Красивая шикарная женщина

Не бойся что-то менять…

Татьяна заглушила машину и устало откинулась на спинку сиденья. Смена сегодня такая, что и врагу не пожелаешь: два раза пассажиры убегали не заплатив, один раз забуксовала возле гаражей, а апогеем стало пробитое колесо. Вроде и работы было много, а денег почти не заработала, по крайней мере, не столько, на сколько она рассчитывала. И это означало, что после того, как навестит сына, снова придётся выходить на линию. Таня никак не могла себе позволить зарабатывать меньше, чем сама себе назначила, иначе нет никакого смысла в этой работе.

В таксистки она пришла совсем недавно, всего полгода назад, но уже довольно неплохо разбиралась в пассажирах, да и работать вроде получалось.

Год назад заболел сын. Заболел как-то резко, без всяких предпосылок. И вроде врачи утешали, что болезнь конечно тяжёлая, но её лечат, только вот у Матвея была аллергия чуть ли не наполовину нужных лекарственных препаратов. Получалось, что лечить-то его и нельзя, потому что всё могло стать только хуже.

Через три месяца Таню бросил муж. Бросил её и больного сына просто со словами: «Я так жить не могу и не хочу».

Таня даже не удивилась. Муж и раньше всегда устранялся от любых проблем, а уж от такой и подавно.

В последние полгода Матвей проводил больше времени в больнице, чем дома. Если бы не папа, который сразу переехал к ним, Таня вообще не знала бы, что делать. Нужно было работать, зарабатывать, потому что препараты, которые подходили Матвею, просто так не выдавали.

Матвей был поздним ребёнком, впрочем, как и сама Татьяна. Отец жил в деревне, держал хозяйство, но как только случилась беда, перебрался в город к дочери. Нет, нет, да и заводил разговор о том, что нужно вести Матвейку в деревню.

— Тань, я уверен, что там ему лучше станет, свежий лечебный воздух. Ну что он тут в городе, мало того, что и так кислорода нет, так ещё постоянно в четырёх стенах.

Таня только вздыхала.

— Пап, там же ближайший доктор за 15 километр. Я не могу так рисковать.

Отец вздыхал, огорчённо качал головой. Он не только был уверен, что внуку там будет лучше, но и очень скучал по деревне…

Таня резко открыла глаза. Что-то она совсем расклеилась. Нужно поторопиться, купить сыну что-нибудь вкусного, и ехать к нему в больницу. Каждый день на 2 часа она ездила туда, с утра папа к нему ходил, к вечеру — она.

Женщина пикнула сигнализацией и бросилась к магазину. Вчера Матвей сказал, что хочет апельсинов. Доктор, конечно, напомнил ей про аллергию, но Матвей так просил. Таня решила, что купит только один, самый спелый. Ну и что-нибудь полезное. Быстро взяла всё, что хотела, и пошла на кассу. Народу было немного, но очередь стояла намертво. Слышно было, как возмущается кассирша.

— Да что ж это такое? Сколько можно уже пересчитывать?! Не хватает тут у вас. Понятно?

Таня заглянула через плечо женщины, которая стояла перед ней. На кассе была бабушка, старенькая, похожая на одуванчик, потому что из-под платка выбивались чисто белые пряди волос. Судя по всему, у бабули не хватало денег, чтобы заплатить за хлеб. Три человека, которые стояли перед Татьяной, старательно отворачивались. Таня решительно двинулась вперёд.

— Сколько нужно? Я заплачу.

Кассирша недовольно посмотрела на неё, только-только хотела выплеснуть негатив, который набрался в ней за день, и её так обломали.

Бабушка рассыпалась в благодарностях, потом быстро засеменила к двери, а Таня стала выкладывать свои покупки.

— Господи.., сами берут самое дешёвое, а всё туда же, пальцы веером.

Таня усмехнулась. Она прекрасно понимала, что если только одно слово скажет, то кассиршу прорвёт, она ведь только этого и ждёт. Но Таня не собиралась облегчать её жизнь и портить себе настроение. Вышла из магазина, направилась к своей машине.

— Постойте, подождите, пожалуйста.

Таня обернулась. К ней спешила бабуля, та самая, которой она только что оплатила хлеб.

— Спасибо вам ещё раз большое. Вы не подумайте обо мне плохо. Старая стала. Вышла из дома, а кошелёк не взяла. Понадеялась, что хватит у меня денег, а не хватило.

— Да ничего, не такие-то уж и деньги.

Таня хотела было идти, но бабушка цепко взяла её за руку.

— Что-то печали в глазах твоих много, а добрые люди не должны кручиниться.

Таня грустно улыбнулась.

— Ну, не от нас это зависит.

— От нас, только от нас. Знаешь, нужно всегда думать. Если так не получается, то делать-то по другому нужно. Вот, если не перепрыгнуть лужу, можно её обойти. Не достать яблоко рукой – нужно изменить способ. У тебя обязательно всё будет хорошо, вот увидишь, просто не бойся всё менять. Всё, что не делается, всё делается по воле сверху, а значит, всё к лучшему. Ты не бойся ничего, всё хорошо у тебя будет, и у тебя, у тех, кто вокруг тебя. Добрая ты. Главное не бойся перемен.

Добрая бабушка так быстро исчезла, что Таня даже глаза протёрла. Была ли она вообще? Таня тряхнула головой, направилась к машине. Нужно торопиться, через 10 минут откроют больницу для посещений. Если её не будет сразу, то сын заволнуется.

Матвей был не один. Он разговаривал с мужчиной в белом халате. Таня знала всех докторов, всех медсестёр и с точностью могла сказать, что доктор не местный и не новенький, потому что никто увольняться не собирался. Мужчина понял по глазам Матвея, кто она и быстро встал.

— Здравствуйте, Татьяна Анатольевна. А мы вот с Матвеем как раз обсуждаем, какая на улице замечательная погода. Не хотите прогуляться?

Таня растерялась.

— Прогуляться? Но разве Матвею можно?

— Один раз можно. Ему это даже полезно будет. А мы с вами поговорим.

Таня сама не поняла, как согласилась на всё, и на прогулку, и на то, чтобы Матвея вывезли на улицу в кресле. Почему-то в голове стучали только слова бабушки: «Нельзя ничего бояться, всё будет хорошо.»

Они присели на лавочку.

— Татьяна Анатольевна, понимаю, что вы сейчас растеряны. Пожалуйста, давайте я вам всё объясню. Дело в том, что я уже несколько лет занимаюсь изучением болезни, которая у вашего сына. Вернее, со мной работает ещё несколько человек, но это моё детище. Год назад я нашёл, как оказалось, весьма интересный способ лечения, который, как бы вам объяснить, делает всё наоборот. Препарат прошёл исследование, он безопасен. Я набираю команду, если можно так выразиться. Команду детей, которые… В общем, буду говорить прямо, препарат сейчас должен пройти последние испытания. Вот, я хотел бы предложить вам поучаствовать. Не буду требовать у вас ответа сразу. Подумайте, взвесьте всё, посоветуйтесь с лечащим врачом.

Таня сидела, склонив голову. Она снова и снова вспоминала слова бабушки из магазина, потом слова их лечащего врача о том, что дела у них всё хуже и хуже.

— Я согласна, конечно. Нужно поговорить с Матвеем, ведь всё-таки ему одиннадцать, но уверена, что и он согласится…

Олег Сергеевич взялся за дело сразу. Утром Матвейка уже проходил все анализы. Мальчик, как будто, загорелся, будто поверил в то, что скоро будет избавление.

Отец Тани сначала настороженно отнёсся к Олегу Сергеевичу, долго выискивал информацию о нём, но наконец согласился, что попробовать стоит.

— Матвей ведь ничего не теряет. Препарат или поможет, или нет, увидим, так же Танюш?

Она кивала. Олег Сергеевич говорил ей о побочках, говорил, что возможно, но только в крайнем случае. Но Таня не хотела, чтобы папа знал лишнее и переживал. Хватит того, что она сходит с ума.

Матвею стало лучше уже через две недели. Было решено, что проходить лечение он будет здесь же. Олег Сергеевич приезжал через день. Таню почему-то страшно смущалась, когда заставала его в палате.

— Татьяна Анатольевна.

Она вздрогнула.

«Эх, рано обрадовалась, что Олега Сергеевича нет.»

Оказалось, он был в кабинете заведующего.

— Здравствуйте, Олег Сергеевич.

— Здравствуйте, по вам можно часы сверять. Ну, скажите мне, мы молодцы?

Она улыбнулась.

— Знаете, я стараюсь не думать ни о чём, пока не закончится курс.

— А вот и зря. Считаю, что мы уже можем отпраздновать маленькую победу. Сегодня Матвей взвешивался, у нас не только внутренние улучшения, но и 2 кг нового веса. Я просматривал его историю, он не набирал, а даже терял последние полгода. Так что, победа ощутимая.

— Да, но… отпраздновать?

— Именно. Татьяна, я хочу пригласить вас в ресторан. Поговорим, отдохнём. Вам кстати, нужно развеяться, вон круги под глазами.

Таня совсем растерялась. Если он её приглашал, как мужчина приглашает женщину, то разговор про круги неуместен. Если как доктор, зачем ресторан?

И тут Олег Сергеевич рассмеялся.

— Татьяна, прости меня, пожалуйста. Совсем забыл, как общаться с красивой женщиной, и при этом не включать при этом доктора. Ну всё, пенсия на пороге.

Таня невольно улыбнулась в ответ.

— Ну что вы, какая пенсия? Просто вы профессионал.

***

О болезнях, говорить не хотелось. Вечер был настолько изумительным. После ужина Олег предложил:

— Таня, а давайте прогуляемся. Я уже тысячу лет не бродил, вот так, просто по улице.

— А давайте, сама город только из окна автомобиля вижу.

— Много ездите?

Таня рассмеялась:

— Езжу всё время, я в такси работаю.

Олег удивлённо посмотрел на неё.

— Не может быть. Всё время думал, что все таксисты, такие грубые, прокуренные, здоровые.

Таня совсем развеселилась:

— У вас какие-то неправильные представления, я вам скажу по секрету, что по образованию я технолог химического производства. Имею высшее, правда проработала по специальности не так уж и долго.

Они бродили очень долго, время пролетело незаметно, и когда небо начало светлеть, Таня удивлённо спросила:

— Боже, сколько времени?

— Утро почти.

***

Ещё через две недели Матвея отпустили домой. Он уже сам ходил, был конечно немного бледный, но уже не сравнить с тем, что было раньше. Татьяна знала, скоро Олег Сергеевич перестанет появляться в их больнице. Курс лечения почти окончен, следующий через полгода, и тогда можно будет с уверенностью сказать, что Матвей здоров.

Тане было грустно, конечно, она безумно радовалась тому, что её сын идёт на поправку, но…

Она остановила машину у магазина:

— Ну что, Матвей, пойдём, купим торт и что-нибудь ещё, и закатим сегодня праздничный ужин.

Он внимательно посмотрел на маму:

— И никого не позовём?

Она покраснела. Конечно сын заметил, что между ней и доктором что-то есть, но Таня даже не думала претендовать на что-то больше, чем обычные прогулки по городу.

— А разве нам плохо одним?

— Нам хорошо, конечно. Ладно, тебе виднее…

Таня ходила по магазину и думала о своём. Когда подошли к кассе, то там разгорался настоящий скандал. Какой-то дедушка не рассчитал деньги, и теперь кассир с руганью делала возврат на творог и молоко. И Таня улыбнулась, быстро подошла к кассе:

— Пробивайте всё, я добавлю денег.

Дедушка удивлённо посмотрел на неё, а у Тани в голове были слова:

«Не бойся что-то менять.»

Они ещё не успели выйти из магазина, как Татьяна вытащила телефон. Матвей, едва заметно улыбнулся. Мама, как-то воспряла, повеселела.

— Добрый день Олег Сергеевич. Вы знаете, у нас сегодня дома праздничный ужин, всё-таки такой повод. Если у вас будет желание, мы бы хотели…

— Таня, какой адрес? Я очень боялся, что ты не позвонишь…

Они сели в машину. Татьяна какое-то время сидела просто так. Матвей осторожно спросил:

— Мам, он приедет?

Таня улыбнулась. Ей почему-то всё время хотелось улыбаться. Даже неудобно как-то было.

— Да, причём уже скоро, сказал странные слова. «Семейный ужин надо готовить вместе.»

— Мам.

— А?

— А ты чего стоишь, хочешь встретить его в таком виде?

Татьяна глянула в зеркало и в ужасе охнула. Она забыла уже про косметику. Да и вообще про красоту. Быстро завела машину.

— Держись Матвейка, нам нужно быть дома как можно быстрее.

Матвей довольно улыбнулся. Как приятно видеть маму такой…

Жаль, конечно, что планом Тани привести себя в порядок сразу не получилось сбыться. Когда они подъехали, машина Олега уже стояла у подъезда. Он восхищенно смотрел на неё:

— Ты, как будто, лет на 10 моложе. Глаза прям сверкают.

Она смутилась:

— Скажешь тоже…

Приготовление праздничного ужина взяли на себя мужчины. Папа, Олег и Матвей закрылись на кухне, сказав ей, чтобы она отдохнула и привела себя в порядок. Чем она и занялась.

К тому моменту, когда Матвей пришел её звать, Таня была готова.

— Мам, ты такая.., такая красивая.

Тут в комнату ввалился Олег:

— И где наша хозя…?

Он замолчал и уставился на Татьяну. Матвей тихонько вышел.

Они долго стояли и смотрели друг на друга. Потом Олег сказал:

— Наверное положено какое-то время встречаться, но я не хочу делать всё так, как надо… Таня.., может быть, мы с тобой… В общем, выходи за меня замуж.

Таня чуть не упала. Потом услышала шорох за дверью, подошла, открыла. Матвей и отец чуть смущённо смотрели на неё.

— Мам, соглашайся…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Бездомный мужчина на улице
— Кончать с обоими нужно, иначе сама понимаешь — мы можем потерять всё! — сказал мужчина супруге

- Давай Серёга поторопимся, у нас всего час остался, нужно успеть докопать могилу, а то представляешь какой конфуз будет! Покойника...

- Давай Серёга поторопимся, у нас всего час остался, нужно...

Читать

Вы сейчас не в сети