Красивая добрая пожилая женщина в парке бабушка среди цветов

Украли ребёнка

— Ой Пашенька. Ну конечно, мог бы и не спрашивать. Знаешь же, что ты один у меня остался.

Инна Михайловна не просто радовалась, она была счастлива.

Она уже очень давно жила одна. Из родственников только Пашка и был, да и родственник он названный. Внук её лучшей подруги, которой уже тоже лет 10 как на этом свете не было. Они крепко дружили. Своих внуков у Инны Михайловны не было, бог и детей не дал, поэтому Паша был для неё самым родным человеком.

Конечно после смерти его бабушки виделись они очень редко. Пашка повзрослел, занялся бизнесом. Времени совсем не было, но перед Новым годом, на женский день, да на день рождения всегда находил минутку и заезжал её навестить. Давно он уже женат был. Жена хорошая, тоже с ним несколько раз приезжала. Правда детей что-то долго не было. Больше десяти лет прожили, а всё никого. Инна Михайловна сначала думала, что это они специально. Как там молодые, пожить для себя любят. Но потом Паша сказал, что не получается ничего. Всех врачей прошли, ответ один: «Всё нормально.». А сегодня вот приехал, зовёт её к ним переехать. Говорит, что пока Светочка беременная, мало ли чем помочь, а потом с ребёнком точно помощь нужна будет.

— Бабушка Инна, ты не думай, я тебе платить буду, как полагается няне.

— Что ты Пашенька. Никаких денег я не возьму, мне же за радость.

— Нет, это неправильно. Давай договоримся, что ты не будешь отказываться…

Они условились, что Паша приедет за ней через две недели. Она пока тут все дела с квартирой уладит. Хоть и маленькая она у неё, всё же жилплощадь…

С утра она уже была на чемоданах. Ближе к обеду подкатила машина. Паша помог перенести вещи в автомобиль.

— Ты бабуль не думай, для хозяйства у нас человек нанят, а ты вроде как компаньона и няни.

— Ой Пашенька. Да мне хоть кем. Думаешь сильно мне тут одной весело было? Ты не заедешь, так не увижу никого месяцами. В магазин схожу, да дома сижу…

Со Светой они как то нашли общий язык сразу. Хоть и женой бизнесмена та была, а оказалось простой, весёлой. Пока Паша на работе, она у Инны Михайловны уроки вязания брала. Уж что-что, она вязать умела.

— Светочка. Да зачем тебе это? Ты же всё нужное купить можешь.

Света улыбалась.

— Ну во-первых это я вязала, знаю из чего, знаю как, а моей девочке всё самое хорошее нужно. Во-вторых, беременные все нервные, а вязание успокаивает.

Инна снова засмеялась.

— Да перестань. Мне кажется, ты самая спокойная беременная, которую я вообще видела.

Время шло незаметно. Инна Михайловна не чувствовала себя чужой в этом доме. Она как будто даже помолодела и в свои 70 выглядело не больше, чем на 60…

Роды начались, как раз под Новый год. Они со Светой только стол накрывать начали, домработницу ещё вчера отпустили, у неё тоже семья, тоже готовить нужно. Решили, что и сами в состоянии приготовить праздничный стол и получилась у них надо сказать очень даже неплохо. Светочка только поставила на стол салат, как охнула и схватилась за спину. Инна бросилась к ней.

— Что Светочка, что?

Но Света улыбнулась.

— Да не знаю, кольнуло что-то. Всё уже отпустило, не обращайте внимание.

— Ну как это не обращать внимание?

— Нет, правда, всё хорошо.

Света пошла на кухню, но не дойдя до двери снова ахнула, повернулась к Инне Михайловне.

— Похоже пора звонить Паше…

Инна кинулась к телефону.

— Чем тебе Паша то поможет? Только ещё больше паники наведёт. Я вызываю скорую.

Светочка чуть не плакала.

— Но как же без Паши?

— Вот вызову скорую, тогда и позвоню Пашке. Дома нужно быть в новогодний вечер.

Паше звонить не пришлось. Не успела Инна Михайловна положить трубку, как дверь распахнулась и на пороге возник улыбающийся Пашка увешанный коробочками и подарками. На нём красовался колпак Деда Мороза и длинная белая борода.

— А вот и я! Я сегодня Дед Мороз, вам подарочки принёс!

Никто не проявил особой радости и Паша удивлённо посмотрел на них.

— А что случилось?

В этот момент Свете видимо особо лихо стало и она протяжно застонала. Коробки с грохотом посыпались на пол, а Паша кинулся к жене.

— Свет, что?

Та вымученно улыбнулась.

— Ничего Паш, всё хорошо. Похоже ты сегодня станешь папой.

Паша покраснел, потом побледнел.

— Как сегодня? Ещё же 2 недели.

Инна Михайловна фыркнула:

— Ну ты ещё часы и минуты установи ребёнку, когда ему появляться. Захотел, вернее захотелось сегодня, значит сегодня.

Паша выглядел таким растерянным, что Света, не он Свету, а она стала его успокаивать:

— Ну что ты так напугался. Мы же оба этого очень хотели.

Паша как будто проснулся.

— Надо ехать срочно. Света, ты можешь?

Инна Михайловна покачала головой.

— Никуда ехать не нужно тебе. Врачи уже возле дома. Пусть Светочку профессионалы осмотрчт, они и заберут. А мы с тобой следом поедем.

Как бы в подтверждение слов в дверь позвонили…

Роды были тяжёлыми. Паша не замолкал ни на минуту.

— Понимаете Инна Михайловна, мы так хотели ребёнка не потому, как говорят, что ребёнок брак укрепляет, а потому что мы просто хотели ребёнка, нашего понимаете, чтобы мой и Светкин. А потом нам говорят, что мы скоро станем родителями. Говорят тогда, когда мы уже отчаялись. У Светы какие-то проблемы начались, но и речи не было о том, чтобы отказаться. А сейчас, я сижу и думаю… А если со Светой что-то? Да я не переживу.

Инна Михайловна его даже по лбу стукнула.

— Что ты говоришь такое? Ты даже думать о таком не смей! Понял? Не смей! Всё, всё будет хорошо! Даже лучше, чем ты думаешь!

Девочка появилась утром, измучив мать и весь медперсонал. Она оповестила себя громким криком. Паша вскочил.

— Это она? Она Инна Михайловна?

Пожилая женщина улыбалась.

— Ну вроде, больше никто не рожал, мы одни.

Пашка буквально бегал по коридору. Даже хотел пробраться в родовую, но Инна Михайловна не дала.

— Да угомонись ты. Что ведёшь себя, как ребёнок? Здесь свои законы и на то, кто ты такой всем глубоко плевать, поверь уж.

Паша хотел начать спорить, но дверь открылась и к ним вышел доктор.

— Ну папаша. Поздравляю. Давненько на моей практике такое чудо не рождалось.

Инна застыла, а Паша шагнул к доктору.

— Что с ней не так?

Доктор рассмеялся.

— Да всё так, остыньте. Девочка крепкая, красивая, хорошая. Только вот вы можете мне не верить, но потом мы сами, как увидите… У неё волосы… Ну вот, как будто ей два года… Уже хоть бантики завязывай.

Паша удивлённо посмотрел на доктора.

— А разве такое бывает?

— Бывает, правда не так часто.

Он даже не поблагодарил доктора, а так и остался стоять в полной прострации…

Выписывали Свету немного позже, чем следовало. Врачи хотели понаблюдать за мамой, но всё обошлось и на десятый день они с кучей шариков, цветов, тортов стояли у двери роддома. Когда Паше передали маленький, розовый свёрток он чуть не прослезился.

А дома началась настоящая война за право находиться рядом с Настенькой. Паша хотел всё делать сам, мотивируя это тем, что Света может возиться с ребёнком пока он работает. Света же горой вставала и говорила, что Паша обязательно что-нибудь не то сделает. Инна Михайловна хотела вмешаться уже, но в тот момент ребёнок заплакал и родители забыв о всех разногласиях кинулись к ней вдвоём…

Незаметно Настеньке исполнилось три года. Девочка была настолько красивой, что домашние могли на неё часами любоваться. А уж волосы…

Все ждали, что они выпадут, как это бывает у новорожденных, но нет. Они были густыми, шелковистыми. Инна Михайловна сделала Настеньке необычную заколку, чтобы закалывать ребёнку чёлку, которая уже до носика доставала. Она взяла обычную заколочку и обвязала её крепко-крепко. Сверху тугие цветочки навязала, как у пижмы. Получилось не только оригинально, но и красиво, и безопасно. Светочка только руками всплеснула.

— Ой, Инна Михайловна, да у вас руки просто золотые…

А потом произошло то, что перевернуло всю их жизнь…

Перевернуло, это как-то слабо сказано. Жизнь взяла их, подбросила, да и ухнула со всего маха на землю…

В тот день они со Светочкой и Настенькой отправились в парк погулять. Света, как только они добрались до места сразу сказала:

— Инна Михайловна, вы тут посидите пока Настенька спит, а я быстренько в магазин сбегаю. У Пашки скоро день рождения, я там заказывала ему подарок.

— Хорошо Светочка, иди. Погода почти весенняя, так что Настенька хорошо спать будет.

Молодая мама ушла, а Инна Михайловна присела на лавочку. Солнышко так припекало, что женщина не заметила, как тоже задремала, много ли пожилому человеку нужно. Её разбудил страшный крик Светы.

— Настя! Где Настя!?

Инна Михайловна подхватилась, вскочила, но коляска была пуста. Она в растерянности осматривалась, оглядывалась и ничего не понимала. Хотя в сердце уже заползал страшный ужас.

«Лучше бы Паша её убил. Вот просто взял бы и грохнул…»

Женщине стала плохо сердцем. Она потеряла сознание и Инну увезли на скорой. Все два месяца пока она лежала в больнице Настеньку искали, но ничего, никаких следов. В тот день в парке то считай никого не было, потому что день рабочий.

Ни Паша, ни Света не показывались у неё. Наверное, чтобы не убить. Инна плакала день и ночь. Она молилась и снова плакала. От людей, из новостей она узнала, что Света попала в больницу. Паша похож на привидение, а о Насте никаких вестей.

Когда её должны были выписать на телефон пришло смс от Паши:

«Уезжайте к себе и никогда не попадайтесь мне на пути.»

Инна выронила телефон, заплакала горько. Но не от того, как ей было плохо, а от того, что физически почувствовала, как больно Паше…

Дома ничего не изменилось. Запылилось конечно и всё. В прихожей стояли её вещи. Значит их собрали и привезли сюда. Но Инна не собиралась сидеть дома. Наскоро перекусив она направилась бродить по городу. Заглядывая в каждый двор спрашивала, расспрашивала. Пару раз на неё вызывали полицию, потому что она выглядела очень подозрительно, но разобравшись отпускали…

Однажды полицейский сказал:

— Сидели бы вы дома гражданочка, а не людей пугали. Столько людей ищут ребёнка, а вы думаете найдёте самостоятельно и вообще столько времени прошло. Вы же понимаете, что в живых её уже…

Инна Михайлова кинулась на него с кулаками.

— Что ты говоришь!? Что ты такое говоришь!?

Её еле оттащили.

Полицейский не стал писать заявление, её просто вытолкали за дверь участка…

Она сидела на скамейке в каком-то незнакомом дворе. Страшно хотелось есть. У неё в кармане был бутерброд и немного мелочи. Денег больше не было, а пенсия только через неделю, но ничего, дома есть крупы, немного макарон.

— Тётенька… Бабушка, дайте поесть пожалуйста.

Инна вздрогнула. Перед ней стояла девчушка лет 7-8. Было видно, что она из неблагополучной семьи или вообще бродяжка, потому что её одежда напоминала грязные тряпки. Она быстро достала свой бутерброд. Глаза у ребёнка загорелись.

— Садись со мной крошечка, покушай спокойно, чтоб никто не отобрал.

Девочка села и с жадности откусила хлеб с маслом и дешёвой колбасой.

— Что ты так? Одна совсем?

— Нет, у меня есть мамка, папка, тётки, дядьки. В общем много нас вместе живёт, только никто не работает и все пьют.

— А где же деньги берут?

— А, просят и я с ними. А ещё у нас маленькая есть. С ней вообще хорошо подают, потому что людям жалко. Она орёт постоянно. Мамка специально её не кормит, как просить идёт. Только дома молока даст или воды, если нет молока.

— Ой Господи.

Инна едва сдерживала слёзы. Она провела рукой по волосам девочки и рука за что-то зацепилась. Она взяла это что-то и обомлела. Это была заколка, которую она делала для Насти.

— Какая необычная заколка.

— Ага. Это у маленькой была, когда её наши принесли. Мамка сказала, что можно забрать.

Инна Михайловна дрожала, как осиновый лист.

— А ты скажи, где живёшь? А лучше покажи. Я сейчас домой съезжу, наберу тебе еды и приеду, а ты тихонько выйдешь и возьмёшь.

Девочка проглотила последний кусок.

— Правда что ли?

— Конечно, и конфет привезу, у меня дома много.

Девочка улыбнулась.

— Так вот в этом подъезде, сразу дверь с этой стороны, у нас и домофон сломан, чтобы все могли заходить. А ты скоро приедешь?

— Скоро деточка, один час и я вернусь.

— Ну, я тогда тебя в окно смотреть буду.

Через 10 минут Инна Михайловна дозвонилась до Паши. Он два раза не взял, но на третий ответил:

— Что вам нужно?

— Паша, только не бросай трубку. Я знаю где Настя. Нужно срочно её забирать…

Настеньке пришлось провести в больнице почти месяц. За то время, что она была у тех людей она превратилась в прозрачного, вечно испуганно орущего ребёнка.

Оказывается, когда Инна Михайловна придремала, эти как раз возвращались с промысла. Подавали плохо и обсуждали то, что было бы куда лучше, если бы у них маленький ребёнок был, а тут она…

Всё так сложилось…

Девочку забрали в детский дом. Инна Михайловна часто навещала её, но та была не в обиде, говорила:

— Бабуль, тут так много еды, всё чистое и мыться можно, а ещё игрушки есть. Я никуда не хочу отсюда уходить. Ты скажи там, что меня мамке не отдавали.

Инна плакала и кивала…

Паша и Света простили её. Правда после этого Паша больше не приезжал, но Инна не обижалась. Теперь у неё была маленькая девочка, о которой она будет заботиться. Всё же не так одиноко жить…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Хорошая красивая милая девушка простая добрая родная скромная стеснительная юная
— Мы ничего не можем сделать, ваша девочка умрёт в течение года, — сообщил врач

Анна с Сергеем мечтали о большой и дружной семье - чтобы детей не менее трёх, а лучше четверо. Два мальчика...

Анна с Сергеем мечтали о большой и дружной семье -...

Читать

Вы сейчас не в сети