Хорошая красивая милая девочка простая добрая родная скромная школьница

— Ты себя в зеркало видел?! Толстый, прыщавый. А я первая красавица школы

-Василиса! – Громко и недовольно крикнула мама. – Ты хоть знаешь, сколько сейчас времени?! Вставай, в школу опоздаешь!

Девушка с трудом раскрыла глаза на уровень тонких щёлок, сама себе напоминая Вия, из одноименной повести Гоголя. Ну, по крайней мере, она бы не отказалась, если бы кто-нибудь помог ей поднять веки, чтобы увидеть этот мир. Василиса ещё пару секунд полежала в уютной постели, в попытке смириться с мыслью, что выходные прошли, а им на смену пришло унылое утро понедельника. Затем девушка всё-таки подняла себя с кровати. Вступив в мягкие тапки с кроличьими ушами, девушка пошла в просторную ванную комнату, чтобы начать день с привычных процедур. И нет, Василиса не обходилась водой и зубной щёткой, как подавляющее большинство девушек её возраста. Школьница начинала свой день с тоника для лица и массажа гуаша, не забывала она увлажнять и питать свою кожу, наносить масло для губ…

В общем, дел у Василисы хватало!..

Мама, Полина Александровна, вновь зашла в спальню Василисы, чтобы проверить дочь. Девушка сидела перед туалетным столиком, нанося последние штрихи в макияже.

-Василиса, может, хватит красоту наводить? – Покачала головой женщина, давно привыкшая к поведению дочери. – Позавтракать не успеешь.

-Лучше я буду голодной, чем ненакрашенной. – Весело откликнулась дочь. – Тем более, что сегодня я защищаю проект перед всем классом. Не буду же я стоять перед ними, как пугало!

Василиса действительно ставила поддержание своей внешности на вершину жизненных приоритетов. Конечно, Василисе повезло. Она, так сказать, выиграла в генную лотерею. От природы у Любимовой были красивые черты лица, густые тёмные волосы, голубые глаза с чёрным контуром, стройная фигура, а ещё — незаурядный ум. Не девушка – мечта! Однако Василиса не собиралась наслаждаться подарками судьбы, поэтому следила за собой денно и нощно, не позволяя даже прыщику появиться на подбородке. Любимова была намерена сохранить за собой статус главной красавицы школы, тем более, выпускной не за горами. Затем девушка планировала примерить на себя такую же роль и в университете.

Любимова училась в одиннадцатом классе в частном лицее, названном, как ей казалось, не очень креативно, в честь греческого философа и эрудита – Аристотеля. Создатели даже не потрудились поиграть с однокоренными словами, просто добавив имя философа на табличку здания. Лицей «Аристотель» обладал особой славой, ведь из его стен выпускались действительно светлые умы. Среди них были будущие врачи, ученые, политики, деятели мира искусства, юристы, руководители разного ранга…

Чтобы этого добиться, ученикам предоставляли наилучших педагогов, порой уроки проводили даже приглашенные лекторы из ВУЗов. В распоряжении школьников были лаборатории, оснащённые современным оборудованием. Среди расписания можно было увидеть занятий йогой, бассейн, несколько иностранных языков. Обучение там стоило недешево, но родители Василисы могли себе это позволить.

Любимов Николай, отец Васи, был успешным предпринимателем. Он начал свой бизнес с распространения БАДов и различных оздоровительных чаев, а затем решился на создание подобной продукции под своим именем. Так была основана фирма по производству натуральных биологически активных добавок и косметических средств «Панацея». Благодаря умелым маркетологам бизнес сразу пошёл в гору. Люди охотно верили в то, что пара таблеток вылечат их от всех болезней, сделают умными, красивыми и худыми, помогут переломам срастись, а ещё, пожалуй, позволят двигать предметы силой мысли и левитировать. Поэтому красивые баночки с броскими упаковками скупались, едва появлялись на прилавках или в онлайн-каталогах. Так, Николай Любимов смог буквально превратить пилюли в золото, обеспечив своей семье роскошную жизнь. Теперь его жена одевалась в брендовые наряды, которые могла покупать прямо во Франции, Италии или Англии, а дочь оканчивала престижную школу и планировала поступать в столичный ВУЗ…

Любимова вошла в класс последней, когда все одноклассники уже были в сборе. Высокие каблуки девушки сопровождали каждый её шаг звонким стуком, придавая её походке особенную мелодию. На девушку тут же обратили внимание одноклассники, и несколько девушек стайкой облепили Ваську, едва она заняла свое место за первой партой.

-Ва-ася! – Тут же протянула рыжая Анюта, творческая натура. – Выглядишь потрясающе!

Девушка не особо верила в искренность подобных комплиментов. Она прекрасно знала, что одноклассницы ей завидуют, отнюдь, не белой завистью. Однако к Ане она относилась хорошо, поэтому тепло ей улыбнулась, поблагодарив.

-Василиса, а почему ты не в форме? Сегодня же понедельник. – Поинтересовалась Ставрыгина Юлька, глядя на наряд одноклассницы с плохо скрываемой завистью.

Ученики лицея носили одинаковую форму четыре дня в неделю, а свободный день был в пятницу. Однако Любимова решила наплевать на это правило, ощутив острую необходимость выглядеть на все сто процентов и выделиться из серой массы. Образ Василисы был тщательно продуман, вплоть до аксессуаров в виде массивных колец. Девушка гордилась каждой деталью, и сейчас демонстративно смахнула с пиджака графитового оттенка невидимую пылинку:

-Этот пиджак обошёлся мне в целое состояние, просто незаконно держать его в шкафу, в качестве обеда для моли, ты так не считаешь? – Усмехнулась Вася, весьма довольная собой и фурором, который произвёл её образ на одноклассниц. – Да и вообще, постоянно ходить в форме, словно мы вышли из одного инкубатора, негативно влияет на мое ментальное здоровье. Кто знает, может, у психолога можно получить такую справку? Вроде запрета на школьную форму по состоянию здоровья.

Девушки засмеялись, живо поддерживая такую идею. Раздался звонок на урок, и вместе с ним в класс вплыла учительница алгебры. Она быстро обвела всех взглядом, остановившись на Любимовой:

-Василиса, что с твоим внешним видом? – Сразу накинулась на ученицу женщина, ревностно следившая за дисциплиной.

-Вы не поверите, Ольга Ивановна… — Трагичным голосом начала Вася. – Посадила на юбку огромное пятно за завтраком! А брюки и запасную юбку лишь сегодня забираю из химчистки. Правильно говорят, что понедельник – день тяжёлый. Я сама жутко расстроилась, хорошо, что хоть на ваш урок не опоздала, пока переодевалась!

Математичка ещё пару мгновение сверлила взглядом честное лицо своей ученицы, а затем махнула рукой.

Урок проходил своим чередом. К доске вызвали Костика, который просто так тратил деньги родителей на лицей, не желая учиться. Когда учительница поняла, что толка от Кости не будет, на помощь пригласили Вовку Соболева – гения от мира математики и любых точных наук. Парень был очень умным, а ещё добряком, но, по мнению Василисы, его это вряд ли спасёт.

Вовка был толстым, с ярко-красными щеками, словно его за них кто-то щипал, да ещё носил очки, как будто не знал о существовании контактных линз. Даже сейчас, Вася наблюдала за «мистером Пончиком» с первой парты, подперев кулаком щеку, и не понимала, как он мог так себя запустить? Он что, понял фразу про гранит науки буквально, и ел его, вместе со знаниями? Что бы не говорили люди, мол, «с лица воду не пить», но факт остается фактом: сначала тебя будут оценивать по внешности, а уже потом по остальным качествам. Ведь, как ни крути, никто тебя не полюбит за знание формул.

Вовка перевёлся к ним поздно, в десятом классе. Они с семьёй переехали из другого города и были, очевидно, богаты, раз уж сразу пристроили ребёнка в лицей. Василиса особо не обращала на него внимания, но Вова частенько помогал Королеве школы, то с лабораторной по физике, то вещи переносил…

Впрочем, он поступал также, как остальные ухажёры или же подхалимы.

-Любимова! – В который раз обратилась к девушке математичка, выводя её из собственных мыслей. – Вы снизойдёте до нас?

-Простите, отвлеклась. – Тут же выпрямила спину девушка.

-Так какой ответ? – Она кивнула на доску, встав перед партой школьницы.

Вася растерянно посмотрела на доску, рядом с которой всё ещё унылым призраком маячил Костик и стоял с огрызком мела Вова. Заметив её смятение, Владимир, бросив взгляд в спину учительницы, быстро написал на доске ответ. Убедившись, что Любимова прочитала, парень стер его ладонью.

-Ноль целых, семнадцать сотых. – Быстро отрапортовала девушка, ничуть не сомневаясь в правильности ответа.

Во взгляде Ольги Ивановны потухло мелькнувшее было злорадство, она медленно кивнула. Рассадив всех по местам, женщина продолжила урок…

С того случая минул месяц. На календаре было четырнадцатое февраля – День Святого Валентина, который выпал на пятницу. Официально в лицее его не праздновали, ящика для валентинок, как в обычных школах, тоже не было. Но девушки всё равно в этот день были особенно хороши. Хотя, у кого не спроси, все утверждали, что праздник этот глупый и вообще, не наш, не отечественный. Другие называли День всех влюблённых заговором маркетологов, которым было важно продать побольше цветов, шоколадок и плюшевых медведей. Однако, не смотря на подобное демонстративное ворчание, школьницы всё равно надевали хорошенькие платьица, подкрашивали губы розовым блеском и поливали себя сладкими духами, в надежде получить подарок от «того самого».

Утро Василисы началось с того, что на её парте оказался букет алых роз на длинных стеблях. К букету была прикреплена открытка с загадочным посланием:

«Василисе прекрасной от тайного поклонника».

-Роскошные цветы! – Восхитилась Аня.

-Банальные, конечно. – Пожала плечами Вася. – Кажется, что мужчины не знают иных цветов, кроме роз. Но жест всё равно приятный.

Не смотря на слова, щёки Васи покрылись румянцем от такого знака внимания. Она надеялась, что за личностью тайного поклонника скрывается Эрик из параллельного класса. Он был капитаном футбольной команды, сыном тренера городской сборной и одним из самых привлекательных парней в лицее. Он и раньше оказывал Василисе знаки внимания, но дальше взаимных комплиментов их отношения так и не зашли.

В течение дня Любимова получила ещё пару открыток и подарков, отправители которых представились или предпочли остаться инкогнито. Среди них оказался и Эрик, который подарил девушке плюшевого зайчика. Как оказалось, о цветах он даже не слышал.

Когда минули выходные, и Вася вошла в класс, все одноклассники галдели. На её столе вновь оказался букет цветов, на этот раз – ромашек. В записке таинственный ухажер спрашивал:

«Такие цветы тебе нравятся больше?»

Девушка прикусила губу, густо покраснев. Значит, цветы прислал кто-то из класса, либо вездесущие одноклассники передали поклоннику ее слова про розы! Вот уж, никому нельзя доверять. Вася оглядела парней в своем классе, но не нашла среди них ни одного, кто мог бы подарить ей цветы. А поклонник не унимался, периодически балуя девушку красивым букетом. Каждый раз это были новые цветы: нежные розовые пионы, похожие на облако гипсофилы, белые лилии…

Василиса была очарована таким отношением, особенно атмосферой загадочности, что сохранял её таинственный кавалер. Перед сном она частенько размышляла, кто же это мог быть? На её губах играла мечтательная улыбка, когда она представляла на роли поклонника того или иного парня. В список попали даже парочка мальчиков помладше, из десятого класса, а ещё молодой учитель физкультуры, который был невероятно хорош собой.

Но правда изумила Васю сильнее, чем она могла предположить. Интрига сохранялась вплоть до Дня рождения девушки. В этот праздничный день Василиса получила ещё один букет, а вместе с ними заветное послание в конверте от поклонника. Дрожащими руками она открыла его, пробежалась глазами, коснулась взглядом подписи и…

Обомлела. Её лицо побледнело, да так, что даже румяна не спасали ситуацию. Всё, что она себе нафантазировала, разбилось вдребезги!

-Ну, что там? – Нетерпеливо спрашивали одноклассницы.

-Кто тебе цветы дарил? – Напирали они на Васю. – Он подписался?

Девушка отчего-то почувствовала себя обманутой, даже оскорбленной. Ведь все это время она мечтала о…

О Вовке Соболеве?! Об этом пухлом хомяке?! Не смотря на то, что к Соболеву девушка всегда относилась лояльно, тут она вскипела. Откашлявшись, девушка встала перед классом, и, словно конферансье перед шоу, провозгласила:

-Вы не поверите, кто всё это время был моим сталкером… — Девушка легко сменила слово «воздыхатель» на «преследователь», словно так оно и было.

В этот момент в класс вошёл Вова Соболев. Сегодня он был одет по-особенному аккуратно, тёмно-коричневые волосы стильно уложены, на парне даже не было очков…

Глаза у него оказались карими, тёплыми, как какао. Он, увидев Василису, улыбнулся ей скромно. Вася моргнула, на секунду теряя спесь, но затем густо покраснела. Смотрите-ка, улыбается! И как он посмел решить, что может быть с ней?!

-Ты вовремя, Вовчик. – Кивнула она. – Я тут как раз хочу развлечь наших одноклассников забавным чтивом…

Девушка, на глазах у растерянного и смущенного Соболева, раскрыла письмо, что мальчик написал ей. Письмо, в которое он вложил самые сокровенные и искренние чувства. Письмо для его первой любви.

-Когда я впервые перешёл в этот лицей, мне было тяжело… — Начала зачитывать письмо Вася хорошо поставленным голосом. – Я был разбит… Ого, как пафосно! Так, дальше… «Но ты, Василиса, заставила меня воспрянуть духом… Ты словно луч света в…»

Одноклассники шептались, посмеивались, комментировали особенно заинтересовавшие их моменты.

-«Я люблю тебя, Василиса, всем своим сердцем. Ты – самое прекрасное, что случалось со мной за долгие годы. С любовь, Владимир Соболев».

Дочитав до точки, Любимова подняла глаза от листка, смяв его в пальцах. Она посмотрела прямо в лицо Вове. В классе, после затяжной паузы, раздался хохот и даже свист.

-Так это Соболь?! – Вопили одноклассники. – Вот это поворот!

Любимова же смотрела на Вову, ожидая, что тот как-то оправдается. Но парень молчал, и тогда она не выдержала:

-Серьёзно, Вова? Ты решил, что можешь взять и вывалить все это на меня, словно я – твой личный дневник? – Фыркнула девушка надменно. – И на что ты надеялся? Что я буду в таком восторге от всех подаренных тобой веников, что стану твоей девушкой? Пойми, я просто ненавижу людей, которые не могу привести себя в порядок! Меня раздражает собственная расхлябанность и лень, ты же парень, Вова! Ты себя в зеркало видел?! Как ты вообще представлял себя рядом со мной? Какой бред…

Девушка выплевывала слова жестко, запальчиво. Она выбросила письмо в урну для бумаг.

-О чём ты только думал? – Зло бросила она в сторону парня, возвращаясь на своё место.

Вова, проходя мимо первый парты, ответил Васе негромко, так, чтобы за гулом и смехом одноклассников, его спокойные слова долетели лишь до ее ушей:

-Я думал, Василиса, что ты красива не только внешностью, но и душой… — Произнёс парень, уходя к своей парте…

Верно говорят, что первая любовь ранит и приносит много горя. Вот и для Соболева Вовы подростковое чувство обернулась кошмаром. Одноклассники смеялись над ним и подкалывали до конца учебного года.

-Ну, что, Соболев, когда женишься на Ваське? – Хихикал Антон.

-Пришлю тебе приглашение на свадьбу. – Парировал Владимир, ничем не выдавая смущения и обиды.

-Тогда и меня не забудь. – Не отставала Мария.

-Весь класс позову. – Пообещал парень.

-Эх, Соболь! Мне бы твою самоуверенность! – Качал головой Славик. — Признаваться в любви Василисе! Это же чем надо было думать?!

-А я не думал, я действовал, как чувствую. – Отвечал парень, поправляя очки на носу.

-Ты такой умным парень, Вовка, в информатике сечёшь, как Билл Гейтс, а в жизни оказался тупым! – Подначивал одноклассника Димка. — Нашёл, к кому шары подкатывать. К Любимовой! Что сразу Марго Робби письмо не настрочил?! Или хотя бы нашей химичке! Она тоже зачётная!

-Не люблю дам в возрасте. – Отмахивался Вовка от очередного зубоскала.

Любимова же с той поры его подчёркнуто не замечала. Соболев стал для девушки призраком, эдаким фантомом лицея. Она смотрела мимо него, однако не сдерживала улыбку, если одноклассники бросали в парня очередной колкой шуткой.

Новость о влюблённом парне разошлась по школе, как лесной пожар. Вскоре абсолютно все: от первоклассников до директора, знали об отвергнутых чувствах парня. Дети были жестоки. Кто-то просто хотел выслужиться перед такой стильной, шикарной и популярной Любимовой. Другим и повод был не нужен, чтобы поиздеваться на толстым добряком. В общем, последние дни в лицее для незадачливого Ромео обернулись кошмаром, пусть он стойко выносил все издевки и пытался не подавать вида, как ранят его комментарии школьников.

На выпускной Владимир Соболев даже не пришёл.

Любимова же на выпускном вечере сияла ярче всех. В прекрасном розовом платье, сшитом специально для неё, с широкой улыбкой на лице, она выглядела великолепно. Девушка предвкушала, что с этого момента начнётся её взрослая жизнь. И, безусловно, она будет наполнена прекрасными событиями, новыми знакомствами и впечатлениями! Ведь весь мир был у ног богатой и красивой Василисы! Да только выпускница ошибалась…

Её выпускной был едва ли не последним счастливым и беззаботным днем в черед чёрных полос, что ждали её впереди.

***

В доме Любимовых раздался дверной звонок. Вася, которая была дома одна, оторвалась от интересной книги и побежала открывать. Гостей она не ждала, но, возможно, служба доставки привезла один из её многочисленных заказов. Девушка почти не ошиблась. На пороге стоял курьер, однако посылка была не из числа покупок девушки.

-Любимова Василиса здесь живёт? – Бодро поинтересовался парень, сверяясь с записью в блокноте.

-Да, это я. – Улыбнулась в ответ девушка.

-Прекрасно, тогда распишитесь. – Протянул он ей ручку и бланк. – Вам посылка от тайного поклонника.

Вася сначала напряглась, при упоминании тайного поклонника, однако тут же взяла себя в руки. С такой же милой, годами натренированной улыбочкой, девушка подмахнула свою подпись в нужном месте. Курьер передал ей огромную, но не особо тяжёлую коробку с красным бантом. Попрощавшись, парень быстрым шагом удалился, чтобы развести и другие заказы. Вася, кое-как закрыв за курьером дверь, принесла громоздкую коробку в комнату и водрузила на кровать. Заинтригованная, она хотела сразу распечатать свою посылку, но пальцы её замерли на длинных завязках бантика. Девушка увидела, что к одной из лент прикреплена записка. Когда Василиса взяла её и прочитала послание, то побледнела:

«Такие цветы тебе нравятся больше, Василиса Прекрасная?».

Пальцы Любимой дрогнули, когда она поняла, кто мог прислать эту коробку. Что ж, либо это неудачная шутка, либо Вовка совсем ничего не понял! Раздражённая девушка дернула ленточку, а затем рывком сняла крышку коробки. Из неё невольно вырвался судорожный выдох, когда она заглянула внутрь и увидела содержимое. Там, и, правда, были цветы. Да только это был траурный венок в виде сердца из искусственных красных роз и белых лилий…

Ленточка, протянутая между цветами, была с её именем. Любимова отшатнулась от коробки, не желая видеть больше чудовищный венок. Её затрясло то ли от злости, то ли от обиды и страха.

Но не успела она разобраться в своих эмоциях, как во входную дверь постучали. Стук был резким, решительным, и без того напуганная девушка вздрогнула всем телом. Она пошла было к входной двери, надеясь, что это мама вернулась, но затем она остановилась…

Стук повторился. Он был нетерпеливый, тревожный.

-Бах-бах-бах! – Раздалось с новой силой.

Вася стала трястись, как осиновый листочек на ветру. Она не знала, но сердцем чувствовала, что ничего хорошего за дверью нет.

-Бах-бах-бах! – Ещё громче постучал наглый гость, да так, словно выбивал дробь уже с ноги, желая вынести дверь. А затем….

-Ва-си-ли-са! – Нараспев произнёс Владимир. – От-кры-вай.

Девушка набрала в горло воздуха, чтобы закричать, велеть ему убираться отсюда. Она должна была сказать, что вызовет полицию, если он не уйдет! Да только не смогла выдавить и звука! Сколько она не открывала рот – всё тщетно.

-Васенька! – Кричал Соболев. – Открой, я же тебя не съем! Вася, скажи, зачем ты так со мной? Я же всегда был к тебе добр…

Любимова начала плакать, в то время как дверь всё тряслась от чужих ударов. И тут, когда Любимовой показалось, что её голова взорвётся от звука кулака, бьющего в дверь…

Василиса распахнула глаза. Она была в своей кровати, а Вовка и венок оказались всего лишь страшным сон…

Зайдя в ванную комнату, она щедро плеснула в лицо ледяной водой, чтобы прийти в себя. Сон настолько её вымотал, что даже не было сил приводить лицо в порядок. Девушка раздражённо посмотрела на своё отражение, изучая едва наметившиеся синяки под глазами.

-Вот же… Опять этот Соболев! – Проворчала она, виня в своем состоянии бедного парня, которого сама же и обидела.

Вася не понимала, почему он приснился ей сейчас…

С выпускного прошёл уже месяц, она не видела его всё это время. Да и думать забыла о пухлом ухажёре! Разве что её подсознание всё ещё пыталась достучаться до совести, хотелось заставить девушку извиниться за свой мерзкий поступок. Только Василиса была слишком горда и спесива, чтобы извиняться перед каким-то парнем. Да и в чем она, по сути, виновата? Не просила же в себя влюбляться! А раз он так вляпался…

То пусть знает, что любовь может и ранить…

Выключив воду и промокнув лицо бумажными полотенцами, девушка лениво потащилась на кухню. Вчера она пропустила ужин, и есть хотелось невыносимо. Приготовив себе полезный завтрак из овсяной каши с фруктами и орехами, она села за стол. Попутно Вася проверяла входящие сообщения, игнорируя неинтересные, да листала ленту новостей.

На кухню прошла мама, сразу прокладывая привычный маршрут к кофемашине. Полина Любимова не могла начать день без чашки кофе. Да и её домочадцы не любили попадаться ей на глаза до этого момента, потому что в такие моменты её настроение было крайне нестабильным. Было очень легко попасть под горячую руку не выспавшейся хозяйки дома.

-Василиса, нам надо с тобой поговорить. – Внезапно заявила Полина Александровна, под шум работающей кофемашины.

Девушка подняла глаза от телефона, уловив напряженные ноты в голосе мамы. По кухне плавно распространялся аромат свежемолотых кофейных зёрен…

-Я бы предпочла, чтобы ты сначала сделала пару глотков кофе, а то тон у тебя больно пугающий. – Пошутила дочь, откладывая телефон в сторону.

Она не дочитала интервью со своим кумиром, но ответ на то, каким шампунем он моет голову, как-нибудь подождет. Мать девушки действительно выглядела нервной.

-Мам, серьёзно, что стряслось? – Сильнее нахмурилась Вася, предвкушая неприятности.

Только вот она не могла понять, что она натворила? Вроде, ничего…

Неприятный сон опять влез в голову, толстяк Соболев помахал ей из подсознания своим треклятым венком…

Может, его родители настучали? Только зачем было выжидать столько времени! Пока Василиса изводилась от предположений, мама, забрав чашку с горячим напитком, села напротив. Она уставилась в стеклянную поверхность стола, собираясь с мыслями, а затем тяжко выдохнула:

-У нас с твоим папой крупные проблемы.

Фраза прозвучала странно.

-Вы что… Разводитесь, что ли?! – Изумилась девушка.

Её родители казались ей примером идеальной супружеской пары, они искренне любили друг друга, поэтому новость огорошила девушку.

-Что? Нет! – Поспешила её успокоить мама, а затем, качнув головой, объяснилась до конца. — Наш бизнес потерпел крах. Мы вынуждены объявить себя банкротами. Всё состояние, естественно, будет потеряно.

-Но… Как же так? – Не поняла Василиса. – Всё же только что было замечательно!

Мама помрачнела ещё больше:

-На самом деле, нет. Мы просто не хотели, чтобы ты переживала во время выпускных экзаменов, не хотели также омрачать твой праздник… — Удрученно склонив голову, рассказала мама, ногтем царапая ручку кружки. – Уже давно на рынке появились конкуренты, которые сместили нас. Кто-то стал нас подставлять, важная информация просачивалась из компании… А затем твоего отца решили обвинить в мошенничестве, подставить. Я надеюсь, что до суда дело не дойдёт. Однако от всех неприятностей нам не удастся спастись. Сейчас мы вынуждены вернуться к тому, с чего начали.

Василиса слушала, но пока что не понимала, насколько всё серьёзно. Неужели у них теперь совсем нет денег? Ведь должны быть какие-то сбережения, верно?

-Этот дом нам тоже придётся оставить. – Сказала мама, оглядывая пространство вокруг себя. – Переедем в квартиру моих родителей. Она, конечно, меньше, но места нам хватит. Главное, чтобы крыша над головой была.

В этот момент Василиса поняла весь масштаб катастрофы. Они стали бедными! Немыслимо!

-Подожди, а что с моим обучением? – Встревожилась девушка. – Я же подала документа во Францию!

Девушка решила, что хочет стать журналистом. Её внешность, общительность и подвешенный язык делали Василису, по мнению её друзей, идеальной кандидаткой на роль какой-нибудь ведущей новостей. Сама же девушка мечтала стать иностранным корреспондентом и освещать события из-за рубежа для прессы своей страны. Любимова нацелилась на один из лучших гуманитарных вузов Франции. Там программа для студентов сочетала в себе международные отношения и журналистику, а лекции сочетались с практикой, а значит, давали возможность проявить себя. С этой целью Василиса даже выучила английский и французский! И вот теперь что…

Всё зря?!

Мама положила ладонь на руку дочери в утешающем жесте. Она с сожалением посмотрела на свою юную дочь:

-Милая, к сожалению, мы не потянем обучение и проживанием в выбранном тобой университете… — Не оставила она своими словами и надежды для дочери. — Но в России тоже есть замечательные учебные заведения, которые подготавливают и выпускают прекрасных журналистов! Я уверена, что с твоими результатами экзаменов ты сможешь поступить даже на бюджетное место!

Мама ещё долго что-то рассказывала и объясняла дочке. Говорила, как именно их бизнес превратился в тонущий, идущий ко дну корабль, и унес в трюме все их состояние…

Объясняла, как они будут жить дальше. Обещала, что всё будет хорошо и в скором времени наладиться. Только Василиса слушала маму в половину уха. Она невидящим взором уставилась на остывшую, уже ставшую противной кашу. А её привычным мир рассыпался, как карточный домик.

-Главное, что мы все здоровы и вместе. – Выдала мама заключительную часть своей пламенной речи. – А деньги сможем заработать ещё.

Она встала, обогнула стол и поцеловала дочь в голову. Затем вышла, унося с собой запах дорогого парфюма и кофе. Так, с недоеденной порции овсянки, началась новая жизнь Василисы Любимовой.

***

Вася широко зевнула и посмотрела на телефон, проверяя время. Часы показывались три часа ночи, а работы перед экзаменом было ещё достаточно. Что ж, бессонная ночь для студентки пятого курса – это дело привычное. Любимова давно уже превратилась из бодрого жаворонка в недовольную сову. Даже не сову, а какой-то новый вид птицы, то ли вымирающей, то ли умирающей от недосыпа. Она могла не спать несколько ночей напролёт, или даже сутками, а потом вырубаться в любом доступном месте. Девушка притянула к себе остатки овсяного печенья, доедая все до последней крошки, а затем и стакан с холодным кофе, допивая его содержимое до дна. Подкрепив силы, она вслух произнесла:

-Так, что дальше? Ага… Политическая система демократического типа: история возникновения и развития… Хм…

В комнате студенческого общежития Вася была одна, так что смело болтала сама с собой. Подруга, Серафима, ночевала то ли у парня, то ли ещё где. Но это было к лучшему, рядом с Симкой было сложно сосредоточиться. Они постоянно отвлекались на что-то вроде сплетен, шуток или разговорчиков по душам.

Осилив ещё три билета по политологии, девушка выпрямила спину, разминая кости. Решив, что без ещё одной чашки кофе она не обойдётся, Вася взяла пустую чашку и пошла к электрическому чайнику.

Пока вода грелась, Вася бросила на себя взгляд в настенное зеркало, висевшее тут же. Девушка испытала уже прилипшее к ней чувство раздражение. Она не принимала свой внешний вид, однако поделать с этим тоже ничего не могла. С тех пор, как её родители лишились состояния, внешность девушки менялась в худшую сторону. На боках и бедрах стали появляться лишние сантиметры, кожа портилась, роскошные светлые волосы стали тусклыми…

Василиса всё чаще собирала их, то в хвост, то в небрежный удобный пучок, позабыв про ежедневные укладки феном, без которых раньше не показывалась на улице.

Что именно стало причиной столь кардинальных изменений, Вася не могла сказать точно. Возможно, пережитый стресс, когда они переезжали из своего дома, прощались со всем, что было привычно. Тем более, что сама девушка в то время простилась с мечтами об учёбе во Франции, которыми дышала последние пару лет.

После этого удара на их семью обрушился новый. Судебного процесса избежать не удалось. Когда мама обрисовывала Василисе ситуацию, она не рассказала и части проблем, в которые родители влипли. Их отец попался в ловушку конкурентов и связался с недобросовестным поставщиком. В итоге его посадили за сбыт фальшивых препаратов. Часть имущества арестовали, а папе выделили комнатку с нарами. Так две женщины из семьи Любимовых остались одни, без опоры в виде мужского плеча.

Трудно далась им эта перемена. Мать и дочь были просто неприспособленны к самостоятельному существованию. Однако они обе, будучи по натуре бойцами, быстро взяли себя в руки…

Полина Александровна стряхнула пыль с диплома бухгалтера и устроилась работать в небольшую компанию. Правда начинать всё приходилось с нуля. Оказалось, что навыки легко растерять, когда тратишь время на путешествия или покупку новых изящных бокалов.

Василиса смогла поступить на бюджетное место в ВУЗ, расположенный в Санкт-Петербурге. Девушке даже выдали комнату в общежитии и стипендию. Учиться было сложно, но интересно. Правда, университет и бытовые трудности самостоятельной жизни тоже внесли свою лепту во внешний вид Василисы, превращая её в девушку, совсем не похожую на бывшую красавицу школы.

Когда Вася поступила в университет, у неё не было времени наводить долгие марафеты, да и денег на походы в дорогие салоны и уходовые средства тоже. Мазать же на лицо глину из пакетика, купленного в супермаркете, девушка не желала, брезговала.

Потом, после первого курса, Василиса была вынуждена устроиться на подработку. Она хотела поддерживать достойный уровень жизни, а клянчить денег у матери, когда ты уже совершеннолетняя студентка, было совсем не к лицу. Да и откуда у неё теперь деньги? Девушка бралась за разные подработки, жертвуя своим отдыхом. Когда Любимова стала «зашиваться» в плотном графике из учебных занятий и рабочих часов, девушка начала стремительно набирать вес. Она мало спала, ела часто, да всё больше перебивалась фастфудом, либо сладостями.

В какой-то момент Василиса поймала себя на мысли, что даже заполняет вкусняшками внутреннюю, душевную пустоту. Вот она устала после лекции и семинара, и рука сама потянулась к пончику…

Вот её расстроила подруга, и она недовольно ковыряет ложкой мороженое…

Вася не видела разницы между настоящим голодом и другими чувствами, например, она могла открыть пачку чипсов от скуки, или когда было грустно. Ну и, конечно, грех было после удачно сданного зачёта не сходить с друзьями в кафе или бар, да не отметить как следует, вознаградив и себя, и желудок, за проделанную работу!

Когда Василиса опомнилась, было уже поздно. Щеки и лоб покрылись прыщами, а вес встал на месте и не желал уходить с отвоеванной территории. Конечно, Вася пыталась взять себя в руки. Она садилась на диеты, даже объявляла строгие голодовки, да только тщетно. Она сбрасывала вес, а затем наступала нервная сессия, либо она работала официанткой несколько ночных смен подряд, сопровождая все это бесконечными перекусами…

И тогда БАМ! Вес возвращался вновь, да ещё больше прежнего! А зубы?

Почему раньше она не задумывалась, сколько денег вливала в частную стоматологию, лишь бы красиво улыбаться! Теперь затащить Васю в стоматологические кресло можно было лишь тогда, когда боль становилась невыносимой, а дешевые таблетки заканчивались в аптечке.

Вскоре Василиса призналась себе, что быть красивой, когда у тебя есть на это деньги – гораздо проще. Теперь даже её гены были бессильны перед новой реальностью и ритмом жизни. Девушка стала жить в постоянном психологическом дискомфорте. Она не принимала новую себя, но и сделать с этим ничего не могла.

Так прошло ещё три года, которые толком ничего не изменили. В итоге молодая журналистка просто смирилась с тем, что её жизни оказалась другой сказкой, неправильной. Раньше она думала, что играет роль принцессы, которую ждут принц, замок и совместная прогулка на его лошади в сторону розового заката…

Но теперь, глядя в зеркало, понимала, что она – гадкий утёнок. Сказка наоборот. Ведь когда-то, очень давно, Любимова Василиса была прекрасным белым лебедем, а стала кривым отражением…

***

Вася выскочила из битком набитого автобуса, едва не оставив в нем свою туфлю. Люди так сдавливали её со всех сторон, что она сначала постояла на автобусной остановке, жадно глотая свежий воздух. Если можно назвать свежим воздух в центре города, конечно.

Придя в себя, девушка поправила брючный костюм. Затем Вася проверила содержимое новенькой сумки-тоут. Сделав ещё один вдох, Любимова двинулась в сторону огромного офисного здания. Современную высотку построили рядом с городским парком не так давно. Раньше на этом месте, кажется, было кафе, да пара магазинчиков. В этом здании расположилась компания, в которой Василиса надеялась получить работу. Конечно, от мечты вещать о новостях Франции, или сверкать улыбкой, объявляя новости, девушке пришлось отказаться. Нет, она пыталась! Пару раз ходила на собеседование, но там её кандидатуру вежливо отклонили, не смотря на великолепную дикцию. Так сказать, Вася могла бы испортить им картинку, а гримёры – не фокусники, чтобы исправить её.

Но Любимова была прилежной студенткой, не растеряла хватки и была готова работать на любой подходящей должности, лишь бы платили не продуктами.

Так, два года после окончания университета, Василиса занимала должность корреспондента, а потом и шеф-редактора, в имиджевом агентстве. Платили не бог весть что, но на хлеб с маслом хватало. Да ещё и опыт был интересным. В основном она писала тексты для корпоративных газет и журналов, цель которых была в том, чтобы повысить имидж компании до небывалых высот. Она общалась с владельцами различных фирм-заказчиков, ходила на встречи, конференции, мероприятия, чтобы осветить их в выгодном свете…

В общем, весьма органично влилась в этот мир. В этой сфере девушка так поднаторела, что когда увидела на сайте вакансию пиар-менеджера в крупное агентство недвижимости «Соль», то живо откликнулась.

«Соль» — было молодым, но внезапно разросшимся агентством, что занималось исключительно элитной недвижимостью. Сама девушка с ним не связывалась, у неё попросту не было таких денег, чтобы стать клиентом этой фирмы, но «Соль» вечно была на слуху. То они участвовали в спонсорской программе, то в благотворительной акции, то создавали новые проекты в сфере медиа и инфобизнеса. Среди клиентов фирме мелькали звёзды и влиятельные люди страны. Попытаться попасть в компанию было смелым решением, но, кто не рискует…

Тот вторую неделю будет сидеть на макаронах с сосисками…

Так Василиса набрала заветный номер и ей назначили дату собеседования. И вот, в урочный час она уже была у заветной двери. Собеседовала Василису эффектная блондинка. Загорелая, с длинными ногами, которые непонятно как помещались под офисным столом, она напоминала Васе молодую Блейк Лайвли. Помнится, будучи совсем мелкой, Любимова смотрела сериал «Сплетница» и даже пыталась походить на брюнетку Блер.

-Значит, смотрите… — Начала блондиночка, не прекращая бойко печатать и смотреть в экран компьютера. — Цель у пиар-менеджера простая: общаться со СМИ, следить за тем, что говорят и пишут о нас клиенты… Надо будет писать пресс-релизы, разрабатывать и внедрять пиар-стратегии, ну… Не мне вам об этом рассказывать.

Любимова кивала со знающим видом, словно была специалистом с вековым опытом за плечами.

Дальше девушка стала задавать Васе базовые вопросы, на которые та достойно отвечала. Дали заполнить анкету, где Василисе пришлось долго мучиться над вопросом, если ли в её семье люди с судимостью…

Отчего-то хотелось соврать, чтобы не очернить репутацию раньше времени, тем более, что отца уже выпустили. Нет, папиного прошлого Вася нисколько не стыдилась! Она была уверена в его невиновности. Только вот объяснять людям, что «он не был виноват, его подставили» оказалось бесполезно. Мало кто верил в такие истории.

В итоге Любимова решила, что начинать знакомство со лжи – моветон, и честно поставила галочку напротив ответа «да». Ну, а под конец, собрав все бумажки и скрепив вместе, дамочка весело объявила Васе:

-Мы вам перезвоним! – Напоследок она сверкнула белозубой улыбкой, в которой не было ни грамма заинтересованности или искренности.

-И в какой период мне ждать ответа? Положительного или отрицательного. – Решила настоять Василиса, от которой не так просто было отбиться дежурной фразой.

Девушка моргнула длинными ресницами, да зависла на мгновение. Наверное, в её хорошенькой головке нарушился алгоритм. Ведь обычно соискатели должны после таких слов вставать и уходить своей дорогой.

-Хм… Я отправлю ваши документы в отдел кадров, а там уже примут решение… — Не сказала она ничего конкретного, уводя взгляд в сторону. – Пока что мы набираем соискателей, чтобы отобрать кандидатов и провести конкурс.

Василиса, решив не терроризировать девчушку, встала и пошла к выходу. Ощущение парения, которое толкало её в спину ещё утром, безвозвратно испарилось. После собеседования остался неприятный осадок на душе. Ей казалось, что она не справилась. Да и потом, ей никто не говорил про конкурсный отбор! Что надо будет сделать? Побороть конкурентов в октагоне за два раунда? Сразиться с драконом? Бред какой…

Василиса спустилась на зеркальном лифте в холл здания. Едва она вышла из лифта, погруженная в собственные мысли, врезалась в мужчину.

-Ох, простите, пожалуйста! – Искренне прощебетала Любимова. – Задумалась.

-Ничего страшного, я тоже был невнимателен. – Вежливо улыбнулся молодой человек, протараненный её грузным телом.

Вася бросила на него короткий взгляд, невольно замечая, что он очень красив. Высокий, с модной стрижкой…

Одет в солидный тёмно-синий костюм, который не скрывал, а лишь подчеркивал разницу между широкими плечами и узкой талией. Васька могла поспорить на свою любимую красную помаду бренда-люкс, из-за покупки которой не ела неделю, что за всеми этими слоями одежды спрятан идеальный спортивный треугольник, упакованный во все виды мышц. А парфюм какой! Терпкий, с нотками древесины. Мужчина настолько зацепил Василису, что она не выдержала, украдкой бросила на него взгляд.

Тот зашёл в кабину лифта, нажимая нужный этаж. Затем взгляд девушки, он поднял руку и помахал, вновь подарив ей обаятельную улыбку. Вася, неожиданно для себя, почувствовала смущение. Она совсем растерялась под взглядом светло-карих глаз. Так, что забыла хотя бы рукой махнуть в ответ.

Опомнилась Любимова уже тогда, когда двери лифта стали закрываться. Когда между ними осталась створка в сантиметров семь, Вася резко вскинула руку, что больше походило на жест отличницы с первой парты, которая знает ответ на вопрос учителя…

Ещё больше покраснев от своей глупости и реакции, Вася развернулась на каблуках и поцокала ими к выходу.

«-Интересно, он здесь работает? – Мысли рассуждала девушка. – Хотя какая разница… Вероятность, что меня возьмут стремительно близится к нулю. Да и такие парни скорее закрутят роман с той девушкой из Сплетницы, чем с Фионой из Шрека. Даже если я объясню, что когда-то я была принцессой».

Спустя неделю Вася и думать забыла о своей попытке попасть на работу в «Соль». Телефон молчал, а она и не надеялась услышать звонок. Однако и тут сработал известный жизненный парадокс: сбывается, когда не ждёшь.

На смартфон Любимовой позвонили вечером, когда она катала по супермаркету тележку с продуктами, разрываясь между стеллажами с продуктами для правильного питания и стойкой чипсов. Как же хотелось усидеть на двух стульях!

-Алло? – Взяла девушка трубку, увидев незнакомый номер.

-Здравствуйте, Василиса Николаевна?

-Да… — Подтвердила девушка, уже набирая в лёгкие воздуха, чтобы выдать речитатив на тему «мне не нужны услуги банка, интернет-провайдера, мобильного оператора, флеболога или спиритолога».

Однако у звонившего было иное предложение, от которого Вася уж точно не могла отказаться:

-Вы проходили собеседование в агентстве «Соль» на вакансию пиар-менеджера. Скажите, вы ещё заинтересованы в работе?

-Мм… Да…

-Отлично, ваша кандидатура одобрена. Вы сможете приступить с понедельника?

Вася едва не уронила из рук пучок зелени. Посчитав это знаком, она вернула петрушку обратно к своим зеленым братьям и удобнее взяла телефон:

-Подождите… Как это… — Пробормотала девушка. — А как же конкурс среди кандидатов?

-Его велели не проводить. – Пояснила девушка, и по её тону было ясно, что она сама не поняла, отчего Вася смогла прошмыгнуть без дополнительных испытаний. — Начальство остановилось на вашей кандидатуре. Мы заинтересованы в совместном сотрудничестве.

Василиса договорилась с новой коллегой о том, во сколько и куда ей прийти в первый рабочий день. Положив трубку, она какое-то время стояла рядом с овощами, в такой же молчаливой прострации, как и будущие участники салата.

-Поверить не могу… — Вслух пробормотала Вася, покачав головой, а затем издав невольный смешок.

Бабушка рядом с ней, что выбирала капустку на закваску, неодобрительно покачала головой.

Домой Вася не шла, а летела. Конечно, она не понимала, чем людей в отделе кадров так заинтересовало её резюме. Там не было ничего особенно впечатляющего, кроме судимого родственника. Может, они просто не захотели связываться с девушкой, у которой отец – бывший ЗЭК?

Василиса вновь захихикала, осознавая, что пора завязывать с этой привычкой.

Наступил понедельник.

Василиса оделась с иголочки, нанесла макияж, чтобы выглядеть как можно лучше в первый рабочий день. Правда, едва она пришла в офис и увидела остальных сотрудников, то сразу ощутила, насколько жалко выглядит на их фоне. Она словно попала не в риэлторскую контору, а в модельное агентство! Васю встретила милая девушка, маркетолог Мария, пообещав показать рабочее место и представить всем сотрудникам:

-Мы работаем на втором этаже. – Весело щебетала девушка. – Есть общая кухня, но внизу есть кафетерий для сотрудников. Офис начальства на третьем этаже, там же коммерческий отдел и зал для совещаний… Ты будешь сидеть рядом со мной, в креативном отделе, пока в кабинете ремонт. Столы прямо рядом, так что мы буквально соседи! Вася ходила за девушкой, раскрыв рот.

Ей нравилось всё, что она видела! Здание было солидное, с шикарным и продуманным ремонтом. Конечно, ведь у фирмы, что занималась недвижимостью, должен был быть соответствующий офис.

-Начальство у нас прекрасное. – Охотно делилась маркетолог с новенькой. – Постоянно устраивают разные праздники, мероприятия на сплочение. Деньги платят в срок. Хм… Тебя уже представляли директору?

-Ещё нет. – Покачала головой Вася.

-Сейчас он уехал в командировку, вернётся в конце месяца. – Заявила Маша. — Он на посту четыре годы, ещё со времен студенчества. Вообще-то фирму основал его дядя, но он работает за границей, а здесь всё передал племяннику. Так сказать, сделать подарок от широкой души.

Вася хвостиком ходила за Машей, разглядывая кабинеты и кивая на приветственные слова новых коллег. Она пыталась впитать всю информацию, как губка, но ее было слишком много. А о том, что запомнить хоть пару имен сотрудников, можно было и не мечтать.

Хотя два Василиса всё-таки запомнила. Та самая блондинка с собеседования болтала с худенькой пучеглазой брюнеткой, лицо которой чем-то напоминало Любимовой пекинеса.

-Юля — менеджер по персоналу и Вера — копирайтер. – Представила Мария девушек. – Наша новенькая – Василиса.

Любимова широко улыбнулась девушкам, а вот те взаимностью не ответили. Особенно Вера, чьи глаза сразу сузились и просканировали пухлую фигуру девушки:

-Ах, это ты… — Загадочно протянула она. – Слушай, мы тут всё никак в толк не возьмём, как ты проскочила на это место?

Мария, расширив глаза, недовольно шикнула на женщину. Та лишь отмахнулась:

-Брось, Гнедько, тебе же тоже интересно. – Заметила брюнетка. – Ты с кем-то знакома? На короткой ноге, так сказать? Или в одной горизонтальной плоскости? Хотя… Я плохо представляю, у кого из нашего начальства такой вкус. Не у братьев, уж точно.

От похабного намёка Вася густо покраснела.

-Не слушай её. – Посоветовала маркетолог. – Она у нас сама работает без году неделю, а мечтала попасть на место пиар-менеджера. Вот и злится теперь, что её не взяли.

-Я не понимаю, на что ты намекаешь. – Решилась ответить Вася. – Просто моё резюме и портфолио пришлись по вкусу в отделе кадров, видимо. Ни с кем я не знакома.

-Я тебе объясню. – Псевдо услужливым тоном начала леди-пекинес. — Обычно тут люди конкурс проходят, я сама три собеседования выдержала, чтобы место копирайтера занять… А ты даже ни с кем, кроме Юльки, не поговорила. Вот нам и интересно, каким навыком надо обладать, чтобы на работу так легко принимали. Не скрытничай, поделись, я тоже допишу себе такой в резюме. И сразу отправлю его в офис президента, может, им тоже люди нужны…

Юля захихикала над шуткой подруги, а Вася поджала губы.

Однако первая растерянность быстро испарилась. Может внешний лоск Любимова и растеряла, но в душе её всё ещё был прежний стержень. Она знала, как общаться с заносчивыми стервами, потому что раньше сама была такой.

-Я думаю, что тебя не взяли на должность пиар-менеджера, Вера, потому что он должен обладать некоторыми компетенциями, которых у тебя, как я вижу, нет. – Мягко улыбнулась Любимова. – Например, уметь выстраивать отношения с людьми в позитивном ключе, сохранять самообладание в любой ситуации и сглаживать конфликты… Тем более, тебе следовало подумать о выборе слов, раз уж теперь я буду решать, какие тексты следует писать копирайтеру.

Мария негромко фыркнула, а Вера лишь побледнела, да поджала губы от досады. Да, нажить врага в первый рабочий день – идя не очень хорошая. Однако это всего лишь жалкая ложка дегтя в целой бочке меда, которую давала ей новая работа. Так зачем тратить силы и нервы на неё?

Начались трудовые будни.

Василиса плавно вливалась в рабочий процесс, становясь одним из винтиков сплоченного механизма агентства «Соль». Работа была прекрасной, как и коллектив. Конечно, Юля и Вера, порой, делали её жизнь менее безоблачной. Они одаривали её презрительными взглядами, пытались задеть шпилькой, комментируя неудачный, по их мнению, выбор наряда, или вслух, на весь офис, зачитывая анекдоты про толстых девушек. Однако пока они не подсыпали в её кофе пурген, она не планировала обращать внимание на двух лающих, но не кусающих собак.

Вася не успела обернуться, как минул месяц на новой работе. Она узнала об этом лишь тогда, когда телефон пиликнул, сообщая о поступление средств на счёт. От солидной цифры девушка едва не подпрыгнула на своем рабочем месте, и расцвела, как майская роза.

-И всё-таки, лучше, чем любовные письма – сообщения от банка о поступлении на счёт. Да, Любимова? – Прокомментировала её довольное лицо Мария.

-Когда в твоих карманах кроме леденцов и билетов на автобус ничего нет, несколько иначе смотришь на всю это романтика, знаешь. – Весело фыркнула девушка. – Дорогие кавалеры, шлите мне, лучше, деньги, а цветочки я и туточки куплю.

Маша и Василиса сблизились. Девушки даже стали выбираться на совместные обеды или пятничные разговоры за барной стойкой и порцией «Космополитэн». В один из таких вечеров Любимова поделилась с ней сокровенным – своим прошлым, которое сложно было назвать радужным. Да, конечно, её судьба не была ужасной, жили люди и хуже. Но когда ты живёшь так всегда, и когда тебя просто пинком сбрасывают с вершины Олимпа к простым смертным, заставляя перекраивать свою жизнь – это две большие разницы. Василиса рассказала новой подруге, как на первом курсе, когда её отца посадили, она совсем отчаялась. Впадала в затяжные депрессии, ни с кем не общалась…

Как много сил ей потребовалось, чтобы вновь взять себя в руки. Даже своей маме она этого не говорила, боясь ее разочаровать и добавить ей лишних проблем и волнений.

-Сейчас отца уже отпустили, мы много шутим по этому поводу. – Рассказала Василиса, взбалтывая трубочкой содержимое коктейля. – Мама очень счастлива. Они пытаются начать всё сначала, но не думаю, что сунутся в бизнес… Слишком сильно обожглись. Хотя мой папа – тот ещё фрукт. Придумал, пока сидел на зоне, какой-то бизнес план. Сказал, что буде делать ставку на продукты… На фермерство, что ли. Решил, что за домашними яйцами и овощами – наше будущее.

У весёлой Марии оказалась семья спортсменов: мама работала тренером по плаванию, а отец тренером по футболу. Как они родили маркетолога – сами не понимали. Но Вася была им за это благодарна. Она понимала, что без Маши на новом месте было бы прижиться гораздо сложнее. Ну, и не так весело!

В один из рабочих понедельников, когда Василиса пришла на работу, то словно в улей попала. Сотрудники галдели и сновали с места на место, как трудолюбивые пчелки. Они и раньше были довольно продуктивными, но в этот день словно боролись за звание работника месяца.

-Кто их всех покусал? – Изумлённо заморгала Василиса, бросая пиджак на стул и ставя чашку с кофе перед рабочим ноутбуком. – Надеюсь, это не заразно? А то у меня начинается одышка, даже когда я просто смотрю, как Олеся бегает по этажам на каблуках…

-А… Сегодня босс прилетает. – Махнула рукой Мария, поправляя очки для работы за компьютером. – Вот они и галдят с утра. Ты ещё Юльку с Верунчиком не видела. Нарядились, как на кастинг в модельном агентстве.

-На кастинг можно прийти в джинсах и белой майке… Даже без косметики. — Задумчиво произнесла Василиса, с ностальгией вспоминая, как сама имела такой опыт. Семь лет и тридцать килограмм тому назад.

-Если я приду куда-то без косметики, то меня тут же оформят на роль тени отца Гамлета или Бедного Йорика, даже без кастинга. – Засмеялась Мария.

Девушки ещё поболтали, а потом каждая занялась своими рабочими делами…

День протекал спокойно, разве что с каждой стороны то и дело доносились восторженные и предвкушающие разговоры представительниц прекрасного пола агентства:

-Честное слово, я впервые соскучилась по начальнику… — Хихикала Любочка, поправляя перед зеркалом юбку и томно вздыхая. – Эта помада выглядит не слишком вызывающе?

-Ладно, ты… — Отмахивалась её подруга, игнорируя вопрос про цвет помады. — Но я слышала, что Ольга Никифорова, бухгалтер, тоже им интересовалась… А он ей в сыновья годится!

-Так она его, может, усыновить и хотела. Говорят же, что он с дядей рос, без родителей. – Хихикала Люба.

Василиса, которая стала невольным слушателем разговора, наклонилась к Маше:

-А что, у нашего начальника нет семьи? – Шёпотом поинтересовалась она.

За месяц, который она провела в «Соли», новой работы и задач было так много, что озаботиться биографией босса времени не было.

-Мм… — Промычала Мария, прежде чем отвлечься от экрана. – Да, у Владимира родителей нет. Несчастный случай произошёл, когда он был в школе, насколько я знаю. Тогда его забрал дядя по линии матери. У него самого детей нет, так что заботится о племяннике.

-Владимира? – Удивилась девушка, поигрывая ручкой в пальцах. – Разве его зовут не Стас? Я видела документы… Станислав, как его… Красницкий.

-Ты перепутала, Красницкий – бывший директора. – Пояснила Маша. – Нашего нынешнего зовут Соболев Владимир Викторович. Вы с ним ровесники. О, и оба из Москвы, кстати.

Ручка выпала из застывших пальцев девушки, но она не сразу это заметила. Та прокатилась по полу к ногам Марии, обутым в бежевые туфли-лодочки. Девушка подняла её и протянула замеревшей подруге.

-Любимова, ты чего? – Пощелкала пальцами перед её лицом девушка. – Всё в порядке?

-А если я прямо сейчас напишу заявление на увольнение, есть шанс, что я не пересекусь с… С Владимиром Викторовичем? – Дрогнувшим голосом поинтересовалась Вася.

-Абсолютно нулевой. – Убежденно покачала головой Маша.

-Это почему?! – Возмущённо пискнула пиар-менеджер, не желая отдавать свою последнюю соломинку так просто.

-Обернись. – Усмехнулась коллега, кивая куда-то за спину девушки.

Василиса предпочла бы этого не делать, однако, втянув в лёгкие побольше воздуха, она всё же медленно обернулась. Там, окруженный своими сотрудниками, стоял тот самый парень, которого Вася уже встречала у лифта. Высокий брюнет, чьи красивые черты лица были созданы для рекламного ролика лосьона для бритья.

-Не может быть… — Выпалила Василиса, не в силах отвести взора.

В человеке, что она видела перед собой, узнать её одноклассника было невозможно. Дело даже не в том, что прошло почти восемь лет. Нет, вовсе нет! Просто от того нескладного толстяка в очках не осталось даже тени! Намека, что он когда-то жил в этом спортивном теле. Да, волосы темные, глаза карие, но и только-то…

В этот момент Вася особенно остро почувствовала, насколько она сама изменилась. Наверное, сам Соболев её не сможет узнать в Любимовой девушку, которой он носил цветы. Вася сразу вспомнила момент, за который ей, в уже сознательном возрасте, ни раз приходилось испытывать обжигающее чувство стыда. Она же тогда сказала влюбленному мальчику, что ненавидит людей, которые ленятся и не могут привести себя в порядок…

Не любит толстых и некрасивых…

А в итоге что? Она стала той, кого ненавидела. А он стал ее работодателем. Как же тошно.

-Я в туалет отойду… — Пробормотала она Маше и стремительно выскочила из-за стола.

В светлой и чистой уборной она долго мерила шагами пространство вдоль умывальников. Любимова косилась на зеркала, но не решалась посмотреть в собственное отражение. Ох, словно она увидит там что-то, чего не было утром! Подумав так, Вася подошла к умывальнику и, опершись на него руками, уставилась в зеркало. Под глазами – мешки, на лбу и подбородке только утром появились прыщи, из-за съеденного накануне гамбургера…

И ведь знает Вася, стоит ей слопать что-то из фастфуда, как маленькие вулканы тут же вырастают на коже! Но нет, любовь к булкам и котлетам оказалась сильнее! Василиса чуть ли не расплакалась, а зеркало не разбила лишь потому, что оно ни в чем не виновато. Да ещё и платить заставят из своего кармана, небось, за порчу имущества…

-Итак, Василиса. – Вслух произнесла девушка, сверля взглядом свое отражение. – Либо я беру отпуск на месяц, сажусь на диету и на тренажер, и не слезаю до тех пор, пока не стану влезать в размер S… Либо я иду, и встречаюсь с жестокой реальностью лицом к лицу. Либо… Либо я остаюсь здесь, в окружении унитазов и буду местным призраком туалета, как плакса Миртл из Гарри Поттера…

Конечно, девушка выбрала первый вариант. Просто отпуск ей, проработавшей на благо агентства жалкий месяц, никто не даст. Да и призраком становится она не торопилась, всё-таки, это не тот карьерный рост, о котором ты мечтаешь при устройстве на работу. Да, и, в конце концов, кого она боится? Да, наверняка Владимир захочет над ней поглумиться, но, вообще-то, парень имеет на это право…

А Вася и не с таким за свою жизнь сталкивалась. Так что она стойко выстоит все шутки в духе: «Смотри, что ты потеряла». «-А может, это вовсе не он. – Утешала себя девушка, выходя из уборной. – Мало ли на свете Соболевых Владимиров! Уж точно не один».

Однако её последняя надежда, что встречи с призраками прошлого удастся избежать, рассыпалась вдребезги.

-Василиса! – Окрикнули девушку, когда она шла по коридору.

Обернувшись, она увидела его… Владимира.

-Василиса, это ты. — Тепло улыбнулся мужчина, от чего стал ещё более привлекательным. – Здравствуй.

Сердце Любимовой, обычное женское сердечко, падкое на романы и красивых мужчин, предательски екнуло. Да так, что Вася еле сдержалась, чтобы не стукнуть себя кулаком по грудной клетке, дабы привести барахлящий орган в порядок.

-Здравствуй. – Кивнула девушка настороженно.

-Мы же уже виделись в лифте, помнишь? – Продолжил Владимир. — Только я тогда тебя не узнал, прости.

Вася выжидающе уставилась на мужчину, думая, что вот сейчас он поглумится. Добавит что-то вроде:

«Когда я видел тебя в последний раз, ты была моложе и на килограмм сто меньше».

-Ничего страшного. – Наконец, продолжила диалог девушка. – Я тебя… Я вас тоже не узнала, Владимир…

Она моргнула, пытаясь вспомнить отчество начальника. Однако тот лишь махнул рукой:

-Меня все называют просто Владимир. Пытаюсь выстраивать доверительные отношения с сотрудниками… Что-то вроде корпоративной семьи, знаешь… — Мужчина взъерошил волосы и отвел глаза, словно смущаясь собственных слов. – А тебе тут как, нравится? Я удивился, заметив твоё резюме. Думал, ты будешь работать корреспондентом за границей, как и планировала.

У Василисы начинала кружиться голова. Она буквально ждала насмешек с его стороны, ну, хотя бы надменного взгляда! Но их не было…

Мужчина говорил с ней, как со старым другом.

-Поменялись планы. – Уклончиво ответила Вася, а затем, осознав слова Вовы, переспросила. — Подожди, так это ты взял меня без конкурса?

Тот пожал плечами:

-Ну, я здесь, вообще-то, начальник. – Лукаво усмехнулся Владимир, отчего сделался похожим на подростка. – Могу позволить нарушить пару правил. Ну, я же знаю, что ты не подведёшь. Помню, как ты защищала проекты, и уничтожала всех на дебатах в классе. Да и потом, кем бы я был, если бы не дал шанс однокласснице? Так как тебе у нас? Как коллеги? Всё устраивает? Я позже посмотрю, как ты работала, прокомментирую, чтобы помочь влиться…

Васе стало совсем мерзко. От самой себя. Она поняла, что ей было бы легче, если бы Вовка ей в лицо плюнул, так она хотя бы точку поставила. А он…

Сделал для неё доброе дело, на работу взял. А теперь вот стоит, переживает…

Вовка ведь и тогда был отзывчивым, открытым и добрым. А она его так грубо высмеяла, унизила перед всеми. Девушка, привыкшая с легкостью скрывать эмоции, еле сдержалась, чтобы позорно не расплакаться. Она отвела взгляд от лица брюнета:

-Прости, Владимир я… Мне срочно надо сделать один рабочий звонок… Я потом подготовлю отчёт о проделанной работе, ладно?.. – Пробормотала она и, ещё раз извинившись, стремительно сбежала на свое рабочее место.

С тех пор начались веселые денёчки для Василисы. Она, как могла, избегала начальника, словно была нерадивым сотрудником. Владимир же, напротив, быть слишком дружелюбным. Вася, в силу своего характера, пыталась найти в этом подвох и держала нос по ветру. Ну не мог же он быть настолько добрым! Может, он специально устроил ее на работу? Заманил в ловушку, чтобы затем усыпить бдительность и как-нибудь подставить. Например, в тюрьму отправит, как ее отца. Когда она озвучила эту идею Марии, за совместным ланчем, та едва не подавилась супом:

-Тебе надо меньше детективов читать, а то всюду будешь видеть теорию заговора! – Пожурила она подругу. – И вообще, в чем ты обвиняешь Соболева? В том, что он добрый? Вова со всеми добрый, пока мы нормально пашем. И что это значит? Что он нас маринует, чтобы принести в жертву кому-нибудь, да?

-Ну, вы же не издевались над ним в школе!

–Ну, обидела ты его в детстве, и что? Не все люди – мстительные сволочи, Васька! Уймись и просто работай.

Вася не могла работать, её, вдобавок к тревогам, постоянно грызла совесть. Буквально поедом съедала, да только, жаль, лишние килограммы не откусывала. Девушка даже вспоминала строчки из письма…

Он говорил, что ему было плохо. Ведь мальчик тогда переехал в Москву с дядей, после смерти родителей! А она катком по его чувствам прошлась! Она все думала, может, стоит извиниться? Только вот прекрасно понимала, что ее извинения уже имели истекший срок годности…

Да и Владимиру они словно нужны не были. Ситуация оказалась ещё хуже из-за того, что все незамужние девушки офиса, казалось, были влюблены в их начальника. Может, любви там и не было, но желание оказаться в постели, или хотя бы на диване в офисном кабинете, у большинства из них точно проскальзывало. От этих дамочек не укрылось, что их босс уделяет внимание толстушке.

А однажды он при всех спросил, не хочет ли она пойти на обед. Не смотря на то, что ошарашенная Любимова отказалась, сославшись на загруженность, после этой сцены ей пришлось ещё хуже.

В один из рабочих дней она пришла на работу и поняла, что все внимание обращено на неё. К обеду она не выдержала шепотков за спиной, обратившись к Маше. Та глаза отвела:

-Слушай, не хотела тебя расстраивать… Я то не вижу в этом проблемы, но… В общем, кто-то нашёл твои фотки старые, вот они все и обсуждают, как ты изменилась. Бред всякий несут. И про отца твоего тоже говорят много всякой дичи… Но ты не принимай близко к сердцу, ладно? Языками помелют и успокоятся…

Вася слабо кивнула, в ответ на утешения подруги. Она не стала реагировать на насмешки и давать сплетникам лишний повод, чтобы поглумиться.

Однако слухи всё не унимались, когда, одним вечером пятницы, Вася не пошла «на ковер» к бывшему однокласснику. Она собиралась принести обещанный отчёт о своей работе, поэтому встала у двери, собираясь с духом. Только не успела зайти, как услышала рассерженный голос Владимира, к которому она не привыкла:

-Вы что, дети? – Вопрошал он кого-то. – Вы понимаете, что это психологическая травля!

Вася вся обратилась вслух, даже к двери приникла, заранее убедившись, что в коридоре никого нет:

-В моей компании нет места для слухов и сплетен. – Кипя от недовольства, продолжал разоряться начальник. – Если у вас так много времени, чтобы обсуждать коллег, значит, мало работы, верно я понял?

Осуждаемые им люди что-то пробормотали в свое оправдание:

-В следующий раз выговорами вы не отделаетесь. Уходите. И не забудьте принести извинения Любимовой.

Вася убежала от двери, спрятавшись за угол. Она вся покраснела. Он что, заступился за неё? Нет, конечно, задача хорошего начальника – не допускать буллинга коллег, но все же…

Прошёл ещё месяц.

Владимир был всё таким же обаятельным и заботливым. Настоял на больничном, когда Вася простыла, да ещё и отправил ей на дом гостинец. Был обходителен и щедр. Василиса не могла отделать от чувства спокойствия и радости, которое вызывал в её душе этот мужчина. Конечно, она не имела права на такие эмоции, шанс был упущен. Но ведь мечтать не вредно, верно?

Соболев, тем временем, все больше доверял пиар-менеджеру. Мужчина позволял ей реализовать самые смелые имиджевые мероприятия и рекламные акции, одобряя бюджет на их воплощение, искренне веря, что старания окупятся. Васе казалось порой, что в неё даже родители так не верили, как Владимир! Василиса сама не заметила, как сблизилась с Вовой.

-Ох, Вася, хорошо, что ты на месте! – Обрадовался мужчина, когда вылетел из лифта с галстуком набекрень. – Смотри, тут папка с документами… Её надо будет передать Сергею Измайлову. До тех пор из рук её не выпускай, окей? Это очень важно! А мне надо уезжать, уже опаздываю на встречу с застройщиками.

Соболев выхаживал крупный проект: договор с застройщиками, которые вот-вот должны были анонсировать начало строительства целого посёлка элитной недвижимости для избранных. Это была золотая жила риэлторов, и Владимир, оказавшийся хватким бизнесменом, не намеревался упустить её. Знали об этом, конечно, только избранные.

-Будет сделано. – По-армейски отчиталась девушка, а затем окинула Владимира придирчивым взглядом. – И ты так планируешь их поразить, да? Дай поправлю…

Она вышла из-за стола, возвращая галстуку нормальный вид. Девушка даже не отдала себе отчёт в действиях, лишь когда удовлетворенно кивнула и подняла взгляд на Владимира, поняла, как близко они стоят и как много она себе позволила.

-Эм… Удачи. – Буркнула Вася, ныряя обратно за стол.

Мужчина, махнув рукой, вновь исчез.

-Балует он тебя… — Хитро улыбнувшись, кивнула на папку Мария. – Самое ценное доверяет.

-Да не такая уж папка и ценная. – Рассеяно сказала брюнетка.

-А я про сердце его говорю, может. – Подмигнула Маша. – Видела бы, как смотрел, пока ты его задушить галстуком пыталась.

-Ой, не говори глупостей. – Смутилась Вася, притупив взор.

Сердце снова забилось быстрее. Вот же как! Вова её добротой своей совсем приручил, словно с руки прикормил! Она и расплылась вся…

Мысли девушки прервал телефонный звонок. Звонила мама, и Вася отошла, чтобы перекинуться с родительницей парой слов без лишних ушей…

Так минуло ещё две недели.

И тут перед кораблем под названием агентство «Соль» появился большой айсберг.

-У нас завелась «крыса», которая едва ли не принесла нам много проблем. – Объявил Владимир на очередном собрании, куда позвал многих коллег. – А часть мне ещё предстоит разгребать…

-И что произошло? – Спросил мужчину Олег – финансовый директор.

-Наш контракт с застройщиком элитного посёлка висит на волоске. – Пояснил он. — Потому что вмешались конкуренты. Они не просто вмешались, у них на руках оказались все наши наработки, документы, предложения… Базы потенциальных клиентов. Наших клиентов, с которыми мы вели переговоры.

Новость, хоть и была не для всеобщего обсуждения, быстро разошлась по кулуарам офисного здания. Докатилась она и до креативного отдела, а обвинения, к изумлению Васи, посыпались на её голову.

-Может, ты сама признаешься, Любимова? Или ждёшь, пока тебя на суд пригласят? – Поинтересовалась Вера, подпиливая ногти на рабочем месте.

-Погоди… Ты хочешь обвинить меня в сливе корпоративной документации?! – От изумления Василиса даже голос повысила.

-А что тебя удивляет? Насколько я знаю, до появления Василисы Николаевны у нас таких проблем не возникало. – Заметила Вера. – И ты можешь получить доступ к этим документам. Например, я, обычный копирайтер, или, вон, Юлька – не можем.

-Могу, но мне это не нужно! – Упорствовала женщина. – Да я в глаза не видела никакие…

Начала было девушка, но осеклась. Она резко побледнела, вспомнив, что именно ей Вова дал злополучную папку! Неужели именно она оказалась в руках конкурентов?!

-Что ты замолчала, Любимова? – Продолжала шипеть Вера. – Совесть проснулась, не даёт болтать?

Вася понимала, что Вера просто глумиться, настоящих доказательств у нее нет, да только больно страшная картинка складывалась.

-А тебе разве не давал Владимир Николаевич папку? – Задумчиво спросила Любочка, чьи губы были выкрашены в кислотно-красный цвет.

-Мне… — Растерялась ещё больше девушка, густо краснея.

-Ага, так всё-таки была папка, да? Я так и знала… Пригрел нас Вовочка на груди змею… — Обрадовалась Вера.

-Да заткнись ты! – Не сдержалась Вася.

-Прекратите. – Раздался мужской голос.

Когда все посмотрели в сторону Владимира, мужчина смерил их недовольным взглядом:

-Что за охоту на ведьм вы тут устроили? – Спросил мужчина, однако ответа не последовало.

Тогда он посмотрел на Василису и кивнул в сторону выхода:

-Любимова, в мой кабинет.

Девушка встала и на ватных ногах последовала за начальником.

Победную улыбку Веры она успела заметить. Едва за ней закрылась дверь, как она выпалила:

-Клянусь, это не я! Я бы никогда…

Мужчина махнул рукой, призывая её помолчать. Затем, опершись бедрами на рабочий стол, устало потёр лицо ладонями. За последние дни он редко улыбался, полностью уйдя в работу и решение внезапных проблем. Он выглядел непривычно мрачным и усталым. И в этот миг, когда Вася смотрела на Соболева, она поняла, насколько сильно он проник в её сердце. Но ей было стыдно любить Вову. Она его не приняла раньше, так разве имеет право делать это теперь? Когда он красивый, успешный…

Такого любить легко…

-Я знаю, что это не ты, Вась… — Начал он. – Твоя подруга… Мария. Вы же близки, да?

-Маша не могла! – Горячо воскликнула Вася, делая шаг вперёд. – Она очень хороший человек!

Васе показалось, что Машина честь она будет защищать ещё сильнее, чем свою.

-Вот и я так думаю. Хорошие люди иногда совершают плохие вещи… Осталось понять мотивы.

Василиса хотела вновь возразить, но мужчина просто показал ей запись с камер видеонаблюдения. Там было видно, как Маша взяла папку со стола и таком сделала снимки документов, пока Вася болтала с мамой по телефону.

-Ты уволишь её? – Прошептала девушка в ужасе.

-Пока не знаю. – Покачал головой Вова. – Она хороший сотрудник, мы работаем вместе уже три года. Я не понимаю, что случилось… Хочу сначала выслушать её.

Василиса в шоке смотрела на мужчину. Его доброта покоряла её и ослепляла. А Вова тем временем улыбнулся устало, открыто:

-Решил вот, с тобой посоветоваться. А то тут и доверять, как оказалось, больше некому.

Острая игла уколола сердце Васи:

-А мне, значит, доверять можно? – Прошептала она сквозь ком в горле.

-Конечно, мы же со школы знакомы. – Хмыкнул он.

-Прости меня. – Выдохнула Вася то, о чем так давно думала. – Пожалуйста, прости. Я такая дура была заносчивая! Так тебя обидела!

Вова улыбнулся шире:

-Да брось, Любимова… Сколько воды утекло. Мы оба детьми были. Да и потом, ты права была. Я тогда очень запустил себя, после смерти родителей. Даже дядька меня ругал. А потом, уже в универе, взялся за себя. Так что ты дала мне волшебный пинок в нужном направлении.

Вася поняла, что плачет, лишь когда шмыгнула носом.

-Ой, вот только не надо сырость разводить. Я сразу теряюсь, когда красивые девушки плачут. – Засуетился Владимир.

-Издеваешься, да? – Обиделась Василиса. – Я давно не красивая.

У девушки перехватило дыхание, когда её щек коснулись мужские ладони, заставляя посмотреть наверх:

-Ошибаешься. – С улыбкой заглянул он в её голубые, мокрые от слёз глаза. – Ты всегда была красивая. Красота, она в душе…

Пальцы Владимира нежно убрали с лица слёзы:

-Помнишь, что я тебе тогда сказал? Я думал, что ты красива не только внешностью, но и душой… Я до сих пор так думаю, Василиса. – Мягко произнёс он её имя. — Я же влюбился тогда не в первую красавицу школы, а в девушку, которая уничтожала противников во время словесных дуэлей и дебатов. Девушку, что имела своё мнение по каждому вопросу и всегда отстаивала его. Девушку, которая едва не убила судью, который пытался засудить нашу команду футболу. Девушку, что так красиво говорила по-французски о том, что мечтает стать журналистом. Я восхищался тобой, Васька. И, мне кажется, ничего не изменилось.

Вася, как завороженная, слушала слова Владимира и боялась в них поверить. А ещё больше она боялась моргнуть. Вдруг все это пропадает, окажется сном…

Но на этот раз не кошмаром. А в следующую секунду Вася подумала, что всё-таки она не гадкий утёнок…

Она самая настоящая принцесса. Ведь иначе почему её поцеловал прекрасный принц?

***

-Спасибо большое! – В который раз поблагодарила Вову Мария. – Как вернусь, так приступлю к работе!

-Буду ждать. И я тебе, всё-таки, советую в следующий раз искать законные способы заработка. – Покачал головой Вова, пытаясь выглядеть серьёзным.

Однако на его губах всё-таки появилась растерянная улыбка, когда Маша его обняла, от переизбытка чувств. Он бросил взгляд на Васю, но та лишь хихикала над его неловкостью.

Василиса и Владимир приехали в аэропорт, чтобы проводить Машу. Девушка в срочном порядке увозила маму за границу на лечение. Женщина оказалась в трудном положении: получила на работе травму позвоночника. Лечить её надо было в Германии, стоило это дорого. Именно поэтому Мария решилась пойти против совести. Её выбрали конкуренты, решив, что девушка с такими денежными трудностями станет слабым звеном. Они не прогадали. Чего они не знали, так это того, что даже ценные бумаги не помогут им обыграть Соболева. И того, что он простит свою сотрудницу и даже окажет ей помощь. Маша обняла и свою подругу:

-Давай тут… Береги такое сокровище… — Шепнула напоследок Мария на ухо Васе.

Когда она ушла в самолёт, Василиса обняла своего любимого мужчину.

-Ну, что? Пора домой? – Спросил Владимир, целуя её в макушку.

-Домой. – Кивнула та.

Съехались они почти сразу, решив, что тянуть нет смысла. Владимир, казалось, мог и свадьбу сыграть сразу.

-Только придётся позвать всех одноклассников. Я тогда Антону обещал, что всех на нашу свадьбу позову. – Серьезно говорил он.

Василиса лишь смеялась. Ей с Вовой было так комфортно, словно они жили вместе всю жизнь. Она и внешне менялась, только не от диет, а от любви, что наполняла её. Девушка даже сбросила два килограмма! Может, она скинет ещё, а может и не станет…

Ведь Вася поняла главное: красота – в глазах смотрящего. И никакой макияж не сделает лицо красивым так, как влюбленный взгляд и искренняя улыбка.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Грустная бабушка задумалась
Дождь барабанил по её лицу, старушка уткнулась головой в собаку и уснула

Николай не из робкого десятка, но устроиться работать на кладбище смотрителем побаивался. И только острая нехватка денег заставила его пойти...

Николай не из робкого десятка, но устроиться работать на кладбище...

Читать

Вы сейчас не в сети