Парень на инвалидной коляске

Девушка была бледна, по щекам катились слёзы… Да, это был он….

Валера давно уже не обращал внимание на косые взгляды людей. Да, он не такой как все. Принимал он свой новый образ очень долго и тяжело: бессонные ночи, отчаяние, попытки распрощаться с этой жизнью…

Он не был виноват в том, что произошло. Он как и многие другие стоял на остановке и собирался ехать в университет. Обычно он проходил пешком, но в тот день он проспал. Просто мама была на даче. Перед отъездом несколько раз спросила проснётся ли он, услышит ли будильник. Валера даже обижался, он же не первокурсник какой-то, почти взрослый мужчина. А что второй курс это уже не шутки, к тому же он далеко не последний по успеваемости. Мама всё-таки оказалась умнее него: она попросила соседку позвонить в дверь через 20 минут после того, как у Валеры должен был сработать будильник. Естественно Валера прихлопнул будильник и повернулся на другой бок, но если бы не соседка.

Пешком он не успевал, хотя с утра всегда выбирал именно такой способ доставки своего тела на учёбу — очень хорошо пробуждает и бодрит. Поэтому и пришлось идти на остановку. Он уже заранее морщился от того, сколько народа будет в автобусе. А ведь у каждого свой запах: кто-то ел вчера чеснок, кто-то выпивал, кто-то работал на вонючем предприятии. У Валеры это извечная его проблема: он чувствовал такие запахи, которые другие просто не улавливали.

Народу на остановке было много. Лица у всех хмурые. Честно говоря, у Валеры лицо было точно таким же. Они стояли уже минут пять, как на дороге послышался вой полицейской сирены. Даже похоже не одной, а сразу нескольких. Люди заволновались, стали пододвигаться к краю тротуара чтобы, посмотреть что такого интересного там происходит. В числе любопытных был и Валера. Они издалека увидели машину, которая виляя неслась по дороге, следом за ней три машины гаишников с сиренами. Кто-то воскликнул:

— Ну, точно пьяный!

Это были последние слова мужчины. Машину занесло и она на всей скорости врезалась в толпу людей. Валера ещё успел увидеть перекошеное лицо водителя, а потом почувствовал страшную боль и темноту. Уже потом, когда спустя время он мог мыслить и говорить, молодой человек узнал, что тем страшным утром погибло 5 человек и 9 попали в больницу. Водитель тоже погиб на месте и был он действительно пьян.

Через месяц врачи сказали, что ходить он больше не будет. И вот тогда он подумал о том, что лучше бы он погиб. Мать старалась общаться с ним так, как будто ничего не случилось. Всё это бесило его ещё больше. Бедная женщина не знала что и делать. Валера отказывался учиться, хотя в университете были все условия для передвижения на инвалидной коляске. Валера практически не ел. Что им пришлось пережить, одному Богу известно.

Не донимал мать он только в парке. Первое время туда откатывала она его, садилась на лавочку, доставала вязание или сидели просто так. А уже потом парень сам научился добираться туда. Находил укромный уголок, читал там какую-нибудь книгу. Если кто-то пытался с ним заговорить, то отвечал очень грубо. Так, что у людей сразу пропадало желание продолжать беседу.

Всё изменилось в один день. Валера как обычно сидел под деревом и читал какую-то книгу. Только во время чтения он и мог немного отвлечься и не думать о том, какой он теперь. Он не услышал как нему кто-то подошёл.

— Привет!

Он поднял голову, готовясь послать непрошеного, сердобольного собеседника куда подальше, но не смог, потому что перед ним на инвалидной коляске сидела девочка лет десяти. Коляска у неё была меньше, легче, но сути это не меняло. Самое странное что эта девочка улыбалась. Он невольно позволил улыбки слегка коснуться губ.

— Привет.

— А я тебя ещё в прошлый раз заметила, но подходить не стала. Ну, вернее подъезжать, — девочка рассмеялась от той несуразицы, которую сказала.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

А Валера вдруг понял, что есть люди, которые находясь в таком же положении что и он, находит себе силы смеяться и радоваться.

— А сегодня чего подъехала?

— Ну, сегодня ты не такой злой вроде бы.

Валера недовольно рассмеялся: «Вот дожил дети его боятся.».

Они познакомились. Девочку звали Фаина. Она тоже не всегда была инвалидом.

— Я раньше занималась танцами ещё до школы, ну так не серьёзно. А когда пошла в школу то решила, что буду лучшей на всех соревнованиях по танцам и была. Но после очень тяжёлых соревнований почувствовала, что болит спина все больше и больше. Оказывается там что-то разрушаться стало и вообще спортивные танцы мне противопоказаны.

— Что говорят врачи?

— Говорят, что нужно собирать деньги, ехать за границу. Там могут помочь.

— Тебе хорошо, — Валера вздохнул. — Мне такого не говорят.

— Ну, не знаю. У нас всё равно нет таких денег. Вот когда я вырасту большой, закончу самый хороший университет и научусь как зарабатывать эти деньги. И не только себя вылечу, ну, и помогу кому-нибудь ещё. Мне кажется тебе намного лучше, ты уже сам можешь зарабатывать. Сейчас в интернете столько работы. У меня пока не получается, потому что многое непонятно, а моя мама с компьютерами не дружит. Ну ничего, я точно знаю, что разберусь.

И в этот момент Валере стало стыдно за все свои сопли, слёзы, за то, что доводил мать. Вообще за всё. Эта маленькая девочка не только не отчаялась, но и собирается сама себя вылечить, другим помочь.

— Но бывает же такое, что обещанное лечение не помогает. И что тогда?

— Ну, я стараюсь об этом не думать. Если не поможет, тогда и думать буду. Нельзя о плохом, нужно только о хорошем всегда думать.

Они договорились встретиться в парке и на следующий день. Девочка была маленькая, но от неё всегда веяло таким позитивом, что Валера, когда вернулся домой даже улыбался. Мать испуганно на него посмотрела.

— Сынок может ты покушаешь?

— Давай, ма, я голодный. Только после обеда посуду чур мою я.

Нина посмотрела на сына странными глазами, отвернулась стала копошится у плиты, изредка смахивая слезинки, чтобы сын не видел.

— Мам, у тебя же был номер нашего декана? Хочу позвонить и узнать про дистанционку. Может договоримся как-нибудь.

— Конечно есть. Обязательно позвони. Я думаю, и нет я уверена, что тебе пойдут навстречу.

Фаина как-будто вливала жизнь Валере своей искренностью, своей жизнерадостностью. И ему было так стыдно, ведь он же взрослый человек. Так нюни распустил. У него гораздо больше возможностей для того чтобы хоть что-то сделать, и не только для себя, но и для Фаины…

Уже через два года Валеру было не узнать. Он готовился к защите диплома, параллельно работая в интернете. Нужно сказать, что у него неплохо получалось. У парня была цель — настоящая и большая. Цель к которой он упорно шёл. Ещё тогда, когда впервые поговорил с Фаиной, Валера решил для себя что должен обязательно помочь этой отважной девочке. Парень не бывал у них дома, но однажды мама Фаины пригласила Валеру и его маму в гости.

Мама Фаины оказалась очень приятной, но измученной жизнью женщиной. Жили они в старом бараке, такое одноэтажное. Звали женщину Карина Олеговна.

— Проходите. Очень рада вас видеть. Мне Фаина столько о вас говорила. Я должна вас поблагодарить, она стала как-то по-другому ко всему относиться. Теперь и не грустит совсем.

Валера улыбнулся:

— Я думал, что Фаина никогда не грустит.

— Это верно, но раньше она была вообще как зажигалочка.

Мать своими руками испекла пирог и они все вместе сидели за столом пока не пришла подружка Фаины и они уселись комнате. А взрослые остались на кухне.

Нина никитична спросила:

— Карина, вы простите меня, а где папа Фаины? Он есть? Он вам помогает?

— Папа есть, только после всего что случилось он нас оставил. Дело в том, что сделать Фаину знаменитостью была его идея. Оказывается, он знал, что дочке противопоказаны нагрузки на спину, вообще любые, но скрыл это от всех, — женщина вздохнула и посмотрела в окно, а через минуту продолжила. — Скрыл и от меня. Я всегда много работала. Муж не особо утруждал себя работой, он говорил, что у него слабое здоровье, что ему нужно беречь себя. Вот и занялся Фаиной. Мне бы самой всё проверить, ведь я же мать. Но я доверилась ему , понадеялась. Даже рада была, ведь Фаина делала успехи. А потом, когда дочка попала в больницу сильными болями, все и раскрылось. Впереди были большие соревнования. Приз был денежный и очень приличный. Я пришла в больницу чуть раньше, чем собиралась и увидела, и услышала мужа: он уговаривал доктора прописать Фаине сильные обезболивающие, чтобы девочка смогла выступить. Доктор ему объяснял, что этого нельзя делать, что танец может стать последним. Но он даже деньги предлагал. Мы тогда страшно поругались. В тот день, когда были соревнования, я была на смене. Я была совершенно спокойна, ведь мы оба обо всем поговорили. Я запретила ему трогать Фаину. Мне сообщили в конце смены о том, что моя девочка попала в больницу. я так удивилась ответила, что она и так лежит больнице, но потом выяснилось, что ее увезли на соревнования. Я бросила всё и побежала туда. И муж был там. Он был расстроен, но не тем, что угробил дочь, а тем, что не смог забрать выигрыш. Я хотела его убить. А когда сказали, что наша девочка не будет ходить, он просто ушёл, сказав, что ему тут больше делать нечего. Вот так мои остались вдвоем с дочкой.

Валера был в шоке от рассказа, но спросил:

— Фаина говорила, что у неё есть ещё возможность стать на ноги?

— Есть, только денег у нас таких нет. Операция дорогая, реабилитация. Всё это время мне нужно находиться рядом и это значит бросить работу. Девочка и так всё время одна, я работаю сразу в двух местах. Одна зарплата уходит на лечение, на втором и живём. Вот так и живём. А муж он не помогает. Я даже не знаю где он, да и неинтересно мне.

Валера был конечно потрясен такой нелепостью и жестокостью. Он много думал о судьбе Фаины, решил, что обязательно должен, хотя бы попытаться, помочь. Он сможет, он молодой, умный, у него куча свободного времени и даже есть ноутбук. Сам был он никогда не смог его купить, это ребята с группы скинулись и подарили ему. Тогда стало понятно, что он не сможет жить той жизнью, как раньше…

Прошло два года.

Валера был очень доволен тем, что смог сделать то, что задумал. Позвонил Фаине:

— Привет малявка.

— Валера, ну ты чего? — спросила Фаина.

Парень сразу понял, что она не одна. Обычно она не так резко реагирует на его подшучивания.

— Фаина, а мама во сколько придёт?

— В часов семь, а что?

— Ну, мы в гости к вам придём. У меня для тебя подарок.

— Да? А что за подарок? А в честь чего?

— Вот и узнаешь вечером.

— Ну, Валера!

— Ну и? Что после этого ты не малявка разве? — он не стал слушать визги Фаины, засмеялся и положил трубку.

Нина Никитична тоже ничего не знала о сюрпризе. Она была очень довольна тем, что сын занимается чем-то в интернете. Ему даже это приносит какие-то деньги. Она всё собиралось признаться ему кое в чём, правда не как силами не могла собраться. Да и как сказать, он думает, что сидеть в инвалидном кресле ему без вариантов, но шанс то есть. Просто она просила врачей не говорить ему об этом.

Зачем расстраивать, ведь они все равно не смогут ни чего сделать. У них никогда в жизни не будет таких денег на операцию, которая могла бы помочь Валере. Она даже боялась подумать какая у него будет реакция, когда узнает, что есть возможность вернуться к обычной жизни, но при этом не могут ничего сделать. Она хотела сказать сегодня, но Валера сказал, что вечером они идут в гости к Карине и Фаине. Ну ладно, подождёт до завтра. Валеры теперь взрослый человек. Нина очень надеялась, что воспримет все как-то спокойно.

А в гости к девочкам мать Валеры ходить любила. Они были такие искренние, ну и поговорить с Кариной можно, на свои женские темы посекретничать. Валера, когда они бывали там, частенько помогал Фаине с уроками. У девочки все предметы были на отлично, кроме химии. Ну, никак не давались ребёнку формулы.

Вечером они собрались в гости.

— А Карина-то знает, что мы придем?

— Наверное Фаина сказала.

— А что такое? Что за сюрприз и по какому поводу?

— Ой, мам, ты даже не представляешь, Фаина должна быть на седьмом небе от счастья! Вот увидишь, она будет в шоке!

— Ну и интрига! — Нина весело рассмеялась. — Если бы Фаине было лет восемнадцать, то я бы подумала, что ты решил сделать ей предложение.

Валера посмотрел на неё непонимающим взглядом, а потом рассмеялся.

— Мам, если бы ей было восемнадцать, то мне уже ближе к 30. Какое предложение?!

— Тоже мне разница! Ерунда, а не разница!

Валера продолжал смеяться.

Они добрались, наконец, до дома Фаины. Она ждала их во дворе.

— Привет! Хорошо, что вы пришли. Мама как раз сегодня пришла пораньше, и, судя по запаху, делает свой фирменный пирог.

— Пирог это очень круто! Карина Олеговна в этом деле мастер.

Фаина посмотрела на него и спросила:

— Валер, ну скажи, что за сюрприз?

— Не скажу! Только после пирога.

— Вот это ты вредный!

Пока они препирались, Нина зашла домой и стала помогать накрывать на стол. Карина спросила у Нины:

— Что там Валера придумал?

— Не знаю.

— Не спрашивала?

— Ничего не говорит, хотя и спрашивала.

— Интересно. Ну ладно, подождём тогда.

Когда сели за стол, лицо Валеры было настолько загадочным, что Фаина даже фыркнула. Когда пирог уже почти закончился Фаина сказала:

— Валера, видел бы ты себя со стороны.

— Ну ладно, не буду вас томить. Ещё два года назад, когда мы с Фаиной только познакомились, она меня буквально заставила жить и что-то делать. Знаешь, Фаина, и сейчас я понимаю, что жить можно в любом положении. Даже сидя. Но если ей шанс что-то изменить, то нужно им воспользоваться. У меня шанса нет, а у тебя есть.

Карина с беспокойством посмотрела на дочь. Любое упоминание о том, что она могла бы ходить очень её расстраивало. Валера знал об этом, и она не могла понять, зачем он сейчас все это говорит.

— В общем, я нашёл в интернете работу, причём очень хорошую, но сейчас не об этом. Я нашел клинику и оплатил твою операцию.

За столом повисла тишина. Наконец Фаина спросила:

— Валер, ты шутишь?

— Нет не шучу. Кстати, я собираюсь открыть свою компанию. Ну, как компания… То, что я делаю, пользуется большим спросом, за это платят. Видимо у меня неплохо получается. Думаю ещё немного и смогу сколотить команду, которая будет хорошо работать, но об этом потом. Вот держи. — Валера протянул Фаине конверт. — Я почти две недели ждал, пока не пришло подтверждение. Знаешь чего мне стоило все сохранить в тайне.

Фаина взяла конверт, вытащила какие-то бумаги.

— Мам, это правда…

Карина рыдала, а вот Нина сидела молча…

«Почему она не сказала сыну раньше о том, что ему тоже могут помочь? Почему? Тогда был не потратил деньги на эту чужую девочку, а потратил на себя. Да, Валере нужна была более серьёзная сумма, но ведь и раз он смог заработать эту, то добавить, ещё собрать было бы уже легче».

Валера заметил, что с матерью что-то творится. Она вдруг вспомнила о срочных делах и стала собираться.

— Мама, я тоже домой. Фаине нужно собираться.

Нина молча толкала перед собой коляску сына, а Валера не знал с чего начать.

— А что это было сейчас? Такое ощущение, что ты не рада за Фаину.

— А почему я должна быть рада? Ты потратил на неё деньги, которые мог потратить на своё лечение.

— На какой? Ты же мне сказала, что мой случай безнадёжен.

— Я так сказала, чтобы ты не расстраивался. Я и подумать не могла, что ты отдашь такие деньжищи чужому человеку. Я собиралась сказать, но не успела.

Они уже подошли к дому.

— Мам, это правда?

— Конечно правда. Я бы раньше сказала, если бы не держала в тайне. Ну почему ты мне не рассказал, что столько зарабатываешь?

Но Валера не ответил. Он закрылся в своей комнате и впервые за столько лет просто расплакался.

«И если бы он только знал…»

Валера успокоился, он ни разу не пожалел о том, что помог Фаине. Она совсем девчонка, ей некому помочь, а он мужик. Пусть и в инвалидном кресле, но всё сможет.

Утром когда Нина вышла на кухню, сын ее ждал уже там.

— Мам, как ты смотришь на то, чтобы переехать в другой город?

— А зачем? Мы же здесь всю жизнь прожили.

— Мам, в этом городе у меня мало возможностей.

Пока Фаина с Кариной были на операции в другом городе, Валера и мать продали квартиру, купили поменьше в другом большом городе. Валера и сам не знал почему он решил прервать общение с Фаиной. Очень надеялся, что не из-за жадности, скорее боялся,что теперь он как друг не нужен будет девочке, которая сможет бегать, встречаться с подружками. Конечно она бы продолжала с ними общаться из благодарности, из жалости, а он так не хотел…

Марина ждала свою подружку. Сегодня они собирались сходить в бар. Все, веселые деньки закончились, завтра они выходят на работу. Марина поверить не могла, что и взяли в такую большую компанию. Если честно это подруга собиралась работать, а Марина хотела быстро завести нужные знакомства и просто взлететь по карьерной лестнице. Запросы у неё были ну очень большие.Они часто спорили с подругой. Та говорила:

«Чтобы стать хорошимр уководителем, нужно изучить все ступени работы».

А Марина была не согласна:

— Чушь! Чтобы быть хорошим руководителем, можно вообще не знать чем занимается предприятие. Главное деньги. То есть тебе всё равно чем руководить, будь это ресторан или завод по производству гвоздей. Именно так. Вот посмотришь, я быстро всего добьюсь.

— Да уж я не сомневаюсь.

В кармане у Марины завибрировал телефон.

— Алло. Ну где ты?

— Я не успеваю. Давай встретимся в другом месте.

— Ну ты даёшь! Я теперь буду бегать по всему городу?

— Марин, будешь орать вообще никуда не пойду. Ты же знаешь как я отношусь к этим ночным гулянкам.

— Всё, говори куда идти.

Вот не повезло Марине с подругой. Нет, конечно, она её любит и всё такое, но как можно быть настолько скучной. Девушка направилась к своей машине. Она прекрасно знала место где ждёт её подруга. Это большой торговый центр. Интересно, что подруга там делает. Наверное покупает себе скучный наряд на работу. Марина никогда не одобряла те наряды, которые выбирала себе подружка. Всё такое серое и унылое.

То ли дело Марина — она всегда любила дорогие вещи. Да, Марина могла себе их позволить. Её папа было не самым бедным в этом городе. В принципе она могла бы не работать, мама тоже говорила, что девочке нужно отдыхать, развлекаться, но папа был неумолим. Он считал, что Марина сможет не работать, когда выйдет замуж и будет на содержании у мужа, а сейчас, когда её вырастили, дали хорошее образование, она просто обязана приносить пользу, а не только по барам болтаться. Девушка знала, что с папой спорить бесполезно, да и замуж она пока не хотела. Она хотела свободы. Кстати, папа сказал, что если у Марины все получится на этой фирме, то он купить ей квартиру и она сможет жить самостоятельно. Ради этого она была готова на всё, даже работать. Ей повезло, что и подруга решила попробовать. Их взяли, и Марина знала, что теперь, если у неё что-то не будет получаться, то всегда есть к кому обратиться. То, что подружка лучше соображает, хоть и училась не столь в престижном вузе, Марина признавала.

Она завернула на стоянку. Машин было много и она, увидев свободное место, устремилась туда. Но место было не совсем свободным, там был молодой мужчина в инвалидной коляске. Марина притормозила. Слева был тротуар, справа широкое авто.

«Значит это чудик тут просто так стоит. Наверное возомнил, что он в бмв», — девушка психанула.

Но молодой человек совсем не торопился. Тогда она вышла.

— Крутая у тебя тачка,- Марина рассмеялась. — Только парковать её нужно вон там, в самом начале стоянки. Там места для инвалидов.

— Извините, я сейчас освобожу место. Просто обронил телефон, а поднять не получается.

Марина и правда увидела телефон, который лежал на асфальте. Мужчина смотрел на неё в надежде, что девушка поможет, но она лишь фыркнула, села в машину и отъехала на другое место. Валера вздохнул:

— Придётся кого-то попросить.

Доктор сказал, что после операции ему нельзя вставать на ноги минимум две недели. Через три дня он начнёт заново учиться ходить, а потом…

Потом его ждала другая жизнь, не такая как сейчас.

Уже полгода как он открыл свою фирму. Его мечта сбылась, теперь он был на коне, если можно так выразиться, после того, как операцию провели и доктор сказал,что все прогнозы хорошие. Валерию захотелось сжечь таких как Марина. Кольнуло конечно, но он стерпит. Он видел, как к машине той девушки подбежала ещё одна и села в машину. Видимо это была подружка. И автомобиль выехал со стоянки. Не повезёт кому-то иметь такую жену: она съест и косточки не оставит.

Валера вытащил из кармана ключ и машина приветливо моргнула. Он открыл дверь, легко перекинув тела на сиденье, одним рывком сложил коляску и положил её на пассажирское сиденье. Он уже два месяца ездил за рулём, и ему это нравилось. Скоро он сможет, наконец, забыть это слово «инвалид». Скоро он станет обычным человеком. Валере почему-то вспомнилось как он первый раз попал на операцию. Его сначала и брать-то не хотели, говорили, что прошло столько времени, что теперь уже ничего не поможет. Нина Никитична плакала:

— И если бы ты не отдал деньги той девочке, то сам бы уже бегал.

Иногда Валера и сам об этом думал, но понимал, что верни всё назад, он бы всё равно поступил так же. Да, пришлось понервничать. А что с ним было, когда после операции доктор сказал, что они не смогли сделать то, что было нужно и поэтому придется проводить ещё одну операцию. А может и не одно. Хорошо, что в компании, которая уже функционировала на тот момент, дела шли совсем не плохо. Пришлось как старые добрые времена руководить дистанционно, хотя для компании ничего не изменилось. Работники и так никогда его не видели. Валера не хотел, чтобы сочувствовали или же злорадствовали. Но вот через два дня придется быть там, открывался новый отдел. Его действительно не хватало. Нужно будет встретиться с работниками, поговорить, всё рассказать. В таких случаях он просто приезжал чуть раньше, пока никого не было и ему помогали пересесть на обычный стул и коляску убирали. Так он сделал и в этот раз.

Валера подъехал к дому. Как только ворота закрылись, к нему подошёл Иван. Это дворецкий, охранник, садовник в одном лице. Конечно Валера пока не настолько богат, чтобы содержать прислугу, но Иван сам так решил.

Однажды морозной ночью он нашёл его замерзающего у них под воротами. Валера позвал мать, она окликнула соседа и мужичка затащили к ним. Когда он немного отогрелся, то попросил разрешение остаться до утра, потом до вечера, потом вычистил двор от снега, что-то ещё полезное сделал. И Нина уговорила сына разрешить остаться насовсем. Валера согласился, а Иван взялся за работу, хоть его в принципе не особо и напрягали.

Самой ранней весной Иван и Нина закупали какие-то саженцы, что-то планировали. Валера не лез и не мешал. Он был благодарен этому бомжу, ведь мама, наконец, занялась чем-то ещё, кроме своего сына.

Иван помог пересесть в коляску и спросил:

— Как день прошёл?

— Да, нормально всё. Как мама?

— У Нины Никитичны подруги.

— Только не это…

— Согласен. Так что? Если можно, то я к себе.

— А можно и мне с тобой? — Валера в надежде посмотрел на своего работника, а тот усмехнулся.

— Не думаю, что это хорошая идея. Вы же сами повесили монитор на котором виден весь двор. Так что, увидев вашу машину, Нина Никитична сразу поймёт где вас искать.

— Завтра меня ждёт тяжелый день, не жалко тебе меня?

— Очень жалко, но своя ближе к телу, — они рассмеялись.

Мамины подруги такие же пожилые женщины как она. Частенько устраивали такие посиделки, а когда дома появлялся Валерий, то переходили на него. И невесту ему подбирали, и жизни учили. В общем, все по полной программе. Валера не обижался, потому что женщины они и в Африке женщины, но очень уставал от такого общения. Уйти сразу, как правило, не получалось…

Утром Валера выехал пораньше. В офисе уже все было готово. Он поднялся на личном лифте, который выходил к чёрному входу, в свой кабинет. О том, что Валера инвалид, знал только его друг и помощник. Уже через несколько дней он сможет шагать. Наверное, сначала неуверенно, но потом-то всё нормализуется. Как же он ждал этого! Он так ничего в жизни не ждал.

Друг встретил его у двери лифта.

— Ну ты как?

— Да, нормально.

— Не пробовал ещё?

— Нет. Не хочу спешить, все испортить. Потерплю.

— Всё готово, в зале никого нет.

— Ну, тогда вперёд к новым открытиям…

Марина с подругой были уже в офисе. Им показали их рабочие места, объяснили, что отдел только сегодня начинает работу и сказали, что через полчаса всех собирают в зале. Там будет главный босс он ведёт в курс дела, объяснит всё по зарплате.

Марина довольно улыбнулась.

«Ну вот, как чувствовала, надела сегодня облегающие короткое платье. Нужно будет идти по-быстрее, чтобы сесть на первое место. Этот самый босс, если, конечно, он не другой ориентации, не сможет оставить без внимания её ножки. А это уже половина в карьерной лестнице.»

Она тоже поделилась своими мыслями с подругой, а та рассмеялась:

— Маринка, ты ещё часа не отработала, уже куда замахнулась! Может ему шестьдесят и у него уже куча внуков, и тогда на твои коленки ему будет плевать.

— Фаина, ну вот почему у тебя такой характер?! Вот, всё готова сделать, лишь бы настроение испортить! Вот какого черта ты сегодня оделась как монашка?

— Я нормально одета. Как человек, который пришёл работать, а не коленками светить.

Марина облегчённо вздохнула. С другой стороны хорошо, что она одевается как монахиня. Фигурка у Фаины что надо, осанка тоже. Если так будет одеваться, то у Марины появляется намного больше шансов.

Девушка окинула взглядом людей, которые ждали собрания. Да тут никого, кто бы мог составить конкуренцию Марине. Это не могло не радовать. Она прислушалась к разговорам. Оказывается, кто-то уже знал, что начальнику немного за тридцать, он точно не женат и в этом городе не так уж и давно. Информация очень ценная, она Марине явно пригодится.

Когда их пригласили в зал заседаний, Марина бросилась вперёд, таща за собой Фаину. Народу было, человек пятнадцать. Но девушки успели плюхнуться на первые места. Как только все расселись, молодой мужчина, который сидел за столом, заговорил, и Марина обомлела. Это был тот самый инвалид, которому она не подняла телефон. Как она могла всё это прошляпить? Если бы подняла телефон, они бы разговорились…

А потом…

Девушка понимала, что ничего, никакого потом всё равно не было бы, потому что она не стала бы общаться с таким неполноценным. Марина лихорадочно искала выход. Можно подойти извиниться, хоть это и вариант, но не очень такой…

Она представила, как этот мужчина спросит:

«Что вас заставило извиниться? Мое положение?».

Чёрт, это явно не годится. Нужно придумать что-то другое, а что? Точно! Ей поможет Фаина, она же мегамозг. Она повернулась к Фаине и замерла. Девушка была бледна, по щекам катились слёзы, которые она вытирала.

— Фаина, ты чего? Что-то случилось?

Но та молча смотрела на сцену, а вернее на того, кто сейчас говорит. Потом вскочила и выбежала из зала.

Когда люди расселись, Валера окинул взглядом всех вокруг и замер. На него смотрела та самая девушка, которая так оскорбила его на стоянке. Да уж, мир так тесен. Во взгляде девушки столько всего читалось, что он уж чуть не рассмеялся. Он без преувеличения сейчас считал себя жертвой, которой удалось избежать гибели. Нужно будет слегка её проучить, чтобы желание других обижать пропало. Он уже рассказывал о компании, взглядом скользнул дальше и увидел её. Девушка смотрит на него такими огромными глазами. Чёрт эти глаза…

Он запнулся на секунду, а потом продолжил говорить. Когда из глаз девушки хлынули слёзы, он её узнал.

Валера чуть со стула не упал, когда понял, что перед ним Фаина. Он видел, что и она не ожидала его увидеть. Он с трудом продолжал говорить, а Фаина плакала. Валера ругал себя последними словами, он не понимал, что ему делать в этой ситуации. Что она сейчас думает о нём?! Он дал тогда деньги ей на операцию, а сам сбежал, ещё и симку они с матерью сменили. Вот сейчас только он понял, насколько обидно и плохо было девушке.

Марина с удивлением на неё смотрела.

— Фаина, ты чего? Ты его знаешь что ли?

После этих слов девушка сорвалась с места, а Марина не понимала, что ей делать: бежать за Фаиной — значит потерять работу, не бежать — потерять подругу. Он махнула рукой и остался сидеть.

Валера как увидел, что Фаина выскочила из кабинета, прервал собрание.

— К сожалению, сейчас нет возможности продолжить, поэтому приступайте к работе. Мы обязательно ещё поговорим.

Люди двинулись на свои рабочие места. К Марине подошёл молодой человек.

— Валерий Петрович Вас просит пройти к нему в кабинет.

Девушка довольно улыбнулась:

«Значит не совсем инвалид, раз обратил таки внимания на её коленки.».

Она вошла грациозно покачивая бедрами. Валера её ждал, заметив походку, с которой девушка вошла, и усмехнулся.

— Марина, присядьте.

— Спасибо, — Марина присела и ждала, а потом не выдержала.- Я должна извиниться…

— Не нужно. Мне от Вас нужно одно — адрес Фаины.

— Зачем? Она же серая мышь.

— Мне показалось, что вы подруги.

— Мы подруги, но есть моменты, когда про дружбу лучше забыть.

— И всё-таки, я настоятельно прошу у вас адрес Фаины.

Марина нехотя написала адрес, и всё тот же молодой человек сразу же выпроводил её из кабинета…

Фаина рыдала на кровати, Карина Олеговна сидела рядом и ничего не понимала.

— Доченька, ну, что случилось? Тебя не взяли на работу?

— Взяли.

— Тогда почему же ты плачешь?

Но Фаина только громче начала рыдать. Так сильно она плакала только один раз: когда они вернулись после операции и узнали, что Валера и его мать уехали, не оставив даже записки.

Да, Валера был тем самым первым человеком, в которого её дочь влюбилась, и, как подозревала Карина, любила до сих пор. Но что сейчас происходило с дочкой она никак не могла понять. Такое ощущение, что она Валеру встретила, но этого просто не может быть. Они же даже город сменили, чтобы ничто не напоминало о прошлой жизни.

Карина хотела что-то спросить, но в дверь позвонили, она пошла открывать.

Открыла и ахнула! На пороге, опираясь на трость, стоял Валера, в руках цветы, а в глазах беспокойство.

— Ты?

— И я рад вас видеть, Карина Олеговна. Где она?

— В комнате.

— Можно мы поговорим наедине?

— Конечно, только и не понимаю, почему она рыдает.

Валера протянул цветы и двинулся в комнату Фаины. Он знал тогда, что Фаина влюблена в него чистой детской любовью. Валера хотел, чтобы Фаина влюбилась в нормального парня, а сегодня понял, что она всё ещё помнит и любит его.

Прошло несколько месяцев.

Марина категорически отказалась быть свидетельницей на свадьбе подруги. Она искренне считала, что на месте Фаины должна была быть она. Она даже на свадьбу идти не хотела, но тут её заинтересовал Сергей, друг и помощник Валеры. Парню она тоже нравилась и он надялся её переделать. А Валера только вздохнул:

— Ну, попробуй.

Он смотрел на Фаину, которая шла к нему по проходу церкви и понимал, что теперь жизнь можно считать удавшейся: у него есть сила в ногах, у него есть любимое дело, сейчас у него будет любимая жена, а через семь месяцев появится ещё кто-то. Правда, об этом пока никто не знал, кроме него и самой Фаины…

Оставьте свой голос

34 голоса
Upvote Downvote

Напишите , пожалуйста ниже, что вы думаете об этой истории. 

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.