Истории из жизни Семья дороже всех денег мира

Семья дороже всех денег мира

Мальчик с щенком

Братья Вадим и Василий были близнецами, но не были между собой похожи. Вадим был медлительным, основательным с самого детства. Игрушки изучал долго, сосредоточенно сопя и придумывая, как ещё можно приспособить, например, эти яркие разноцветные колечки от пирамидки, кроме как нанизывать их на пластмассовую палочку. Мама потом находила эти колечки надетыми на бутылку, на кран, на круглую дверную ручку…

А однажды Вадька поднял такой рев! Он умудрился надеть синее колечко на руку, а снять не получилось. Пришлось дожидаться папу, который срочно приехал с работы и аккуратно распилил деталь от пирамидки, приговаривая:

– Эх, ты, естествоиспытатель! На нос не пробовал надеть?

– Плобовал. – всхлипнул Вадька. – Падает, и не делзится…

И смех, и грех! То ли дело Васька – тот ни за что не стал бы он соваться в кольцо, как Вадька. Насколько был вдумчивым и неспешным Вадька, настолько же был подвижным его брат Васька, эмоциональным и требующим ласки, как котенок. Мама любила Ваську больше. Ей было неловко, что она делит сыновей на любимчика и нелюбимчика, но перебороть это у нее не получалось. Васька нашкодничает и ластится, прощения просит – ну как тут не простить его, такого ласкового? А Вадька никогда прощения не попросит – насупится, и сопит молча. Кого хочешь достанет своим упрямством!

Однажды, им было уже тогда по пятнадцать, возвращаясь из школы мимо реки, братья увидели, как под лед провалился пес. Лёд обламывался, лапы срывались, и несчастный пес из последних сил выбирался на, как ему казалось, ровную поверхность. Чтобы она снова под ним проломилась…

На берегу стояли несколько прохожих, кто-то снимал на телефон, но никто не рискнул влезть на неустойчивый лед и помочь. Вадька забеспокоился:

– Ёлки, зеваки! Погибнет же! Только смотрят, надо же помочь!

– С ума сошёл?! Сунешься в ледяную воду, что ли?

– Сунусь, если больше некому! – прорычал сквозь зубы Вадька, сдирая одежду, оставив на себе только трусы и ботинки.

Чтобы ступни не порезать, мало ли что там, на дне! Васька пытался остановить брата, хватал его за руки, но Вадька только оттолкнул:

– Уйди! Не помогаешь, так не мешай!

Вадька, обдирая бока об острый лёд добирался до теряющего силы пса, который вяло барахтался в ледяной крошке, и то и дело скрывался под водой. Васька на берегу позвонил в полицию. Стал кричать в трубку, что у него брат погибает! Тонет! Пусть что-нибудь сделают, спасут его, пусть МЧС вызовут! Вадька тем временем уже смог добраться до берега. Завернул мокрого обессилевшего пса в куртку. Стуча зубами, стал трясущимися руками натягивать свою одежду. Хорошо, что с себя всё снял, прежде чем в реку лезть! В мокрой обледеневшей одежде на морозе он не выдержал бы больше ни одной минуты! Только вот в ботинках вода хлюпала, и они противно чавкали.

А тут и МСЧ-ники подъехали, укутали Вадьку в одеяло, забрали в машину, в тепло. Ну и спасенную собаку, конечно.

Пёс оказался породистым, ньюфаундлендом. Хозяев найти не удалось. Похоже было, что бедняга уже давно скитается на улице: острые позвонки торчали, как конструктор. Он так благодарно лизал Вадьке руки, преданно заглядывая в глаза, что тот расплакался, когда мать стала возражать против такого, как она сказала, слона в доме.

– Куда нам такое собайло? У нас что, хоромы двухэтажные, что ли? Обувь погрызет, мебель попортит!

– Тогда я уйду из дома! К деду уеду в деревню!

Мать всплеснула руками, ахнув:

– Господи! Из-за приблудной собаки!

Отец вступился:

– Никто никуда не уедет! Пусть живёт с нами. Куда его теперь – снова на погибель выгнать? Не звери же мы!

Мать недовольно поджала губы. Собаку она невзлюбила, при случае норовила толкнуть, запереть перед ним входную дверь, оставив пса во дворе. Невзлюбил его и Васька, из-за ревности. Пёс его не признал, как тот ни старался подружиться, погладить, угостить. Признавал только Вадьку, всюду за ним сновал хвостиком. Назвал Вадька своего спасёныша Нептун. Мать настаивала, что Нептуну надо сколотить конуру во дворе, чтобы грязь в дом не таскал. Но Вадька за ним старательно ухаживал, и добился, что псу разрешили остаться в доме. Нептун спал рядом с ним, у его кровати на старом ватном одеяле. Смекнув, что не все домочадцы его любят, старался лишний раз не попадаться им на глаза, терпеливо дожидаясь прихода Вадима из школы. Из-за пса Вадим не поехал поступать в университет. Василий покрутил пальцем у виска:

– Дурак, да? Из-за какой-то приблудной собаки на свою карьеру наплевать, жизнь псу под хвост пустить?

– Я всё решил! Нептун не какая-то собака! Он как ребёнок – не поймёт, почему я его бросил. Тем более, его уже однажды в жизни бросили, и он чуть не погиб! Я не допущу повторной беды. Да и мама его, мягко говоря, не любит. Ему будет с ней плохо. Так что я должен остаться.

Василий выучился и сделал карьеру финансиста, стал правой рукой владельца банка. Зарабатывал он неплохо, но глядя на неограниченные финансовые возможности шефа всегда страдал, что некоторым в жизни везёт, а ему достаются только крохи…

И тут ему вдруг неожиданно повезло: дочь банкира, Ника, влюбилась в симпатичного Василия. Перед ним забрезжили перспективы получить чужой немалый куш. Жить в шоколаде, зятем богатея, а в перспективе – хозяином состояния, включая дома, дачи, яхты, и возможности, от которых кружилась голова. Оставалось только жениться на влюблённой банкирской дочурке, и дело в шляпе! Он уже представлял длинный белый лимузин, шумную свадьбу, свадебные подарки, но…

Тут его ожидало разочарование. Банкир не согласился выдавать дочь за Василия. У него были другие планы – для укрепления своего бизнеса и расширения собственных, и так безграничных возможностей, он собирался выдать её за сына мэра города. Сынок тот был хамоват, игроман, и веществами слегка баловался, но банкир считал, что мальчик остепенится. Ника поплакала, поистерила, но не посмела ослушаться отца. Тем более он пригрозил, что перекроет ей финансирование, если она ему не поможет в его разрастании бизнеса. Василий едва оправился от её предательства, даже запил. Однако вовремя опомнился, не стал разрушать свою налаженную, и в общем-то весьма благополучную жизнь, из-за какой-то избалованной козы. Но обиду затаил глубоко и выжидал.

– Рано или поздно будет и на моей улице праздник! Я дождусь своего звездного часа, и всем смогу нос утереть! – бормотал Василий, наблюдая как шеф целует свою расфуфыренную дочурку, провожая к выходу. – Коза! Небось, опять к папуле за котлетой денег заехала, купить очередную сумочку с бриллиантовой пряжкой, и десятую шубку из рыси!

В кабинет к Василию она больше не заходила с тех пор, как замуж вышла. А вскоре она родила ребёнка. И Василий придумал, как ему отомстить предательнице, и заиметь с этого крупную выгоду…

Вадим остался в родном городе. Сначала работал в местном автосервисе, потом организовал свой собственный бизнес, и дело у него сладилось. Работал не покладая рук, недосыпая и недоедая поначалу. Нептун неизменно сопровождал его на работу и охранял, был рядом. Порой, задерживаясь допоздна, Вадим делил с другом последний подсохший бутерброд на двоих, и трепал его за ухом:

– Прости, брат, я знаю, что ты есть хочешь. Ещё чуток потерпи, скоро домой пойдём!

Словно соглашаясь, Нептун, коротко лизнув его в подбородок, устраивался терпеливо ждать. Чуток потерпеть…

Он уже привык. Главное, с хозяином рядом. Потом Вадим шутил, что у его бизнеса два владельца – Нептун и он сам, Вадим. Дальше уже всё пошло как по маслу. Не зам. генерального, как Васька, но тоже на доходы не жаловался. Оставалось девушку подходящую встретить, но тут Вадиму не везло. Охотниц за чужими доходами он отметал с первого дня знакомства, а бескорыстная подходящая не встретилась…

Ну, в смысле, чтобы екнуло в груди, и он влюбился бы…

Через время объявился Василий, который в их город носа не казал уже несколько лет. Оказалось, нужда пригнала. Приехал помощи просить у брата. Василий наврал Вадиму, что его поставили на счётчик, и если он бандитам не выплатит пятьсот тысяч долларов, его пришьют. Вадим ужаснулся такой сумме, и предлагал обратиться в полицию. Но брат замахал руками:

– Ты что? Хочешь, чтобы я и до завтрашнего дня не дожил? Тогда меня точно на перо посадят. Найдут где угодно, хоть на арктической станции! Они ни перед чем не остановятся.

– Где же ты возьмёшь такие деньжищи?!

– Я всё продумал. Но чтобы было всё шито-крыто, мне нужен помощник. Надёжный, который не предаст. А в ком я могу быть уверен, кроме как в родном брате? Ты же не предашь, братуха?

– О чем разговор! Никогда и ни за что!

– Я знал, братишка. – Василий обнял Вадима и похлопал по спине.

А потом посвятил его в свой план. Но очень кратко – чтобы брат особо много и не знал бы. Василий планировал выкрасть ребёнка дочки его шефа. Вадим должен приехать в оговоренное место, чтобы забрать у брата… некий пакет. Техническую сторону Василий берёт на себя. Он уберёт камеру в парке, где няня гуляет с младенцем, пока банкирская дочка по салонам красоты шарится. Останется только забрать малыша, пока нянька по телефону треплется, и увезти на машине. И передать Вадиму, который до поры до временем не будет знать, что за пакет он повезёт. Братья купят для этой цели дешевенькую развалюху, а уж Вадим позаботится, чтобы она в нужный момент не подвела. Потом Вадим сталкивает старую машину в озеро, пересаживается на вторую, подготовленную в определенном месте. И едет в дедов дом в деревне, везет туда ценный пакет, на хранение. Ну, да, в глуши придётся посидеть, зато они и от бандитов избавятся, и ещё и в выигрыше останутся!

– А вернём пакет им как?

– А ты оставишь пакет у себя. Потом решим, куда дальше его девать. Не торопись, всё расскажу тебе в своё время. Всего сразу тебе лучше и не знать!

Вадим промаялся всю ночь без сна, то и дело вскакивал, задыхался от переживаний. Ему казалось, на него глыба тяжелая свалилась и вот-вот раздавит. Страшно было, что брат задумал что-то опасное…

Нептун бедняга тоже испереживался за хозяина – чувствовал, что ему плохо. А потом Вадим поставил себя на место брата – такая же глыба сейчас давит и на него, не дает дышать! Но жизни Вадима ничего не угрожает, а вот брата – убьют…

Бедный, как ему должно быть сейчас тяжело! Нет, надо выручать! Утром он позвонил Василию и коротко сказал:

– Подъезжай. Сделаем.

Василий очень обрадовался! Он приехал, сгреб брата в охапку, радостно смеясь:

– Ты спас меня от смерти, братуха! Спасибо тебе!

Ему не было стыдно, что он обманул брата. Цель оправдывала средства. Миллион долларов! Такого ему и не снилось – а тут протяни руку и возьми!..

Ребёнка Василию удалось унести без проблем. Нянька кокетничала с каким-то бегуном, отвернувшись от коляски, которую бросила на дорожке за кустом. Пока строила атлету глазки, Василий в капюшоне аккуратно вынул малыша и скрылся. Он купил дешевенькие телефоны, чтобы звонить боссу. И после каждого звонка их выбрасывал. Он знал, что служба безопасности шефа не лыком шита. Мигом вычислят телефончик, и Ваську заграбастают, не успеет он и денежки получить.

А ещё ж надо ими успеть насладиться! Самые шикарные тёлки, самые шикарные отели в экзотических местах планеты! Или нет – квартиру купит себе в Дубае! И дом в Греции! И яхту, разумеется! И Мерс! Или нет – Вольво! Да, собственно, и Мерс и Вольво сразу. Что он, не сможет себе позволить, что ли?! Но не всё сразу, не всё сразу. Чтобы не засветиться по-глупому. Терпение, дружок, терпение! Лет пять как минимум нужно сидеть и не высовываться, чтобы не вызвать подозрений! А потом можно будет свалить из этой страны, и наслаждаться свободой и финансами нон стоп.

Первый раз передавая деньги босс действительно подключил охрану, поставил в оговоренном месте слежку и даже снайпера на крыше усадил. За сумкой с деньгами никто не явился. Похититель всех вычислил – он же не идиот. Василий позвонил банкиру, искаженным голосом предложил прислать за такую выходку маленькую ручку в пакете, с курьером. А за остаток похититель затребовал уже не миллион, а – полтора.

Василий блефовал, конечно! Вредить малышу никто не собирался – но ведь безутешный богатый дед этого не знал! А припугнуть его стоило, чтобы был более исполнительным впредь. Похититель велел, пусть в следующий раз босс деньги везёт в оговоренное место, не зная его наперёд. Инструкции тот получал по пути, периодическими звонками, куда свернуть и куда подъехать. И никакой полиции, охраны, и Боже сохрани прессы! Иначе банкир получит ребёнка по частям, в разных почтовых отделениях – наплевать на выкуп. На этот раз босс действительно выехал вечером один и послушно выполнял все инструкции. Долго колесил по городу, потом сбросил тяжёлую спортивную сумку с моста вниз на трассу, где в ночное время движение не оживленное. Какая-то тёмная машина без опознавательных знаков подобрала сумку через приоткрытую дверцу, и скрылась. А босс получил последний звонок с обещанием, что ребёнка получит утром к порогу дома. Пусть ждёт.

Этот телефон Василий тоже разбил каблуком, и сломал симку, сбросив все обломки в канализационный люк. Машину столкнул в озеро. Малыша передал Вадиму.

– Это что – тот самый… пакет?! Ты с ума сошёл?! Это же младенец!!! Это ж не Нептун, чтобы я мог так запросто оставить его у себя! Откуда ты его взял?!

– Это ребёнок одного из бандитов. Там была перестрелка, отец малыша погиб: машина взорвалась. – врал Василий испуганному брату. – Я спасся чудом! Но больше я ничего никому не должен!!! Я спасен!!!

– Что мне делать с младенцем – я же вообще ничего не умею с ними! – ошарашенный Вадим никак не мог осознать, что происходит.

– Тут все проще простого. Найдёшь няньку из местных. Наврешь, что тебя жена бросила, укатила с богатым любовником. Сердобольные бабы такое любят! Да ещё если им заплатить! Гляди, как я все ловко придумал! Не подкопаешься! Ребёнок – сирота! И все концы в воду.

– Нет, брат, ты бред придумал! В такое я не стану ввязываться. Его отдать в полицию надо! Это их дело – заниматься сиротами бандитскими…

Василий опустил голову и грустно сказал:

– Ну, всё. Единственный человек, на которого я рассчитывал, меня предаёт. Мне теперь точно не жить… И ребёнку – тоже! Я думал, ты помог мне выпутаться из беды – а ты меня туда опять толкаешь!

Братья жарко спорили, пока наконец победило коварство Василия. Вадим поверил ему, что если засветится ребёнок, то и брату не жить.

Установив в машине креслице для младенца, и запасясь детским питанием, выехал в дедов дом, в далекую сибирскую деревню. Управлять бизнесом Вадим оставил отца. Об их с братом афере не знала больше ни одна живая душа, кроме них двоих. Родителям Вадим накануне заявлял, что устал от города и от того, что не может тут встретить свою половинку, потому хочет пожить на природе, вдали от всех. Может, там его судьба поджидает. Мать плакала, причитая, что если в городе себе сын жену не нашел, то уж в тайге-то на ком женится? На медведице, что ли? Отец вступился, считая, что его сын сам вправе распоряжаться своей судьбой. Хочет в тайгу – пусть поживёт в тайге. Выезжать пришлось той же ночью, чтобы до утра как можно дальше отъехать от города. На прощание братья крепко обнялись.

– Спасибо тебе, братуха! Ты меня спас! Вот твоя доля, тут двести пятьдесят штук, половина от того, что нам отломилось с этой операции. Что с меня требовали, а теперь осталось у нас.

Василий снова врал – ведь брат не знал, сколько денег на самом деле он заполучил…

– Да не надо! – стал отталкивать Вадим хрустящий полиэтиленом кирпич. – Я же не за деньги всё это… Я брата спасал!

– Ну, и не выделывайся, когда брат с тобой по-братски делится! А чем же мне тебя отблагодарить? Так хоть буду знать, что ты безбедно там перекантуешься.

– Глупости не говори, Васька! – нахмурился Вадим. – Я за ребёнка сильно переживаю. Это же похищение, вроде.

– А че за него переживать-то? Не похищение, а спасение! Малой жив, здоров. Ты за ним присмотришь. Он же – си-ро-та! Ясно тебе?! Сильно не гони там, на трассе, но и не ползи как черепаха – помни, бандиты могут разыскивать участников той перестрелки, и ребёнка высматривать! Он всё еще в опасности. Ладно, хватит болтать, поезжай! Пора!

Братья еще раз обнялись. Вадим уехал в ночь, увозя банкирского внука, считая, что это бандитский сирота. И своего верного Нептуна.

А Василию хотелось закричать от переполняющих его эмоций. Удалось! Он богат!!! У него миллион с четвертью долларов – на эти деньги можно ого-го сколько сделать!

В банке ощущалось какое-то напряжение. Все знали: что-то случилось у босса в семье, шушукались, строили предположения. Василий в разговоры не встревал, просто работал: его ничего не касается. Он был спокоен – на него ничего не могло указать! Он всё предусмотрел! Вскоре сотрудники банка узнали, что у босса похитили внука. Похитители получили выкуп, но ребёнка не вернули. Следы малыша безнадежно затерялись – никаких зацепок. Полиция заявила, что ребёнка уже нет в живых, как ни тяжело это признавать. А в том, что банкир упустил время и отдал деньги – целиком его вина.

Вадим приехал в дедов дом через несколько дней пути. В деревне сказал соседям, как и договорились с братом: жена бросила, укатив с богатым любовником, а он решил с сыном жить на природе. Хозяйничал во дворе, приводя в порядок дом, забор – всё было добротное, но рук хозяйских требовало. Нептун быстро освоился и понял, что теперь это их с хозяином жилье, и его надо защищать. И защищать этого маленького пищащего человечка, у которого иногда из пеленок дурно пахло, от чего Нептун тряс головой, отгоняя невкусный запах. Когда во двор пришла местная врачиха, Нептун предупреждающе зарычал. Та испугалась, но Вадим ее успокоил:

– Не тронет, проходите. Это он просто сообщает, что он тут, если что, охраняет.

Та бочком пробралась на веранду. Осмотрела ребёнка. Записала данные. Расспросила, как ребёнок кушает и как себя чувствует! Не мучают ли колики. Где его карта?

Детское питание в этих краях было в дефиците, зато коровьего и козьего молока было вдоволь. А потом пошёл прикорм овощами, потом – мясом домашних курочек. Полезли зубы, Ванька пошёл, сказал первое слово «папа», и Вадим ловил странное ощущение, что всегда тут жил: в дедовом доме со своим сыном. А потом они сошлись с Ниной, той молодой врачихой, которая помогла сделать документы на Ваньку. Вадим, краснея и заикаясь, наврал ей, что документы у них в пути украли, когда он на заправке не запер машину. Ну, как документы – свидетельства о рождении он ещё оформить не успел, была у него только медкарта, и справка из роддома.

У Нины мама работала в сельсовете, и она выписала Ваньке свидетельство о рождении. Сначала удивилась, что нет у Вадима штампа в паспорте о регистрации брака. Он сказал, что не успели они с женой расписаться, жили сожителями. Потом она родила, но с ухажёром богатым сбежала, оставив ему сына. Женщина возмущалась и негодовала, что эти молодые мамы могут быть иногда даже более безответственными, чем отцы!

А спустя время Вадим с Ниной расписались, и позже Нина усыновила Ванюшку официально.

Ваня доучился до восьмого класса, когда Вадиму пришлось забирать семью и возвращаться в родной город. Умер отец, и семейный бизнес, автосервис, остался без управления. Верный Нептун умер от старости, и они с Ваней похоронили его у сосны. Тогда, стоя у могилы верного друга, Вадим плакал и не стеснялся своих слёз. И что их видит Ваня. Оплакивать друга не стыдно, даже если ты мужчина. Ванька ревел тогда в три ручья, утирая льющиеся слезы рукавом. В своём городе Вадим с тех пор, как уехал, не бывал больше. Только родители к нему несколько раз приезжали, с невесткой познакомиться и внука повидать. И правда, сын оказался прав, что уехал из города в дальние края, чтобы судьбу свою там встретить!

А спустя время объявился Василий. Он прочитал в газетах, что старый банкир умер от сердечного приступа, а наследников прямых не оставил – его дочка умерла от пьянства ещё лет десять назад. Ребёнка у неё похитили. Мужа она потеряла из-за наркотиков…

Всё грязное бельё этой семьи вытащили на свет, и стали перетряхивать! Тут же поднялся шум, кто же всё унаследует. Василий в сердцах скомкал газету – идиоты! Как это кто унаследует?! Родной внук унаследует, конечно же! И он заказал билет и вылетел в свою страну, к брату и его приёмному сыну.

Мама расплакалась, когда увидела своего сыночка Васеньку, много лет пропадавшего по заграницам и даже на похороны отца не явившегося! Она стала старенькая и слезливая, то и дело лезла к Василию обниматься, чем его сильно раздражала. К чему эти телячьи нежности? Как только удалось остаться одним, Василий выложил брату истинную причину приезда.

– Я не сказал тебе тогда правды… Ванюха – не сирота был. На самом деле – он внук покойного банкира.

Вадим так и сел от неожиданности. Ничего себе!

– Ты же в курсе, что банкирское наследство Ванька может получить как прямой наследник?

– Внук банкира?! – растеряно пробормотал Вадим. – Это что – ты украл ребёнка?

Василий постучал себя по лбу.

– Ты что! Совсем куку? Говорил же тебе – бандиты! Перестрелка была. Мне просто повезло оттуда вовремя убраться с этим ребёнком, который – прямой наследник нереального состояния!

– Ваня? Он по документам не имеет отношения к той семье, и к тому наследству!

– Можно же затребовать эксгумацию и сделать тест ДНК, чтобы доказать родство!

– А ты о Нине подумал?! Ты хочешь отнять у нас сына? Ему же придётся всё рассказать, и ещё неизвестно как он отнесётся к такой новости!

– А что, твоей Нине плохо, что ли? Её сын – прямой наследник огромного состояния! Ты только представь, какая тьма денег! Неограниченные возможности!

– Зачем ему тьма денег и неограниченные возможности? У него и так всё есть! И деньги отложены на учёбу. И квартиру ему потом купим, когда поступит, чтобы не в общаге ютиться, а в собственном жильё жить…

– Ты глупый, да? Учёба, квартира, и всё? Дальше жить не захочется? Путешествовать по миру, и тратить на все самое лучшее, не считая! Да и там столько деньжищ, хоть камин ими топи каждый вечер! Что-то и мне, дядьке своему, племяш подкинет! Мне, в отличие от тебя деньги всегда нужны!

– У тебя были деньги! Немалые! Целых двести пятьдесят тысяч долларов! Куда ты дел? Промотал?

Василий насмешливо фыркнул. Брат – простофиля! И всегда был. Двести пятьдесят тысяч…

– Упрекаешь меня, что я всё растратил? Вот потому мне нужно ещё. Не выделывайся. И скажи Ваньке, кто он такой – иначе я ему скажу!

– Да, брат. Не ожидал я, что ты… такой…

– Какой я?! – ощетинился Василий. – Ну, какой? Я НОРМАЛЬНЫЙ, в отличие от тебя, бедняка, запрограммированного на бедность.

– Никогда я не был бедным! Всю жизнь трудился, и жил в достатке. За излишествами не гнался, на чужое не надеялся. Те деньги, что ты мне дал, всё до цента сохранил, для Ваньки. Тем более, по сути это, его деньги и есть.

– Поздравляю. – криво усмехнулся брат. – Но все это бла, бла, бла меня уже утомило. Короче! Нужно Ваньку туда везти, пусть вступает в наследство.

– А если меня посадят? За соучастие в похищении ребёнка? Я же не знал ничего такого! Не подозревал!

– Чушь. Срок давности вышел. Банкирский род вымер, никто расследовать прошлое не станет. Ванька один остался. Не считая прихлебателей, которые сейчас на наследство облизываются. То-то они разочаруются. – захихикал Василий, потирая ладони.

Но Иван, узнав от дядьки, что тот затеял, заявил, что не намерен вступать ни в какое банкирское наследство. И никаких тестов ДНК делать тоже не намерен.

– Второй идиот в семье вырос… Ты хоть понимаешь, какие там деньги?

– Никакие деньги не заменят родной семьи. – упрямился Ванька.

– Да какой родной семьи?! Там как раз и есть состояние твоей семьи, а Вадим тебе – никто!

– Он мой отец. А Нина – моя мама. И точка. Был у меня дед, как выясняется – ещё один! – но и он тоже умер. А вот ты мне – точно никто!

Василий только сплюнул. Вот оно, как на ладони, богатство – а взять не удается! Вадька – простофиля. Идиота вырастил! Бессеребренник чертов! Вот же досада, все пошло не так, как Василий планировал…

Семья, понимаешь, ему дороже всех денег мира…

Василий вел машину небрежно, и матерился всю дорогу. Он не заметил, что со встречной на него несётся внедорожник. Столкновение было ужасным. Перед тем, как погасла последняя искорка сознания в его глазах, бескровные губы Василия успели прошептать:

– Семья дороже всех денег мира…

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети