Дедушка в лесу зимой

Дедуля

Ваську в деревне не любили, не то чтобы было за что, просто не любили потому что…

А вот дальше любой из деревенских задумался бы и не смог ответить. Один только ответ приходил на ум по привычке.

Васёк, которому было уже хорошо за 70 никого не трогал, никому не лез, ни у кого ничего не просил. Сейчас на такого наоборот бы с уважением смотрели, а тогда когда Васёк жил ещё в другом обществе такое поведение считалось мягко говоря выпендрежём. Принято было в деревне делиться всем, просить друг у друга что надо и что не очень надо, а только потому что у соседа есть. Вася, тогда ещё Вася был не таким, батька ему в своё время крепко вбил в голову:

«Помоги себе сам и тогда всё у тебя будет.»

Так и жил Василий с этим девизом. Женился, детей Бог не дал. К жене уважительно относился. На похоронах бабы с каким-то даже с сожалением говорили:

— Эх, и синяка ни разу не носила.

— Это да, так и прожила в равнодушии.

— Да что там в равнодушии. Мы же не знаем, как они там жили. Может Васёк на руках носил.

— Ага, носил. Тебя вон твой тоже носит, правда только пока синяки сойдут.

— Тоже верно, и бита, и жалета, а Фенька так прожила без эмоций.

После смерти жены Васёк вообще от всех отгородился. Пытались бабы ему помочь, предлагали убраться да постирать. Баб-то холостых тогда много было, а Вася только за 50 перевалил, но так и не пустил никого к себе в дом. Работал, хорошо работал, хорошо зарабатывал, но тоже всё молчком. Никогда с мужиками после зарплаты не посидит за магазином, а деньги на общественную посиделку всегда сдавал. Потом уж мужики подходить к нему не стали, чего деньги-то брать, если никогда не выпьет и сто грамм, а Васька не настаивал.

Сейчас Васёк появлялся в деревне всего раз в неделю, когда в магазин ходил. Разговаривал только с продавцом, точно говоря что ему надо. Лет пять уж, как к имени Васёк сельчане добавляли отшельник.

Вчера была пенсия и хоть продукты дома ещё были, Василий по заведённому порядку направился в магазин. Перед каждым походом он тщательно просматривал свои запасы и записывал что купить. Сегодня список получился совсем небольшим, но порядок есть порядок. Он уже был в магазине, когда туда же вошёл мужчина.

— Здравствуйте. Разрешите ребёнку воды куплю, слишком жарко на улице.

Мужчина был совершенно незнакомый, а с ним была девочка лет шести-семи. Василий немного посторонился. Мужчина протянул девочке бутылочку:

— Держи Катюш.

Пока она пила, он обратился к женщинам, которые были в магазине:

— Простите пожалуйста, не подскажете где здесь у вас можно снять дом или пол дома? Может быть в какой-то ближайшей деревне? Мне, нам очень нужно, только чтобы недорогой.

Женщины переглянулись. Одинокий мужик с ребёнком доверия не вызывал. Вот если бы и баба была…

Наконец кто-то спросил:

— А хозяйка позже подъедет?

Он быстро взглянул на дочку, но та была занята конфетой, которую ей кто-то дал.

— Нет, моя жена умерла, а Кате нужен воздух, болеет она.

— Эээ, мужик тебе надо к начальству, тут же не город, так просто не сдают жильё. Нет у нас такого, не принято.

Ну кому нужен проблемный мужик, да ещё с ребёнком. К тому же видимо денег у него особо не было. Как он собирается тут жить без денег и без работы.

Видимо мужчина всё понял. Понял ход мыслей женщин, он взял за ручку девочку и они вышли из магазина.

Вскоре вышел Васёк. Он немного отошёл и почти сразу увидел эту парочку. Они расположились на отдых под большим дубом, немного в стороне от просёлочной дороги. Василий на минуту остановился, посмотрел на грустного мужика, на худенькую девочку и двинулся к ним.

— Здравствуйте.

Мужчина вскочил:

— Здравствуйте.

— Если не брезгуешь со стариком жить, то пошли ко мне. Дом у меня большой, а только одной комнатой и кухней пользуюсь. Место хватит. Ну, а дальше разберёмся.

Мужчина внимательно смотрел на Василия, а потом улыбнулся:

— Спасибо вам большое. Мы с большим удовольствием примем ваше предложение. Так устали, что просто сил нет. Всё в одну кучу. И Катю больше держать в городе нельзя было. Она если летом в городе, то такие приступы астмы, что каждый раз скорую вызывать надо.

Они пошли по дороге, а кто-то в магазине сказал:

— Смотрите бабы, Васёк к себе этих пришлых повёл.

— Да ну? Быть того не может. Этот отшельник-то?

— Он самый.

— Может он с ума сошёл, то молчал, ни с кем не общался сто лет, а тут просто людей, причём очень странных с улицы взял и к себе. Ой бабы, ну точно с ума сошёл. Может председателю сказать?

— И что ему председатель. Он что украл что-то? Ведёт себя как-то не так? Это на вас председателя надо, видели что девочка совсем устала, никто же не захотел помочь.

Бабы резко замолчали, неудобно стало каждой, а потом и вовсе разошлись по домам…

— Меня Василий зовут. Вот смотрите, хоть эта комната, хоть эта, все пустые стоят. Этот вот побольше будет, можно сюда вторую кровать перетащить из зала.

— Спасибо вам огромное! Уж думал дальше Катю тащить придётся, она так устала, да и я сам устал. Рано утром приехали, думали что сразу и снимем дом, а вот как получается. Ваша деревня уже четвертая. Меня Алексеем зовут.

— Располагайтесь. К вечеру баньку накину, погреешь девочку. Деревенская баня от всех болезней лечит. А пока отдохните. Как отдохнёте маякни, я вас обедом накормлю.

Василий поймал себя на мысли, что ему очень приятно, вот так заботиться о ком-то. Он уж и забыл. Думал, что забыл как это делается. Оказалось нет, помнил всё. В груди появилось какое-то щемящее чувство.

Пока взрослые разговаривали, Катя устроилась на большой кровати и сразу уснула. Алексей улыбнулся:

— Устала дочка, — он повернулся к Василию. — Вы не думайте, мы за жильё заплатим. У нас есть, немного правда, но есть.

Василий сдвинул брови:

— Вот эти молодые. Всё у них деньги и за деньги. Глупости не говори, побереги деньги-то, пригодятся для малой. Сколько ей? Шесть, семь?

Василий с жалостью смотрел на уставшую девочку.

— Шесть скоро будет. Она у нас вундеркинд. Только вот, как мамы не стало, так сразу как-то чахнуть стала. Я готов навсегда в деревне остаться, лишь бы ей лучше было.

— Ну ладно это. Мы с тобой всё потом поговорим. Иди, тоже отдохни.

Алексея разбудили голоса. Он с удивлением услышал, что его Катя трещит без умолку. Второй голос, который принадлежал Василию что-то спрашивал у неё, потом и сам что-то говорил и они вместе смеялись. Говорили то ли про коз, то ли про коров, но Алексей понял одно, вечером Катя собирается с дедом Василием кого-то доить.

— Доброе утро.

Василий обернулся:

— О, для кого утро, кому уже вечер. Здорова. Ты поспать.

Алексей смутился:

— Да что-то в последнее время поспать то толком не удавалось.

— Садись, поешь.

— Нет спасибо, я только чайку.

— Тоже верно. В баню с полным животом не дело…

Поздно вечером, когда намытая и напаренная Катя уже спала, мужчины сели в большой комнате. Василий вытащил бутылочку настойки.

— Ну рассказывай Алексей, что у тебя-то в жизни случилось?

— Ох, и не знаю с чего и начать… — Алексей после смерти жены ещё ни с кем не откровенничал. — Была у меня жена, семья хорошая, любовь в доме. Бизнес свой был. Правда сразу решили, что всё на жену запишем. А потом, потом разбилась она на машине. Водила она хорошо, молодая была, в гонках участвовала. А тут просто на ровной дороге не справилась с управлением. Я хотел это дело раскрутить, лучших детективов нанял. Хорошо хоть заплатить им успел. А потом брат жены на меня в суд подал, как будто это я её, угрожать стал мне, Кате. Он до 40 дожил, а ничего кроме долгов не нажил. А у Кати, у меня всё было, вот и слетел с катушек. Я-то что, вот за Катю сильно переживал. Уехали мы ночью. Связь только с одним другом и держу. Как объявятся мои детективы, так что-то понятно будет. Мне же из-за его заявления все счета заморозили, дома опечатали. В общем, остался я временно нищим…

— А ты уверен, что разберутся?

— Сами? Нет конечно. Говорю же, вся надежда на детективов. Ждать надо. А как ждать, когда за дочку сердце болит. Вот и сделал вид для всех, что повёз её в санаторий. В какой не говорил, пусть поищут.

— Да, ну и дела. Ну ничего. Живите, места много. По мне хоть и год живите, и больше.

— Спасибо вам большое.

— Не за что меня благодарить, ничего такого я не сделал…

Катя и Василий очень сдружились буквально за один день. Алексею делать было нечего, потому что дочка всегда с дедулей была, как она его звала и решил он помочь чем может по хозяйству, зря что ли он строительстве столько лет отработал. Первым делом принялся за крышу, дом ещё крепким был, добротным, а вот подтёки у трубы он заметил. Конечно пожилой человек разве заберётся на такую высоту. Пока на крыше сидел, человек пять заметил, которые по очереди подходили и в удивлением молча на него смотрели. Но стоило Василию из ворот выглянуть, как все спешили по своим делам, как будто и не стояли рот открыв.

Через три дня направился Васёк в магазин. Бабы даже обрадовались.

— Василий, ты что это этих людей в себе взял? А не боишься как-нибудь утром без головы проснуться? Что молчишь?

Василий молча закупил продукты. Сегодня в список и конфеты входили, и шоколадки. Хотел уже рассчитаться, как заметил красивую куклу, которая сидела на самой верхней полке в промтоварном отделе. Продавщица давно уж отчаялась продать, потому что кукла дорогая была. Дети только любовались ей издалека и даже к родителям уже не приставали.

— Куклу, вот эту можно посмотреть?

Продавщица с готовностью достала игрушку:

— Она дорогая.

Василий посмотрел на неё:

— Дороже денег?

Женщина смутилась:

— Нет конечно.

— Тогда заворачивайте, — и Василий первый раз за много лет улыбнулся, чем ввёл в настоящее шоковое состояние всех баб находящихся в магазине…

Катя прыгала и кричала:

— Я назову её Василисой в честь тебя дедуль.

Василий быстро выскочил на улицу, чтобы ребёнок не увидел, что и старые мужчины плакать могут…

Через несколько дней у их дома остановилась машина. Василий выглянул в окно.

— А кто это к нам?

Алексей вскочил:

— Может ко мне.

Он вышел на улицу. Василий видел, как он обнимается с каким-то мужчиной. Сразу стало нетерпимо грустно. Понимал Василий видимо, что всё там хорошо раз друг приехал, значит уедут они скоро.

О том, что ему нужно в город, Алексей сказал сразу, как вернулся. Катя надула губы:

— Не поеду, я с дедулей останусь пока ты вернёшься.

Алексей присел перед ней на корточки:

— Катюш, ну что ж дедуля нянчится с тобой будет? Ты же сама подумай…

Василий вмешался:

— Лёша, не тяни, пусть остаётся. Мы с ней тут найдём чем заняться…

Деревенские с удивлением наблюдали, как тот самый мужик, который искал где пожить и на которого они так косо смотрели, приехал к Ваську на красивой машине. Всё лето они с дочкой жили у деда. Дед и в магазин теперь не ходил, видимо всё привозили ему. Так что ни посмотреть, ни подробности узнать. Только и оставалось, что через забор заглядывать.

Ближе к осени загрустел Василий. Так он привык к Алексею, Кате, что теперь не представлял как жить-то без них будет.

Они уже объявили день, когда уезжают и Василий по этому поводу решил праздничный ужин устроить.

— Лёш, Кать, вы на следующее лето ко мне обязательно приезжайте. Слышите, скучать я по вам буду.

Слёзы навернулись как всегда не вовремя. Катя сразу обняла Василия, а Алексей улыбнулся:

— Ну, у нас с Катей к вам другое предложение.

Василий удивлённо слушал, а слёзы капать не переставали. Всё больше и больше их откуда-то бралось. Катя даже полотенце принесла, чтобы Василию вытирать сподручнее было, а он никак поверить не мог, что на склоне жизни ещё понадобился кому-то.

Когда в деревне узнали, что Василий на холодное время года в город уезжает, бабы дар речи потеряли.

— Как это в город? Кому?

— Как это кому. К своим жильцам, а они  какими-то богатееми оказались. Вот и зовут его.

— Да ну, быть такого не может. Кто он им? Да никто. Сказки всё это.

Но всё оказалось правдой. Чуть ли не вся деревня собралась посмотреть, своими глазами увидеть правда это или нет. А когда машина отъехала, многие даже слёзы вытирали. Тут свои дети на зиму в город взять не хотят, а Ваську вон чужой человек собрал.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Одинокий седой дедушка на улице грустный
Страшный диагноз

- Так так, посмотрим, что тут у нас, - говорил упитанный с лоснящимся лицом и аккуратной бородкой мужчина в белом...

- Так так, посмотрим, что тут у нас, - говорил...

Читать

Вы сейчас не в сети