Красивая добрая пожилая женщина в парке бабушка

Старушка сидела и ждала сына, которого украли у неё

Марина работала медсестрой и иногда посещала своих пациентов на дому. Вот уже пятый день она приходила делать уколы пожилому мужчине, Андрею Викторовичу, который после неудачного перелома второй месяц не поднимался с постели. Его жена, Наталья Петровна, как всегда приветливо встретила Марину у порога.

— Мариночка, дорогая, как же ты добиралась к нам по такому дождю?

— Ничего, у меня зонт есть, — ответила Марина. — Да и дождь не очень сильный. Он то прекратится, то начнётся снова. Я молодая, что мне сделается? Я дождя не боюсь. А город, представляете почти пустой. Все по домам прячутся. Только одна бабулька на вашей остановке сидит, на дождь смотрит. Странная такая.

— Аааа, — протянула Наталья Петровна. — Это такая, в сером стареньком пальтишке? Это баба Зоя. Зоя Фёдоровна. Она своего сына ждёт.

— Ну я так и подумала, что она кого-то поджидает, — кивнула Марина. — Не будет ли человек просто так мокнуть. Только зачем же он заставляет её ждать? Сколько она ещё там будет сидеть? Я даже не знаю, когда она туда пришла.

— Тридцать шесть лет назад, — проговорила Наталья Петровна.

— Сколько вы сказали? — Марина удивлённо приподняла бровь, подумав, что ей послышалось.

— Тридцать шесть лет назад у неё украли сына, — вздохнула Наталья Петровна. — И с тех пор она постоянно ищет и ждёт его. Я хорошо помню, потому что её Ванечка ровесник моей Алёнушке. Моя дочка всего на 3 дня старше её сына.

— Но кто же его украл? — спросила Марина.

— Говорили, что цыгане. Здесь их тогда много было, чуть ли не целое поселение. Но мальчика никто так и не нашёл. Пропал, как будто и не жил на свете. Страшно, конечно, перенести такое. Вот и в бабе Зое что-то как-будто сломалось.

— А других родственников у неё нет?

— Близких нет. За ней вроде Надя с Верой присматривают. Это дочери её бывшего мужа. А там я не знаю. Чужая семья потёмки, как туда влезешь.

— А это баба Зоя, она что, сумасшедшая?

— Нет что ты, Мариночка. Она вполне нормальная, добрая. Только несчастная…

Марина прошла к Андрею Викторовичу, сделала все нужные процедуры, потом простилась с ним и его женой и, выйдя на улицу, направилась к остановке. Баба Зоя по-прежнему сидела там и Марина, поздоровавшись, присела рядом.

— Бабушка, может быть Вам нужна помощь? — спросила она у задумавшейся старушки.

— Чем ты можешь мне помочь, деточка? — грустно улыбнулась баба Зоя.

— Давайте я провожу вас домой. Не нужно сидеть здесь на холоде, ещё заболеете. А дома вас, наверное, ждут.

Зоя Фёдоровна покачала головой.

— Никто меня там не ждёт. Вера и Надя ругают меня, называют нахлебницей, говорят, что я уже зажилась на этом свете. Есть не дают.

Марина возмущённо вскинула брови.

— Вера и Надя это ваши дочери? Кто им дал право так поступать с вами?

— Никто не давал. Дочки они мне, только не родные. Я, когда с их отцом сошлась им уже по 9 лет было. С тех пор вместе и живём. Дом не мой, им принадлежит. А я им только мешаю.

— Вот что, баба Зоя, — Марина решительно поднялась со скамейки. — Сейчас мы с вами поедем ко мне домой. Не бойтесь, мы живём вдвоём с сыном, Егоркой, он совсем маленький. Ему всего 4 года. Сейчас он в детском саду. Скоро я пойду его забирать. Но сначала отведу вас к нам. Там накормлю и согрею. Место где спать, вам тоже найдётся. Мы вас не обидим. Соглашайтесь, потому что я всё равно не могу вас оставить здесь в таком состоянии.

— Спасибо тебе, доченька, — сказала баба Зоя и по худым, впалым щекам потекли мутные старческие слёзы.

— А вот плакать, не надо. Теперь всё будет хорошо, — сказала Марина и обняла старушку.

Не прошло и получаса как Зоя Фёдоровна, и Марина сидели за столом, и наслаждались ароматным горячим чаем. Старушка съела всё, что ей предложила Марина и теперь, помешивая ложечкой чай, рассказывала о своей жизни.

— Я ведь сама, деревенская, — говорила Зоя Фёдоровна. — Сызмальства на разной работе, то в полях, то на колхозных фермах работала. Труд там ой-ой-ой какой тяжёлый. Сено, солому вилами ворочали. Огромные корзины с силосом коровам носили. Беда просто. Там я, видать, и надорвалась. Муж мой первый, Василий, неплохой был мужик. Строгий только очень. Да и постарше меня был лет на десять. Скотником там же работал. Жили мы жили, а детей нет как нет. Стал мой Василий на сторону бегать. Слышу, то одна баба завелась у него, то другая. Я реву, а ему хоть бы что. — Я, — говорит, — думал, ты мне детей одного за другим рожать начнёшь. А ты пустая оказалась. Только мне-то ты такая зачем? Вот я и присматриваю себе другую жену, а с тобой разведусь. Не нужна ты мне, бесплодная. И развёлся. На Полинке-продавщице женился. Она ему живенько троих родила. Каждый год с животом ходила. Она радуется, он радуется, а я опять реву. У всех дети есть, а у меня нету. Сколько насмешек вынесла от наших деревенских, передать тебе не могу. И вот однажды, мне тогда уже почти 35 исполнилось, приходит ко мне председатель колхоза. А я в ту пору дояркой на ферме работала. Говорит он мне: — Я, Зоя, для тебя путёвку в санаторий принёс. Поезжай, отдохни. Других послать никого не могу. Таких одиноких, как ты у нас больше нет. А все остальные парами отдыхать хотят. А путёвку на наш колхоз только одну выдали. Так что, как ни крути ехать тебе. Я только руками замахала. Куда, говорю, я поеду? Я из нашей деревни никогда ещё никуда не выезжала. Только если в райцентр. А тут ехать надо за тридевять земель. А он на меня как закричит: — Ты что, мне тут характер свой будешь показывать? Поезжай, говорю, и всё тут! Даже ногами затопал. Побоялась я с ним спорить. Собралась и поехала. Ох, Мариночка, старая совсем стала. А ту поездку забыть не могу. Целый месяц на море отдыхала. Зоя Фёдоровна улыбнулась и махнула рукой. — Представляешь? Всю жизнь работала, работала… А тут вдруг ничего делать не надо. И все люди вокруг улыбаются, счастливые, спокойные такие… Я поначалу всех боялась, дичилась. А потом пообвыклась… Однажды вечером ко мне подошёл молодой мужчина, видный из себя такой. Иваном назвался. На свидание меня позвал. Это было как раз в мой день рождения. Вот с ним мы моё 35-летие и отметили. В ресторанчике на берегу моря. Как в сказке. И всё оставшееся время не расставались. В любви друг другу признавались. Потом, уже перед отъездом, Иван сказал мне, что женат. И что я для него буду самым лучшим воспоминанием. А я ни на что другое не претендовала. Правда, когда вернулась домой, поняла, что забыть его тоже не смогу. Забеременела я от него, Мариночка. Как так получилось, не знаю. Сколько лет с мужем прожила, и ничего. А тут такое… Я как поняла, что ребёночка жду, сразу решила из деревни уехать. Не житьё мне было бы там. Бабы деревенские ревнивые. И сплетницы, каких поискать. Живо бы придумали, от кого я понесла. В общем, не стала я этого дожидаться, собралась и уехала. Здесь, в городе, Ванечку своего родила. Назвала его в честь отца. И знаешь как удивительно? У Ивана на плече большое родимое пятно, на листок похожее. И у Ванечки точно такое же было. От отца стало быть передалось. Бывает же… Ну вот, почти год мы прожили с сыночком вполне счастливо. А потом случилась беда…

Старушка надолго замолчала и закрыла лицо руками. Худенькие её плечи мелко вздрагивали. Марина, ничего не говорила, старушку по плечу, но слов утешения не находила. Она не представляла себя на её месте. Чтобы с ней стало, если бы украли её Егорку. Нет, это просто невозможно пережить. Из глаз Марины брызнули слёзы. Когда обе женщины наплакались, продолжила свой рассказ.

— На той самой остановке у меня Ванечку и украли. Он в коляске спал. Куда уж мы с ним ехали я и не помню. Автобус подошёл не наш. Тут какая-то старушка с сумками попросила помочь ей сесть в автобус. Я всего на секунду отвернулась, а когда посмотрела на коляску увидела, что сына там нет. Только за углом мелькнула цыганская юбка. Я бросилась за ней, но на улице никого не было. Я кричала, металась от дома к дому. Всё бесполезно. В милицию побежала, никто мне не помог. Искать Ванечку искали, вот только не нашли. Семь лет я успокоиться не могла. В каждом ребёнке сына видела. На остановку эту часто приходила. Тут меня Фёдор и встретил. Он водителем автобуса работал. Хороший был человек, добрый. Вдовец. Сам дочек воспитывал. Близняшек, Надю и Веру. Смог он растопить моё сердце. Жалел очень. Да и я, видать, по любви истосковалась. Сошлись мы, жить стали. Он мне Ванечку помогал искать. А годочки шли. Вот уже много лет, как Фёдора нет на свете. Надя и Вера живут себе спокойно, а вот меня видеть совсем не хотят. Говорят, что я чужая для них и упрекают в том, что приходится меня кормить.

– А что же вы? – не удержалась Марина.

– Ничего. Поплачу, поплачу, да и приду на свою остановку. Сижу, жду. Думаю, вдруг подъедет автобус, оттуда выйдет мой сынок Ванечка и скажет, что знает, как долго я его искала. Обнимет меня…

Старушка вздохнула.

– Ну что ж, – кивнула Марина. – Может быть однажды так всё и будет…

Прошло две недели.

Баба Зоя так и осталась жить у Марины и её сына Егорки. С мальчиком старушка очень быстро подружилась. Она отдала ему всю свою нерастраченную любовь, рассказывала ему сказки и вообще старалась не расставаться с малышом. Его это только радовало.

– Как хорошо, баба Зоя, что ты теперь наша бабушка, – говорил он ей. – А то у меня совсем никого нет кроме мамы.

Марина слышала эти разговоры и вздыхала. Она чувствовала свою вину перед сыном и не знала, как объяснить ему, почему у него никого, кроме неё нет. В самом деле, как сказать маленькому мальчику, что у него нет семьи, потому что когда-то родители Марины отказались от неё самой. Они предпочли дочери бесконечные пьянки и драки с такими же как они сами. Одна из попоек закончилась поножовщиной и через несколько дней мать Марины похоронили, а отца посадили в тюрьму, откуда он уже не вышел. Кое-кто из дальних родственников Марины забрал девочку к себе, но уже через месяц было принято решение отдать её в детский дом. Ей на тот момент едва исполнилось четыре года. Как жилось несчастной малышке в детском доме, можно не рассказывать. Судьбы таких детей почти всегда одинаковы. Марина иногда видела, как усыновляют других детей, и мечтала, что однажды за ней тоже придут. Её мама будет настоящей принцессой, а папа – самым сильным и добрым принцем. Он поможет ей справиться с врагами, например, с Гришкой Федотовым, нахальным красавчиком, по которому сохли все девчонки. А вот Марина его не любила. Она боялась Гришку, потому что знала, какой он на самом деле злой и жестокий. Он всегда издевался над малышней, обожал упиваться своей безнаказанностью и радовался чужим слезам.

Впервые в жизни Марина почувствовала себя счастливой, когда Гришка, окончив обучение, навсегда покинул детский дом. И второй раз, когда спустя три года вышла во взрослую жизнь сама. Она получила образование медсестры и устроилась на работу в районную больницу.

Ещё два года Марина улыбалась каждому новому дню. Ведь в её жизни появилась не только свобода, но и любовь. Алексей был врачом, он совсем недавно закончил институт и перевелся к ним в город. В первое же совместное дежурство они понравились друг другу и уже почти никогда не расставались, все чаще заговаривая о свадьбе. И вот тогда-то в жизни Марины снова появился Гришка.

Однажды она пришла на смену и увидела в одной из палат Григория. За те годы, что они не виделись, он возмужал, стал еще красивее и … опаснее, потому что выбрал скользкий путь преступника, сразу после детского дома попав в какую-то банду. Теперь он попал в больницу с проникающим ножевым ранением и две недели Марине предстояло ухаживать за ним. Григорий узнал её сразу и усмехнулся:

– Ааа, наконец-то ты мне попалась. Не думал тебя здесь увидеть.

– Я тоже не думала, – ответила она и вдруг удивилась внутреннему чувству: она больше не боялась его.

Но и простить за все издевательства не могла. Он просто стал ей безразличен.

А вот Григория за эти две недели словно подменили: он влюбился в Марину и, едва смог вставать, стал докучать ей своим вниманием. Марина пожаловалась Алексею, тот обещал разобраться с нахалом, но вышло всё по-другому…

Марина вздохнула, вспомнив те дни. Алексей спасовал перед натиском Григория. Он оказался обыкновенным трусом и не только бросил Марину, но и перевелся работать в другой город. Его не остановило даже то, что Марина была беременна. А Григория за что-то посадили в тюрьму. Но Марину это не волновало. Она поняла, что не хочет видеть рядом с собой ни одного мужчину. У неё будет только сын и больше никого.

Беременность Марина перенесла плохо, и Егорка родился слабеньким и маленьким. Дни и ночи она не отходила от сына, все боялась, что с ним что-то случится. Но мальчик рос и креп на глазах. Правда, частые простуды не отпускали его и Марине приходилось постоянно лечить его. И всё-таки она была счастлива: ведь у нее был её любимый сынок. А теперь появилась ещё и баба Зоя, добрая старушка, которая охотно стала помогать ей присматривать за малышом.

Однажды вечером в больницу привезли, пожилого бородатого смуглого мужчину и персонал сразу же стал перешёптываться о том, что это знаменитый цыганский барон Николай. Марина, узнав об этом, с интересом взглянула на нового пациента. А потом приступила к своим прямым обязанностям.

Николай перенёс несложную операцию и быстро поправлялся, неустанно отмечая внимательность Марины. Как-то вечером он сам заговорил с ней о том, как бы она хотела, чтобы он отблагодарил её за заботу.

– Я заплачу вам столько, сколько вы скажете, – кивнул он седой головой.

Марина улыбнулась:

– Мне денег не надо. А если вы и в самом деле готовы меня отблагодарить, помогите разыскать одного человека.

– Я не полиция, – засмеялся Николай. – И розыском людей не занимаюсь. Это не в моей компетенции.

– Как раз в вашей, – возразила Марина, а потом рассказала историю бабы Зои. – Понимаете, никто ничего уже не докажет. Прошло слишком много времени. Но вы по своим каналам можете навести справки, узнать что-то. Конечно, если всё ещё хотите отблагодарить меня.

Николай задумчиво посмотрел на неё и кивнул:

– Ладно, что смогу, сделаю.

Прошло три недели.

Николая давно выписали, и Марина подумала, что зря обратилась к нему с той просьбой. Но однажды Николай снова появился в больничном дворе. И был он не один. Вместе с ним пришла старая цыганка, которую он называл Розой.

– Вот, это сестра той цыганки, которая украла мальчика. Её звали Галина. Расскажи всё, Роза.

Та кивнула:

– Гали давно нет. Потому и расскажу. Моя сестра не могла иметь детей. Кого рожала, все умирали. И она помутилась рассудком, украла мальчишку. Мы испугались и спрятали их. А потом, когда следствие было закончено, подбросили ребёнка людям в другом городе. Они потом усыновили его. Марина схватила цыганку за руку:

– Вы можете показать тот дом?

Роза пожала плечами:

– На окраине они жили. Дом приметный такой. Что ж, если надо покажу…

Марина ничего не говорила бабе Зое о своем расследовании, хотела сначала сама всё узнать. И поступила правильно: оказалось, что семья, усыновившая мальчика, давно уехала из городка. С большим трудом, через дальнюю родню, Марина узнала номер телефона, который им теперь принадлежал и едва выбрав момент, позвонила. Ей ответил мужчина.

– Да, я вас слушаю.

– Иван? – спросила Марина.

– Нет, вы ошиблись,– холодно ответил невидимый собеседник и отключил вызов.

Марина позвонила снова.

– Подождите, не бросайте трубку,– торопливо заговорила она. – Я ищу мужчину с родимым пятном на плече. Оно напоминает листок. Этого мужчину усыновили люди. Мне очень нужно отыскать эту семью.

– Ну, у меня есть такое родимое пятно, – проговорил мужчина. – Но зовут меня не Иван, а Михаил. И меня никто не усыновлял.

Марина стала быстро рассказывать то, что знала.

– Спросите у родителей, они вам расскажут, – умоляюще говорила она. – Тридцать шесть лет ваша родная мать ждёт вас, приходит туда, где видела вас в последний раз. Она живёт у меня, ей больше негде жить. Меня зовут Ковалёва Марина, я работаю медсестрой в районной больнице.

– Мои родители умерли, и других я знать не хочу, Ковалёва Марина, – перебил её Михаил. – И не звоните сюда больше! Сумасшедшая!

Марина хотела что-то сказать, но не успела: Михаил повесил трубку. Марина тяжело вздохнула: хорошо хоть она не обнадежила бабу Зою. Было бы очень обидно, если бы Михаил сказал своей матери всё то, что услышала сейчас она. Разве она сумасшедшая? Она просто хотела помочь!

– Ну что ж, – сказала она себе вслух, – пусть будет так. Проживём и сами.

Прошло два месяца.

Баба Зоя ни о чем не подозревала и не уставала благодарить Марину за доброту, и поддержку. Но несколько раз в неделю, вечерами, выходила на свою остановку и проводила там час-другой. Марина забирала Егорку из детского сада, и они шли к бабушке, а потом вместе отправлялись домой. Но как-то тёплым летним вечером Марина, подходя к остановке, увидела, что перед бабой Зоей на коленях стоит какой-то мужчина и она гладит его волосы, качая головой.

– Мама, кто это с бабушкой? – спросил Егорка, показывая на бабу Зою.

– Это её сынок, Михаил, – ответила Марина. – Давай не будем им мешать и посидим с тобой вот на этой скамеечке.

Но баба Зоя уже увидела Марину и, вытирая слёзы радости, позвала её.

– Сынок мой! Сынок! Он нашёл меня, – плакала старушка, припадая к плечу рослого мужчины. – Его усыновили и теперь он не Ванечка, а Мишенька. Ох, Мариночка… Марина… Как же я счастлива…

Михаил взглянул на Марину:

– Вы простите меня за то, что я вам тогда нагрубил. Был тяжёлый развод и всё такое. А тут ещё ваши новости. Вот я и сорвался. Потом остыл, все обдумал, поднял кое-какие бумаги… Марина… Спасибо вам за всё…

– Мама, а что, этот дядя заберёт у нас бабушку? – насупился Егорка.

– Давай знакомиться, парень, – присел к нему Михаил. – Знаешь, брат, я и сам ещё не знаю. Может быть я перееду в ваш город. Надо же мне узнать вас поближе. Ты не против?

– Нет, не против, – кивнул Егорка. – Приезжай.

– Вот и ладно, – улыбнулся Михаил. – Теперь вроде как вы моя семья и я несу за вас ответственность. Должен же я отблагодарить за всё твою маму.

– Ну что вы, не стоит, – улыбнулась Марина.

И вдруг подумала, что Михаил очень симпатичный. Он ответил ей таким же взглядом и тоже улыбнулся.

Прошло три года.

Михаил и Марина были женаты и воспитывали не только Егорку, но и его маленькую сестрёнку Анечку. А баба Зоя никак не могла нарадоваться на внучат и сына со своей любимой невесткой. Наконец-то к ней пришла спокойная старость, та, которую она заслужила.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Рыжеволосая красивая женщина
У судьбы свои планы

- Привет, Руслан! - Михаил позвонил под конец рабочего дня. - Ты забыл, наверное, как твои друзья выглядят? Совсем зашился...

- Привет, Руслан! - Михаил позвонил под конец рабочего дня....

Читать

Вы сейчас не в сети