким и порой простодушным, но на самом деле был человеком, за которым действительно как за каменной стеной.

— Да, — улыбалась Татьяна.

Растроганный Виктор крепко обнял невесту.

– Ты боялся, что я не соглашусь?

— Конечно, боялся, — теперь Виктор говорил спокойным и уверенным тоном.

– Все-таки у меня хороший такой «багаж» из 4 детей, вряд ли я – солидный жених.

— Я очень люблю девочек, — покачала головой Таня.

– И не надо говорить про них так.

— Ну все, меня отчитали, — деланно повесил голову

Виктор, а Таня рассмеялась.

Через полгода они поженились.

Единственное, о чем просила Татьяна, это о свадебном подарке.

Для Виктора ее просьба была довольно странной, но он согласился выполнить ее.

Некоторое время спустя Татьяна вернулась в родную деревню.

Она прошлась по знакомым улочкам и легко нашла дом Галины и Михаила.

Обернувшись, она увидела крепкий домик на том месте, где раньше стоял ее собственный дом.

Таня улыбнулась и постучалась к соседям.

— Танюша! – воскликнула Галина, когда открыла дверь.

– Как я рада тебя видеть!

— Я тоже, — улыбалась Татьяна, обнимая подругу.

— Проходи скорее!

Ты с Машенькой?

— Нет, Маша дома осталась, — покачала головой Татьяна.

— Ага, ну, ты в следующий раз и Машу возьми с собой, хоть посмотрю на нее.

— Обязательно.

Галь, я тут на пару минут только, ты уж извини… За детьми надо смотреть, пока муж на работе.

— Муж? – округлила глаза Галина.

Таня хитро прищурилась.

— Да, я вышла замуж за Виктора.

Кстати, свадебный подарок ты уже видела, вон тот дом, — девушка указала на дом за спиной.

— Ого… Ну надо же… Танечка, я тебя поздравляю! – искренне обняла Галина подругу.

— Да, спасибо… А вот это ключи от ворот, от амбара, от самого дома, — Татьяна с улыбкой положила ключи на стол.

Галина непонимающе переводила глаза с ключей на подругу.

— Я не совсем понимаю… — призналась женщина.

— Галя, только вы с Мишей не бросили меня в беде.

Без вашей помощи я бы погибла, Маша бы погибла… Только ты отговаривала меня от той глупости, которую я могла бы совершить.

И я знаю, что только Миша пытался отстроить мой дом до зимы, чтобы мы с Машей не замерзли.

Поэтому этот дом – меньшее, чем я могу вас отблагодарить.

Прошу тебя, прими его.

— Таня… — Галина смотрела на подругу огромными глазами.

Татьяна еще раз обняла ее.

— Спасибо, — прошептала Татьяна и пошла к выходу.

Когда остальные жители деревни, прознали про щедрый подарок Татьяны, они тоже пытались убедить женщину, в своих намерениях помочь.

Однако, Татьяна все видела сама и прекрасно знала, кому и чем обязана.

Оставьте свой голос

10 голосов
Upvote Downvote

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.