Дворняжка бездомная собака

Дружок

Стояла холодная невероятно тёмная осенняя ночь. Тишину кладбища разрезало лишь надрывное завывание собаки, у вырытой несколько дней назад могилы. Звук был настолько пронзительным, что казалось, идёт он не из горла, а прямо из сердца.

Днём выть собаке не давали смотрители кладбища, чтобы не пугала посетителей. Она молча сидела у могилы, но всё равно выла, только внутри себя, не давая боли выйти наружу. А ночью собачья душа вырывалась из плена и кричала что есть силы. Продолжался этот страшный диалог собаки с ночной тишиной уже пятые сутки.

Звали большого по размеру пса незатейливо просто – Дружок. Он и был Дружком, настоящим и верным, для очень старенькой женщины – Евдокии Степановны.

Ушла Евдокия в мир иной в больнице пять дней назад. Было ей 92 года. Сказались давние проблемы с сердцем. Она всю жизнь боролась с ними, но в конце концов изношенное годами и тяжёлыми испытаниями сердце не выдержало. Дружок с самого рождения жил с Евдокией. Она нашла его в коробке на помойке десять лет назад. Пёс и его брат, только родившиеся, были безжалостно выкинуты на улицу жестокими людьми. Евдокия взяла себе Дружка, а его брата Мухтара забрала соседка и давняя подруга Евдокии Алевтина.

В памяти Дружка навсегда останутся заботливые руки хозяйки, которыми, она отпаивала его, совсем кроху, из бутылочки тёплым молоком и нежно гладила по голове. Она всё время заботилась о нём как о ребёнке. А пёс был благодарен безмерно и дарил Евдокии радость, любовь и преданность.

Уход хозяйки в вечность был для него ударом огромной силы, который далеко не каждый человек сможет вынести. Пёс до последнего надеялся, что хозяйка выкарабкается. Он часами нарезал круги около серых стен больницы, где лежала Евдокия, и ждал чуда. Но чуда не произошло.

Дружок помнит, как дрожал до костей от пронизывающего ветра, когда хоронили его хозяйку. На сельском кладбище было многолюдно, собрался почти весь посёлок. Евдокию Степановну знали и любили многие. Она была замечательным врачом-хирургом, всю жизнь трудилась в поселковой больнице. Через её руки прошло несколько тысяч пациентов. Некоторых из них она буквально вытащила с того света. Многие из собравшихся не сдерживали нахлынувших эмоций, давая волю слезам.

Дружку от одиночества и тоски стало так плохо, что, казалось, он прыгнет в могилу вслед за хозяйкой. Но, нет! Он не может этого сделать. Во чтобы то ни стало, он должен выполнить последнюю волю своей горячо любимой Евдокии. Когда ночью у Евдокии Степановны случился сильнейший сердечный приступ, она собрала последние силы и сумела вызвать скорую помощь. А ещё смогла на клочке бумаги написать несколько слов. Понимая, что вот-вот рискует потерять сознание, женщина позвала собаку:

— Дружочек, смотри и слушай внимательно. Я кладу тебе записку под ошейник. Обязательно передай её нашей соседке Анастасии. Ты меня понял?

Пёс утвердительно мотнул головой. За десять лет совместной жизни он научился понимать хозяйку с полуслова.

Анастасия – это дочь Алевтины, той самой подруги Евдокии Степановны, которая взяла к себе брата Дружка. Алевтины не стало пять лет назад, и теперь дочь с мужем и собакой живут в её квартире. Их дети давно выросли и разъехались по разным городам. К сожалению, когда с Евдокией Степановной случилось горе, Анастасия находилась в гостях у сына Ивана и смогла приехать лишь сейчас, после похорон.

— Дружочек, привет! Как ты, бедняжка, без хозяйки? Голодный небось? Ты прибегай к нам и жить у нас можешь, – сочувственно предложила Анастасия, увидев Дружка перед дверью своей квартиры.

Пёс ответил ей жалобным лаем и всем видом пытался показать, чтобы женщина посмотрела на его ошейник.

— Что, дорогой, хочешь, чтобы тебя погладила? – спросила добродушная Анастасия, проведя рукой по шерсти собаки.

Дружок отчаянно замотал головой, как будто пытался скинуть с себя что-то.

— Нет… Тогда, что? Ааа… Ошейник трёт шею?

Пёс вмиг встрепенулся, подпрыгнул и завилял хвостом.

— Вот, в чём дело. Понятно. Сейчас отстегну ошейник, посмотрю, что тебя беспокоит.

В следующее мгновение Анастасия опешила настолько, что не знала, что сказать. Из ошейника выпала сложенная вчетверо бумажка, на которой было написано рукой Евдокии Степановны три слова:

«Рая в опасности…»

Буквы последнего слова были написаны коряво, небрежно. Как будто у человека, его написавшего, дрогнула рука. А дальше предложение обрывалось.

Анастасия несколько раз прочитала записку, пытаясь понять смысл. Вдруг её осенило:

— Вспомнила! У Евдокии Степановны есть внучка Рая.

За несколько дней до отъезда к сыну Ивану она разговаривала со старушкой, и та сказала, что совсем скоро Рая должна приехать сюда. О личной жизни Евдокия Степановна не любила говорить. С детства ещё маленькой девочкой она мечтала о большой дружной семье. Но всё вышло не так, как мечталось. На неудобные вопросы всегда отвечала:

«Я замужем за работой».

Ребёнка всё же родила «для себя» в 40 лет от приезжего агронома. Приехав в посёлок, он слёг с аппендицитом. Оперировала Евдокия Степановна. После операции агроном пожил в посёлке пару месяцев. Но как только узнал, что Евдокия беременна, в тот же день собрал вещи и уехал.

Так и не вышла замуж Евдокия. Хоть и без мужа женщина была счастлива, что у неё наконец-то будет ребёнок. Дочку назвала Тамарой, в честь своей мамы. Но и здесь подстерегала неудача. Выросла Тамара равнодушной, наглой и чересчур самоуверенной девушкой. Виновной в этом Евдокия Степановна считала себя, потому что практически сутками пропадала на работе. И девочка осталась без должного внимания.

Тамара выпорхнула из дома очень рано, в 16 лет. Глядя на мать, у которой не было личной жизни, девушка считала поиск достойного её мужчины своей первоочередной, и как, оказалось, единственной задачей. Работать она не желала.

За 36 лет, что прошли после отъезда из дома, Тамара навещала мать не больше пяти раз. Зато регулярными были её обращения за деньгами. О себе она рассказывать категорически не хотела.

Единственной радостью в жизни Евдокии Степановны стала внучка Рая.

«Моё солнышко!» — так часто называла её старушка за золотистый, редкой красоты, цвет волос.

Да и сама Рая излучала свет и тепло. Открытая, заботливая, добрая. Она, в отличие от матери, любила приезжать к бабушке, а потом и к Дружку. Пёс чувствовал её приезд, едва девушка подходила к дому, и бежал на улицу навстречу к ней.

Когда Евдокии Степановне исполнилось 92 года и сердце стало давать сбои всё чаще и чаще, она впервые задумалась о завещании. Не сомневалась в том, что завещает всё Рае, единственному любящему её родному человеку. А передать по наследству было что. Кроме квартиры есть ещё большой родительский дом в деревне и накопленная годами солидная сумма на счёте в банке. Евдокия ужасно корила себя за то, что не сделала завещания раньше. Но лучше поздно, чем никогда.

«Вот Рая приедет и сразу оформлю завещание», — твёрдо решила старушка.

Анастасия совсем немного из рассказов матери – Алевтины знала о личной жизни Евдокии Степановны. И ей было невдомёк, почему пожилая женщина оставила такую странную предсмертную записку. Вдруг Рая оказалась в опасности.

«Что за опасность? Преступники что ли за ней гонятся? Криминальный сериал какой-то».

Если бы она знала, как была права. Только преступниками оказались не отъявленные бандиты. А ещё хуже — близкие люди.

Дружок знал о чём переживала его хозяйка, когда писала записку, да вот только сказать по-человечески не мог. Лишь боль и грусть навсегда поселились в душе собаки.

Анастасии было по-настоящему жаль Дружка. Такой раньше был весёлый и общительный пёс . А сейчас он выглядит как человек, переживший большое горе. Осунулся и как будто постарел лет на десять. А какие у него глаза…

Казалось, что вся горечь утраты отразилась в них. Раньше глаза были блестящими, а теперь потухшими и безжизненными.

— Пойдём, Дружочек. Хотя бы, поешь у нас.

Пёс согласился, но не потому, что хотел есть. Просто так нужно. Хозяйка бы не одобрила его поведения, если узнала, что он голодает.

Ночевать у Анастасии наотрез отказался. Вновь собрался бежать на кладбище, но истощённое от переживаний и бессонных ночей тело не слушалось. Пёс вернулся в пустую квартиру, рухнул на пол и уснул.

Во сне ему приснился последний день жизни хозяйки в этом доме. Пёс помнил всё до мелочей. С каким нетерпением они в этот день ждали Раю. С раннего утра в квартире стоял волшебный аромат приготовленных руками Евдокии Степановны пирогов из русской печки. Раечка их очень любила. Вместе с хозяйкой отсчитывали часы до приезда девушки. Ещё бы, ведь прошло полгода с последней встречи. Вот только не думали они, что этот приезд станет роковым для них. Хотя Дружок предчувствовал беду.

Ночью он плохо спал, а наутро проснулся со странным ощущением тревоги, которая нарастала с каждой минутой. И самое главное — он впервые не почувствовал приближения Раи к дому. Ближе к полудню раздался громкий стук в дверь. Но на пороге стояла не Рая, а незнакомая Дружку женщина с недовольным выражением лица. Она сразу ему не понравилась. В тот же миг пёс почувствовал — не с добром она сюда пришла. Ох, не с добром. Он громко зарычал и залаял. Женщина попятилась к стене и закричала:

— А ну убери своего волкодава! Совсем на старости лет из ума выжила!

Евдокия Степановна махнула рукой и Дружок, нехотя, замолчал. Ворвавшаяся в дом женщина продолжила разговор:

— Ну, здравствуй. Что, молчишь? Не узнала меня что-ли?

Старушка побелела и дрожащим голосом произнесла:

— Тамара…

Женщина, злобно ухмыльнувшись, сказала:

— Да, Тамара, Тамара. Дочь твоя. Что, не ожидала меня увидеть? Райку ждёшь?

Последний раз дочь появлялась здесь лет двенадцать назад, ещё до появления в её жизни Дружка. Приехала не потому, что соскучилась, а, чтобы выпросить очередную порцию денег. Евдокия Степановна с детства привыкла к бережливости. И деньги с пенсии берегла, небольшую их часть копеечка к копеечке откладывала, копила.

«Раечке потом пригодятся. Одни похороны вон сколько стоят…» – рассуждала старушка.

Но Тамара тогда заявила, что деньги ей нужны на срочную платную операцию. Отказать ей Евдокия Степановна не смогла.

«А сейчас – что? Наверное, снова деньги. Постарела она как… Всё-таки годы берут своё…» — вздохнув, подумала Евдокия.

— Проходи, Тамара. Ты зачем приехала? Тебе помощь нужна?

— Зачем приехала? Да затем, чтобы образумить тебе старую. Ты что такое творишь? Ты зачем Райке квартиру и дом обещала завещать? Я – твоя дочь, я наследница единственная! И не смей передавать то, что мне причитается, чужому человеку! – закричала Тамара.

Дружок терпеть не мог, когда его хозяйку обижали, снова зарычал и готов был наброситься на непрошенную гостью.

— Скажи своему волкодаву, чтоб заткнулся, или я за себя не отвечаю, — буркнула Тамара.

— Дружок, успокойся, всё нормально. Тамара, я тебе честно скажу. Да, я хочу завещать своё имущество, но не чужому человеку, как ты говоришь, а внучке Рае. Она – ангел, столько добра для меня сделала. Да и тебе будет легче, дочка твоя уже жильём будет обеспечена, — пыталась убедить Тамару Евдокия Степановна.

Тамара побагровела и даже изменилась в лице.

— Да не дочь она мне и тебе не внучка! Нет у меня детей!

Евдокия Степановна обескураженно смотрела на Тамару и не могла промолвить ни слова. А Тамара ещё пуще распалялась, вываливая на бедную женщину свои неудачи в жизни.

— Я лучшие годы отдала этому обманщику, назвавшему себя богачом. Жена у него умерла при родах. Видите ли, не хотел он девочку травмировать. Заставил меня оформить документы, будто я её мать. А я и согласилась глупая. Думала в деньгах купаться буду. А он до ужаса скупой оказался. Перед тем, как дух испустил, ещё и проигрался в карты. Всё имущество и ценные бумаги ушли с молотка за долги. Отписал мне только дачу, заброшенную да каплю денег и то при условии, что буду содержать дочь его – Райку до 24 лет. Мне ещё 2 года мучиться осталось. А Райка ещё та мошенница. Только того и надо, чтобы ты завещание на неё оформила. Потом хвостом вильнёт, только её и видели.

Евдокия Степановна слушала дочь со слезами на глазах и только шептала про себя: «Господи, в какое чудовище она превратилась…Вразуми её Господи».

Но когда Тамара стала поливать грязью Раю старушка не смогла молчать:

— Неправда, Рая не такая. И для меня она всё равно самый родной и любимый человек.

— А я значит, не родная и не любимая? Давно ли такой стала? Как никак дочь тебе иль память от старости отшибло? Надоело мне перед тобой тут спектакль устраивать. В общем, слушай сюда. Если ты завещаешь всё ей – пожалеешь. Горько пожалеешь. Упрячу Райку так, что с собаками искать будете – не найдёте. Думай, пока не поздно.

После этих криков с угрозами Дружок больше не мог сдерживать ярость и ненависть, возникшую при виде этой женщины. Он с громким лаем кинулся к ней, схватился зубами за сумку, ремень которой висел у женщины на шее и со всей силой потащил сумку в сторону двери. Ремень стал сильно сдавливать шею. Тамара испугалась и опрометью понеслась к двери. Долго ещё в подъезде раздавались её ругань и проклятия.

Спустя лишь минуту после ухода дочери, Евдокия Степановна схватилась рукой за сердце, и медленно опустилась на диван. Дружок тут же подбежал к ней, словно говоря:

«Чем тебе помочь, хозяюшка?»

— Не переживай, Дружочек. Уже отпустило сердечко. Сейчас ещё лекарство выпью и всё пройдёт, — утешала питомца Евдокия Степановна.

Хотя сама себе Евдокия не верила. Её сердце кричало от боли, которую ей нанесла Тамара и никакое лекарство здесь не поможет. А ночью случился тот роковой сердечный приступ, после которого старушка попала в больницу и домой уже не вернулась.

В эту секунду пёс встрепенулся, очнулся от сна. Невыносимо больно ещё раз вспоминать всё что произошло. Дружок до сих пор не понимал, как будет жить без своей любимой хозяйки. Единственное, что он знал точно – нужно спасти Раю, как хотела Евдокия и он сам. Наутро пёс призывно лаял у дверей квартиры Анастасии.

— Дружочек, привет! Ну, как ты? Пойдём к нам, покушаешь, – ласково сказала женщина.

Пёс зашёл в квартиру, озираясь по сторонам. Подбежал к столу, где лежала та самая записка, зажал её между зубами и вернулся к Анастасии. Смотрел на женщину таким умоляющим взглядом, что ни в чём отказать ему было невозможно. Да и сама Анастасия вместе с мужем Алексеем вчера уже обсуждали случившееся.

— Настя, не знаю в чём дело, да только Евдокия Степановна просто так такие слова писать не стала бы. Тем более, как сказали односельчане, не было Раи на похоронах Евдокии. Наверняка, это не спроста. Я знаю, что лучший друг нашего сына Ивана служит в полиции, давай обратимся к нему. По крайней мере, узнаем, где сейчас Рая, что с ней, — рассуждал Алексей.

Анастасия согласна с каждым словом мужа. Душа Евдокии Степановны не найдёт покоя, пока не осуществится её воля.

— Ах, какой ты молодец Дружок! – воскликнула Анастасия, – мы с мужем решили, что поедем в город и найдём Раю, ты с нами?

Пёс мгновенно всё понял, подпрыгнул на месте и завилял хвостом. Анастасия и Алексей даже не догадывались как правы, что решили действовать незамедлительно.

Тамара, узнав о смерти матери, даже на кладбище не явилась, за то моментально пошла к нотариусу.

— Эдуард Петрович, можно? У меня мать умерла, я её единственная дочь. Ведь я имею право на наследство? – спросила женщина с надеждой в голосе.

— Да, конечно, имеете. Но давайте на всякий случай всё проверим.

Через несколько секунд лицо нотариуса стало пунцовым и вытянулось от удивления.

— Ну, что? Что там?

— Извините, наследодателем оформлено наследство по завещанию, но на другое лицо, не на Вас, — сказал нотариус.

— Что? Не может этого быть! Ты врёшь, дармоед! – кричала Тамара.

В порыве ярости она бы и на нотариуса набросилась с кулаками, но тот вовремя опомнился и нажал кнопку охраны. Тамару выкинули на улицу.

«Когда эта старая успела сделать завещание? Я же была у неё меньше чем за два дня до смерти. Сейчас я устрою этой Райке, сама напросилась. Костьми лягу, но наследство ей не достанется!» — продолжала возмущаться Тамара.

У Евдокии Степановны последние две недели сильно пошаливало сердце. Вот и решила, не дожидаясь приезда Раечки, оформить завещание. Мало ли что. Как оказалось, это было абсолютно правильным решением. А Тамара всё не унималась и как заклинание повторяла:

«Я что-нибудь придумаю, обязательно придумаю. Избавлюсь от этой Райки. Жильё и деньги будут моими!».

Дружок как будто чувствовал, что над головой Раи сгущались тучи. Он беспокойно целыми днями как приклеенный бегал за Анастасией.

— Потерпи, Дружочек, немного. Скоро найдём Раю.

Днём Анастасии позвонил сын Иван.

— Мам, я попросил друга помочь. Полиция уже установила место жительства Тамары и выяснит, где находится Рая. Найдём её. Зачем Вам приезжать, только лишние хлопоты.

— Сыночек, мы бы с папой не поехали. Но вот Дружок, пёс Евдокии, очень тоскует и рвётся в город к Рае. Мы его привезём, да и тебя заодно повидаем, — упрашивала Анастасия.

Через два дня к Тамаре нагрянул полицейский наряд. Благодаря своей наглости и самоуверенности, женщина проявила хладнокровие и ни один мускул не дрогнул на её лице. Наглости и жадности ей не занимать. Совсем недавно с таким же видом она обманывала мать, рассказывая, что у неё нет жилья. Оказывается, это неправда. Тамара получила от мужа по наследству не только дачу и падчерицу, но и квартиру в центре города. Только одно выбило Тамару из колеи. Из-за спины одного из полицейских она увидела ту самую большущую собаку, которая была в доме матери. Дружок тут же зарычал на неё.

— Уберите этого пса! – крикнула она.

— Вы не командуйте, а отвечайте на вопросы. Здесь живёт Рая Белова? И где она сейчас?

Тамара неохотно, сквозь зубы, сказала:

— Ну, здесь живёт. Откуда я знаю, где она сейчас. Ей не пять лет, и за ручку давно водить не нужно. С подружкой какой-то сбежала. Ничего больше не знаю.

При полицейских она, конечно, не показала своей бешеной тревоги, но внутри у неё всё тряслось. Тамара тщетно напрягала мозги, но никак не могла понять, кто навёл на неё полицию. Ведь только три дня назад обманным путём она спрятала Раю подальше от людских глаз. А сегодня вдруг на пороге полиция.

Они никогда не были с Раей ни друзьями, ни врагами. Вели себя как посторонние, чужие люди. Когда девочка стала старше, сама догадалась, что Тамара – не её настоящая мама. Просто мама не может так относиться к собственной дочке. Раздосадованному отцу не оставалось ничего другого, как рассказать дочери, правду. Но Евдокию Степановну Рая полюбила как родную бабушку. Зная бабушкино больное сердце, девушка не хотела его разбивать и осталась в её жизни внучкой.

После смерти отца Раи отношения падчерицы и мачехи окончательно сошли на нет. И только алчность и ненасытность Тамары заставили вспомнить о существовании Раи. Недавно, не выдержав больше соседства с Тамарой, девушка сказала, что не будет жить с ней под одной крышей и случайно проговорилась о словах бабушки про завещание. В Тамаре со страшной силой взыграла жадность, граничащая с жесткостью. Она ничего не сказала Рае о своём приезде к Евдокии Степановне, а потом и о её смерти. Девушка тщетно пыталась дозвониться до бабушки. В назначенный день она не приехала из-за внезапно подхваченной простуды, боясь заразить Евдокию Степановну. После болезни накануне отъезда вдруг с ней неожиданно разговорилась мачеха, сказав, что нашла на даче трёх брошенных кем-то щенков.

— Если они тебе нужны, спасай. Иначе я их утоплю, — заявила Тамара.

И Рая поверила ей, попавшись на очередную ложь мачехи. Она толкнула её в тёмное подполье соседней с ними дачи. Хозяева дачи уехали по контракту заграницу, а ключи на время оставили Тамаре.

«Ничего, годик посидит. Кормить и поить буду, не умрёт. Потом признают без вести пропавшей. Получу наследство, выпущу,» — размышляла женщина.

И даже приход полиции не заставил её изменить принятого решения.

«Будут же искать на моей даче. Ничего не найдут», — думала она.

Но просчиталась. Действительно, полицейские, осмотрев дачу, собирались уезжать, не солоно хлебавши. Если бы не Дружок…

Он, как всегда, почувствовал Раю и тут же прибежал к дверям соседней дачи. Начал громко лаять и скребсти лапами о дверь дома. Девушка была спасена. Радости собаки и Раи не было предела. Дружок своими усилиями и стараниями выстрадал это спасение. Только радость оказалась недолгой. Когда Рая узнала о смерти бабушки, пронзительный крик из глубины души сотряс воздух. Слёзы хлынули из глаз девушки. Как жаль, что ничего нельзя вернуть…

Лишь через несколько дней Рая нашла в себе силы успокоиться. Нужно жить дальше так, чтобы бабушка с небес смотрела и гордилась ею. Мачеху Тамару взяли под стражу. Она ещё получит своё, сидя на тюремных нарах и кусая локти от тяжести наказания, которое она получила за безразличие и ненависть к людям.

Прошёл год.

Занималось ранее летнее утро. Солнце начало пригревать теплом только что проснувшуюся землю. На кладбище у могилы двое. Пёс и девушка. Дружок и Рая. Они теперь всегда будут вместе. Рая приняла решение остаться в посёлке. Луч солнца ярко озарил фотографию на памятнике. Им казалось, что в этот миг Евдокия Степановна смотрит на них и улыбается. Жизнь продолжается, несмотря ни на что.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Фото женщины на кухне
Та, которую не назовёшь матерью

В нашей семье отец является главным кормильцем. Мало того, что он работает на 2 работах, так ещё и подработки берёт...

В нашей семье отец является главным кормильцем. Мало того, что...

Читать

Вы сейчас не в сети