Деревня зимой

Жена бросила мужа, а потом приползла на коленях

Роман выбрал самую красивую и пушистую сосенку, заплатил за неё весёлому продавцу в новогоднем красном колпаке, обменялся с ним поздравлениями с наступающим Новым годом, и поспешил домой, где его ждали жена Любочка, и полуторагодовалый сын Артём.

Рабочие дни закончились, объект успешно сдали и теперь впереди Рому ждали несколько счастливых дней в кругу семьи.

Роману было тридцать два года, он работал сварщиком на одном из предприятий и не жаловался на свою жизнь, справедливо считая, что живёт ничем не хуже большинства. Ещё утром он купил жене красивое золотое колечко и дорогие духи, а сынишке целый пакет разных игрушек, надеясь незаметно разложить подарки под ёлкой. Любы дома не было, она, видимо, ушла на прогулку с сыном. Роман быстро сделал всё, что хотел, а потом прошёл на кухню, приготовил себе чай и стал ждать возвращения жены.

Вот уже пять лет они были вместе, но Рома не уставал делать для любимой приятные сюрпризы. Он часто дарил ей цветы, устраивал романтические прогулки и поездки. До рождения Артемки они каждое лето на месяц уезжали к морю и чудесно проводили там время. После появления на свет малыша пришлось забыть о таких поездках: сынишка был беспокойным и доставлял матери немало хлопот. Впрочем, Роман старался как можно больше помогать жене, вставал к Артемке ночами, давал Любе отдохнуть, заняться собой, а иногда даже встретиться с подругами. Роман не считал это какой-то жертвой со своей стороны, жену и сына он любил и ему нравилось помогать ей.

Люба была младше Романа на шесть лет и познакомились они случайно, во время больших гуляний, организованных в честь дня города. Рома отдыхал в компании друзей, когда увидел плачущую девушку. Она торопилась пробраться сквозь толпу и покинуть многолюдную шумную площадь. Роман невольно шагнул к ней и когда она уже была близка к своей цели, взял её за руку.

– Девушка, подождите, одну минутку…всего одну минутку…

– Что вам надо? – воскликнула она.

Роман торопливо заговорил. Он, улыбаясь, стал произносить какие-то банальности, но незнакомка вдруг прислушалась к его словам, и уже через несколько минут они вместе вышли на аллею и направились к ближайшему кафе.

– Так что с вами случилось? Кто посмел обидеть такую красоту? – спрашивал Роман и, назвав своё имя, поинтересовался как девушку зовут.

– Любовь.

– Что??? Не может быть! Значит, сегодня я встретил свою любовь!

Люба рассмеялась.

– Да, Рома, наверное. Но я могу тебя успокоить, никто меня не обидел. Просто пристал какой-то пьяный парень, я испугалась и убежала. А тут ты…

Они провели чудесный день, а потом Рома проводил её домой. Парень был рад, что Люба оказалась простой и бесхитростной, к тому же она, как призналась, выросла со старой тёткой, которая воспитывала её после смерти родителей, а потому была совсем не избалованной. Рома тоже не знал роскоши и привык довольствоваться малым, но для любимой был готов на все. Несколько месяцев они встречались и проводили вместе вечера, а потом Люба заболела. У неё не было ничего особенного, обычная простуда, но Роман, почему-то встревожился не на шутку. Он покупал лекарства, баловал девушку вкусняшками, старательно заботился о ней. И после того как она выздоровела, сделал ей предложение.

– Я так испугался за тебя, – сказал он. – И так жалел… Люба, я хочу всю жизнь защищать тебя. Но для этого я должен всегда быть рядом. Ты согласишься стать моей женой?

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

– Соглашусь, Ромочка. Ты – самый лучший парень на свете, – улыбнулась она ему в ответ.

И вот недавно они отметили пятилетие своего брака, шерстяную свадьбу. Обменялись подарками, Люба приготовила вкусный ужин…

Воспоминания заставили Романа улыбнуться, но он тут же взглянул на часы, и улыбка погасла на его губах: Любе и Артёмке давно было пора вернуться, где же они так задержались? Разволновавшись, Рома стал набирать номер жены, но её телефон был вне зоны доступа. Волнение мужчины усиливалось с каждой минутой. Он стал обзванивать подруг Любы, но никто из них не знал, где она, многие не видели ее уже несколько дней. Роман вышел на балкон, постоял там немного, надеясь, что сейчас покажется фигурка жены. Потом решил выйти на улицу и пройтись по кварталу, встречая Любу и сына. И вдруг, проходя через комнату, мельком взглянул на шкаф и замер на месте: в приоткрытую дверцу виднелись пустые вешалки. Дрожащей рукой Роман открыл створки – вещей Любы и Артема не было. Ничего не понимающий мужчина заметался по квартире: всё, что принадлежало его жене исчезло, и денег, которые они откладывали на непредвиденные нужды тоже. Обескураженный всем произошедшим Роман сел на диван и тут же раздался звонок телефона. Мужчина метнулся трубке и схватил ее.

– Да, алло! Люба?! Где ты?

– Не кричи, Рома. Я как раз звоню тебе, чтобы сказать, что я ушла от тебя.

– Ты что такое говоришь? – ноги Романа подкосились, и он схватился рукой за стену, чтобы не упасть. – Люба, что происходит?

– Вот то и происходит, что ты совсем слепой. Ничего не видишь, что происходит у тебя под носом. Я не люблю тебя и не хочу больше жить с тобой. Я устала! Ну что ты молчишь??? Сказать нечего? – голос Любы из спокойного стал переходить на срывающийся крик. – Достал меня! Нищета достала!

– Люба… Ты что, нуждаешься в чём-то? – воскликнул Роман. – У тебя есть всё…

– Всё???? Двухкомнатная квартира в разваливающейся хрущевке, одежда с рынка, дешёвая еда, розочки твои дурацкие!!!! У нас даже машины нет!!!! Ненавижу тебя, ненавижу!!!! Ты обещал, что я ни в чём нуждаться не буду, а я нуждаюсь!!! В дорогой одежде, хорошей еде, праздниках! Светка уехала отмечать Новый год на горнолыжку, Васильцовы уже в Турции, Семён с Танькой в Москву укатили, а я должна сидеть с тобой и наслаждаться тарелкой оливье????

– Люба, прекрати, возвращайся…

Люба расхохоталась.

– Ну уж нет! Я сейчас в лучшем санатории области и ни за что больше не вернусь к тебе. Мне хватило! Ты больше не испортишь мне ни праздник, ни жизнь. Кстати, у меня тут шикарный номер, на вечер заказан ужин в ресторане и вообще…

– Где Артем?! – вне себя от ярости закричал Роман. – На кого ты его оставила???

– Не волнуйся, он с няней.

– С какой, к чёрту, няней??? Где он, я приеду и заберу сына!

– Не заберешь. Артём не твой сын. Я родила его от Павла, с которым собираюсь отпраздновать Новый год и начать новую жизнь.

– Кто такой Павел… – задохнулся Роман.

– Это тот самый мужчина, с которым я встречалась до тебя! – холодно проговорила Люба. – Мы с ним поссорились, потому что он был женат и не хотел разводиться. Но и со мной расстаться не смог, особенно, когда узнал, что я вышла за тебя замуж. Стал просто шёлковый! – женщина довольно рассмеялась.

– Ах ты дрянь! Подлая тварь… – закричал Роман, но Люба уже отключила вызов.

А её несчастный, обманутый муж опустился по стене, обхватив голову руками, сдерживая рвущийся из горла крик.

Прошло несколько дней. Все это время Роман, чтобы не сойти с ума, пил, заглушая крепким спиртным свою боль. А потом, в первый день нового года он собрал кое-какие вещи в рюкзак, закрыл квартиру и пошел на железнодорожный вокзал, чтобы купить билет и уехать в свою старенькую деревеньку, где когда-то жил с воспитавшим его дедом.

Домишко на окраине богом забытого посёлка вот уже несколько лет был без хозяина, дед Иван давно умер, оставив жильё единственному внуку, и именно там Роман решил залечивать свои раны, убежав прочь от городской суеты.

Мужчина нетерпеливо дожидался своей электрички. Он сидел, поглядывая по сторонам, и удивляясь тому, что даже в эти первые праздничные дни вокзал был полон. Люди шумели, поздравляли друг друга, кто-то смеялся, некоторые пели. Роману всё это веселье казалось чужим, неискренним. Он встал и вышел на перрон. Начинался снегопад. Снежинки кружились в воздухе и мягко опускались на землю, тут же устилая её белым пушистым покровом. Роман подставил ветру и снегу разгоряченное лицо и замер, чувствуя, как снег на его щеках тает и превращается в тонкие струйки, стекающие вниз потоками слез. Но Роман не плакал, он не мог, не хотел, не умел этого.

Становилось очень холодно, но Роман не вернулся в вокзал. Он вынул небольшую плоскую бутылку и сделал несколько глотков, согреваясь крепким ароматным алкоголем. Наконец подошла электричка и мужчина, глубоко вздохнув, сел у окна и прислонился к холодному стеклу. Потом закрыл глаза. Ехать ему надо было несколько часов и потому он тут же уснул, стараясь избавиться от навязчивых мыслей. Несколько раз Роман просыпался, всматривался в окружающий пейзаж, прислушивался к словам машиниста и снова засыпал, понимая, что до его станции ехать ещё далеко. Вдруг кто-то тронул его за плечо:

– Эй, мужчина, ты свою станцию не проедешь?

Роман открыл глаза и увидел перед собой какую-то полную женщину. Она участливо смотрела на него, всем своим видом выражая желание помочь. В это время электричка дернулась и остановилась.

– Да-да… Спасибо… – пробормотал Роман.

Он выглянул в окно и поднялся, узнав свой полустанок. Невнятно поблагодарив женщину, он вышел. Электричка тронулась с места и уехала. Спросонья Роман не сразу понял, где он и огляделся. Он стоял на небольшой площадке среди лесного массива, поблизости не было никакого здания и даже жилья. А на столбе виднелась табличка с надписью «Колпинка» и расписанием остановок электрички. Следующая должна была пройти только через день. Роман вспомнил это место. Колпинка находилась от его Снегирева в двух станциях. Летом именно сюда торопились толпы грибников и электрички останавливались чаще. Но зимой расписание менялось, потому что некому было приезжать в эту глушь. Роман постоял в нерешительности. Железная дорога огибала часть лесного массива и можно было пройти к Снегирево, срезав путь через лес. Роман хорошо знал эту местность и потому решился на этот переход, который мог занять у него всего 3-4 часа. По железной дороге путь занял бы в два раза больше и мужчина, обдумав всё хорошенько, шагнул туда, где была тропинка.

Сколько Роман шёл, он не знал. Мороз усиливался и снег все громче скрипел под ногами. Уставший Роман присел на какое-то поваленное дерево, чтобы перевести дыхание. Поднималась настоящая метель. Следы Романа быстро заметало снегом, и он понял, что совершил ошибку, решив сократить путь. Немного отдохнув, он подумал, что лучше вернуться к железной дороге, но понял, что уже не найдёт её. А совсем рядом раздался протяжный волчий вой. Тогда Роман достал недопитую бутылку, выпил оставшийся коньяк, снова сел на поваленный ствол, прислонившись спиной к какому-то сучку и закрыл глаза. Сгущались сумерки и волчий вой раздавался все ближе. Роман очнулся, когда почувствовал, как кто-то тычется носом в его лицо. Он вздрогнул: перед ним стояла крупная, но очень худая волчица и обнюхивала его. Роман хотел вскочить, но вдруг взглянул в глаза зверя и обомлел – волчица была слепая.

– Эх ты ж, бедняга! – проговорил Роман и погладил её большую голову. – Как же ты так? Ведь не выживешь тут одна. Бедная ты, бедная…

Волчица тихонько застонала.

– Ой, постой, – спохватился Роман, – у меня кое-что есть!

Он полез в рюкзак и достал оттуда всю еду, что брал с собой: хлеб, колбасу, несколько котлет и пирожки, купленные в привокзальном буфете. Сам он даже забыл о том, что у него все это есть, аппетита совсем не было, и он купил еду на всякий случай. А теперь этот случай подвернулся.

Роман слегка утоптал снег, потом выложил всё, что у него было, оставив себе только один пирожок. Волчица принялась обнюхивать незнакомую еду. Потом начала медленно есть. Роман надкусил свой пирожок, потом подумал и положил его в общую кучку перед носом зверя. Волчица даже не подняла головы. Она съела всё, потом полизала ароматный снег и только тогда повернулась к человеку. Он снова протянул руку и погладил её и тогда волчица устроилась рядом с ним и свернулась в клубок. Так зверь и человек провели несколько часов, согревая друг друга своим теплом.

Вдруг Роман почувствовал, что волчица снова носом тычется в его лицо, словно стараясь разбудить. Роману не хотелось просыпаться. Он почти уже согрелся, чувствуя, как тепло разливается по его жилам. Но волчица не отставала от него. Роман с трудом открыл глаза. Что-то насторожило его: он прислушался и радостно вскрикнул – где-то справа раздавался перестук поезда. Мужчина поднялся и направился на звук, но потом остановился и потрепал волчицу по голове.

– Ну, спасибо тебе за всё. Без тебя я бы тут замерз насмерть. А теперь мне пора…

Но едва он сделал несколько шагов, как, обернувшись, увидел, что она идет за ним следом. Роман усмехнулся.

– Вот и встретились два одиночества. Ладно, буду звать тебя Найдой. Пошли, Найда. Надо найти наш дом. Иначе мы тут с тобой точно околеем.

Выбраться из леса у Романа сразу не получилось. Прошло немало времени, пока он со своей странной спутницей добрался до своей деревушки. Зато, когда растопил печь и принёс ледяной колодезной воды, чтобы согреть чайник, почувствовал, что будто время повернулось вспять, и он снова стал маленьким мальчиком. Ему даже показалось, что вот сейчас откроется дверь и в сени, кряхтя от мороза, войдет дед Иван и скажет что-нибудь вроде:

– Эк ненастье сегодня разыгралось, а, внучок?

Но дед не мог прийти к Роману, да и сам он уже не был ребёнком, а значит, все решения приходилось принимать самому. Роман оделся и пошёл в магазин, оставив волчицу блаженствовать у печи. Она хотела было идти с ним, но он ей не позволил, пообещав скоро вернуться. В небольшом сельпо по-прежнему работала Тамара Аркадьевна, соседка Романа. Увидев его теперь, она от неожиданности всплеснула руками:

– Ромочка! Здравствуй, дорогой мой! Как ты? Какими судьбами в наше захолустье?

– Насовсем, тетя Тома. Теперь буду жить тут. Вы-то сами как?

– Да ничего, бог пока терпит. Старика своего схоронила, теперь вот с внучкой живём вдвоём. Помнишь мою Настеньку?

– Да, конечно. Черноглазая такая, круглолицая. Замужем уже, поди? – Была…

Старушка смахнула слёзы.

— Ребёнка родила, Никитушку. Два года мальчонке. И представляешь, врачи нашли болезнь глаз. Слепнет внучок. Операция нужна дорогостоящая. А где уж нам такие деньги взять?! – пожилая женщина смахнула набежавшую слезу.

– Ох ты ж, горе горькое…

Роман склонил голову и задумался. Надо же, беда какая. И вот что странно: слепая волчица не дала ему погибнуть в лесу, а теперь нуждался в помощи слепой ребёнок. Роман ничего не сказал Тамаре, заплатил за продукты и направился к себе.

Прошло две недели. Однажды в дом Тамары постучали. Дверь открыла Настя и с удивлением посмотрела на стоявшего перед ней соседа. Она помнила Романа и за эти дни не раз сталкивалась с ним на улице, но они не разговаривали, просто здоровались друг с другом. И вот теперь он стоял на пороге.

– Проходите, Роман, – поприветствовала его девушка. – Рада вам. Бабушки, правда, дома нет, мы тут с Никитой сами на хозяйстве. Но вы можете её подождать.

– Настя, я к тебе. Вот, – Роман протянул соседке банковскую карточку, – здесь деньги на лечение Никиты. Тётя Тома говорила мне о вашей беде.

– Рома… – от волнения девушка перешла на –ты. – Но зачем же ты? Откуда???

– Продал свою квартиру. Мне она больше не нужна. В город я не вернусь. А тебе деньги пригодятся. – Но я не могу…мне нечем тебе отдать…

– Мммм, ну если только это… Чем это у тебя пахнет?

– Пироги пеку.

– Ну вот, пирогом угостишь и ладно. Да еще бы молока моей Найде, вы ведь корову держите?

Настя всплеснула руками, потом закрыла глаза руками и расплакалась. Роман обнял девушку и погладил ее по голове:

– Ну-ну, перестань. Все будет хорошо!

Прошло два месяца. Роман давно обжился в своем старом домишке, соседка Тамара не знала, как угодить ему. Настя недавно звонила ей и рассказывала, что операция прошла успешно и скоро она вместе с Никитушкой вернётся домой. А Найда, к большому удивлению Романа, ощенилась и принесла трех малышей. Она сама теперь была крепкой и здоровой. И только плотно сомкнутые веки так и не открылись, а глазницы запали, провалившись ямками. Роман понял, что кто-то нарочно повредил глаза волчице и поражался людской злобе. Впрочем, Найда прекрасно ориентировалась по дому, полностью полагаясь на свой нюх. Её малыши, круглые и упитанные, были озорными непоседливыми волчатами, особенно белолобый с рыжими подпалинами. Он повсюду сопровождал Романа и не желал слушаться свою мать, постоянно получая от нее то взбучки, то ласки. Романа забавляло такое отношение Найды и Белого, как он привык звать его.

Время шло. Настя и Никита давно вернулись домой и Рома всё чаще заглядывался на молодую соседку, с удивлением думая о том, что замершая после Любы душа откликается на новое чувство. Настя тоже посматривала на Рому, а однажды, сама подошла к нему и вдруг обвила его шею руками:

– Рома… – начала она, но он не дал ей договорить, наклонился и поцеловал девушку.

Слова им были не нужны. А через неделю в дом Романа, куда перебралась с сыном Настя, ввалился здоровенный мужик и сразу же накинулся на неё с обвинениями:

– Ах ты,гулящая! По мужикам прыгаешь, да??? Я кому сказал ждать меня???

– Андрей… – в ужасе Настя отшатнулась. – Уходи! Я говорила тебе, что ты мне не нужен!

Волчица услышав голос заворчала, а потом принюхалась. Никто не заметил, как она встала и ощетинилась. Роману было не до неё, он узнал в громиле Андрея Васильева, местного головореза, который за свои годы уже не раз успел отсидеть в тюрьме. Он давно добивался Насти, но всегда получал отказ. Он же напугал Настиного мужа и тот бросил жену с ребёнком, сбежав от них навсегда. Теперь Андрей освободился после очередной отсидки и явился к Насте, но узнал, что она сошлась с Романом. Рома понял, что этот человек не поймет языка слов и бросился на него с кулаками. Завязалась драка. Андрей был больше Ромы и вскоре тот начал слабеть, но вдруг почувствовал, как ослабла хватка бандита. А уже в следующую секунду, волчица вцепилась зубами в горло Андрея. Он закричал, требуя убрать её.

– Это она, она меня убьёт! Я думал, что она уже сдохла, слепая тварь!

– Это ты ослепил её… – задохнулся от ярости Роман. – Ну теперь ты получишь сполна! Так быстро из тюрьмы тебе не выйти!

Андрей хрипел и Роман приказал волчице отпустить его, но впервые она его не послушалась. С трудом бандит достал нож и всадил его в бок Найды. Волчица сомкнула челюсти. Когда закончились все следственные мероприятия, и полиция увезла тело Андрея, Роман подошёл к волчице. Настя давно уложила её на подстилку и попыталась обработать рану. Но Найда не поднималась, только неглубоко дышала и дрожала всем телом. Волчата вертелись вокруг матери и поскуливали, а всегда озорной белый положил голову на лапы и лежал тихо-тихо, наблюдая как вздрагивает мать. Роман заплакал. Она второй раз спасла ему жизнь, а он ничем не мог ей помочь. Несколько дней и ночей они с Настей не отходили от Найды, но как-то под утро она затихла, словно на прощание лизнув руку своего хозяина. Горю Романа не было предела. Он вышел во двор и до вечера не заходил в дом. Наконец Настя взяла его за руку и завела в комнату, где лежала волчица. Роман взглянул на неё и рассмеялся от счастья: Найда приподнялась на передних лапах и облизывала своих малышей. Роман бросился к ней и стал ласкать свою любимицу, а она привычно тыкалась носом ему прямо в лицо. А осенью к Роману приехала Люба.

– Рома, прости меня. Ты зря продал квартиру. Я ошиблась. Павел обманул меня. Он так и не развёлся. Мы с ним расстались. Давай помиримся, у нас ведь сын…

– У тебя, Люба, свой сын. А у меня свой. – Роман взял на руки вышедшего к ним Никиту, а потом обнял Настю, которая тоже выглянула на голоса и показал на её округлившийся животик. – И будет ещё. А ты ищи себе счастья в другом месте. Он закрыл перед бывшей женой дверь.

Люба немного постояла, потом направилась к станции. Где искать новое счастье она не знала.

Оставьте свой голос

13 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.