Красивый деревенский мужчина седой в деревне

— Караул, люди добрые! Убьёт ведь девку! Помогите!

Наталья, немолодая уже деревенская женщина, проснулась как всегда рано, ещё и солнце не всходило. За свою долгую жизнь она привыкла подниматься на рассвете, ведь деревня не любит лежебок. И по хозяйству нужно управиться, и корову подоить, и грядки полить-прополоть до полуденного зноя. Много дел с утра у сельских жителей.

Однако Наталья торопилась не работать, в конце-концов в её доме жили две снохи, которые охотно взяли на себя её обязанности. Да и мужья, сыновья Натальи, лениться не привыкли, а потому хозяйство в её доме шло своим чередом.

Вот только избавиться от привычки рано вставать, женщина так и не смогла. Ей нравилось, пока все спят, замесить тесто, испечь свежий хлеб, или булочки к завтраку, накрыть стол для всей семьи. И теперь она тоже торопилась выполнить любимую работу. А торопилась, потому что хотела сходить по грибы. Соседка Натальи Клавдия вчера принесла домой целую корзину отборных подберёзовиков, помимо другой разной мелочи. И Наталья решила, что сегодня обязательно тоже сходит в лес.

Привычными и ловкими движениями накрыв стол, Наталья быстро оделась и направилась к выходу. Деревня ещё спала, и женщина не спеша направилась к крайним домишкам, которые стояли у самого леса.

— Куда это ты спозаранку? — раздался над ухом у Натальи чей-то голос.

Она ахнула и резко обернулась:

— Да тьфу на тебя, Иваныч! — воскликнула женщина, увидев перед собой соседа, одинокого и очень странного немолодого уже мужика. — Напугал, чертяка! Что тебе только не спится?

Иваныч усмехнулся:

— Тебя караулил. Дай, думаю, посмотрю, к кому это моя соседка бегает? Данилы твоего уже лет 5 как нету, а ты баба ещё в самом соку.

— С ума сошёл, старый! — рассмеялась Наталья, замахав на него руками. — Я всего на год моложе тебя! Мы с тобой, Миша, своё уже отбегали! Куда уж мне хвостом вертеть. Вот за грибами пойти это я могу.

— Ааа, — кивнул Иваныч, — поди Клавдию вчера видела? С богатым уловом она из лесу вернулась. Даже мне захотелось по грибы сходить, да только угощать ими некого. У тебя хоть семья, а я один как перст.

— Сам-то после Маруси почему не женился? Тебе ведь ещё сорока не было, когда ты бобылём остался, а я помню, как за тобой наши бабы бегали, — сказала Наталья, не замечая, как потускнел взгляд мужчины.

— Так, Никитична, ты ведь по грибы торопилась! — сердито махнул рукой Михаил. — Вот и иди, пока все не разобрали. Понабегут из соседних деревень, и останешься ни с чем.

— Вечно ты с воды зажигаешься, — проворчала Наталья, имея в виду вспыльчивость старого соседа. — Не хочешь, не говори, я ведь тебя за язык не тяну. И вообще, сам меня остановил, а теперь сердишься! Да ну тебя!

Наталья подняла корзинку, которую, болтая с Иванычем, поставила на землю, и поспешила прочь, ни разу не оглянувшись. Михаил посмотрел ей вслед и покачал головой:

— Вот ведь, сорока! Всё ей знать надо!

Старик вздохнул. Разве мог он рассказывать встречному и поперечному о том, как любил свою жену Марусю и о том, как был счастлив с ней. Единственное, чего им не хватало, так это детей. Это сейчас, говорят, что супруги могут завести малышей с помощью медицины, ЭКО там всяких…

А во времена, когда Михаил был молод, ничего такого не было. Оставалось просто верить в чудеса. И Маруся верила. А потом это чудо и в самом деле произошло. Все 9 месяцев Михаил носил жену на руках, и точно знал, что малыш принесёт им счастье на всю оставшуюся жизнь. Однако судьба распорядилась по-другому. На восьмом месяце жена почувствовала себя очень плохо. Её срочно отправили в больницу и решили провести операцию не откладывая. Роды оказались очень тяжёлыми, и Маруся не перенесла их. Малышу тоже не удалось увидеть свет. Потом врачи говорили Михаилу, что ничего нельзя было сделать: ребёнок не дышал уже более суток.

— Так бывает…- развела руками акушерка. — Нам очень жаль…

Михаил закричал диким зверем и, как подкошенный, упал на кафельный пол районной больницы…

После похорон Михаил долго не мог прийти в себя, с каждым годом он всё больше и больше замыкался в собственном горе, и никого не хотел видеть рядом с собой. Но, как известно, время неплохой лекарь, и хоть не может полностью вылечить душевные раны, а на сердце оставляет рубцы, боль от потери немного притупляется. Так произошло и с Михаилом. Он приехал жить в деревню, откуда родом была его жена и, превратился в нелюдимого бобыля. И, хотя, со временем немного оттаял, не любил, когда к нему лезли в душу.

В деревне его считали странным и нелюдимым человеком, но жизнь у каждого была своя, и никому не было до него дела. И только Наталья разносила по деревне сплетни, додумывая о Михаиле то, о чем он сам предпочитал молчать.

Однажды к Михаилу пришёл какой-то человек и попросился на постой. Они о чем-то поговорили и Михаил, подумав, пустил его. А через полчаса из его избушки донеслись страшные крики. Что происходило там, за закрытыми дверями, никто не знал, но уже на следующий день гость Михаила ушёл, а он сам продолжил жить как ни в чем ни бывало. Изредка к Михаилу наведывались какие-то люди и снова из его дома слышались страшные крики. Сельчане не знали, что и думать, но спрашивать Михаила не решались, просто стали ещё больше сторониться его.

Обо всём этом и размышляла Наталья, направляясь к лесу и чувствуя на себе тяжёлый взгляд нелюдимого соседа. Но вот она увидела один боровик, потом другой и все её мысли заняла «тихая охота», которую женщина так обожала. Наталья и сама не заметила, как забрела вглубь леса и опомнилась, только оказавшись у Волчьего болота. Под ногами чавкнула болотная жижа и Наталья испуганно отступила назад.

– Ох ты, боженьки, куда меня занесло! – воскликнула она и сказала сама себе. – Загулялась ты, барышня, а ну-ка давай, поворачивай оглобли домой.

И тут же женщина почувствовала, как холодок побежал по её спине, а волосы на голове зашевелились, потому что с болота донёсся чей-то стон. Наталья вскрикнула и отбежала в сторону. Вслед ей полетели такие надрывные рыдания, что женщина невольно остановилась.

– Кто тут? – громко спросила она.

И болото ответило ей приглушенным голосом:

– Помогите мне… Помогите…

Всё ещё ничего не понимая, Наталья стала оглядываться по сторонам и тут заметила, что какая-то кочка шевелится. Женщина подошла ближе: она уже поняла, что это человек, который нуждается в помощи.

– Подождите, подождите, я сейчас! – воскликнула она и отставила корзины в сторону, а потом поспешила на помощь несчастному, барахтающемуся в болотной жиже.

Не сразу ей удалось помочь попавшему в беду человеку, а когда он оказался в безопасности, Наталья с удивлением увидела, что перед ней лежит женщина.

– Кто вы и как сюда попали? – спросила Наталья незнакомку.

– Я не помню,– заплакала та в ответ.

– Как, даже имя не помнишь?

Незнакомка покачала головой.

– Что ж мне с тобой делать? – всплеснула руками Наталья. – Скоро уж вечереть начнёт. Знаешь что, давай-ка я тебя домой заберу. В деревню. А там разберемся, что с тобой делать. Идти можешь?

– Нет, – ответила женщина. – У меня очень болит спина и ноги отнимаются. Нет сил…

– Но я же не могу оставить тебя здесь, – проговорила Наталья. – Давай сломаем палку, будешь опираться и идти. Дорога долгая, но как-нибудь доберёмся.

В самом деле идти так медленно, к тому же постоянно поддерживая незнакомку было очень тяжело и Наталья, до смерти уставшая, в конце концов опустилась на траву.

– Всё, не могу больше. Корзины хоть брось, руки отрываются. Садись, ты ведь тоже еле ногами передвигаешь.

– Спина болит очень, – пожаловалась та.

– Всё-таки, как ты здесь оказалась? Одежда у тебя, как я посмотрю, городская. Значит, ты не из местных. Неужели совсем ничего не помнишь?

– Совсем ничего, – ответила женщина.

– Ох, беда какая. А кто-нибудь тебя сейчас, наверное, ищет. Муж там или родители… Знаешь, в последнее время часто люди пропадать стали. И находят их очень редко. Может кто вот как ты, в болото забредает…

Женщина ничего не ответила, вместо этого она хлопнула себя по щеке, в которую впился комар.

– Вечерет, – проговорила Наталья и поднялась. – Сейчас их столько налетит, что заживо съесть смогут. А ты и так вон вся покусанная. Вот что, голуба моя, я с тобой не останусь, пойду в деревню, позову на помощь. А ты можешь или здесь нас ждать, или тихонько двигайся навстречу, вон в том направлении, видишь, небольшой пригорок. Там дорога. А оттуда до деревни рукой подать. Вот тебе мой платок, повяжи на голову, он белый, его издалека видно будет.

Заметив испуг, метавшийся в глазах незнакомки, Наталья улыбнулась:

– Да ты не бойся. Я тебя не брошу. Ну что ты, дуреха… Мне бы поспешить пока силы есть, а то потом, и я вот как ты ноги протяну…

Наталья посмотрела на молчавшую спутницу и, не добавив больше ни слова, скрылась в густом кустарнике. Она и в самом деле очень торопилась, но прежде чем Наталья добралась до пригорка, прошло больше часа. Задыхаясь и с трудом передвигая уставшие ноги, женщина вышла на дорогу и осмотрелась. А ещё через минуту вскрикнула от радости, заметив приближающуюся телегу, груженую сеном. Лошадью управлял Михаил, сосед Натальи, тот самый, с которым она столкнулась утром.

– Ба! – воскликнул Михаил и пошутил. – Ну ты и загулялась, Никитична. Скоро уж стемнеет. Волков не боишься? Ты вон какая сдобная, им тебя на два дня хватит.

– У них есть чем закусить, – отмахнулась от него женщина. – И если ты не поторопишься, быть беде.

С самым серьёзным видом Михаил Иванович выслушал её, а потом, уточнив, где Наталья оставила свою спутницу, направил лошадь в ту сторону.

– С тобой, может, поехать? – спросила она.

– Не надо, иди домой, – буркнул Михаил. – Твои уже во все колокола, поди, бьют, потеряли тебя. А ту бабёнку я и сам найду.

Наталья кивнула и проводила соседа долгим взглядом, а потом перевела дух и не спеша направилась к дому.

Михаил, в самом деле, издалека заметил белеющий в наступающих сумерках платочек и, подъехав, назвал себя, сказав, что его послала Наталья.

– Спасибо, – тихо проговорила женщина, всё-таки с опаской поглядывая на бородатого хмурого мужчину.

– Залезай на телегу, – сказал он в ответ. – Потом благодарить будешь.

Незнакомка окинула взглядом его транспорт и тут же покачала головой.

– Я не смогу… Не залезу… Спина…

– Да что там! Ночевать нам с тобой что ли тут!? – воскликнул Михаил, а потом подошёл и, приподняв женщину, опустил её в пахучее сено.

Оно было мягким, но незнакомка вскрикнула от боли, а потом застонала. Михаил нахмурился ещё сильнее.

– Ладно, – проворчал он. – Потерпи… Скоро домой приедем, там, если что, вызовем врача.

Женщина ничего не ответила, она уткнулась лицом в сено и, вдыхая аромат скошенных и высушенных на солнце трав, закрыла глаза.

Вскоре Михаил подъехал к своему дому и помог ей спуститься с телеги. Потом, поддерживая под руку, подвёл к двери.

– Проходи, а я пока лошадь отгоню. Она ведь не моя. И телега с сеном тоже. Старик у нас тут живёт, заболел он, сено убрать не успел, а с завтрашнего дня дожди обещают. Вот я и вызвался ему помочь. Мне-то не трудно. В общем, располагайся. А я вернусь, и будем ужинать.

Женщина кивнула, но в дом входить не стала и тяжело опустилась на крыльцо.

Когда Михаил вернулся домой, увидел, что рядом с ней сидит Наталья и поглаживает её по плечу, успокаивая. Заметив соседа, Наталья поднялась к нему навстречу.

– Иваныч, я бы взяла её к себе, но у нас даже положить её негде. Пусть у тебя побудет. Я сказала, что ты хороший и бояться ей нечего.

– Сами разберёмся, – проговорил нахмурившийся Михаил. – Ладно, Наталья, иди к себе. Ей отдыхать надо, потом проведаешь.

Наталья обиженно поджала губы и хотела сказать, что если бы не она, эта странная женщина вообще могла бы погибнуть, но Михаил уже скрылся за дверью и увел с собой незнакомку. Наталье ничего не оставалось, кроме как идти восвояси. А Михаил помог женщине умыться, потом принес ей чистые вещи, которые остались от жены. А когда она переоделась, пригласил на кухню и там усадил её за стол, а сам вернулся к печке.

– Я пока ужин собираю, может расскажешь о себе? – сказал он гостье.

– Я ничего не помню, – вздохнула та.

И тоже спросила, показывая на одежду, которая сейчас была на ней:

–Это вашей жены?

– Да,– коротко ответил Михаил. И, помолчав, добавил: – Была жена Машенька, но она умерла.

– Я тоже, – кивнула незнакомка.

– Что? – не понял Михаил.

– Я тоже Маша, Мария, – пояснила женщина. – Вот вы сказали, и я вспомнила.

– Ну, значит, память скоро к тебе вернётся, – улыбнулся Михаил. – А теперь давай ужинать.

В тот вечер Михаил долго не мог уснуть. Он слушал, как за стеной ворочается в своей постели Мария и снова хмурился, думая о чём-то своем.

А утром, когда Мария вышла к нему на кухню, где он грел на плите чайник, сказал ей:

– Расскажи мне о своей спине. Что, так сильно болит?

– Да. Руки и ноги даже отнимаются, – пожаловалась Мария. – Наклониться и потянуться не могу, руки поднять… Всё болит.

– Ага,– кивнул Михаил и взял её за руку. – Пошли со мной.

Он отвёл её в соседнюю комнату и показал рукой на лавку.

– Садись, я сейчас.

Михаил вышел и вскоре вернулся с деревянным молотком и коротким, странным образом заострённым колом.

– Раздевайся и ложись на живот. Да ты не бойся, я самый настоящий костоправ. Ко мне часто приезжают люди, и я всех ставлю на ноги. За деревенских только не берусь. Да они и не знают ничего о том, чем я занимаюсь. Да ты не бойся. Мой дед был костоправом и отец тоже. Они мне всю науку и передали. Ну ложись же, Маша. Терять тебе всё рано нечего. А я помогу, обещаю!

Мария покорно легла на лавку и опустила руки. Михаил положил ей на спину свёрнутую тряпочку, потом приставил колышек к позвоночнику женщины и нанес первый удар по нему молотком. Мария не выдержала и закричала. Боль пронзила все её тело. Она попыталась встать, но Михаил не позволил. Он продвигался вдоль всего позвоночника, методично нанося удары и прощупывая позвонки Марии.

А в это время к дому Михаила подошла Наталья. Она хотела узнать новости о странной гостье Михаила Ивановича, но едва поднялась на крыльцо, как услышала страшный женский крик. Наталью с крыльца словно ветром сдуло. Она бросилась звонить участковому, чтобы рассказать о том, что творится в доме её соседа. Полицейские, прибывшие на место происшествия, ожидали увидеть страшную картину, но вместо этого застали Михаила и его гостью, сидевшими за чаем. Они смеялись над переживаниями Марии.

– Вы когда с молотком вошли в комнату, я дар речи потеряла, – говорила Мария. – А теперь вам так благодарна. Я руки могу поднять. И двигаться мне так легко!

– С каждым днём все легче будет, – пояснял Михаил. – Только будешь придерживаться моих рекомендаций.

– Что здесь происходит? – удивился участковый.

Михаил, узнав, зачем он приехал, покачал головой, а потом всё пояснил. Участковый посмотрел на Марию:

– Это правда?

– Да, – подтвердила она.

Он всмотрелся в её лицо.

– Подождите, вы Куликова Мария? Вас ищет муж! У всех есть ориентировка на вас! Но вы ведь живёте очень далеко. Как вы здесь оказались?

Мария вздохнула:

– Это мой муж вывез меня в лес и бросил. У него появилась другая, а я мешала. И он решил, что в лесу я не выживу, тем более, там болота.

– Но зачем же вы согласились?

– Сергей сказал, что это будет увеселительная поездка. И я так думала до того самого момента, когда он завёл меня в болото и там бросил. Он уехал, понимаете… Оставил меня умирать. Знал, что с больной спиной и ногами я не смогу выбраться оттуда…

– Так, значит, ты не теряла память? – спросил Михаил.

– Нет. Я просто хотела всё забыть. А к мужу я не вернусь…

– Он должен быть наказан, – донёсся от двери голос Натальи.

– Ааа, сорока, и ты тут! – повернулся к ней Михаил. – Ну что ж ты полицию тревожишь? Не могла у меня спросить?

– Прости, Иваныч, – развела руками Наталья. – Я ведь думала, что ты её тут убиваешь. А ты её лечил. И вообще, как ты мог не говорить нам, что умеешь делать это? Я со спиной мучаюсь, а тебе хоть бы хны! Сосед ещё называется!

Все смеялись, а Михаил, улыбаясь, отбивался от нападок Натальи, обещая, что обязательно займется и её здоровьем тоже.

– Ну что, Мария, вас отвезти домой? – спросил участковый.– Только сначала заедем в отдел, и там вы составите заявление на вашего мужа. Видите, какой он хитрый. Сам оставил вас погибать, а потом вернулся домой и поднял шум, что вы не вернулись с прогулки по городу. Знал, что за две сотни километров вас никто искать не будет.

– Нет, я не хочу, – покачала головой Мария. – Я боюсь его.

– Пусть Маша пока поживёт у меня, – сказал Михаил. – А заявление она обязательно напишет. Такой поступок не должен оставаться безнаказанным.

– Я только хочу позвонить родителям и сказать им, что у меня всё хорошо, – сказала Мария и улыбнулась Михаилу.

Не прошло и трех дней, как в доме Михаила появились отец и мать Марии. Они благодарили его и Наталью за спасение их дочери, и охотно согласились погостить в доме гостеприимного хозяина. Вместе с Натальей они ходили по грибы, гуляли с Михаилом по окрестностям, а вечерами устраивали совместные ужины.

Муж Марии тем временем был задержан и уже давал показания, за которые ему грозил немалый срок. Вскоре Мария и её родители уехали, тепло простившись с Натальей и Михаилом и в его доме снова наступила тишина.

– Знаешь, Иваныч, а я ведь думала, что она у тебя останется навсегда,– задумчиво проговорила Наталья.

– Кто? – удивился он.

– Да Мария-то.

– Вот ты выдумала, – рассмеялся Михаил. – Я уж седой весь, а она молодая какая. Нет, Наташа, у неё совсем другая жизнь. А я привык к своей. И ничего менять не хочу. Да и любить я всегда буду только мою Марусеньку. Не смогу я предать её память, понимаешь?

– Понимаю, – кивнула Наталья. – да ты не обижайся, это я ведь так, спроста сказала. Жалко мне тебя… Покоя тебе желаю.

Михаил рассмеялся:

– Нашла, кого жалеть. Нет, Никитична, я вполне счастлив. Насколько может быть счастлив такой человек как я. Да и о каком покое ты говоришь, когда у меня такая соседка как ты? То постоялицу с болота ко мне приведешь, то полицию! С тобой не соскучишься!

– Ладно, я уже извинилась, – отмахнулась Наталья. – Слушай, а ты и вправду спину вылечить можешь? И мне?

– Могу, – серьёзно проговорил Михаил. – Вот завтра в лес с утра схожу, а потом и приступим.

– Зачем в лес? – удивилась Наталья.

– Ну а как же? Крапивы нарвать. Таких баламуток как ты крапива на ноги быстро ставит! Вот отхожу тебя крапивой пару раз, сама поймёшь!

Наталья округлила глаза, но заметив, что Михаил смеется, тоже расхохоталась:

– Вот ведь болтун! А я поверила! Ладно, крапивой-не крапивой, а спину мне лечи. Иначе я от тебя не отстану.

– Знаю, – вздохнул Михаил Иванович и улыбнулся. – Вылечу, обещаю.

Наталья довольно улыбнулась: она больше не боялась соседа и верила ему. А ещё знала, что больше не оставит его одного: ведь он такой хороший.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Одинокая бабушка
Коллекторы

Рабочее утро в банке, как обычно, начиналось с нереального количества звонков и клиентов, но Александр уже ко всему привык. За...

Рабочее утро в банке, как обычно, начиналось с нереального количества...

Читать

Вы сейчас не в сети